<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Активное и противоречивое развитие международного инвестици­онного права, во многом непредсказуемое, равно как и развитие пра­ва и компетенции ЕС на протяжении второй половины 20-го и нача­ла 21-го века, логично привело к столкновению двух правопорядков, вылившееся в борьбу за установление ими верховенства в сфере ре­гулирования инвестиций, осуществляемых на территории ЕС.

Потенциально правовая система ЕС, основанная на принци­пах прямого эффекта и прямого действия, располагающая аппара­том гармонизации позиций и действий входящих в его состав госу­дарств (чего не было, например, в том же ДЭХ, поскольку помимо европейских стран и самого ЕС в нем участвует и значительное чис­ло государств из других регионов мира), позволяет создать достаточ­но предсказуемую и стабильную систему защиты иностранных ин­вестиций. Болес предсказуемую и потенциально более стабильную с правовой точки зрения (хотя бы потому, что вносить изменения в нее значительно сложнее), чем правопорядки двух десятков отдель­ных государств-членов, заметно различающихся по уровню развития и условиям инвестирования. В любом случае, иметь дело с единым образованием (ЕС), а не со множеством отдельных субъектов, инве­сторам проще. При этом в случае разработки достаточных механиз­мов защиты все эти отдельные субъекты будут обязаны на своей тер­ритории их эффективно реализовывать.

ЕС обладает инструментарием (правовые акты) и инфраструк­турой (институты) дчя создания интересной для инвесторов модели регулирования инвестиционной деятельности как внутри Союза, так и вовне. Учитывая накопленный за более чем 50-летнюю историю существования БИТ и развития международного инвестиционного права опыт и активную роль государств-членов ЕС в этом процессе, автор надеется, что внутренние правовые акты ЕС (для регулирова­ния общей инвестиционной политики) и будущие евро-БИТ будут основаны именно на этом опыте.

В поддержку потенциального успеха многостороннего (пусть и регионального, если речь идет о ЕС) регулирования инвестиций го­ворит давнее желание государств заключить многостороннее между­народное соглашение по этим вопросам, пока не увенчавшееся успе­хом.

В то же время попытки регионализации регулирования инве­стиций были куда более успешны, примером чему может служить и НАФТА и ДЭХ (что особенно показательно для Европы). При этом и европейские БИТ в настоящее время по своему содержанию срав­нительно схожи, что делает достижение согласия по всеобъемлюще­му евро-БИТ более реальным.

Вместе с тем разрабопикам будущих международных инвестици­онных договоров следует помнить, что, каковы бы ни были возмож­ности по разработке и инфраструктура какой-либо организации, они не могут компенсировать неудовлетворительный инвестиционный климат в отдельно взятой стране или группе стран, поскольку союз­ные механизмы все же являются дополнением к стабильности, эф­фективности и низкому уровню некоммерческих рисков в конкрет­ных государствах. И самым важным представляется то, как этими возможностями и инфраструктурой ЕС распорядится на практике.

Проведенный анализ современного международного инвестици­онного права, права ЕС в отношении регулирования иностранных инвестиций, в том числе в сфере энергетики, а также изучение взаи­модействия и перспектив дальнейшего развития обоих правопоряд- ков позволили прийти к следующим выводам.

1. В настоящее время из трех систем зашиты прав иностранных инвесторов, доступных при вложениях в топливно-энергетический комплекс ЕС (а это Договор к Энергетической хартии, двусторон­ние межгосударственные инвестиционные договоры и право само­го Европейского Союза), механизмы, предлагаемые правом ЕС, яв­ляются наиболее стабильными и реализуемыми на практике, хотя и несколько более ограниченными с точки зрения объема прав инве­сторов. После вступления в силу Лиссабонского договора предусмо­тренные международно-правовой системой гарантии прав иностран­ных инвесторов в самом Европейском Союзе могут быть эффектив­но реализованы лишь в той части, в которой они нс противоречат праву ЕС, и с учетом правовой позиции Суда ЕС.

2. С учетом современных тенденций развития права и полити­ки ЕС представляется, что в ближайшие несколько лет двусторонние инвестиционные договоры, заключенные государствами-членами ЕС между собой, либо будут формально упразднены либо полно­стью утратят какую-либо практическую значимость. Основную роль

в этом процессе сыграют сложности с реализацией их положений, в том числе с исполнением в странах-членах ЕС выносимых инве­стиционными арбитражными трибуналами решений.

