<<
>>

Минимальный международный стандарт

Минимальный международный стандарт представляет собой планку, ниже которой уровень обращения с иностранным инвестором не мо­жет опускаться, даже если принимающее государство, нарушая ин­тересы иностранного инвестора, действует правомерно с точки зре­ния национального права и/или на недискриминационной основе.

Такого рода обязательство закреплено в статье 10(1) ДЭХ. Ни ДЭХ, ни положения иных международных инвестиционных договоров не раскрывают понятие и содержание минимального стандарта. Отсут­ствие какого-либо документального его закрепления привело к тому, что в современной теории международного инвестиционного права, равно как и на практике, ведутся споры относительно его существа, содержания и развития.

Теоретические исследования международно-правовых режимов инвестирования появились еще в 18-м веке. Так, Э. Ваттель высту­пал в поддержку существования международного стандарта, гаран­тировавшего иностранцам более высокий уровень зашиты, чем пре­доставляемый национальным правом принимающего государства[31][32]. В противовес ему Ф. Витория отстаивал точку зрения, согласно ко­торой национальный режим является наивысшим стандартом, на

который могут рассчитывать иностранные инвесторы, а междуна­родное право, таким образом, не только не необходимо, но и не со­держит никакого руководства для инвесторов или государств приме­нительно к инвестиционным отношениям'.

Особую остроту'дискуссия относительно подхода международно­го права к вопросу зашиты инвестиций приобрела на рубеже 19-го и 20-го веков. Ввиду того, что до этого времени инвестиции осущест­влялись в основном экономически развитыми государствами в ко­лонии и иные зависимые государства, потребность в существовании международного стандарта обращения с иностранными инвесторами фактически отсутствовала. В тех нечастых случаях, когда инвестици­онные отношения выходили за рамки отношений метрополий и ко­лоний, зашита обеспечивалась дипломатическими средствами или с использованием силы; в ряде случаев характерно было также экс­территориальное действие права крупных держав в рамках тех терри­торий, на которые осуществлялись инвестиции-.

Как отмечают не­которые авторы, практика урегулирования инвестиционных споров с применением силы сохранялась как минимум до Второй мировой войны с той лишь разницей, что государства-экспортеры капитала в то время были вынуждены более тщательно, нежели в колониаль­ный период, обосновывать использование такого рола мер'.

В российской доктрине международного инвестиционного пра­ва рассмотрению минимального международного стандарта обра­щения с иностранными инвесторами уделяется сравнительно мало внимания. Так, в работах Вознесенской Н.Н.[33][34][35][36][37], Лебединец И.Н?, Гу­щина В.В. и Овчинникова А.А.[38], Шиловой Н.Л.[39] упоминание мини-

мяльного международного стандарта отсутствует. Фархутдинов И.З.[40]и Лабин Д.К.’ рассматривают этот стандарт, выделяя несколько его принципов: уважение законов принимающего государства; допу­стимость национализации при условии соблюдения норм междуна­родного права; соблюдение законной процедуры в отношении лю­бых мер, предпринимаемых в отношении иностранного инвестора; и применение местных мер правовой защиты. Как видно из приве­денной выше дискуссии о минимальном международном стандарте, не все из указанных четырех принципов можно безоговорочно при­знать составными частями минимального международного стандар­та. В дополнение к этому, к принципам стандарта авторы относят «обязательство предоставить иностранным инвесторам определен­ный режим, согласно которому государство, гражданами которого являются иностранные инвесторы, вправе ожидать ог государства, принимающего инвестиции, что его гражданам будет предоставлен режим не хуже международного минимального стандарта»’. В этом положении минимальный международный стандарт фактически определяется через самого себя. Цитируемые работы подробно не останавливаются на содержании стандарта и вопросах его практиче­ского применения при рассмотрении инвестиционных споров. Вме­сте с тем сам факт освещения существования этой концепции в меж­дународном инвестиционном праве выделяет их среди прочих.

