<<
>>

ПРАВОВАЯ ПОЗИЦИЯ АДВОКАТА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ

Ситников Г. В., Московский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)

Адвокат, согласно ч. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятель­ности и адвокатуре», является независимым профессиональ­ным советником по правовым спорам, получившим в уста­новленном законом порядке статус адвоката и право осу­ществлять адвокатскую деятельность. В соответствии с ч. 2 ст. 49 УПК РФ адвокат допускается к защите по уголовному делу. Как и любая деятельность, деятельность адвоката в уго­ловном процессе имеет свою цель, содержание и формы ре­ализации.

Целью в данном случае является защита законных прав, свобод и интересов доверителя. Если содержание деятельнос­ти защитника в уголовном процессе охватывается его полно­мочиями, обозначенными в законе, то говоря о форме реа­лизации деятельности адвоката по уголовному делу, следует заметить, что он, осуществляя свои полномочия, на основе многих факторов приходит к определенной, устойчивой систе­ме оценок и убеждений относительно фактического и юриди­ческого содержания конкретного дела, и стремится обосновать эту систему для суда и убедить его в ее истинности. Эту си­стему принято называть «правовой позицией защиты».

Существует достаточное количество различных точек зре­ния на вопрос определения понятия «правовая позиция», поскольку нет какого-либо законодательного закрепления данного понятия или его научного описания, принятого за наиболее предпочтительное. Применительно к правовой по­зиции защиты, согласно одним из этих взглядов основной ее составляющей является мнение адвоката по вопросам вины и ответственности подзащитного; согласно иным — это та­кая картина обстоятельств дела, какой ее видит доверитель, и истинность которой стремится обосновать адвокат; с тре­тьей точки зрения — это совокупность доводов, противопо­ставляемых защитником доводам обвинения.

Главное, что следует вывести из такого разнообразного по­нимания позиции защиты — это признание наличия немалого количества факторов, которые оказывают влияние на форми­рование правовой позиции защитника по уголовному делу. Адвокату для грамотного построения защиты следует изучить и принять во внимание большой объем различных материа­лов, кроме того, изучить взгляды на дело других участников процесса правосудия. Прежде всего защитник выстраивает позицию исходя из правовых норм, правоприменительной практики и изучения материалов уголовного дела.

По мнению В. В. Мельника, для того чтобы поставить ре­ально достижимые цели защиты и «выиграть дело», адвокат должен правильно определить и согласовать с подзащитным позицию по уголовному делу с учетом:

— материалов уголовного дела, имеющихся в нем доказа­тельств;

— позиции следователя и прокурора, изложенной в обви­нительном заключении;

— позиции потерпевшего и свидетелей;

— позиции других проходящих по делу обвиняемых и их защитников;

— позиции обвиняемого, изложенной в протоколе его до­проса в качестве обвиняемого[245].

Иными словами, при формировании позиции адвокат должен принять во внимание позиции всех остальных участ­ников процесса, из которых, несомненно, наиболее важной является позиция подзащитного.

Пункт 1 ч. 1. ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельнос­ти и адвокатуре в Российской Федерации» ставит адвокату в обязанность «честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами».

Закон­ные интересы доверителя в уголовном процессе выражаются в его позиции по делу. Все ее альтернативы сводятся к четы­рем вариантам:

— доверитель полностью отрицает вину;

— доверитель признает вину частично;

— доверитель признает себя виновным;

— доверитель занимает позицию «молчания», т. е. не вы­ражает своего отношения к обвинению.

В качестве отдельного вида позиции также выделяется такая, при которой «подзащитный из-за своей юридической некомпетентности необоснованно признал свою вину полно­стью или частично, т. е. когда имеет место самооговор либо ошибка в объекте признания» (В. В. Мельник)[246].

Иными словами, позиция доверителя в уголовном про­цессе — это его отношение к предъявленному обвинению. За­нимая ту или иную из них, подзащитный преследует некие цели. Согласование позиции и целей с доверителем и явля­ется одной из основ защиты по уголовному делу.

