<<

К вопросу о понятии и сущности фактических брачных отношений в контексте обеспечения традиционных семейных ценностей

Смышляева О.В. — Судья Московский областной суд e-mail: oks0804@yandex. ru

Представляется целесообразным для правильного понимания значения термина «фактические брачные отношения», определения их правовой природы, определению необходимости их нормативного урегулирования в современном российском законодательстве обратиться к пониманию сущности и истории возникновения данного понятия и складывающихся отношений.

Как указывал К.П. Победоносцев, «на Руси начало законной формы брака соединяется с принятием христианства и с началом церковной организации. До тех пор не видно, чтобы существовала определенная форма брака; видны только неформальные признаки совершившегося брака в обычных действиях, происходивших при браке»[140].

По мнению К.П. Победоносцева, церковь, придавая публичность и формальность браку, «тем самым противодействует смешению брака с беспорядочным сожитием»[141].

Термин «фактические брачные отношения» был введен в юридическое употребление в России в 1926 г. вследствие принятия Кодекса законов о браке, 142

семье и опеке[142], согласно которому стало считаться, что лица признаются состоящими в фактических брачных отношениях при наличии взаимного признания друг друга супругами либо установления судом брачных отношений между ними по признакам фактической обстановки жизни.

Таким образом, в период с 1926 по 1944 годы «фактические брачные отношения» были частично приравнены к законному браку. Права на имущество, наследство, пенсии и пособия у сожителей были те же, что и у законных супругов. Однако, в связи с возникновением различных неоднозначных ситуаций, например, с одновременным нахождением одного лица в разных фактических брачных отношениях, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. фактические брачные отношения были лишены юридической силы[143]. Лицам, в них находившихся, предоставлялась возможность зарегистрировать брак, указав при этом срок фактического совместного проживания.

Подобное решение властей объясняется тем, что женщина была уже полностью раскрепощена, на работе и в быту она стала равноправной с мужчиной, могла сама защитить себя и своего ребенка. Кроме того, регистрация

брака объявлялась таким средством, пользуясь которым государство может оказывать культурно-воспитательное воздействие на отношения быта[144].

Одновременно с установлением факта состояния в фактических брачных отношениях, возникших до издания Указа от 8 июля 1944 г. и существовавших до смерти (или пропажи без вести на фронте) одного из лиц, состоявших в таких отношениях, мог быть установлен и факт нахождения заявителя на иждивении умершего либо пропавшего без вести[145].

Тем самым, трактовка брака вернулась в традиционное русло по мотивам необходимости обеспечения устойчивого и стабильного брака, основанного на нравственно-правовых начала, каковым может быть только брак, зарегистрированный в государственных органанх и только зарегистрированный брак порождал права и обязанности супругов, что в большей степени соответствовало менталитету советского народа.

В литературе, как указывалось в первой главе настоящей работы, традиционно под семьей предлагается понимать «объединение нескольких физических лиц с целью выполнения репродуктивной функции или решения иных задач личного характера, основанное на совместном проживании, ведении общего хозяйства и готовности к взаимному содержанию». Соответственно, можно выделить следующие юридические связи, являющиеся основаниями возникновения семьи: а) брак; б) фактические брачные отношения (союз мужчины и женщины без регистрации брака); в) родство, усыновление; г) принятие на иждивение»[146].

В настоящее время в российском мировоззрении и практически во всех современных обществах на мировом пространстве, видоизменилось отношение к зарегистрированному браку и возрастает роль альтернативных способов создания семейных союзов и упорядочения семейных отношений.

Как показывает реальная жизненная действительность, потребности в создании семьи посредством заключения брака в органах ЗАГС на сегодняшний день оказались нивелированы, и все большее количество людей отказывается от нее, предпочитая либо совместное проживание по типу временного партнерства, называя его гражданским браком, либо существование без каких-либо связывающих обязательств, как правовых, так и морально-нравственных, хозяйственно-бытовых.

