<<
>>

МОНОПОЛИЯ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Сиваева И. П.,

Московский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)

20 ноября 1864 г. — знаменательная дата в истории адво­катуры. Судебными уставами, принятыми в этот день, со­здавался институт адвокатуры для обеспечения обвиняемых профессиональной защитой, которая является основным ин­струментом в юриспруденции.

Согласно ст. 354 Учреждений Судебных установлений к работе в присяжной адвокатуре допускались лица, достиг­шие 25-летнего возраста, имеющие русское подданство, выс­шее юридическое образование и опыт практической деятель­ности.

В данной статье хотелось бы поговорить об адвокатской монополии, имея в виду исключительное право оказания квалифицированной помощи в суде, а поскольку полной мо­нополии добиться невозможно, то именно — о монополии су­дебной деятельности.

Причинами, служащими отсутствию полной монополии, являются следующие факторы:

Во-первых, институт представительства разрешает деятель­ность представителя в гражданском и арбитражном процессе, осуществляемую от имени представляемого.

Во-вторых, решение Конституционного Суда Постанов­лением от 10.07.2004, который признал неконституционным норму АПК, устанавливающую, что представителями органи­заций в арбитражном процессе могут быть только адвокаты и штатные работники этих организаций.

По этому поводу Г. К. Шаров высказался следующим образом:

«КС и законодатель отменили ограничения на доступ к су­дебной трибуне, чем подтвердили сомнительное “достижение” судебной реформы, в результате чего в России для допуска к юридической практике не надо получать статус адвоката или какую-либо лицензию, а юридическую помощь и даже пред­

ставительство в суде вправе осуществлять любые лица, вне за­висимости от образования, моральных и деловых качеств»[244].

В последнее десятилетие мировое сообщество обратило внимание на необходимость проведения реформы в данной области, потому что в стране сложилась такая ситуация, при которой предоставление юридических услуг могут оказывать как адвокаты, так и другие специалисты.

Говоря о субъектах юридической помощи, встает вопрос — кто к ним относится. Так, в п. 4 ст. 46 Уголовно-процессу­ального Кодекса говорится, что подозреваемый вправе поль­зоваться помощью защитника, п. 1 ст. 49 данного Кодекса дает понятие защитника: «защитник —это лицо, осуществля­ющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу». В уголовном порядке более или менее ситуация проясняется.

Обратимся к Гражданскому процессуальному кодексу Рос­сийской Федерации, глава 5 которого посвящена представи­тельству в суде, 49 статья данного Закона гласит, что пред­ставителями могут быть дееспособные лица, имеющие надле­жащим образом оформленные полномочия на ведение дела, за исключением лиц, указанных в ст. 51.

Что касается представительства в арбитражном процессе, то Арбитражный процессуальный кодекс РФ в статье 59 пред­усматривает положение, согласно которому дела организаций ведут в арбитражном суде их органы, а представителями ор­ганов могут выступать в арбитражном суде адвокаты и ИНЫЕ ОКАЗЫВАЮЩИЕ ЮРИДИЧЕСКУЮ ПОМОЩЬ ЛИЦА. Оказание же юридической помощи иными лицами (это ор­ганизации и граждане) вообще не регулируется, никаких ус­ловий для их участия в оказании такой юридической помощи (услуг) в российском законодательстве не сформулировано.

В отличие от УПК РФ (ч. 4 ст. 49) в АПК РФ говорит­ся о том, что адвокат допускается к участию в арбитражном процессе в качестве представителя по предъявлению ордера, в то время как в уголовном — на основании удостоверения адвоката, а полномочия других представителей должны быть

выражены в доверенности, оформленной и выданной в со­ответствии со ст. 185—189 ГК РФ, из содержания которых следует, что представитель вправе совершать большинство процессуальных действий, кроме тех, которые специально должны быть оговорены в доверенности — требования, кото­рые предусмотрены ст. 62 АПК для адвокатов.

И что же, получается так, что кроме уголовного судопро­изводства не осталось ни одной области права, где юридиче­скую помощь может оказывать только адвокат?

