<<
>>

СОЦИАЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ АДВОКАТУРЫ КАК РЕАЛИЗАЦИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА НА КВАЛИФИЦИРОВАННУЮ ЮРИДИЧЕСКУЮ ПОМОЩЬ

Меркулова А. Ю, аспирант кафедры адвокатуры и нотариата Университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА)

В Основном законе1 нашей страны содержится государст­венная гарантия получения квалифицированной юридической помощи (ст.

48 КРФ). Право на получение юридической по­мощи перечислено наравне с такими неотъемлемыми правами человека, как, например, право на охрану здоровья, право на судебную защиту, презумпцию невиновности и пр., что особен­но подчеркивает его значимость и необходимость для каждого.

Как пишет Г. М. Резник: «Ни одна цивилизованная страна мира не позволяет, чтобы юридические услуги оказывались любыми лицами и за пределами каких бы то ни было про­фессиональных стандартов. Конституция России, гарантируя право каждого на получение квалифицированной юридиче­ской помощи, тем самым не позволяет каждому ее оказы- вать»[433][434]. Введение критериев и оценки качества юридической помощи, бесспорно, должно иметь место и в нашей стране.

«Квалифицированный» — «имеющий высокую квалифика­цию, опытный» [435]. Под квалифицированной юридической по­мощью подразумевается деятельность лиц, обладающих спе­циальными знаниями, навыками, практикой. Как определено в Законе об адвокатуре[436], адвокатская деятельность является квалифицированной юридической помощью, оказываемой профессионалами. Хотя в нашей стране у адвокатского со­

общества и нет монополии на предоставление юридических услуг, на мой взгляд, только адвокаты обладают должными качествами для обеспечения граждан по-настоящему квали­фицированной помощью; не зря адвокатуре отведено особое место в реализации положений ст. 48.

В части 1 указанной статьи содержится гарантия предостав­ления юридической помощи бесплатно, помощь может быть предоставлена как по уголовным, так и по гражданским делам.

Важность и действенность участия адвокатов в уголовном процессе оценена уже давно.

Бесплатная помощь должна быть оказана любому, кто о ней попросил сам; законом1 не опреде­лены мотивы, по которым подозреваемый, обвиняемый обра­щаются к уполномоченному лицу с такой просьбой, это вовсе не обязательно может быть их тяжелое материальное положе- ние[437][438]. В некоторых случаях (ст. 51 УПК РФ) участие защитника обеспечивается, в том числе, без просьбы подозреваемого или обвиняемого, иными словами—адвокат назначается дознавате­лем, следователем или судом, в зависимости от стадии про­цесса. Адвокаты ежегодно назначались защитниками пример­но в 70—80% случаев от общего количества дел, расследуемых правоохранительными органами и рассматриваемых судами[439].

Представляя интересы подзащитного, адвокаты по назна­чению обладают тем же спектром полномочий, что и адво­каты, подписавшие соглашение с доверителем. Они должны добросовестно исполнять требование об обязательном осу­ществлении в том числе и своей социальной миссии[440], ис­пользовать при этом все средства и способы защиты, не за­прещенные законодательством[441].

Права защитников едины для всех лиц, обеспечивающих защиту. А вот обязанности адвокатов дополняются еще и спе­циальными требованиями, предусмотренными их профессио­нальным статусом, что в очередной раз выделяет адвокатское сообщество среди остальных правозаступников. Главное, что­бы при обеспечении граждан необходимой, своевременной и квалифицированной юридической помощью адвокат опе­рировал не только знаниями и навыками, но и работал до­бросовестно, усердно1. Только тогда возможна полноценная реализация социальной функции адвокатуры и достижение главной цели — обеспечения реализации прав граждан на за­щиту от незаконного и необоснованного обвинения, осужде­ния, ограничения прав и свобод.

Очевидно, что предмет спора по гражданским и уголов­ным делам различен, но в то же время в каждом из них фигурирует элемент защиты прав человека. Для людей, не обладающих глубокими правовыми познаниями, зачастую ад­вокатская профессия созвучна именно с деятельностью в ка­честве адвоката-защитника.

