<<
>>

ИНФОРМАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДВОКАТА[CDVII]

Бардин Л. Н., член Совета Адвокатской палаты г. Москвы, доцент кафедры судебной власти факультета права Национального исследователь­ского университета—Высшая школа экономики, кандидат юриди­ческих наук, доцент

При оказании адвокатом квалифицированной юридиче­ской помощи исключительно важное значение имеют инфор­мационные аспекты деятельности адвоката, включая знание нормативных актов, регулирующих получение, сохранение и использование информации, и их правильное применение.

Прежде всего при использовании информации следует иметь в виду и неукоснительно соблюдать требования Кон­ституции Российской Федерации: «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый име­ет право на тайну переписки, телефонных переговоров, по­чтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения» (ст. 23); «Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допу­скаются. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и мате­риалами, непосредственно затрагивающими его права и сво­боды, если иное не предусмотрено законом» (ст. 24); «Ка­ждому гарантируется свобода мысли и слова. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом» (ст. 29).

Не менее важным является знание и умелое применение адвокатом норм Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». В целом ряде статей Федераль­ного закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» от

31 мая 2002 года № 63-ФЗ затрагиваются информационные вопросы. Так, в соответствии со ст. 6. вышеуказанного Фе­дерального закона адвокат вправе собирать сведения, необ­ходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного са­моуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвока­ту запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката. К сожалению, такое информационное полномочие адвоката зачастую оказывается никого ни к чему не обязыва­ющей декларацией. Одной из причин такой декларативности является тот факт, что законодательством не предусмотрена какая-либо ответственность за отказ в ответе на адвокатский запрос. Нередко адресаты адвокатских запросов требуют от адвокатов изменить текст запроса, поскольку он якобы не отвечает неизвестно кем установленной форме. Еще осенью 2014 года был разработан и направлен в Государственную Думу проект Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения права адвоката на сбор сведений, не­обходимых для оказания квалифицированной юридической помощи».

В определенной мере нормы этого законопроекта могли бы содействовать обеспечению права адвоката на ад­вокатский запрос. Но, к сожалению, обсуждение этого зако­нопроекта идет не так активно, как хотелось бы, он содержит целый ряд серьезных недочетов, и хотя бы приблизительно представить, когда соответствующий закон будет принят, до­вольно затруднительно.

Законом об адвокатской деятельности, а также Кодексом профессиональной этики адвоката обязанность хранить адво­катскую тайну возложена не только на адвокатов, но и на их помощников и стажеров (ст. 27 и 28 Закона, п. 10 ст. 6 КПЭ). Но если гарантии, обеспечивающие сохранение адвокатом сведений, составляющих адвокатскую тайну, предусмотрены законом (ст. 18), то обязанность помощников адвоката и ста­жеров хранить адвокатскую тайну, никак законодательно не обеспечена их правом на защиту от попыток кого бы то ни 292

было эту тайну раскрыть без согласия адвокатов и их довери­телей. Эта проблема требует безотлагательного решения путем включения соответствующих изменений и дополнений в зако­нодательство об адвокатской деятельности.

При исполнении поручения адвокат исходит из презум­пции достоверности документов и информации, представлен­ных доверителем, и не проводит их дополнительной провер­ки (п. 7 ст. 10 КПЭ). На практике нередко бывают случаи, когда адвокат, руководствуясь вышеуказанной презумпцией и не проверив представленные доверителем документы и ин­формацию, безуспешно пытается защитить права, свободы и интересы доверителя и обеспечить его доступ к правосу­дию. А доверитель во всех последствиях использования ад­вокатом недостоверных документов и информации обвиняет исключительно адвоката. При этом доверитель никогда не признается в сознательном введении в заблуждение адвока­та. Вместо этого доверитель будет утверждать, что адвокат его неправильно проконсультировал и не разъяснил последствия использования недостоверных документов и информации. По существу, предусмотренная ст. 10 КПЭ презумпция достовер­ности является формальным способом защиты от возможных претензий доверителей. При этом право адвоката на презум­пцию достоверности вступает в противоречие с его обязан­ностью честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами. Для устранения такого противоречия необходимо п. 7 ст. 10 из Кодекса профессиональной этики адвоката исключить.