В теории семейного права существуют разные мнения о снижении в современном российском обществе популярности регистрации браков, что, конечно, связано со многими факторами, среди которых называют кризис семьи и брака, «трансформацию института семьи, широкое распространение так называемых «гражданских браков»[147] и иных альтернативных способов

построения семейных взаимоотношений. Полагаем, что в условиях рыночных правоотношений, пропаганды семейной и половой свободы, всеобщей коммерциализации и такому социально-правовому институту, как семья, навязываются нетипичные формы семейной жизнедеятельности, которые не только не свойственны традиционной семье, но и способны разрушить сам институт семьи и брака в традиционном его понимании, основанном на нравственно-правовых началах.

В современный период времени в России особенно наблюдается рост числа ситуаций, при которых люди совместно проживают, ведут общее хозяйство, рожают и воспитывают детей, но по каким-либо причинам не регистрируют свои отношения в установленном законом порядке, а предпочитают «сожительство как форму совместного проживания «без обязательств», не торопятся узаконить свои отношения»[148].

Большинство ученых-семейников придерживаются точки зрения, что фактические брачные отношения не должны быть урегулированы на уровне семейного законодательства, т.к это угрожает принципу единобрачия, свидетельствует о легкомыслии в брачных отношениях, об их аморфности и ненадежности, о безответственности перед семьей и обществом, о непринятии признаваемой законом и государством формы семьи[149].

Как справедливо поясняет А.Н. Левушкин, «зачастую брак воспринимается российским населением поверхностно, лишь как государственная регистрация отношений. Но на самом деле брак наделяет граждан новым правовым статусом (супруг, супруга), основанным на нравственно-правовых началах, который несет в себе множество обязанностей и прав, одновременно создавая сложные механизмы защиты последних.

К сожалению, это не берется гражданами в расчет, в связи с чем все больше людей живет в так называемых фактических браках, без государственной регистрации»[150].

Другие авторы, например, С.Ю. Филиппова наоборот полагают, что возможно создание семьи с соблюдением требований о государственной регистрации актов гражданского состояния (брака, рождения) или без такового (фактическое сожительство). Если для семей, основанных на зарегистрированном акте гражданского состояния, все правовые средства достижения их правовой цели детально регламентированы нормами семейного

законодательства, то семья, не основанная на зарегистрированном акте гражданского состояния, остается вне специального правового регулирования[151].

Фактическими брачными отношениями (сожительством, фактическим браком) можно считать союз мужчины и женщины, основанный на эмоционально-личных и хозяйственно-бытовых отношениях, соответствующий практически всем характеристикам брака, закрепленных в СК РФ, но не зарегистрированный в органах ЗАГС. По обоснованному мнению И.Р. Альбикова, под сожительством следует понимать «систему норм, правил, регулирующих взаимодействие между мужчиной и женщиной, не состоящими в официально зарегистрированных супружеских отношениях, проживающими совместно и ведущими общее хозяйство»[152].

В повседневной жизни фактические брачные отношения зачастую именуют «гражданским браком», что, конечно не соответствует правовому пониманию и искажает само восприятие брака. В русском языке словосочетание «гражданский брак» не вполне нормативно-правовое явление, которое законодательно не определено и означает, как правило, законный брак, т.е. брак, зарегистрированный в соответствующих органах власти без участия церкви, не предполагает организацию фактических брачных отношений. Однако в обиходе и сознании обычного человека это словосочетание обозначает незарегистрированное сожительство, что приводит к искажению его истинного содержания.

Сожительство, «фактический брак», «неформальный брак», фактические брачные отношения, - это отношения между партнерами по совместному проживанию или сожительству, не оформленные в установленном законом порядке.

Причем такие отношения организуются не всегда между мужчиной и женщиной, имеют место и однополые союзы, которые абсолютно справедливо не получили какого-либо правового закрепления в законе. Итак, фактическое сожительство - широко распространенное явление - не может остаться совершенно юридически безразличным, не урегулированным. Государство не может не замечать масштабов распространения данного социально явления.

