<<
>>

ПРАВО ЗАЩИЩАТЬ (НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ДОПУСКА ЖЕНЩИН К АДВОКАТСКОЙ ПРОФЕССИИ)

Титова Е. А.,

Воронежский государственный университет

В 2014 году российская адвокатура отмечает большой юбилей—150 лет со дня своего рождения.

У нее интереснейшая история, богатая на события, ра­достные и не очень. И эта история немыслима без главных ее героев — присяжных поверенных, адвокатов.

Плевако, Урусов, Андреевский, Александров, Арсеньев, Карабчевский, Стасов, Спасович... Корифеи русской адво­катуры, великие судебные ораторы, талантливые защитники. Профессионализм, преданность делу всей жизни, отважность, принципиальность.

Без сомнения, у них есть чему поучиться не только начинающему адвокату. Но среди этих знаменитых имен нет ни одного (!) женского. За что же женщин лиши­ли возможности занять почетное место в плеяде выдающихся адвокатов, олицетворяющих золотой век российской адвока­туры?!

Цель работы — исследование роли женщин в адвокатской профессии.

Задачи работы:

■ исследовать условия приобретения статуса адвоката женщиной;

■ выявить роль женщин в адвокатуре.

Объект исследования — исторические и современные ас­пекты допуска женщин к адвокатской профессии.

Появлению женщин в российской адвокатуре предшест­вовали многочисленные дебаты.

Вплоть до принятия Закона 11 ноября 1911 года, который позволил женщинам получать высшее юридическое образова­ние, они не допускались в вузы для изучения юридических дис­циплин. Но после принятия данного Закона остался нерешен­ным вопрос о применении полученных знаний на практике.

Изначально в рамках комиссии министра юстиции Н. В. Муравьева по пересмотру Судебных уставов (1894— 1899 гг.) обсуждался вопрос о праве ходатайства женщин по 17

чужим делам. Суть вопроса заключалась в предоставлении женщинам права выступать в качестве частных поверенных и частных ходатаев, при этом без требования образовательного ценза к последним. А. Ф. Кони выступил против предоставле­ния такого права, аргументировав свою позицию следующим образом. «...В настоящее время женщина, не будучи допускаема в высшие учебные заведения для изучения юридических наук, . не имеет даже возможности приобрести необходимые знания и опытность для получения звания частного поверенного. Вот почему и мы были против допущения женщин в частные по­веренные. Мы боялись, и лично я в особенности, мы боялись допущения в число частных поверенных юридически необра­зованных, практически неподготовленных и неразвитых жен­щин. Боялись этого именно потому, что желали, чтобы в буду­щем женщина приобрела достойное положение в адвокатуре. Мы высказались против допущения женщин в частные ходатаи, потому что мы хотели, чтобы женщины достойно и по разумному призванию, чуждому предубеждения, вошли в число присяжных поверенных, и не под флагом невежества»[IV].

После законодательного разрешения женщинам «держать экзамены при университетах» по юридическим дисциплинам, за предоставление им возможности реализовать свои знания на практике выступили такие видные юристы, как В. Д. Спа- сович, А. Ф. Кони и первая женщина-адвокат по уголовным делам Е. А. Флейшиц.

У противников данной точки зрения был, на их взгляд, железный аргумент — неотмененная ст. 406 Учреждений су­дебных установлений, воспрещающая женщинам заниматься адвокатурой. И множество других, даже не причин, а пово­дов —это и особые свойства женской природы, и стремление уберечь ее психику от потрясений в связи с особенностями судопроизводства по некоторым категориям уголовных дел, и то, что женщина может оказывать незримое влияние на судей и присяжных, очаровывать и соблазнять их, и даже то, что профессия адвоката несовместима с основным, по рас­пространенному мнению, предназначением женщины —веде­нием домашнего хозяйства и воспитанием детей.

Все традиционные доводы о женской нервности и впечат­лительности, о предначертании природой каждому полу его назначения и даже о том, что женщине «предназначено за­ниматься лучшими и более благородными делами» пришлось выслушать и отразить тем женщинам, которые первыми до­бились права на адвокатскую деятельность1.