Соглашаясь с мнением члена Совета Федеральной палаты адвокатов России, Г. К. Шарова, оказывать юридическую по­мощь вправе кто угодно — «В России существует разделение на адвокатов и просто юристов. И, похоже, адвокаты, про­шедшие сложный квалифицированный экзамен и принесшие присягу, работают в более стесненных условиях, чем юристы, которые этот отбор не проходили»1, следует отметить необхо­димость решения назревшей проблемы.

Необходимо осознать, что такая ситуация является следст­вием недостатка внимания государства к предложениям, ини­циаторами которых являются члены ФПА и нельзя не обратить внимание на посягательства на адвокатуру. Так, основываясь на данных, предложенных Г. К. Шаровым в статье «Россий­ская адвокатура на рынке юридических услуг»2, приведу в при­мер таблицу. Из таблицы видно, сколько законопроектов было внесено в ГД, ограничивающих права адвокатов.

Год Инициаторы Законопроект Результат
2003 Депутаты ГД И. Ю. Артемьев, С. В. Иваненко О дополнении ст. 31 ФЗ «Об адвокатской дея­тельности и адвокатуре в РФ», обязывающей ад­вокатские палаты органи­зовать незамедлительное оказание юридической

помощи подозреваемым и обвиняемых при их за­держании.

Отклонен в 2004 г.

1 Шаров Г. К. Статьи прошлых лет: сборник. М.: ИД «Юстиция», 2011. С. 677.

2 Вестник ФПА РФ. 2006. № 4. С. 44—57.

2005 Депутаты ГД И. Ю. Артемьев, С. В. Иваненко О дополнении ст. 6 ФЗ «Об адвокатской дея­тельности...» перечнем из 20 случаев (на трех страни­цах), когда адвокату необ­ходимо подтверждать свои полномочия ордерами. Отклонен в 2005 г.
2004 Депутат ГД А. Н. Волков Об исключении ч. 3 из ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности. », которая запрещает без судебного решения проводить опе­ративно-розыскные меро­приятия и следственные действия в отношении адвоката и использовать в качестве доказательств обвинения сведения,

предметы и документы, входящие в производство адвоката по делам его до­верителей.

Отозван ав­тором.
2004 Законодательное собрание Еврейской автономной области Об изменении 20 статей ФЗ «Об адвокатской де­ятельности. » с целью «установления госконтро­ля за . адвокатами». Отклонен Ду­мой в 2005 г.
2005 Депутат ГД

В.

И. Черепков
Об изменении ст. 49 УПК, предусматрива­

ющей допуск в качестве защитников по уголов­ным делам любых лиц, выбранных обвиняемыми, а не только адвокатов.

Отклонен Ду­мой в 2006 г.
2006 Депутаты ГД

B. И. Алкснис,

C. Н. Бабурин, И. К. Викто­ров, С. А. Глотов, А. Н. Грешневиков, И. В. Савельева,

А. В. Фоменко

О присвоении статуса ад­воката без экзамена ли­цам с учеными степеня­ми по юридической спе­циальности. Отозван авторами в 2006 г.
2006 Депутаты Гребен­ников, Митрофанов и др. Об ограничении адво­катского самоуправления и независимости. Принят в первом чтении.

Следует отметить, что почти до конца 80-х годов адвокаты были единственными, кто оказывал профессиональную юри­дическую помощь гражданам и организациям.

Ряд назревших проблем требует немедленного их реше­ния. Более четко данные вопросы конкретизированы в пред­ложениях рабочей группы ФПА относительно Концепции ре­гулирования рынка профессиональной юридической помощи, предусмотренной Государственной программой «Юстиция», а именно они выделяют следующие цели решения двуединой задачи:

закрепление исключительного права адвокатов на судеб­ное представительство и иные формы оказания квалифици­рованной юридической помощи;

объединение российских правовых консультантов на базе адвокатуры.

