<<
>>

ОБ УЧАСТИИ АДВОКАТА В ПРОЦЕДУРЕ МЕДИАЦИИ

Перова Е. А., Московский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)

В настоящее время в Российской Федерации альтернатив­ная процедура урегулирования споров с участием посредника (процедура медиации) приобретает все большую популяр­ность. При этом вопрос о том, кто должен исполнять роль медиатора в данном процессе до сих пор является актуаль­ным. В странах Западной Европы, где подобный институт из­вестен достаточно давно, медиаторами чаще всего являются юристы, психологи и социальные работники 1 .

В своей работе я хотела бы поднять вопрос о том, какое место может занять адвокат в процедуре медиации и какие преимущества он име­ет перед другими кандидатами на роль медиатора.

Медиация—это метод разрешения конфликтов, разработан­ный в 60-е и 70-е годы в США и успешно используемый там во многих областях жизни. В дословном переводе «медиация» означает «посредничество». При этом имеется в виду посред­ничество в спорах нейтральной незаинтересованной стороны, которая авторитетна для всех конфликтующих участников. Ме­диаторы-посредники помогают спорящим найти взаимопри­емлемое решение их проблем. Задача медиаторов состоит не в том, чтобы вынести решение третейского суда или приговор. Скорее от самих сторон конфликта зависит выработка реше­ния, оптимально соответствующего их интересам. В результате достигнутой договоренности должны выиграть все[235][236].

Для того чтобы наиболее полно понять смысл и сущность процедуры медиации, необходимо выявить преимущества

данной процедуры по сравнению с заключаемым сторонами мировым соглашением и рассмотрением спора в третейском суде.

Мировое соглашение — это соглашение сторон о прекра­щении судебного спора на основе взаимных уступок. Суть мирового соглашения заключается в окончании процесса пу­тем мирного урегулирования спора, то есть достижения опре­деленности в отношениях между сторонами на основе воле­изъявления самих сторон[CCXXXVII]. Исходя из определения понятий медиации и мирового соглашения, можно сделать вывод, что данные процедуры имеют определенные сходства: их целями являются более быстрое урегулирование спора, сохранение возможности дальнейшего сотрудничества между спорящими сторонами т. д. При этом медиативное соглашение отлича­ется от мирового тем, что мировое соглашение принимается во время судебного производства, на основании соглашения сторон и без участия примирительной стороны. А медиатив­ное соглашение принимается с участием примирительной стороны, на различных стадиях спора—досудебной, судеб­ной, и после судебной. Кроме того, преимуществами проце­дуры медиации являются:

1) возможность самостоятельного определения порядка взаимного исполнения обязательств, полностью урегулиро­вавших конфликт сторон;

2) возможность самостоятельного выбора медиатора, вре­мени и места проведения процедуры медиации;

3) снижение размера судебных расходов (нет дополни­тельных расходов в виде государственной пошлины, расходов на оплату представителей; более того, сама процедура медиа­ции может проводиться на безвозмездной основе);

4) большая степень конфиденциальности, что является немаловажным для деловой репутации организаций;

5) разгрузка судов.

Третейское разбирательство — особая форма разрешения споров между сторонами. Однако по некоторым критериям рассмотрение дела третейским судом также уступает проце­дуре медиации.

Во-первых, есть категории спора, в которых

выяснения отношений «кто прав, кто виноват» не всегда приемлемо, например, в ситуации, когда существуют только один возможный продавец и только один возможный покупа­тель, разумнее искать именно взаимовыгодное решение кон­фликта, поскольку очевидно, что сторонам спора предстоит и далее вести совместную коммерческую деятельность. В ре­зультате третейского судопроизводства выносится решение третьим лицом —судьей, а в результате медиации заключает­ся медиативное соглашение между сторонами, к выработке которого по общему правилу третье лицо — медиатор не име­ет отношения. В медиации наибольшее внимание уделяется долгосрочным личным интересам и интересам бизнеса, а не обстоятельствам спора или действующему законодательству.

В США медиация как метод конструктивного урегулирова­ния конфликтов используется с 60-х годов. Непосредственной моделью послужили применяемые еще еврейскими община­ми способы вмешательства в различного рода конфликты, — споры собственности, вопросы семейного права, — которые, в свою очередь, брали начало в древнееврейских традициях. В 1982 году в США насчитывалось уже более 300 лиц и орга­низаций, занимавшихся медиацией при улаживании семейных конфликтов[CCXXXVIII]. На сегодняшний день медиация адаптирована и распространена в таких странах, как Италия, Испания, Бель­гия, Новая Зеландия, Великобритания, Канада, Австралия, Франция. Начиная с 80-х годов, медиация активно применя­ется и в немецко-говорящих странах: в Австрии в 2004 году был принят специальный закон о гражданско-правовой меди­ации, который объединил в себе нормы, регулирующие про­цедуру медиации, рассредоточенные в различных норматив­ных актах. В большинстве стран нормы регулирующие меди­ации, сосредоточены на уровне Гражданских процессуальных кодексов и отраслевых законов (Германия).