Доводы сторонников принятия закона, который позволял бы женщинам заниматься адвокатской профессией, были не менее убедительны. В основном ссылались на качества ха­рактера, которые есть у женщин и без которых не обойтись адвокату — настоящему профессионалу своего дела: добросо­вестность, настойчивость, чуткость, сильное стремление к не­зависимости. Кому как ни женщине, обладающей природной интуицией и материнским состраданием, осуществлять защи­ту? Торжество совести и глубоких правовых начал, живой ум и стремление к бескомпромиссной борьбе за справедливость и идеал — всеми этими качествами в полной мере обладает женщина для того, чтобы реализовать себя в профессии ад­воката.

Только в 1917 году декретом Временного правительства, которое возглавлял адвокат А. Ф. Керенский, женщины были допущены в адвокатуру и не уходят из нее до сих пор. Не­смотря на разнообразные сопротивления, они смогли занять достойное место в профессии.

Стоит напомнить о первой в истории России женщине-ад­вокате —Екатерине Абрамовне Флейшиц (1888—1968 гг.). Она получила юридическое образование в Парижском университе­те в 1907 году. Двумя годами позже, в 1909, экстерном сдала экзамены за курс юридического факультета Петербургского университета и, получив диплом первой степени, была при­нята помощником присяжного поверенного судебного округа Петербургской судебной палаты [V][VI], став первой в России жен-

щиной-адвокатом. Однако первая же ее попытка выступить в суде в качестве адвоката встретила яростный протест проку­рора-мужчины, который, несмотря на определение суда, при­знавшего возможным участие в процессе женщины-адвоката, отказался от выступления и покинул судебное заседание.

Чтобы внести ясность в данное обстоятельство, министр юстиции И. Г. Щегловитов обратился по этому поводу с за­просом в Сенат, который разъяснил, что под «лицами, окон­чившими юридический факультет одного из университетов и имеющими право быть адвокатами, разумелись в русском законе исключительно лица мужского пола». При этом было приведено такое обоснование: в одном из положений Су­дебных уставов был найден абзац, в котором говорилось, что «присяжный поверенный, выступая перед судом, должен иметь на лацкане фрака значок университета, в котором он получил диплом». А поскольку женщины ни при каких об­стоятельствах носить фрак не могли, соответственно был сде­лан вывод, что и выступать в суде в качестве присяжного по­веренного они тоже не могут. Поэтому Е. А. Флейшиц была исключена из адвокатуры.

После этого Екатерина Абрамовна обратилась к научной работе и преподавательской деятельности. В 1939 году она первая из российских женщин-юристов защитила докторскую диссертацию и в феврале 1940 года была утверждена в уче­ной степени доктора юридических наук и в ученом звании профессора на кафедре гражданского права Ленинградского финансово-экономического института[VII][VIII]. Позднее получила звание заслуженного деятеля науки РСФСР.

Говоря о женщинах-адвокатах, невозможно не упомянуть Дину Исааковну Каминскую (1919—2006 гг.) и Софью Васи­льевну Каллистратову (1907—1989 гг.), которые в период воз­рождения русской адвокатуры (конец 60-х—начало 90-х го­дов ХХ века) осуществляли защиту по громким делам дисси­дентов в СССР.

Д. И. Каминская в конце 60-х годов прочно занимала место в числе лучших московских адвокатов. Мастерство и талант ее были столь очевидны, что получили признание даже на государственном уровне. В книге о советской ад­вокатуре, вышедшей не только на русском, но и на ино­странных языках, содержалась высокая оценка ее работы.

Подзащитными Д. И. Каминской были, в частности, и ак­тивисты движения за возвращение на родину крымских та­тар, высланных И. В. Сталиным в Среднюю Азию. Ее за­щитительные речи становились обличением государствен­ного беззакония.

По этой причине в 1977 году власть прекратила деятель­ность Каминской в российской адвокатуре. Под угрозой неминуемого ареста адвоката вынудили эмигрировать из СССР. В годы эмиграции Каминская написала замечатель­ную книгу «Записки адвоката», которая останется примером отважного и бескорыстного служения подлинному правосу­дию в России.

