<<
>>

КОММЕНТАРИЙ

Заглавие

Во всех списках Пространной Правды сохраняется указание на связь памятника с именем кн. Ярослава Владимировича, однако противопоставление слов Суд Ярославль (т. е. Суд Ярослава) в заглавии словам по Ярославе же...

(а после Ярослава...) в ст. 2 свидетельствует о том, что в восприятии автора, включившего это противопоставление, Судом Ярослава является только ст. 1, в которой говорится о праве кровной мести. Так понимали это расчленение и писцы Карамзинской группы списков, которые наряду с заглавием перед ст. 1 Суд Я рославлъ Воло диме рич... дали в начале ст. 2 дополнительное заглавие к следующим статьям. Другие заглавия в списках

XIV — XV вв. появились позднее XII в., при этом заглавия в Карамзинской группе также показывают, что переписчики имели дело с текстом, в котором с именем Ярослава связывались только статьи об убийстве (душегубстве). В Пушкинском сбор­нике второй половины XIV в. такого противопоставления уже нет, заглавие Суд Ярослава князя относится ко всему памят­нику, но там дан новый подзаголовок Устав О всяцих пошлинах и уроцех, который бьіл своеобразным резюме, раскрывающим широкое содержание Правды, не ограничивавшееся нормами только уголовного права. При этом во всех списках Пушкинской группы перед ст. 1 включен дополнительный текст — своего ро­да Введение к Русской Правде (и следовавшему за ней Закону Судному людем), представляющее собой выдержку из Поуче­ния Василия Великого к судьям о соблюдении ими справедли­вости (Не приимеши послушества лжа; Аще не виноват, долго не держи гнева; горе оправдающему нечестиваго мзды ради; и пр.).

Статья 1

Статья повторяет нормы ст. 1 Краткой Правды в изменен­ном виде, отражающем значительную социальную дифферен­циацию древнерусского общества и введение наряду с тради­ционной 40-гривенной вирой за убийство двойной — 80-гри- венной — ставки, которой охраняется жизнь управителей кня­жеского феодального хозяйства и приближенных князя (княжь муж, тиун княж).

Это соответствует нормам ст. ст. 19, 22—23 Краткой Правды, явившихся нововведением Яросла­вичей. Форма родительного падежа тиуна княжа предполагает подразумеваемое голова; некоторая неясность значения этой формы вызвала вставку в Карамзинской группе слов, восста­навливающих первоначальный ее смысл. Новым и знамена­тельным для того времени в социальной области является так­же охрана 40-гривенной вирой жизни работника боярской вотчины (тивун бояреск), который выполнял в ней функции управителя, способствуя'эксплуатации трудившейся в вотчине челяди. Это (наряду со ст. ст. 14, 46, 66) важное свидетельст­во существования во время образования Пространной Правды боярского хозяйства.

Среди близких родственников, обязанных некогда мстить за убитого, в Пространной Правде названы братни сынови вместо сестрину сынови в Краткой Правде. Эта замена устра­няет из текста Правды наиболее архаичный ее элемент, восхо­дящий к эпохе материнского рода.

Термин русин, заимствованный из Краткой Правды, здесь по-прежнему, вероятно, обозначает жителя Южной Руси, «Русской земли» в узком значении. В обработках XIII — XIV вв., представленных в списках Пушкинской груп­пы, большая часть которых имеет новгородское происхожде­ние, русин заменен горожанином, что указывает на выделение в то время непривилегированного свободного жителя древне-

82

Законодательство Древней Руси

русского города в качестве субъекта права, отличного и от кня­жеских, и от боярских людей, и от сельского жителя; послед­него, вероятно, подразумевает термин Словении. Списки мо­сковской Карамзинской группы, объединяющие русина и горожанина, свидетельствуют о том, что это новое значение могло быть актуальным в условиях городской жизни и других регионов Руси.