Следует согласиться с предложенными в доктрине критериями, в соответствии с которыми квазибрачные отношения отличаются от брака, т.е. союза, направленного на создание семьи, по следующим основаниям:

1) отсутствие регистрации (это формальный признак, однако с точки зрения закона факт, порождающий определенные правовые последствия);

2) правовые последствия (режим долевой, а не совместной собственности; отсутствие права на установление посредством договора разного режима имущественных отношений, вплоть до признания права на имущество тем лицом из пары, в приобретении которого он не принимал участия, невозможность супруга или бывшего супруга в случае нетрудоспособности и нуждаемости

требовать содержания, необходимость подачи совместного заявления отцом и матерью ребенка при установлении отцовства ребенка);

3) непризнание парой собственных отношений семейными[153].

Хотя следует признать, что в результате организации фактических брачных отношений также может создаваться семья, отношения внутри которой могут организовываться на нравственных основах, однако отсутстсвует семейно­правовое регулирование подобных социальных взаимоотношений вне зарегистрированного брака.

Следует отметить, что в современном массовом общественном сознании людей существует некоторая подмена понятий и представлений, связанных с пониманием самого термина «брак», поскольку, преобладающее большинство населения нашей страны, любые совместные длительные отношения, основанные на эмоциональной близости и ведении общего хозяйства, считают и называют «гражданским браком».

Безусловно, такой союз браком в юридическом значении не является, нет государственного признания, соответственно, данные лица не приобретают семейно-правового статуса, законодательного закрепления.

Следует констатировать, что значительная часть фактических брачно­супружеских отношений основывается на нежелании приобретать обязанности супругов, установленные законом, поскольку брак, заключенный в установленном законом порядке, предписывает определенный перечень обоюдных семейных обязательств: супружеских, алиментных, наследственных, одновременно с которыми появляются и гарантированные права, охраняемые семейным и иным законодательством Российской Федерации. Тем самым, когда лица боятся установления правовой ответственности перед своим семейным партнером, нравственная основа уходит на второй план, приоритет отдается личным интересам, имеет место безответственное отношение к своему предполагаемому супругу, т.е. лица зачастую осознанно не желают возлагать на себя семейно-правовые обязательства, что, как представляется, не допустимо.

Применение в адвокатской деятельности способов защиты гражданских и семейных прав

Яфизова Эльвира Наилевна аспирантка Ульяновского государственного университета, помощник судьи Ленинского районного суда г. Ульяновска

Анализируя защиту семейных прав, применяемую в адвокатской деятельности необходимо сказать о самих семейных правах. Права граждан в семье - это права, которые могут быть ими приобретены для установления, изменения или прекращения своего семейного статуса. Это может быть право быть супругом, право быть родителем (усыновителем) и т.д. Семейные же права граждан следует воспринимать как субъективные права граждан, обусловленные уже имеющимся семейно-правовым статусом (права супруга, родителя, усыновителя и т.д.)[154].

Обращение к гражданско-правовым способам защиты адвокатами в контексте данного исследования не случайно. Одной из особенностей регулирования семейных отношений является возможность применения в субсидиарном порядке положений гражданского законодательства, поскольку это не противоречит существу семейных отношений (ст. 4 СК РФ). Аргументами в пользу такого вывода служат положения ст. ст. 4 и 5 Семейного кодекса Российской Федерации (далее - СК РФ)[155], допускающие использование гражданско-правовых норм в семейных отношениях. Применение разрешенного ст. 5 СК РФ принципа аналогии закона позволяет предположить, что в качестве способов защиты семейных прав потенциально могут использоваться способы защиты гражданских прав, прямо установленные в ст. 12 ГК РФ[156]. Перечисленные в данной статье способы защиты гражданских прав являются достаточно известной и сравнительно устойчивой цивилистической конструкцией и применяются в адвокатской практике.

