<<
>>

Адвокатская деятельность на стадии исполнения приговора

Саяхов Рафаэль Вячеславович - студент магистратуры Российской академии адвокатуры и нотариата

Основной закон нашей страны: Конституция РФ в ст. 48 гарантирует право на квалифицированную юридическую помощь, которая может, в частности, осуществляться с помощью адвоката.

При разрешении вопросов, которые возникают при исполнении приговора, в качестве стороны защиты вправе принимать участие адвокат согласно ч. 4 ст. 399 УПК РФ. Правовым основанием при оказании юридической помощи адвокатом на стадии исполнения приговора является п.п.

9 п. 2 ст. 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"

А.П. Рыжаков говорит о том, что защитник согласно п.9 ч.1 ст. 53 УПК РФ наделяется правом участвовать во всех судебных заседаниях, даже в рамках тех, в рамках которых судья рассматривает вопросы, связанные с исполнением приговора. Эта стадия, как и все другие стадии уголовного производства, должна соответствовать всем принципам уголовного судопроизводства, закрепленных в гл.2 УПК РФ. Т.е. можно сделать предположение, что защитник должен обладать всеми правами, которыми наделен подзащитный в соответствующем судебном заседании.

Защита на данном этапе как уголовно-процессуальная деятельность проявляется через уголовно-процессуальные правоотношения, складывающиеся между субъектами защиты, с одной стороны, и иными субъектами процессуальной деятельности - с другой.

В соответствии со ст. 397 УПК РФ в процессе исполнения приговора суд рассматривает весьма широкий круг вопросов:

1) о возмещении вреда реабилитированному, восстановлении его трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав в соответствии с ч.5 ст.135 и ч.1 ст. 138 УПК РФ;

2) о замене наказания в случае злостного уклонения от его отбывания:

3) об изменении вида исправительного учреждения, назначенного по приговору суда осуждённому к лишению свободы, в соответствии со ст. 78 и ст. 140 УИК РФ;

4) об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания (ст. 79 УК РФ); (4.1) об отмене условно-досрочного освобождения (ст.79 УК РФ));

5) о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК РФ);

6) об освобождении от наказания в связи с болезнью осуждённого (ст. 81 УК РФ);

7) об отмене условного осуждения или о продлении испытательного срока (ст. 74 УК РФ);

8) об отмене либо о дополнении возложенных на осуждённого

обязанностей ( ст.73 УК РФ);

8.1) об отмене частично либо о дополнении установленных осуждённому к наказанию в виде ограничения свободы ограничений (ст. 53 УК РФ);

9) об освобождении от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора (ст.83 УК РФ);

10) об исполнении приговора при наличии других неисполненных приговоров, если это не решено в последнем по времени приговоре (ст. 70 УК РФ);

11) о зачёте времени содержания под стражей, а также времени пребывания в лечебном учреждении (ст. 72, 103 и 104 УК РФ);

12) о продлении, об изменении или о прекращении применения принудительных мер медицинского характера (ст. 102 и 104 УК РФ);

13) об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, (ст. 10 УК РФ);

14) о снижении размера удержания из заработной платы осуждённого к исправительным работам (ст. 44 УИК РФ) в случае ухудшения его материального положения;

15) о разъяснении сомнений и неясностей, возникающих при исполнении приговора;

16) об освобождении от наказания несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия ( ч.2 ст.

92 УК РФ);

17) об отмене отсрочки отбывания наказания осужденным беременной женщине, женщине, имеющей ребенка в возрасте до четырнадцати лет, мужчине, имеющему ребенка в возрасте до четырнадцати лет и являющемуся единственным родителем (ст. 82 УК РФ);

17.1) о сокращении срока отсрочки отбывания наказания осужденным беременной женщине, женщине, имеющей ребенка в возрасте до четырнадцати лет, мужчине, имеющему ребенка в возрасте до четырнадцати лет и являющемуся единственным родителем, с освобождением осужденного от отбывания наказания или оставшейся части наказания со снятием судимости (ст. 82 УК РФ);

17.2) об отмене отсрочки отбывания наказания осужденному (ст. 82.1УК РФ);

18) о заключении под стражу осужденного, скрывшегося в целях уклонения от отбывания наказания в виде штрафа, обязательных работ, исправительных работ или ограничения свободы, либо осужденного к принудительным работам, уклонившегося от получения предписания, предусмотренного ч. 2 ст. 60.2 УИК РФ, или не прибывшего к месту отбывания наказания в установленный в предписании срок, до рассмотрения вопроса, указанного вп. 2или2.1настоящей статьи, но не более чем на 30 суток;