С точки зрения международного права обычная норма о мини­мальном международном стандарте обращения с иностранными ин­весторами начала формироваться в период, последовавший за распа­дом колониальной системы, а сам стандарт своим возникновением обязан практике отношений США со странами Латинской Америки. С волной национализаций в этих государствах возник вопрос о том, в чем именно состоит международно-правовая зашита иностранных инвестиций и существует ли она как таковая. Истоки формирования минимального международного стандарта лежат в нормах междуна­родного права, регулирующих вопросы ответственности государств и, более конкретно, ответственности принимающих государств за несоблюдение обязанности по зашите личности находящихся на его территории иностранцев. Стечением времени стандарт распростра­

нился на защиту нс только личности, но и собственности таких ино­странных граждан - сначала охватывая только случаи физического лишения права владения материальными активами, затем и случаи ограничения права на нематериальные блага (права по договорам, доли участия в компаниях, интеллектуальную собственность)1. В на­стоящее время существование минимального международного стан­дарта можно считать признанным (одним из первых инвестици­онных споров, касавшихся минимального стандарта, стало дело American Machine Tools[41][42][43]), несмотря на отсутствие согласия относи­тельно его содержания. Представляется, что само это содержание нс статично, а развивается с течением времени, как и многие другие концепции международного инвестиционного права. Так. напри­мер. это было подтверждено арбитражным трибуналом в решении подолу Мсггії &Ring Forestry, постановившем, что «...минимальный стандарт обращения с инвесторами закреплен обычным правом и... сегодня является более широким, нежели во времена дела Neer и его последователей»’.

Что же касается конкретного содержания, то в качестве более или менее согласованных элементов минимального международного стандарта, существующих сейчас в качестве обычной нормы между­народного права, можно назвать запрет на экспроприацию активов иностранного инвестора на дискриминационной основе, нс в обще­ственных интересах и без надлежащей компенсации (при этом воп­рос о правилах определения ее размера остается открытым - часто воспроизводимая в инвестиционных договорах формула Халла суще­ствует наряду с иными формулировками, что свидетельствует об от­сутствии в обычном международном инвестиционном праве единой позиции по этому вопросу и, следовательно, соответствующей пра­вовой нормы)[44].

2.2.

<< | >>
Источник: Ануфриева А.А.. Регулирование иностранных инвестиций в ЕС. Обшиє вопросы и инвестирование в энергетический сектор. — М.,2014. — 128 с.. 2014

Еще по теме Минимальный международный стандарт:

  1. К ВОПРОСУ О МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДВОКАТА
  2. 36. ФОРМЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОГО И МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
  3. Международные акты, касающиеся адвокатов
  4. НЕОБХОДИМОСТЬ ГАРМОНИЗАЦИИ И ИНТЕГРАЦИИ ПРИ ВЕДЕНИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ НАСЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЛ
  5. Бойков А.Д., Капинус Н.И.. Адвокатура России: Учебное пособие. - М.: Институт международного права и экономики имени А.С. Грибоедова. -2000. 376 с., 2000
  6. Адвокатура в системе институтов гражданского общества России российского законодательства: Сборник материалов Международной научно-практической конференции. Москва 24 января 2019 г. /коллектив авторов. - М.: Издательство РААН,2019. - 107 с., 2019
  7. § 3. Уставный капитал организации
  8. История: материалы для самостоя­тельной подготовки студентов к семинарским занятиям и эк­заменам по курсу «История». / В.П. Барынкин, Р.В. Новоже- ев. - Брянск: издательство Брянской ГСХА,2014. - 99 с., 2014
  9. 2. Виды адвокатской деятельности
  10. Региональные аспекты интеграции: Европейский союз и Евразий­ское пространство : Монография = Regional aspects of integration : Euro­pean Union and Eurasian space : Monograph / K. Malfliet, А. И. Абдуллин, Г. Р. Шайхутдинова [и др.] ; отв. ред. Р. Ш. Давлетгильдеев. — Москва,2019. — 239 с., 2019
  11. Н.Ф. Банникова. История Отечества: Учебное пособие / Использованы материалы С.И. Журавлева, И.А. Кульковой. Самар, гос. аэрокосм. ун-т. Самара,2002. 228 с., 2002
  12. Власенко Н.А.. Теория государства и права: учебное пособие. - М.: Норма,2018. - 480 с., 2018
  13. § 2.1. Неоказание помощи больному
  14. § 4. Валютные риски
  15. Осокина Елена Борисовна. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО БАНКОВСКОГО СОЮЗА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019, 2019
  16. § 2.3. Неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие
  17. История России: Учебное пособие/под ред. д.и.н. Л.А. Зайцевой - 4-е изд., испр. и доп., рек. Сиб. РУМЦО - Улан-Удэ: Изд-во ФГОУ ВПО «БГСХА им. В. Р. Филиппо­ва»,2009. - 261 с., 2009