Защиту семейных прав необходимо рассматривать как определенную логически взаимосвязанную совокупность предусмотренных семейным или гражданским законом мер (способов), направленных на обеспечение неприкосновенности семейных прав, восстановление нарушенного или оспариваемого семейного права и пресечение действий, нарушающих права 157

членов семьи[157].

Для выявления совокупности способов защиты семейных прав,

реализуемых адвокатом, необходимо провести системный анализ всего семейного и гражданского законодательства. Вместе с тем, практическое решение обозначенной задачи осложняется тем фактом, что в нормах СК РФ и иных законов, регулирующих брачно-семейную сферу правоотношений, отсутствует аналог ст. 12 ГК РФ «Способы защиты гражданских прав», который выступает общим ориентиром в правоприменительной деятельности при реализации тех или иных способов защиты семейных прав.

Согласно ст. 4 СК РФ, «применение норм гражданского законодательства к семейным отношениям возможно лишь в случаях, когда они не урегулированы семейным законодательством и не противоречат существу семейных отношений». Следовательно, гражданско- правовые и административные нормы должны применяться адвокатом лишь в качестве «вспомогательных инструментов» для норм семейного законодательства, которые традиционно направлены на защиту семейных прав.

В сложившихся жизненных условиях оптимальное решение вопроса выявления совокупности защитных семейно-правовых способов, доступных правообладателям семейных прав, реализуемые в адвокатской практике, установления их содержания и специфики, представляется целесообразным за счет обращения к положениям доктрины семейного права с их последующим проецированием в плоскость нормативных предписаний на уровне семейного законодательства.

Выбирать тот или иной способ защиты нарушенного семейного права адвокатом, как и осуществлять право на его защиту, адвокат вправе по своему усмотрению. Выбор способа защиты адвокатом зависит не столько от формы защиты (юрисдикционной или неюрисдикционной), сколько от специфики защищаемого права, характера его нарушения с учетом установленных законом пределов осуществления права на защиту.

Отсутствие в семейном законодательстве специальных способов защиты нарушенного права, с неизбежностью побуждает адвоката как субъекта правоотношения обращаться к гражданскому законодательству в соответствии с правилом об аналогии, установленном ст. 5 СК РФ, что представляется вполне логичным.

Полагаем, что выбор тех или иных способов защиты семейных прав адвокатом зависит от сущности нарушения семейного права или интереса, в частности: нарушено право либо интерес; имело ли место нарушение (непризнание, оспаривание) или угроза нарушения права или интереса; возможно (или целесообразно) ли восстанавливать право, или устранять преграды в его осуществлении, или компенсировать результаты нарушения; следует ли применять комплексный подход для защиты права и т.д. Зачастую вообще не идет речи о вариантах защиты, например, если вещь уничтожена, то восстановление права на нее невозможно.

Сформулируем основные выводы.

1. В отличие от гражданского, семейное законодательство не предусматривает перечня способов защиты семейных прав граждан. В то же время анализ ст. 12 ГК РФ дает основания утверждать, что все из перечисленных

там способов защиты гражданских прав применимы в сфере семейно-правового регулирования как способы защиты семейных прав.

2. Защита семейных прав в адвокатской деятельности по своему содержанию и правовой природе имеет не только принудительный, но и понудительный характер, что позволяет ее эффективное использование в неюрисдикционной семейно-правовой форме.

Действующее гражданское и семейное законодательство определяет основные способы для защиты семейных прав, реализуемых адвокатом, организационно-правовые основы и механизм реализации данных способов, направленный на обеспечение восстановления нарушенных и оспариваемых прав и интересов членов семьи.

3 . Считаем необходимым расширить возможности применения адвокатом таких способов защиты семейных прав, как возмещение убытков, взыскание неустойки, возмещения имущественного и морального вреда для защиты нарушенных семейных прав и интересов. Данные способы защиты семейных прав могут рассматриваться в качестве приоритетных, направленных на защиту имущественной сферы участников семейных правоотношений, как наиболее часто нарушаемой, и применяться в силу предоставленной законодательством возможности субсидиарного применения норм гражданского законодательства, в особенности, прав, возникающих из договорных семейных обязательств.