Также соглашусь с мнением, выраженным в выпуске № 16 Вестника адвокатской палаты Новгородской области от 2008 года, где говорится о том, что преодоление такой не­удовлетворительной ситуации, (а именно речь идет о субъ­ектах оказания квалифицированной юридической помощи) возможно путем приведения законодательного регулирования в соответствие с Конституцией РФ и международными стан­дартами.

Так, ч. 1 ст. 48 Конституции РФ предусматривает право каждого лица именно на квалифицированную юридическую помощь.

Международные акты, содержащие общепризнанные принципы и стандарты, также предполагают именно квали­фицированный характер юридической помощи. В «Основных принципах, касающихся роли юристов» (приняты восьмым Конгрессом ООН в 1990 г.) специально указывается, что пра­вительства должны обеспечивать надлежащую квалификацию и подготовку юристов, и знание ими профессиональных иде­алов и моральных обязанностей, а также прав человека и ос­новных свобод, признанных национальным и международ­ным правом. О квалифицированном характере юридической помощи говорится также в Международном пакте о граждан­ских и политических правах 1966 г.

И если мы обратимся к истории адвокатуры, то убедимся, что она дает показательные уроки выдвижения адвокатов на самые ответственные должности в государстве.

Исходя из всего вышеизложенного, следует сделать следу­ющий вывод.

Ряд вопросов, вставших на пути адвокатуры и касающих­ся монополии судебной деятельности, требует немедленного их решения и обязательно законодательным путем, для чего предлагается в первую очередь обеспечить:

единый стандарт профессии для осуществления судебной деятельности только адвокатами;

соблюдение профессионального кодекса этики;

введение дополнительной проверки знаний, так как лицо может не иметь образования не только высшего или юриди­ческого, а вообще никакого, особенно обратить внимание на качество знаний, обеспеченных коммерческими вузами. Не­обходимо отметить, что в СССР согласно ст. 5 Закона СССР об адвокатуре, наличие высшего юридического образования было обязательным условием, не допускавшим исключений;

участие в судах только юристов, в частности адвокатов;

проверку качества деятельности юриста, тем более, пред­ставителей, не являющихся членами сообщества, так как следствием некомпетентности всегда является причинение вреда интересам и правам граждан и организаций, а так­же государству. Судебные органы уже неоднократно выра­жали озабоченность тем, что судьям приходится иметь дело с неквалифицированным представительством при рассмотре­нии ими дел.

Таким образом, Закон об адвокатуре, принятый в 2002 году, закрепил основные права и обязанности адвока­та, гарантии осуществления им адвокатской деятельности, обеспечив правовую основу для существования адвокатуры, но он полностью не решил назревшую проблему — возмож­ность оказывать юридическую помощь просто юристам, име­ющим статус индивидуального предпринимателя, который получить проще, чем статус адвоката.

<< | >>
Источник: Адвокатура сегодня: традиции и новации: Сборник статей конкурса, посвященного 150-летию российской адвокатуры.—М.:Федеральная па­лата адвокатов РФ,2015.—400 с.. 2015

Еще по теме МОНОПОЛИЯ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ:

  1. Деятельность адвоката и судебное усмотрение при рассмотрении гражданских дел, возникающих из брачно-семейных отношений
  2. К ВОПРОСУ ОБ АДВОКАТСКОЙ МОНОПОЛИИ
  3. Тема 1.6. Судебные расходы. Судебные штрафы
  4. АДВОКАТСКАЯ МОНОПОЛИЯ: МИРОВОЙ ОПЫТ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ В РОССИИ
  5. АДВОКАТСКАЯ МОНОПОЛИЯ НА ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В СУДЕ
  6. АДВОКАТСКАЯ МОНОПОЛИЯ КАК ГАРАНТИЯ УСПЕШНОЙ РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА НА ПОЛУЧЕНИЕ КВАЛИФИЦИРОВАННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ
  7. Судебное представительство
  8. Судебные расходы
  9. Судебные штрафы
  10. §1. Понятие и значение судебной речи адвоката
  11. Судебные издержки
  12. §4. Участие адвоката в осуществлении судебно-контрольного производства
  13. Тема 2.1 Предъявление иска в арбитражном процессе. Подготовка дела к судебному разбирательству