Статья содержит норму, по существу уже не действующую, так как кровная месть была отменена еще до создания Прост­ранной Правды. Но поскольку замена мести вирой — обще­принятая норма в Пространной Правде — была введена еще Ярославом (хотя и в особых случаях, когда отсутствовали ли­ца, имевшие право мести), в статье было оставлено указание на порядки, существовавшие прежде, признанные Ярославом и, как говорится в ст.

2, отмененные позднее. Таким образом, противопоставление ст. 1 и ст. 2 существует не только в указа­нии на установления князя Ярослава и его сыновей, но и в со­держании этих установлений.

Включение в закон не только новых норм, но и старых, из­мененных последующим законодательством, применительно к древнерусским памятникам права известно и по новгородской уставной грамоте кн. Святослава Ольговича 1136/37 г. Здесь перед изложением нового порядка материального обеспечения новгородской епископии (фиксированная сумма, заменяющая десятину от вир и продаж) указывается система такого обеспе­чения в Южной (Киевской) Руси и в Новгороде до вокняже- ния Святослава Ольговича.

Статья 2

По Ярославе

— после смерти Ярослава;

Совокупииіеся

— собрались;

Отложиша убиение за голову — отменили кровную месть.

Статья содержит историко-юридический экскурс во времена вскоре после смерти Ярослава, когда Ярославичи, вместе со своими боярами собравшись на съезд, отменили кровную месть, установив замену ее денежной вирой во всех случаях, а не только при отсутствии законных мстителей. В статье ис­пользовано заглавие Правды Ярославичей в составе Краткой Правды, причем, как считает Б. А. Романов, перечень княжес­ких мужей здесь прерывается на трех первых именах (в Крат­кой Правде он полнее).

296 Повесть временных лет, ч. I, с. 86.

Реформа, заменявшая кровную месть денежным выкупом, проведенная Ярославичами, не первая. Повесть временных лет под 996 г. сообщает о попытке изменения уголовного права, предпринятой Владимиром Святославичем, с введением смерт­ной казни для разбойников. Попытка эта оказалась неудачной, и после нее последовала новая реформа, отменившая смертную казнь и восстановившая традиционную форму наказания — де­нежный штраф в пользу государственной власти296. Реформа Ярославичей, продолжая эту линию развития права, стремится полностью заменить такими же штрафами и все другие сферы применения кровной мести.

Наречие паки здесь обычно переводится как вновь, опять,

еще, в связи с чем иногда утверждают, что в статье говорится о второй встрече Ярославичей, произошедшей после смерти Ярослава (Н.

Ланге, Л. Гётц, М. Н. Тихомиров). Однако грамматический строй фразы не позволяет видеть здесь такого значения. Это слово связывает действие ст. 2 с предшествую­щим действием ст. 1, а не каким-либо действием, о котором в контексте нет речи. Паки употреблялось в значении также, кроме того (паки ли людин в Следующей ст. 3 Пространной Правды), потом, затем (А инии пакы злии человеци почаша добрых людии домы зажигати)297. Поэтому видеть здесь ука­зание на отмену кровной мести на новом, повторном княже­ском съезде нет оснований: в тексте говорится о встрече Ярос­лавичей после смерти отца, не более того. Эта встреча произошла, вероятно, вскоре после 1054 г.; переносить ее на 15—20 лет, как отмечалось исследователями, вряд ли возможно.

297

Новгородская Первая летопись, с. 71, 279 (1231 г.).

Связывать отмену кровной мести с княжеским съездом 1072 г. в Вышгороде, собравшимся для церковного торжест­ва— перенесения мощей Бориса и Глеба, можно было бы только в том случае, если бы существовала связь этой рефор­мы с религиозным культом. В случае, если бы решение князей не только самим воздерживаться от покушений на человечес­кую жизнь (по тогдашним представлениям, дарованную бо­гом), но и воспретить делать это в Русской земле вообще бы­ло бы принято у гроба князей, убитых их братом298. Однако ничего подобного в источниках нет: ни состав участни­ков решения об отмене кровной мести, ни содержание ст. 2 не дают никаких оснований предполагать в нем участие церков­ных деятелей, игравших на вышгородском торжестве 1072 г. важную роль.