Исходя из вышеуказанных видов позиции доверителя, ад­вокат может занимать следующую позицию по уголовному делу:

— если доверитель не признает вину или занял позицию молчания, то адвокат обязан занять позицию «подзащитный полностью невиновен»;

— если доверитель признает вину частично, то адвокат должен занять позицию частичной виновности подзащитного;

— если доверитель полностью признает вину, то адвокат должен занять позицию «подзащитный виновен, но заслужи­вает снисхождения» или же, если не позволяют обстоятельст­ва, адвокат может настаивать на частичной виновности под­защитного.

Отдельную проблему составляют случаи самооговора под­защитного, когда у защитника имеются достаточные доказа­тельства того, что доверитель необоснованно признает себя виновным полностью или частично. В таком случае адвокату предоставляется выбор: поддержать позицию доверителя или войти с ней в противоречие. Здесь играют роль обстоятельст­ва конкретного дела и нравственные качества защитника, ко­торому необходимо решить, какой его выбор окажется более полезным для доверителя.

Пункт 2 ч. 1. ст. 9 Кодекса профессиональной этики ад­воката запрещает адвокату занимать по делу позицию, про­тивоположную позиции доверителя, и действовать вопреки

его воле, за исключением случаев, когда адвокат убежден в самооговоре своего подзащитного. С одной стороны, дан­ная норма лишает адвоката самостоятельности в формиро­вании позиции, кроме случая самооговора. С другой сто­роны, долгом адвоката является разъяснение доверителю последствий избрания конкретной позиции по делу. Он не может против воли подзащитного настаивать на избрании определенной позиции, но может и обязан аргументиро­ванно изложить ему преимущества позиции, которая, по его мнению, наиболее соответствует интересам доверителя. Ведь часто бывает так, что подзащитный не осознает, что, настаивая на той или иной позиции, он может поставить себя в более трудное положение, чем оно могло бы быть. Так П. Сергеич пишет, что «простейшая форма лжи подсу­димых — это простое отрицание виновности: знать не знаю, ведать не ведаю. Это даже при слабых уликах только ухуд­шает положение подсудимого»[247]. В таких ситуациях действия подзащитного могут привести к нарушению его прав или к невозможности обеспечения его интересов. Поэтому адво­кат, исходя из своих обязанностей, должен всеми законны­ми средствами стараться препятствовать допущению довери­телем подобных ошибок, безусловно, советуясь с подзащит­ным и основываясь на его воле.

Здесь уместно поднять вопрос о значении воли довери­теля в формировании позиции адвоката по уголовному делу.

Адвокат наделен самостоятельным статусом и полномочиями (ст. 49 и ст. 53 УПК РФ). Это предполагает определенную его свободу в выборе средств и методов ведения защиты по уго­ловному делу, независимость от других участников. Тем не менее самостоятельность адвоката ограничена, с одной сторо­ны, законом (он не вправе выходить за его пределы при осу­ществлении деятельности), с другой стороны — волей довери­теля (если она не противоречит закону и нравственности).

Кроме того, из перечисленных выше видов правовой по­зиции адвоката по уголовному делу мы можем вывести, пре­жде всего, то, что основное содержание позиции адвоката в уголовном процессе — это согласованное с подзащитным отношение к предъявленному ему обвинению. Следовательно,

для формирования позиции адвоката-защитника изначальную роль играет содержание обвинения (или угроза обвинения, если подзащитный находится в процессуальном положении подозреваемого), поскольку именно к этому содержанию и выказывает свое отношение доверитель. Иными словами, позиция доверителя, лежащая в основе правовой позиции ад­воката по уголовному делу, в свою очередь является произ­водной от содержания обвинения.

Это обуславливает отличие позиции адвоката-защитни­ка в уголовном процессе от позиции адвоката-представителя в гражданском процессе. Характер последнего определяет на­личие двух процессуальных положений доверителя: ответчик и истец.

В первом случае адвокат-представитель ответчика может занять одну из следующих правовых позиций по граждан­скому делу: признать иск; возражать против иска (позиция пассивного отрицания иска, основанная на том, что истец должен доказать факты, на которые он ссылается, либо по­зиция активного отрицания иска с представлением доказа­тельств в обоснование имеющихся возражений против иска); предъявить встречный иск; заключить мировое соглашение 1. В данной ситуации позиция адвоката-представителя схожа с позицией адвоката-защитника, поскольку позиция довери­теля-ответчика обусловлена предъявленным иском, как пози­ция подзащитного — предъявленным обвинением.