Соответствующие нормативные акты стали приниматься и на уровне международных организаций. Среди них, прежде всего, стоит выделить Типовой закон Комиссии Организа­ции Объединенных Наций по праву международной торговли о международной коммерческой согласительной процедуре

от 19 ноября 2002 года, принятый Комиссией ООН по праву международной торговли, и соответствующее законодатель­ство Европейского Союза. Например, Европейский Кодекс поведения медиаторов от 2 июля 2004 года был разработан инициативной группой практикующих посредников, пред­ставляющих более 30 европейских организаций, имеющих дело с альтернативными способами разрешения споров.

В России процесс внедрения медиации начал активно развиваться с 2004—2005 годов. Однако ФЗ «Об альтернатив­ной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» 1(далее —ФЗ «О медиации»), внесен­ный на рассмотрение в Государственную Думу РФ по ини­циативе Президента РФ Д. А. Медведева, был принят лишь в июле 2010 года, и вступил в силу 1 января 2011 года[239][240]. Данный Закон предусматривает возможность осуществле­ния медиативной деятельности как на непрофессиональной, так и на профессиональной основе (ч. 1 ст. 15 ФЗ «О ме­диации»). Лица, достигшие возраста восемнадцати лет, обла­дающие полной дееспособностью и не имеющие судимости могут осуществлять деятельность медиатора на непрофесси­ональной основе; лица, достигшие возраста двадцати пяти лет, имеющие высшее образование и получившие дополни­тельное профессиональное образование по вопросам приме­нения процедуры медиации — на профессиональной основе (ч.

2 ст. 15, ч. 1 ст. 16 ФЗ «О медиации»). При этом Закон не указывает, лица какой профессии и специализации имеют право быть медиаторами.

Одним из основных кандидатов на роль медиатора явля­ется адвокат. Несмотря на то что ч. 2 ст. 2 ФЗ «Об адвокату­ре и адвокатской деятельности» (далее — ФЗ «Об адвокатуре») прямо не называет деятельность медиатора в качестве одной из функций адвоката при осуществлении им юридической помощи, ни ФЗ «Об адвокатуре», ни Кодекс профессиональ­ной этики адвоката не запрещает ему заниматься медиатив-

ной деятельностью. Согласно ч. 3 ст. 15 ФЗ «О медиации», медиатор не осуществляет деятельность на основании трудо­вого договора и его деятельность не является предпринима­тельской, следовательно, адвокат вправе выступать в качестве медиатора, поскольку это не вступает в противоречие с ч. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатуре», к тому же ч. 3 ст. 9 Кодекса про­фессиональной этики адвоката устанавливает запрет на ока­зание юридических услуг вне адвокатской деятельности, за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора. Более того, нельзя сказать, что осуществляя медиативную деятельность, адвокат становится представителем нескольких сторон в одном деле, поскольку, как отметил руководитель рабочей группы ФПА по вопро­сам медиации М. Е. Семеняко[CCXLI], целями работы медиатора (в отличие от адвоката) не являются оказание юридической помощи какой-либо из сторон или отстаивание и защита ее интересов; основная цель — содействие сторонам, которые са­мостоятельно вырабатывают взаимоприемлемое решение по спору.

Проанализировав особенности правового статуса адвоката, можно сделать вывод о том, что адвокат может участвовать в процессе медиации в качестве:

1) нейтрального посредника (медиатора), содействующего сторонам в примирении и достижении соглашения об урегу­лировании спора;

2) консультанта одной из сторон спора, оказывающего юридическую помощь в урегулировании возникших разно­гласий;

3) представителя одной из сторон спора при подготовке и проведении медиации.

Адвокат, являясь квалифицированным юристом, облада­ющим профессиональными навыками в области права, и не­которыми знаниями в области психологии, имеет определен­ные преимущества при выполнении роли медиатора по срав-

нению с представителями иных специальностей, желающих заниматься медиативной деятельностью.