18.1) о заключении под стражу осужденного к лишению свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, уклонившегося от получения предписания, предусмотренного ч.1 ст. 75.1 УИК РФ или не прибывшего к месту отбывания наказания в установленный в предписании срок, но не более чем на 30 суток, а также о направлении его в колонию-поселение под конвоем в порядке,

установленном ст. 75 и 76 УИК РФ, либо о рассмотрении вопроса, указанного в п.3настоящей статьи;

19) о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания либо об освобождении от наказания в виде ограничения по военной службе военнослужащего, уволенного с военной службы, в порядке, установленном ст. 148 УИК РФ;

20) о передаче гражданина иностранного государства, осужденного к лишению свободы судом Российской Федерации, для отбывания наказания в государство, гражданином которого осужденный является;

21) о признании, порядке и об условиях исполнения приговора суда иностранного государства, которым осужден гражданин Российской Федерации, передаваемый в Российскую Федерацию для отбывания наказания.

Весь этот перечень вопросов дает возможность предположить, что он охватывает самые различные обстоятельства, возникающие при исполнении приговоров судами. Однако некоторые из них (например применение принудительных мер медицинского характера или связанных с исполнением приговора в отношении несовершеннолетних) в силу прямого указания закона возможно рассматривать лишь при участии защитника.

Защита на стадии исполнения приговора является деятельностью, которая обеспечивает права и законные интересы участников уголовного судопроизводства, но, однако, она имеет определенную специфику, которая выражается: во-первых, в том, что на этой стадии уже нет обвинения как такового, но существует его последствие - исполняемый приговор. По мнению осужденного он может быть необоснованным, являясь результатом необоснованного обвинения. Второе, на что можно обратить внимание, это на то, что, может существовать позиция субъектов судопроизводства, которые участвуют на этой стадии, к примеру, администрации исправительного учреждения, которую они излагают в ходатайствах и представлениях, касающихся действий и поведения осужденного, позиция, которую данные субъекты будут отстаивать при разрешении вопросов, которые касаются исполнения приговора.

Эта позиция может влиять на характер решения, выносимого судами, которое затрагивает положение осужденного, его права и интересы. В следствие этого положение осужденного моет ухудшаться, могут быть нарушены его права. Этому как раз и будет противостоять защитник, защищая права осужденного.

Поскольку целью защиты является отстаивание прав и законных интересов осужденного, то в стадии исполнения приговора ее деятельность сводится к восстановлению нарушенных прав осужденного.

По всем вопросам, которые возникают на стадии исполнения приговора, знание должно быть истинным. Этому способствует целеустремленная защитительная деятельность осужденного и иных субъектов его защиты, которая направлена на обеспечение его прав и законных интересов. Роль защиты в осуществлении задач на стадии исполнения приговора выражается в том, что она, прежде всего, является методом реализации прав и интересов осуждённого. Тем самым она объективно содействует выполнению общих задач уголовного

судопроизводства, хотя защита не ставит перед собой непосредственной цели осуществления задач уголовного судопроизводства.

Б.Т. Безлепкин рассматривает адвоката в качестве представителя интересов доверителя. Функция защиты, по его мнению, здесь уже не осуществляется, поскольку не осуществляется и функция обвинения .

Рассматривая действие принципа, закреплённого в статье 16 УПК РФ, которое обеспечивает подозреваемому и обвиняемому права на защиту, А.В. Исаков высказал мнение, что «уровень реализации этого принципа уголовного процесса в каждой стадии разный. Это, можно предположить, обусловлено задачами, которые решают на соответствующей стадии того или иного уровня уголовного процесса.

На стадии исполнения приговора правовые условия института права обвиняемого на защиту отличаются своеобразием. Это связано с содержанием и вытекающими из него особенностями данной стадии уголовного судопроизводства: прерывистостью стадии исполнения приговора, которая складывается из самостоятельных, разорванных во времени процессуальных вопросов, а также возможности возобновления уголовно-процессуальной деятельности и по исполнению приговора по мере возникновения необходимости в ней после обращения этого приговора к исполнению; разновидностью круга вопросов, которые разрешаются по делу; ограниченностью в наборе средств и способов защиты, отсутствием необходимых процессуальных гарантий реализации права участников процесса на защиту и другими.