Статья 14 КПЭ содержит в целом правильную норму о том, что «при невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном засе­дании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их про­ведения, адвокат должен при возможности заблаговременно уведомить об этом суд или следователя, а также сообщить об этом другим адвокатам, участвующим в процессе, и со­гласовать с ними время совершения процессуальных дейст­вий». Вместе с тем словосочетание «должен при возможности заблаговременно» позволяет недобросовестным адвокатам от вышеуказанной обязанности уклоняться. Декларативность

ст. 14 КПЭ в действующей редакции негативно сказывается на репутации как конкретных адвокатов, так и адвокатуры в целом. Предлагается из вышеуказанной статьи КПЭ слово­сочетание «по возможности» исключить.

В соответствии со ст. 17 Кодекса профессиональной эти­ки адвоката информация об адвокате и адвокатском образо­вании допустима, если она не содержит: оценочных харак­теристик адвоката; отзывов других лиц о работе адвоката; сравнений с другими адвокатами и критики других адвока­тов; заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызы­вать у них безосновательные надежды. Кроме того, п. 2 этой статьи предусмотрено, что если адвокату (адвокатскому обра­зованию) стало известно о распространении без его ведома информации о его деятельности, которая не отвечает настоя­щим требованиям, он обязан сообщить об этом Совету.

К сожалению, вышеуказанная статья КПЭ пока остается никого ни к чему не обязывающей декларацией. Во-первых, потому, что в СМИ нередко можно увидеть информацию, прямо нарушающую требования ст. 17 КПЭ, и, во-вторых, адвокаты, размещающие такую «информацию», никакой от­ветственности за такое нарушение не несут. Обнаружение факта такой недопустимой рекламы должно являться осно­ванием для возбуждения дисциплинарного производства и привлечения виновных к ответственности, включая ис­пользование таких нередко применяемых в других странах мер дисциплинарной ответственности, как приостановление на определенный срок обязанностей адвоката с испытатель­ным сроком на несколько лет, а также обязательную сдачу квалификационной комиссии экзамена по профессиональной ответственности.

Одним из подтверждений неукоснительного соблюдения адвокатом обязанности честно, разумно и добросовестно от­стаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, является адвокатское производство (условно называемое «Адвокатское досье»), ведение которого предусмотрено Методическими ре­комендациями по ведению адвокатского производства, утвер­жденными Советом ФПА от 21 июня 2010 года (Протокол № 5). Добросовестное ведение адвокатского досье в строгом 294

соответствии с вышеуказанными Методическими рекомен­дациями позволит адвокату защититься от необоснованных претензий доверителя.

Не меньшую осмотрительность должен проявлять адвокат при взаимодействии со средствами массовой информации. Игнорирование соответствующих Рекомендаций, утвержден­ных Советом ФПА от 21 июня 2010 года (Протокол № 5), может повлечь за собой привлечение адвоката к ответствен­ности вплоть до лишения статуса.

При разработке и внесении изменений дополнений в зако­нодательство об адвокатской деятельности, в Кодекс профес­сиональной этики адвоката, а также при выработке Федераль­ной палатой адвокатов и адвокатскими палатами субъектов Российской Федерации правил, разъяснений и рекомендаций по вопросам, касающимся информационных аспектов в де­ятельности адвоката, необходимо использовать уже сущест­вующие документы различных международных организаций. Так, на Конгрессе Организации Объединенных Наций, со­стоявшемся в Гаване в 1990 году, был принят документ под названием Основные принципы, касающиеся роли юристов. В соответствии с п. 21 вышеуказанных Основных принципов компетентные органы обязаны обеспечивать юристам доста­точно заблаговременный доступ к надлежащей информации, досье и документам, находящимся в их распоряжении или под их контролем, с тем чтобы юристы имели возможность оказывать эффективную юридическую помощь своим клиен­там. Такой доступ должен обеспечиваться, как только в этом появляется необходимость. Аналогичные требования содер­жатся в ОСНОВНЫХ ПОЛОЖЕНИЯХ О РОЛИ АДВОКА­ТОВ (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупрежде­нию преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке).