И это не случайность, ведь поря­док работы адвокатов по гражданским делам приобрел ясные очертания только с принятием Закона о бесплатной юриди­ческой помощи[442][443]. Адвокаты оказывали бесплатную помощь по гражданским вопросам и раньше, вот только перечень был очень мал и ограничивался ст. 26 Закона об адвокатуре и ря­дом упоминаний в других нормативных актах.

Неоднократно говорилось о необходимости системати­зации законов о социальной деятельности адвокатов в гра­жданской сфере [444], несмотря на это новый закон подготавли­вался долго.

Можно сказать, что Закон о БЮП включил большинство случаев бесплатной помощи, которые можно было встретить в российских законах. В частности, помимо измененного и дополненного перечня лиц из ст. 26 Закона об адвокатуре (с учетом того, что принцип признания обратившегося ма­лоимущим уже не является объединяющим), в ст. 20 Закона о БЮП перечислены: дети-инвалиды и дети-сироты; лица, желающие принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей; недееспособные гра­ждане; пострадавшие от чрезвычайных ситуаций; граждане, имеющие право на бесплатную помощь в соответствии с За­конами «О психиатрической помощи и гарантиях прав гра­ждан при ее оказании» и «О социальном обслуживании гра­ждан пожилого возраста и инвалидов» (теперь Федеральный закон «Об основах социального обслуживания граждан в Рос­сийской Федерации»), и т. д.

Законом о БЮП адвокатов наделили правом участвовать одновременно в государственной и негосударственной систе­мах бесплатной юридической помощи. В рамках государст­венной системы предусмотрено составление списка «соци­альных адвокатов» на региональном уровне, т. е. адвокатская палата субъекта Российской Федерации ежегодно не позднее 15 ноября направляет такой список в уполномоченный орган исполнительной власти субъекта. В свою очередь, уполно­моченный орган должен заключить соглашение с соответст­вующей Палатой об оказании бесплатной юридической по­мощи адвокатами — участниками государственной системы.

Руководству адвокатской палаты надлежит обеспечить личное участие адвокатов из списка при оказании социальных услуг, для этого согласовывается график приема граждан, произво­дится размещение графика в сети Интернет, а также на сай­те адвокатского образования и на информационном стенде в помещении адвокатского образования[445], к которому отно­сится «социальный адвокат».

Помимо прочего, адвокатским палатам субъектов РФ рекомендовано1 организовать участие адвокатов в качестве представителей по назначению в гражданском судопроизвод­стве в порядке ст. 50 ГПК РФ. Содержание правовой гаран­тии в статье лаконично: суд назначает представителя ответчи­ку, место жительство которого неизвестно, а также в других случаях, установленных федеральным законом. В 2014 году норма была дополнена правом адвоката на обжалование су­дебных постановлений по делу, к участию в котором он был привлечен судом. К другим случаям, указанным в статье, можно отнести дела особого производства при наличии об­стоятельств, вызывающих сомнение в психическом здоровье лица (ст. 304 ГПК РФ). Но если о последней категории упо­минается в Законе о БЮП, то о ст. 50 упомянуть забыли, хоть Закон и регулирует как раз гражданско-правовые отно­шения. Квалифицированная юридическая помощь требуется каждому, ведь если «социальный адвокат» не будет назначен судом, и дело рассмотрят в отсутствие ответчика, очевидно, у него не будет возможности защищаться против предъявлен­ного иска, то есть будет нарушено его конституционное пра­во на судебную защиту[446][447], а социальная функция адвокатуры и вовсе не сможет быть реализована.

О реализации социальной функции адвокаты должны от­читываться: в первую очередь, адвокаты ежеквартально го­товят отчет об оказанных услугах по форме[448], утвержденной Минюстом РФ, и сдают его не позднее 10 числа месяца сле­дующего за отчетным кварталом[449]; в тексте подробно излагают

сведения о количестве граждан, которым была оказана юри­дическая помощь, и видах оказанной помощи.

Затем палатой субъекта составляются ежегодный доклад и сводный отчет об оказании адвокатами бесплатной юридической помощи, которые должны быть направлены в уполномоченный орган исполнительной власти субъекта РФ. На мой взгляд, такой порядок отчетности способствует упрощению ведения стати­стики, что впоследствии может привести к положительным результатам, например, к введению необходимых дополни­тельных гарантий получения бесплатной юридической помо­щи в том или ином регионе.