Можно говорить о том, что во время уголовного преследования подозреваемый и обвиняемый могут осуществлять право на защиту с помощью защитника, то на момент вступления обвинительного приговора в законную силу ст. 399 УПК РФ вправе осуществлять его уже с помощью адвоката. Использование термина «адвокат» в ст. 399 УПК РФ целесообразно использовать в силу того, что, уже разрешён главный вопрос: о виновности лица, а само обвинение подтверждено доказательствами, а значит, что отсутствует уголовное преследование. Второе, на что можно обратить внимание, что, вопросы, которые связанны с исполнением приговора, судья решает единолично в судебном заседании, поэтому, можно сделать вывод, что введение в текст указанной статьи термина «защитник» привело бы к неоднозначному толкованию и сложности в определении круга лиц, с помощью которых осуждённый мог осуществлять свои права. Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что только адвокат может быть допущен к участию в деле вне зависимости от того, каким судом был постановлен приговор. Так, при производстве по уголовным делам, которые подсудны мировому судье, в качестве защитника может быть допущено любое лицо по ходатайству подсудимого. Но при разрешении других вопросов, связанных с исполнением приговора (например, о замене наказания в случае злостного уклонения от его отбывания (п. 2 ст. 397 УПК РФ), которые рассматриваются судом, постановившим приговор (ч. 1 ст. 396 УПК РФ), законодатель допускает осуществление осуждённым своих прав только с помощью адвоката, даже если

речь идет о решении вопроса об отсрочке исполнения приговора, о котором на основании ч. 3 ст. 398 УПК РФ правомочен ходатайствовать защитник осуждённого и в силу п. 9 ч. 1 ст. 53 УПК РФ участвовать в его рассмотрении.

Адвокат при разрешении вопросов, которые связанны с исполнением приговора, по своей природе является защитником. Но отсутствие в УПК РФ термина «защитник» при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, вовсе не означает невозможность рассматривать адвоката осуждённого в этом качестве .

Делая вывод из всего вышеизложенного, можно утверждать, что адвокат (защитник) в стадии исполнения приговора занимает самостоятельное процессуальное положение, обладает самостоятельными процессуальными полномочиями. Действуя одновременно и наряду с ним, он в то же время не связан полностью волей своего подзащитного и свободен в определении защитительной позиции по делу и в выборе тех средств и методов, которые считает нужными употреблять.

Литература

1. Корниенко В. Право осуждённого на защиту при рассмотрении судом вопросов, связанных с исполнением приговора// Уголовный процесс. 2006. № 3.

2. Исаков А.В. Некоторые аспекты права осуждённого и оправданного на защиту в стадиях пересмотра судебного приговора в отечественном уголовном процессе // Механизм реализации норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: проблемы и пути их решения: межвуз. сб-к. Ижевск, 2004.

3. Арабули Д.Т. Теоретические и практические основы регулирования процессуального положения и деятельности адвоката - нового участника уголовного судопроизводства. СПб., 2006.

<< | >>
Источник: Адвокатура в системе институтов гражданского общества России российского законодательства: Сборник материалов Международной научно-практической конференции. Москва 24 января 2019 г. /коллектив авторов. - М.: Издательство РААН,2019. - 107 с.. 2019

Еще по теме Адвокатская деятельность на стадии исполнения приговора:

  1. РЫНОК В АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  2. 2. Виды адвокатской деятельности
  3. Специфика адвокатской деятельности, направленной на защиту детей от интернет-посягательств
  4. Использование специальных знаний специалистов в адвокатской деятельности в арбитражном процессе по таможенной тематике
  5. Тема 2.6 Производство по делам, связанным с исполнением судебных актов арбитражных судов
  6. §2. Адвокатская этика. Общие понятия и принципы
  7. ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ АДВОКАТСКОЙ ТАЙНОЙ - СПОСОБЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ
  8. АДВОКАТСКАЯ ТАЙНА
  9. ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ АДВОКАТСКОЙ РЕКЛАМЫ
  10. ОСНОВНЫЕ НАРУШЕНИЯ АДВОКАТСКИХ ПРАВ И МЕТОДЫ ИХ ПРЕСЕЧЕНИЯ
  11. К ВОПРОСУ ОБ АДВОКАТСКОЙ МОНОПОЛИИ
  12. АДВОКАТСКАЯ ТАЙНА - СПОРНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ В СОВРЕМЕННОЙ АДВОКАТУРЕ