Во втором же случае адвокат-представитель истца распо­лагает следующими возможными вариантами правовых по­зиций по делу: поддержать предъявленный иск, доказывая основания предъявленных исковых требований; изменить предмет или основание иска; увеличить или уменьшить раз­мер исковых требований; отказаться от иска; заключить ми­ровое соглашение[248][249]. То есть основой позиции адвоката по гра­жданскому делу в данном случае является «чистый» интерес доверителя, ничем извне не обусловленный. В уголовном же процессе такого варианта не может быть, поскольку на пер­вое место всегда ставится не частный, а публичный интерес.

Осуществление защиты по уголовному делу можно срав­нить с шахматной партией: доверитель, высказывая свою по­зицию, обозначает определенные рамки игры, некий дебют (первые двадцать ходов), которые обязательны для адвоката и определяют дальнейший характер всей партии. Адвокат вправе самостоятельно делать ходы, проводить различные комбинации, но все они должны быть подчинены дости­жению изначально поставленной доверителем цели. Вместе с тем, шахматная партия ведется по определенному комплек­су правил — в данном случае это закон.

Таким образом, адвокат, формируя правовую позицию по уголовному делу должен основываться, прежде всего, на законных интересах доверителя, выраженных в его позиции по делу. Это означает, что адвокат не имеет права входить в противоречие как с волей подзащитного, так и с законом и нравственностью. Это и составляет основу деятельности ад­воката при формировании позиции и осуществлении защиты по уголовному делу.

Однако, к сожалению, данное правило зачастую наруша­ется некоторыми представителями адвокатской профессии и выражается в двух формах:

— вхождение в противоречие с позицией доверителя;

— пренебрежение законом и нравственностью в интере­сах доверителя.

По мнению В. Л. Кудрявцева, одной из причин неправо­мерного занятия адвокатом позиции вопреки воле доверите­ля является профессиональная деформация, проявляющаяся в виде:

— безразличия к судьбе подзащитного;

— стереотипной защиты (из-за привыкания к типовому методу ведения определенных дел);

— приспособления к обвинительному заключению[250].

Кроме того, одной из причин противоречия между пози­цией адвоката и позицией доверителя выступает адвокатская небрежность, влекущая нарушение права доверителя на за­щиту.

Примером может послужить выдержка из заключения Квалификационной комиссии Адвокатской палаты горо­да Москвы № 47/690 по дисциплинарному производству в отношении адвоката К. от 28 марта 2008 года: «Выступая в прениях сторон, адвокат К. просил суд оправдать своего под­защитного Воробьева, однако в защитительной речи употребил выражение, а именно “во всем случившемся виноват и частично подсудимый”, которое подрывает позицию защиты. Учитывая эти обстоятельства, Квалификационная комиссия считает, что данные аргументы в защитительной речи могут быть рас­ценены как частичное признание адвокатом вины подзащитно­го, который категорически ее отрицал»1.

Также имеют место случаи, когда адвокат в силу опреде­ленных обстоятельств идет на поводу у доверителя, пренебре­гая нравственными требованиями или даже буквой закона. Как отмечает В. Л. Кудрявцев, «адвокат находится в психо­логической зависимости от мнения подзащитного, поскольку его участие в процессе зависит от желания последнего. Зная о праве подсудимого в любой момент производства по делу отказаться от его (адвоката) услуг и считая такой отказ неприемлемым для себя, например, в связи с финансовыми трудностями, а по­тому нежелательным, защитник может проявить известное стремление к предотвращению конфликта путем приспособле­ния своей позиции к мнению подзащитного, требующего от него во что бы то ни стало сделать так, чтобы его оправдали»[251][252]. Не пытаясь сопротивляться стремлению доверителя поста­вить защитника в полную зависимость от своей воли, адво­кат, во-первых, может нарушить принцип добросовестного выполнения своих обязанностей, поскольку не сумеет оказать квалифицированную помощь, и, более того, может поставить волю подзащитного выше закона и нравственности.