Хотя право на квалифицированную юридическую помощь содержится в Основном законе нашей страны, законодатель пока что не дал ему точного определения. У Минюста по смежной теме есть разъяснения о квалификационных требо­ваниях к лицам, оказывающим бесплатную юридическую по- мощь1. Из текста следует, что обязательным требованием при оказании всех видов помощи, предусмотренных ст. 6 Закона о БЮП (консультирование, составление документов право­вого характера и представление интересов заявителя в судах и государственных структурах), является наличие высшего юридического образования, и только адвокатам и государ­ственным юридическим бюро разрешено реализовывать все без исключения положения указанной статьи в отношении категорий граждан и случаев оказания бесплатной помощи, предусмотренных ст. 20 Закона. То есть право на судебное представительство фактически закреплено за двумя участни­ками, что в очередной раз подчеркивает роль адвокатского сообщества при обеспечении граждан квалифицированной юридической помощью.

В своем научном исследовании[450][451] В. К. Ботнев приходит к выводу о том, что «адвокатура и адвокатская деятельность в конституционно-правовом значении является основным

институтом оказания квалифицированной юридической по­мощи в Российской Федерации». Как показывает практика, ни один другой институт не может так же удовлетворить по­требность граждан в получении юридических услуг. Уже за 2011—2012 гг. социальной адвокатурой было выполнено бо­лее 1 млн поручений[452], а ведь в то время Закон о БЮП толь­ко обрел жизнь. Закон так и продолжает совершенствоваться, улучшая показатели участия социальной адвокатуры в его ре­ализации.

<< | >>
Источник: Адвокатура сегодня: традиции и новации: Сборник статей конкурса, посвященного 150-летию российской адвокатуры.—М.:Федеральная па­лата адвокатов РФ,2015.—400 с.. 2015

Еще по теме СОЦИАЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ АДВОКАТУРЫ КАК РЕАЛИЗАЦИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА НА КВАЛИФИЦИРОВАННУЮ ЮРИДИЧЕСКУЮ ПОМОЩЬ:

  1. АДВОКАТСКАЯ МОНОПОЛИЯ КАК ГАРАНТИЯ УСПЕШНОЙ РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА НА ПОЛУЧЕНИЕ КВАЛИФИЦИРОВАННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ
  2. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ОКАЗАНИЯ КВАЛИФИЦИРОВАННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РАМКАХ РЕФОРМЫ ИНСТИТУТА АДВОКАТУРЫ
  3. ОРАТОРСКОЕ ИСКУССТВО АДВОКАТА КАК НЕОБХОДИМОЕ УСЛОВИЕ КАЧЕСТВЕННОГО ОКАЗАНИЯ КВАЛИФИЦИРОВАННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ
  4. РОЛЬ АДВОКАТУРЫ В РАЗВИТИИ ИНСТИТУТА БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РОССИИ
  5. 23. СОЦИАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО: ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ, ФУНКЦИИ
  6. Управление как социальное явление
  7. § 1.1. Понятие и социальная обусловленность криминализации деяний, связанных с неоказанием помощи
  8. § 3. Реализация и защита прав участников юридических лиц в постсоветский период
  9. 40. РЕАЛИЗАЦИЯ НОРМ ПРАВА: ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, ЗНАЧЕНИЕ
  10. Реализация норм административного права
  11. PRO BONO PUBLICO: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОКАЗАНИЯ АДВОКАТАМИ БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РОССИИ
  12. §1. Адвокатская палата как основное звено организационного строения адвокатуры
  13. § 2. Юридические лица публичного права в общем учении, об юридических лицах
  14. БЕСПЛАТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ АДВОКАТА: РЕТРОСПЕКТИВА, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ
  15. §1. Процесс как юридическая категория
  16. § 3. Элементы эмиссии как сложного юридического состава.
  17. 2. 1. Административное право как отрасль, как наука и как учебная дисциплина
  18. 4. 3. Юридические факты как условие возникновения административно-правовых отношений
  19. 7. 3. Общественные организации (объединения) как субъекты административного права
  20. ГЛАВА I. ЭМИССИЯ АКЦИЙ КАК РАЗНОВИДНОСТЬ СЛОЖНОГО ЮРИДИЧЕСКОГО СОСТАВА.