298 См.: Повесть

временных лет, ч. II, с. 357—359.

Вставки имен других сыновей Ярослава, Владимира и Вя­чеслава, в новгородской кормчей 1493 г. (СМѴ) относятся ко времени, когда Правда была уже не действующим законом, а историко-политическим памятником, рассказывающим о дея­тельности князя Ярослава, по представлениям современников давшего особый статус Новгороду. Старший сын Владимир, князь новгородский (умер в 1052 г.), строитель Софийского собора, в середине XV в.

был в Новгороде причислен к свя­тым, младший Вячеслав, князь смоленский (умер в 1057 г.).

Статья 3

Этой статьей начинается первый тематический раздел (ст. ст. 3—8) об ответственности за убийство на территории верви. Статья устанавливает порядок взыскания виры за убийство в разбои представителя княжеской администрации и рядового жителя в том случае, если вервь отказывается ис­кать преступника в своей среде. Виру при этом платит вервь, на территории которой найден труп. Размер виры соответству­ет ставкам ст. 1. Статья кодифицирует нормы Краткой Прав­ды, опуская дублирующие нормы (ст. 23) и, вероятно, те, ко-

Головник

— убийца.

Веревная, вирная ( подразумевается гривна) — вира.

Вира

— штраф, пеня, которую платит

84

Законодательство Древней Руси

убийца в пользу государственной власти, князя.

Вервь

— зд. соседская, территориальная община.

Вече в Киеве. 1147 год.

Миниатюра Радзивиловской летописи конца XV века

Зане же

— потому что, в связи с тем, что.

торые не соответствовали новым условиям (убийство за обиду — в ст. 19, убийство у клети — в ст. 21). Вместе с тем в этих статьях Пространной Правды унифицируются обозначе­ния юридических понятий, столь различных в Краткой Правде и в архаичной ст. I Пространной Правды: представители кня­жеской администрации (огнищанин, тиун, подъездный, старый конюх и др.) относятся к одной группе княжьих мужей; убий­ца называется головником (ст. ст. 3—5).

Разбой в этой статье не есть преднамеренное убийство, бо­лее опасное в социальном отношении, чем случайное или прои­зошедшее в драке. Об этом говорит соответствие норм ст. 3 и ст. 6, противостоящих норме ст. 7.

Существует мнение, что убийство в разбое не отличается по социальной опасности от убийства в сваде, о чем якобы свиде­тельствует одинаковое наказание за оба вида убийства. Одна­ко имеется и прямо противоположная концепция, исходящая из того, что ст. 7 Пространной Правды устанавливает за убий­ство в разбое не виру,а высшую меру наказания — поток и разграбление.

Вира в ст. 3 предусмотрена потому, что здесь некого подвергать потоку и разграблению, так как преступник неизвестен.

Судя по сравнительно-историческому славянскому материа­лу, вервь первоначально восходит к родовому коллективу, ар­хаичной большой семье, к XII в. уже утратившей свои важней­шие функции, которые наследовали выделившиеся из ее состава малые, индивидуальные семьи. Этимологически вервь связывается со словом веревка в смысле меры земли, ограни­ченной линией, или, может быть, линии первоначального рас­селения малых семей в процессе их отпочковывания (ср. пла­тить по верви, искать преступника по верви в Пространной Правде).

Статья 4

Статья устанавливает порядок выплаты вервью дикой виры. Дикая вира (возможно, от слова дикий — чужой, т. е. вира за чужую вину) — штраф, который платят сообща члены вер­ви за убийство, происшедшее на ее территории, когда убийца неизвестен или вервь не хочет его выдавать. В статье установ­лено, что вервь имеет право платить дикую виру в рассрочку. Размеры виры — 40 и 80 гривен кун — очень значительные суммы, равные стоимости стада из 50 и 100 коров, которые составляли, вероятно, немалую часть собственности, принадле­жавшей членам общины в целом. За вервью остается право распределения этих сумм между ее членами, что предполагает существование авторитетной общинной администрации, пред­ставляющей вервь и в общении с государственной властью. В свою очередь, государственная власть согласна с выплатой ди­кой виры в рассрочку для сохранения существования такого коллектива и его финансовой способности.