Во-первых, ч. 5 ст. 11 ФЗ «О медиации» предусматривает возможность медиатора вносить предложения об урегулирова­нии спора, если стороны не возражают против этого. Чтобы выдвигать наиболее подходящие предложения для решения конфликта, важно обладать не только обстоятельствами раз­решаемого дела, но и знаниями в области права. Более того, при разработке медиативного соглашения, которое должно соответствовать критериям исполнимости и действительнос­ти, стороны могут принять не исполнимое при действующем сегодня законодательстве решение. В данном случае медиа­тор-адвокат, обладающий знаниями в области юриспруден­ции, будет иметь преимущества перед медиаторами — пред­ставителями других профессий.

Во-вторых, в силу своей профессии адвокат обязан со­блюдать высокие стандарты профессиональной этики: ува­жать права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и дру­гих лиц; квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности; сохранять честь и достоинство, присущие его профессии и т. д. В связи с этим принять и со­блюдать Кодекс медиаторов России [242], который так же содер­жит высокие требования к деятельности медиатора, адвокату будет проще, чем медиаторам иных специальностей.

В-третьих, стоит отдельно выделить обязанность адвоката сохранять адвокатскую тайну. Требование по соблюдению ад­вокатской тайны является безусловным приоритетом деятель­ности адвоката. Так же и в процедуре медиации одним из ос­новных принципов является принцип конфиденциальности, согласно которому не только вся информация, полученная медиатором во время проводимой процедуры, но и сам факт проведения медиации не подлежит разглашению, если иное не установлено соглашением сторон. Кроме того, по мнению А. М. Понасюка, в случае осуществления медиативной дея­тельности адвокатом появляется возможность распространить гарантии сохранения адвокатской тайны на информацию, по­

лученную в процессе медиации [243], что позволит наиболее эф­фективно обеспечить соблюдение режима конфиденциально­сти медиации.

В-четвертых, если медиация будет признана одной из форм деятельности адвоката и закреплена в ч. 2 ст. 2 ФЗ «Об адвокатуре», адвокат-медиатор получит право собирать сведения, необходимые для проведения процедуры медиации, в том числе запрашивать справки и иные документы от орга­нов государственной власти, органов местного самоуправле­ния и иных организаций, которые должны быть предоставле­ны не позднее чем в месячный срок со дня получения запро­са адвоката. Данное положение существенно ускорит процесс проведения медиации, что является еще одним преимущест­вом осуществления медиативной деятельности адвокатом.

Подводя итог, можно сделать вывод, что выполнение ад­вокатом роли медиатора является новым и весьма перспек­тивным видом адвокатской деятельности. Именно адвокат в силу своих профессиональных способностей является одним из лучших кандидатов на роль медиатора. Недаром О. Е. Ку­тафин писал, что адвокат по своей сути является юристом- универсалом, поскольку закон наделяет его полномочиями оказания юридической помощи в конституционном, граждан­ском, уголовном и административном судопроизводстве, пред­ставительства во всех органах и организациях. На мой взгляд, пришло время включить в этот список и медиативную дея­тельность адвоката.

<< | >>
Источник: Адвокатура сегодня: традиции и новации: Сборник статей конкурса, посвященного 150-летию российской адвокатуры.—М.:Федеральная па­лата адвокатов РФ,2015.—400 с.. 2015

Еще по теме ОБ УЧАСТИИ АДВОКАТА В ПРОЦЕДУРЕ МЕДИАЦИИ:

  1. Применение адвокатами медиативных процедур как средств защиты семейных прав при расторжении брака
  2. УЧАСТИЕ АДВОКАТА В АЛЬТЕРНАТИВНЫХ СПОСОБАХ РАЗРЕШЕНИЯ ЮРИДИЧЕСКИХ СПОРОВ
  3. §4. Участие адвоката в осуществлении судебно-контрольного производства
  4. §4. Этика поведения адвоката в ходе участия в судебном процессе
  5. Участие прокурора в гражданском процессе
  6. § 2. Формирование правовых основ участия юридических лиц в предпринимательской деятельности
  7. § 3. Становление и развитие инсгитута юридического лица с участием иностранного капитала
  8. КТО ТЫ, АДВОКАТ?
  9. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СТАТУСА АДВОКАТА-ЗАЩИТНИКА В АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ
  10. Защита прав адвоката
  11. §1. Понятие и значение судебной речи адвоката
  12. ПРИСЯГА АДВОКАТА: СОХРАНЕНИЕ ТРАДИЦИИ
  13. НРАВСТВЕННЫЙ КРИТЕРИЙ ПРИНЯТИЯ ДЕЛ АДВОКАТАМИ
  14. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ «ИНОСТРАННЫХ АДВОКАТОВ» В РОССИИ И ВЕЛИКОБРИТАНИИ
  15. Адвокат - не предприниматель?