Не меньший интерес представляют нормы ОБЩЕГО КО­ДЕКСА ПРАВИЛ ДЛЯ АДВОКАТОВ СТРАН ЕВРОПЕЙ­СКОГО СООБЩЕСТВА. В частности, в соответствии с п. 2.3.1 этого Кодекса «Особенность профессии адвоката заключается в том, что он получает от клиента сведения, которые тот не станет сообщать какому-либо другому лицу, а также другую информацию, которую ему следует сохранять в тайне. Доверие к адвокату может возникать лишь при условии обязательного соблюдения им принципа конфиденциальности. Таким обра­
зом, конфиденциальность является первостепенным и фунда­ментальным правом и обязанностью адвоката»; «Адвокат обя­зан требовать соблюдения конфиденциальности от помощни­ков и от любых других лиц, принимающих участие в оказании услуг клиенту» (п. 2.3.4); «Адвокат не должен заниматься само­рекламой или стремиться к широкой известности, если это признается недопустимым. В других случаях адвокат может заниматься саморекламой или стремиться к широкой извест­ности лишь в пределах того, насколько это признано допусти­мым в правилах, которыми он руководствуется» (п. 2.6.1); «За­нятие саморекламой считается допустимым, в случае если ад­вокат, допустивший подобные действия с целью привлечения потенциальных клиентов, способен доказать, что вышеуказан­ные действия были допущены им в местах, где они признаны допустимыми» (п. 2.6.2); «Адвокат ни в коем случае не должен сообщать суду заведомо недостоверные или ложные сведения» (п. 4.4).

<< | >>
Источник: Адвокатура сегодня: традиции и новации: Сборник статей конкурса, посвященного 150-летию российской адвокатуры.—М.:Федеральная па­лата адвокатов РФ,2015.—400 с.. 2015
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме ИНФОРМАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДВОКАТА[CDVII]:

  1. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ «ИНОСТРАННЫХ АДВОКАТОВ» В РОССИИ И ВЕЛИКОБРИТАНИИ
  2. К ВОПРОСУ О МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДВОКАТА
  3. ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ФОРМЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДВОКАТОВ
  4. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ АДВОКАТОМ В ПРОЦЕССЕ ДОКАЗЫВАНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО­РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  5. Защита прав адвокатами в механизме правоохранительной деятельности при заключении брака
  6. Деятельность адвоката и судебное усмотрение при рассмотрении гражданских дел, возникающих из брачно-семейных отношений
  7. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ И ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ
  8. 4. Економічні аспекти Угоди
  9. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ АДВОКАТУРЫ В АСПЕКТЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОГРАММЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «ЮСТИЦИЯ»
  10. ПРАВО ЗАЩИЩАТЬ (НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ДОПУСКА ЖЕНЩИН К АДВОКАТСКОЙ ПРОФЕССИИ)
  11. Глава 1. Анализ криминальных проявлений в сфере обращения ценных бумаг в историческом аспекте
  12. РЫНОК В АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  13. Правовые основы организации и деятельности адвокатуры,
  14. МОНОПОЛИЯ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  15. Адвокатская деятельность на стадии исполнения приговора
  16. 2. Виды адвокатской деятельности
  17. 5. Административные правонарушения в области предпринимательской деятельности.
  18. Использование специальных знаний специалистов в адвокатской деятельности в арбитражном процессе по таможенной тематике
  19. 10. 7. Негласная деятельность государственной администрации