4. Полагаем, что не стоит ограничиваться в данном вопросе лишь внесением изменений в ст. 8 СК РФ. СК РФ должен содержать норму, подобную ст. 12 ГК РФ, которая конкретизировала бы способы защиты семейных прав в зависимости от специфики семейных отношений. При этом надо помнить о том, что при необходимости в защите семейных прав адвокатом применяются такие способы защиты, как признание права или установление юридического факта, прекращение или изменение правоотношения, пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу нарушения, принудительное исполнение обязанности. Реже используются компенсация морального вреда, и единичны случаи взыскания неустойки. Такие способы, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, используется в адвокатской практике также редко. Это объясняется тем, что, как правило, восстановление прав происходит в результате использования иного способа защиты, то есть является его результатом, следствием.

Литература

1. Левушкин А.Н. Теоретическая модель построения системы семейного законодательства Российской Федерации и других государств - участников Содружества Независимых Государств: Дис. ... докт. юрид. наук. - М., 2013.

2. Сабитова Э.Н. Понятие, способы и формы защиты семейных прав: теоретические аспекты // Семейное и жилищное право. 2017. N 6. С. 15 - 16.

<< |
Источник: Адвокатура в системе институтов гражданского общества России российского законодательства: Сборник материалов Международной научно-практической конференции. Москва 24 января 2019 г. /коллектив авторов. - М.: Издательство РААН,2019. - 107 с.. 2019

Еще по теме К вопросу о понятии и сущности фактических брачных отношений в контексте обеспечения традиционных семейных ценностей:

  1. Деятельность адвоката и судебное усмотрение при рассмотрении гражданских дел, возникающих из брачно-семейных отношений
  2. ПРОБЛЕМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ В ДИСЦИПЛИНАРНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ В КОНТЕКСТЕ КРИТЕРИЯ СУБЪЕКТИВНОЙ БЕСПРИСТРАСТНОСТИ СОСТАВА КВАЛИФИКАЦИОННОЙ КОМИССИИ
  3. 1. Понятие и сущность банковского права
  4. 1 вопрос: 1. Понятие, договора подряда, его элементы и содержание.
  5. 4. 1. Понятие структура и особенности административно-правовых отношений
  6. КОДЕКС ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ АДВОКАТА: ЗАЩИТА ЦЕННОСТЕЙ И ЭТИЧЕСКИЙ РЕЛЯТИВИЗМ
  7. Тема: “Обязательства по оказанию юридических и фактических услуг”
  8. Применение адвокатами медиативных процедур как средств защиты семейных прав при расторжении брака
  9. § 1. Генезис торговых (предпринимательских) отношений и место прообразов юридических лиц в этих отношениях
  10. Административный процесс: сущность, виды
  11. СУЩНОСТЬ И СТРУКТУРА СОЦИАЛЬНОГО СТАТУСА АДВОКАТА
  12. 26. ОСНОВНЫЕ ТЕОРИИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ И СУЩНОСТИ ПРАВА
  13. Глава 1. Категории юридическое лицо и предпринимательская деятельность в контексте общейтеории права
  14. О РАСШИРЕНИИ ПОЛНОМОЧИЙ АДВОКАТА- ЗАЩИТНИКА В КОНТЕКСТЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЗАЩИТЫ В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
  15. ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ АДВОКАТОВ В РОССИИ
  16. 10. 3. Административно-правовые режимы особых состояний государства и обеспечения его безопасности
  17. Тема 15. Способы обеспечения законности и дисциплины в сфере исполнительной власти
  18. §1. Постановка вопроса в литературе
  19. К ВОПРОСУ ОБ АДВОКАТСКОЙ МОНОПОЛИИ