С. В. Каллистратова вела как уголовные, так и политиче­ские дела. Под ее защитой в разное время находились отказ­ники, диссиденты, крымские татары. После нескольких по­литических процессов адвокат сама оказалась под следствием КГБ. В 1981 году против Каллистратовой было возбуждено уголовное дело по ст. 190.1 УК РСФСР 1960 года.[IX]

В 1984 году уголовное дело против Софьи Каллистратовой было прекращено в связи с возрастом и состоянием здоро­вья, но Каллистратова настаивала на своей невиновности («Я готова предстать перед любым гласным судом!») и добилась пересмотра Постановления. В 1988 году Прокуратура г. Мо­сквы отменила Постановление 1984 года и постановила пре­кратить уголовное дело в отношении Софьи Каллистратовой «за отсутствием в ее действиях состава преступления».

В 1997 году была награждена посмертно золотой медалью Гильдии российских адвокатов. В том же году издательство «Звенья» выпустило книгу «Заступница» о жизни и деятель­ности Каллистратовой.

Каминская и Каллистратова—одни из немногих адвокатов, которые осмеливались доказывать отсутствие состава преступ­ления в действиях диссидентов и их невиновность. Именно им Ю. Ким посвятил свое произведение «Адвокатский вальс», где автор отдает должное не просто адвокатам, а правозащит­никам, для которых профессия была делом всей жизни:

«Откуда ж берется охота, Азарт, неподдельная страсть Машинам доказывать что-то, Властям корректировать власть?»

Новые экономические и социальные отношения, возни­кающие в обществе в непростое для страны время, диктуют новые правила, согласно которым женщина вынуждена жить и работать наравне с мужчиной. Женский труд давно вышел из сферы домашнего хозяйства.

Возникает необходимость получения высшего образования и его применения. Женщина идет учиться в равных с муж­чиной условиях. Естественное желание при этом — чтобы за ней было признано скромное право применять на практике те знания, которые даст ей университет.

И это право после долгих споров и различных препятствий было закреплено на законодательном уровне. 1 июня 1917 года Временное правительство приняло закон, позволяющий зани­маться адвокатской практикой женщинам. И это была абсолют­ная победа над мнением, что женщине в адвокатуре не место.

Согласно информационной справке ФПА РФ о состоянии адвокатуры и адвокатской деятельности в 2013 году, качест­венный состав адвокатуры характеризуется следующими по­казателями по гендерному признаку: мужчин — 58,7%, жен­щин — 41,3% [X].

Через три года, в 2017, исполнится ровно 100 лет со дня принятия закона, позволившего женщинам осуществлять ад­вокатскую деятельность. Возможно, было бы целесообразно отметить и этот юбилей, связанный с адвокатурой. Ведь та­лантливые, независимые и бесстрашные защитницы на деле доказали, что они достойны носить гордое звание адвоката.

<< | >>
Источник: Адвокатура сегодня: традиции и новации: Сборник статей конкурса, посвященного 150-летию российской адвокатуры.—М.:Федеральная па­лата адвокатов РФ,2015.—400 с.. 2015

Еще по теме ПРАВО ЗАЩИЩАТЬ (НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ДОПУСКА ЖЕНЩИН К АДВОКАТСКОЙ ПРОФЕССИИ):

  1. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЛИЧНОСТИ, ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ АВИАПРОИСШЕСТВИЙ
  2. ИНФОРМАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДВОКАТА[CDVII]
  3. 4. Економічні аспекти Угоди
  4. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ АДВОКАТУРЫ В АСПЕКТЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОГРАММЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «ЮСТИЦИЯ»
  5. Глава 1. Анализ криминальных проявлений в сфере обращения ценных бумаг в историческом аспекте
  6. ПАТЕНТНОЕ ПРАВО.
  7. 35. ЧАСТНОЕ И ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО: ПОНЯТИЕ, СООТНОШЕНИЕ
  8. §2. Адвокатская этика. Общие понятия и принципы
  9. Гражданское право. Лекции,
  10. Тема: “Авторское и патентное право”