Законодательство Древней Руси

Сплатити

— платить вместе.

Ис дружины

— совместно, в составе общины.

Данная статья — одна из наиболее сложных для понимания. Она предполагает другой случай уплаты виры вервью, — ког­да убийца — член обіцины и, как таковой, участвует (прикла­дывает) в денежной складчине для обіцих выплат от имени обіцины. Тогда обіцина помогает преступнику в выплате виры в 40 гривен или, так же как в ст. 4, сама платит за него (ди­кую виру). Вторая часть статьи менее ясна. Кроме виры, прес­тупник — член обіцины сам платит еще головничество, а что касается 40 гривен, то преступник участвует в их выплате вместе со всем коллективом. Головничество не встречается в других источниках; исследователи вслед за М. Ф. Владимир­ским-Будановым считают, что этот термин обозначает возна­граждение родственникам убитого и значит то же, что плата «за голову» (ст. ст. 1—2 Пространной Правды, ст. 2 Краткой Правды). По мнению М. Ф. Владимирского-Буданова, А. И. Соболевского, Е. Н. Щепкина, размер головничества не фиксирован, но Б. А. Романов и А. А. Зимин считают, что он также равен размеру виры. Однако по ст. 10 Пространной Правды плата за голову установлена только в 3 гривны, по ст. 27 Пространной Правды возмещение пострадавшему в ре­зультате увечья составляло половину штрафа в пользу княже­ской власти. См. также комментарий к ст. ст. 2—3 Устава кн. Ярослава о церковных судах.

Статья 6

Свада

— ссора.

Статья отграничивает убийство, совершенное в обществен­ном месте, на глазах у присутствующих, от убийства в разбое, очевидно, в корыстных целях. Оно расценивается как менее тяжкое преступление и подлежит наказанию выплатой виры с участием членов общины, как об этом говорит ст. 5.

Пиры были одной из форм общественной жизни в средневе­ковье, сложившейся на более ранних этапах развития общест­ва. Известны княжеские пиры в X — XII вв. с участием бо­яр, гридей, на которые специально приглашались и декласси­рованные элементы города, пиры у бояр и богатых горожан в XI в., городские братчины в XII в.; на пирах допускались словесные турниры между представителями разных социаль­ных групп, не принятые в обычной жизни, но право XV в. уже знает запреты участия в пирах и братчинах незваных гостей.

В. И. Сергеевич обратил внимание на выступающее в ст. 5 и в ст. 6 выделение обстоятельств, облегчающих и отягощающих вину за убийство, причем отмечал, что в основе различия ле­жат внешние признаки, которые не соответствуют признакам наличия злой воли (что является характерным для римского права — ПР, т. II, с. 288). Действительно, Правда вводит свой принцип степени ответственности, основанный не на понима­нии умышленного и неумышленного убийства, а на том, было ли это убийство совершено открыто, в честной ли схватке (праву чести уделено много внимания в Правде), во время ли

ссоры на пиру, когда требования к поведению его участников были несколько снижены, или тайно, при совершении зло­го дела. Наречие ныне может говорить о том, что здесь вводится новая норма, которая заменила старую, не выделяв­шую убийство в сваде или в пиру в особый состав. М. Н. Тихомиров, объединяя ст. ст. 4—6 в одну, связывает ее с новгородским восстанием 1209 г., когда посадника Дмитра обвиняли в том, что он обложил дикой вирой и купцов299. Впрочем, некоторые исследователи (Л. К. Гётц, Б. Д. Греков и др.) считают это слово частью предшествующего (платити по верви ныне — платить вместе с общиной).

Русская Правда. Пространная редакция

299

Тихомиров М. Н.