3. Тенденции развития международного инвестиционного права и права ЕС свидетельствуют, что двусторонние инвестиционные до­говоры государств—членов ЕС с третьими странами будут заменены масштабными и комплексными соглашениями с Европейским Сою­зом, в которых вопросы защиты прав иностранных инвесторов будут рассмотрены в увязке с другими вопросами, такими как обязанности инвесторов в социальной сфере и в сфере охраны окружающей сре­ды. При этом неизбежной ревизии подвергнутся некоторые привыч­ные положения ныне существующих двусторонних инвестиционных договоров - зонтичные оговорки, косвенная экспроприация, гаран­тии предоставления справедливого и равноправного режима, режи­ма наибольшего благоприятствования и др. Также можно ожидать изменений вчасти открытости арбитражной процедуры, максималь­ного сужения свободы усмотрения инвестиционных арбитражей при толковании положений международных инвестиционных договоров с целью создания большей правовой определенности как для инве­сторов, так и для принимающих государств.

4. Еще одной тенденцией развития права ЕС, в связи с форми­рованием единого энергетического рынка ЕС, завершение которого планируется в 2014 г., является отказ от преференций, предоставляе­мых международным инвестиционным правом, как противоречащих принципу недискриминаиии и ставящих под сомнение эффектив­ность единого рынка. В этой связи спорной применительно к ЕС является дальнейшая судьба Договора к Энергетической хартии. Многие его положения уже полностью или частично де-факто де­завуированы как передачей полномочий по регулированию прямых иностранных инвестиций на уровень самого ЕС, так и принятием третьего энергетического пакета ЕС. Вместе с тем в настоящее вре­мя Договор к Энергетической хартии под сомнение не ставится, воз­можно, во многом в связи с его значимостью для Европы. І Іредстав- ляется, что к вопросу о его будущем ЕС может перейти после форми­рования единой инвестиционной политики и разрешения вопроса о будущих инвестиционных договорах.

5. Учитывая существующее положение дел в сфере регулирова­ния рынка энергетики в ЕС и введение в действие третьего энерге­тического пакета, представляется, что на определенном этапе До­говор к Энергетической хартии может оказаться единственным международно-правовым инструментом защиты иностранных инве­

сторов в энергетическом секторе ЕС. В связи с этим прекращение Россией временного применения Договора к Энергетической хартии ухудшает положение российских инвесторов в ЕС в среднесрочной перспективе, поскольку оставляет их без международно-правовой защиты. В отсутствие другого такого инструмента регулирования, а также учитывая перспективу отказа ЕС от действующих двусторон­них договоров, российские инвесторы в Европе могут остаться без международно-правовой зашиты своих интересов и будут вынужде­ны ориентироваться только на право ЕС. Вследствие этого России, вероятно, следует пересмотреть свое отношение к Договору к Энер­гетической хартии, учитывая, что инвесторы из применяющих его государств, в отличие от российских инвесторов, находятся в более защищенном положении.

6. Осознавая существующий в настоящее время конфликт пра­вовых режимов, доступных иностранным инвесторам в топливно- энергетический комплекс ЕС для защиты их интересов, нужно, тем не менее, отметить, что в краткосрочном и среднесрочном плане это нс должно привести к отказу от использования существующих дву­сторонних инвестиционных договоров с государствами-членами ЕС ни со стороны России, ни со стороны российских инвесторов. Од­нако, применяя их. необходимо учитывать, что при их реализации инвесторы могут столкнуться с рядом трудностей. Ключевой среди них является потенциальная сложность исполнения решений инве­стиционных арбитражей, возможность создания которых предусма­тривается такими договорами, в государствах—членах ЕС.

<< | >>
Источник: Ануфриева А.А.. Регулирование иностранных инвестиций в ЕС. Обшиє вопросы и инвестирование в энергетический сектор. — М.,2014. — 128 с.. 2014

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. 2. Заключение, изменение и расторжение договора.
  2. Заключение
  3. Заключение
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. Защита прав адвокатами в механизме правоохранительной деятельности при заключении брака
  7. Дополнительная литература
  8. 1 вопрос: 1. Понятие, договора подряда, его элементы и содержание.
  9. 8. 3. Прохождение государственной службы
  10. О РАСШИРЕНИИ ПОЛНОМОЧИЙ АДВОКАТА- ЗАЩИТНИКА В КОНТЕКСТЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЗАЩИТЫ В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
  11. АКТУАЛЬНОСТЬ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПОВ HABEAS CORPUS В РОССИИ И В МИРЕ
  12. ЯВКА С ПОВИННОЙ, СДЕЛАННАЯ В ОТСУТСТВИЕ АДВОКАТА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
  13. ОГЛАВЛЕНИЕ
  14. Введение.
  15. Приложение №5 АНКЕТА для изучения уголовных дел (хищение путем мошенничества с использованием ценных бумаг-ст. 159 УК РФ)