Так, согласно приговору по делу № 1-242/2014 от 26.03.2014 Калужским районным судом был установлен факт дачи адво­катом А. Понимасовым следователю по особо важным делам

Следственной части Следственного управления УМВД России по Калужской области взятки в размере одного миллиона рублей с целью склонения следователя к оказанию покровительства стороне защиты, несмотря на собранные по делу доказатель­ства. На этом основании суд признал А. Понимасова виновным в совершении преступления и приговорил к 5 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. По­добные действия недопустимы, поскольку противоречат не только закону, но и основополагающим принципам деятель­ности адвоката.

Данные примеры, к сожалению, не единичны. Они демон­стрируют необходимость повышения как уровня профессио­нальной квалификации адвокатов, так и уровня нравственно­этических требований к ним. Адвокат, являясь самостоятель­ным участником уголовного процесса, формирует правовую позицию защиты — основанную на нормах права, правоприме­нительной практики, материалах дела и позициях остальных участников процесса, согласованное с доверителем отношение к предъявленному обвинению и цели, которых адвокат стре­мится добиться при осуществлении защиты по данному делу. Основывая свою позицию на законных интересах доверителя и реализуя ее в рамках требований закона и нравственности, адвокат обеспечивает добросовестное и квалифицированное оказание помощи своему подзащитному, полностью выпол­няя свою роль в процессе осуществления правосудия.

Потому следует со студенческой скамьи развивать в буду­щих адвокатах (а затем поддерживать у адвокатов действую­щих) не только высокий уровень теоретических и практиче­ских знаний, но и нравственные, морально-психологические качества, что позволит им при осуществлении профессио­нальной деятельности сохранять психологическую устойчи­вость и нравственные ценности. Это позволит избежать мно­гих ошибок в формировании и реализации адвокатами право­вой позиции по делу, что положительно скажется на общем состоянии уголовного судопроизводства в Российской Феде­рации.

<< | >>
Источник: Адвокатура сегодня: традиции и новации: Сборник статей конкурса, посвященного 150-летию российской адвокатуры.—М.:Федеральная па­лата адвокатов РФ,2015.—400 с.. 2015

Еще по теме ПРАВОВАЯ ПОЗИЦИЯ АДВОКАТА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ:

  1. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОБЯЗАННОСТИ АДВОКАТА УСТАНАВЛИВАТЬ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА УГОЛОВНОГО ДЕЛА
  2. О РАСШИРЕНИИ ПОЛНОМОЧИЙ АДВОКАТА- ЗАЩИТНИКА В КОНТЕКСТЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЗАЩИТЫ В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
  3. К ВОПРОСУ О МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДВОКАТА
  4. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СТАТУСА АДВОКАТА-ЗАЩИТНИКА В АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ
  5. ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СТАТУСА СТАЖЕРА АДВОКАТА
  6. Правовой статус адвоката в качестве представителя доверителя в налоговых правоотношениях
  7. ПРАВОВОЙ СТАТУС ПОМОЩНИКА И СТАЖЕРА АДВОКАТА ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ
  8. ОБРАЩЕНИЕ К УПОЛНОМОЧЕННОМУ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ КАК ИНСТРУМЕНТ ЗАЩИТЫ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, ВОЗБУЖДЕННЫМ В ОТНОШЕНИИ СУБЪЕКТОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  9. § 1.3. Регламентация ответственности за неоказание помощи в уголовном законодательстве других государств
  10. §7. Порядок рассмотрения жалоб на постановления об отказе в возбуждении уголовного дела
  11. Общая характеристика вины в уголовном праве как признака субъективной стороны преступления
  12. § 1.2. История развития уголовного законодательства об ответственности за неоказание помощи в России
  13. Приложение №5 АНКЕТА для изучения уголовных дел (хищение путем мошенничества с использованием ценных бумаг-ст. 159 УК РФ)
  14. § 3.2. Виды наказаний и особенности их назначения за неоказание помощи в уголовном законодательстве России и в других государствах
  15. Организованная форма соучастия как критерий дифференциации уголовной ответственности за преступления в сфере экономики
  16. Обстоятельства, подлежащие установлению по уголовным делам о хищениях путем мошенничества с использованием ценных бумаг
  17. ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С НЕОКАЗАНИЕМ ПОМОЩИ В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
  18. ГЛАВА 2. ВИДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫЕ С НЕОКАЗАНИЕМ ПОМОЩИ ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  19. Тема 9. Административно-правовые формы. Правовые акты государственного управления