Исследование о Русской Правде, с 228

Статья 7

Убийство в разбое является особо тяжелым. Преступник не имеет права рассчитывать на помощь в выплате виры со сторо­ны общины и выдается вместе с семьей на поток и разграбле­ние. Поток (от слова поточити — заставить бежать) — изгна­ние (ср. чтение в списке НС), позднее, вероятно, то же, что заточение (содержание под стражей, лишение свободы), при указании места — ссылка (в 1129 г. поточи Мстислав кня­зи полотьскые Царюграду с женами и с детьми)300. Разграб­ление — не только конфискация имущества, но и превращение в холопов жены и детей преступника (ср. ст. 6 договора Смо­ленска с Ригой 1229 г.: а будетъ виноват немчицю русин, а отъиметь князь все, жену и дети у холопьство)301.

300 Полное собрание русских летопи­сей. Изд. Архео­графической

Комиссии (ПРСЛ). Спб., 1846 и сл., т. 1, стб. 301.

301 Памятники

русского права. Вып. второй, с. 60

Статья 8

Статья дает существенное дополнение к нормам ответствен­ности общины за преступление ее члена. Эта ответственность не является абсолютной даже в случаях, когда преступник не изымался из общины и не лишался государственной властью права на ее помощь. Община платила дикую виру только за того своего члена, который вкладывался в ее сбор, нес опреде­ленные финансовые тяготы вместе с другими ее членами. Эта норма предполагает существование на территории общины лю­дей, которые были ее членами, но не участвовали в сборах на дикую виру и платили за свои преступления самостоятельно, без ее помощи. Статья свидетельствует, во-первых, что община Пространной Правды — не родовой коллектив, участие в функциях которого связано не с желанием и возможностями его члена, а определяется рождением, родством между его чле­нами, — это соседский, связанный территорией, на которой живут члены общины, и общностью ряда (как видно, не всех) их интересов коллектив. Во-вторых, подразумевается разное имущественное положение членов общины, часть из которых достаточно зажиточна, чтобы самостоятельно платить виру в размере если не 80, то 40 гривен. Дикую виру, в частности, не платили в Новгороде в XII — начале XI11 в. купцы — чле­ны общины; попытка, предпринятая при посаднике Дмитре

Законодательство Древней Руси

302

Новгородская Первая летопись старшего и младшего изводов. М.-Л., 1952, с. 51, 248.

Солод

— хлебное зерно, специально

обработанное, для получения сладкого вкуса.

Овен

— баран;

Полоть

— половина, раз­рубленная вдоль

туша коровы.

Уборок

— мера объема.

Г олважня

— единица измерения соли.

Сути

— сыпать.

Мирошкиниче (1205—1207) возложить на них уплату дикой виры, была расценена как нарушение сословных прав купцов и привела к восстанию302. В-третьих, ясно, что установле­ния, вошедшие в Пространную Правду, не всегда продикто­ваны интересами княжеской власти. Они отвечают и интере­сам членов обіцины, превратившейся в составную часть фео­дального общества, но сохранявшей определенную автономию в ней по отношению к государственной власти или феодаль­ной вотчине. Как показывает указанное сообщение о деятель­ности посадника Дмитра, вмешательство этой власти в тради­ционные права членов общины встретило активное сопротив­ление. Термин дикая вира к XV в. стал забываться, об этом говорит появление вариантов вложиться в люди, в люд­скую виру.

Статья 9

Статья содержит указание на традиционные (существовав­шие во времена княжения Ярослава Владимировича) размеры натурального обеспечения общиной государственных чиновни­ков, собиравших виры, хотя сами нормы обеспечения были в XII в. уточнены и изменены (по сравнению со ст. 42 Краткой Правды). Кроме того, в статье определен размер доли, кото­рая поступает с каждой виры в 40 гривен вирнику (1/5, кроме перекладной и съсадной гривны) и метельнику.

Вирник — традиционное для Покона вирного название кня­жеского чиновника, приезжавшего в общину для получения виры вместе с младшим членом княжеского административного аппарата — отроком. В XII в., судя по ст. ст. 20 и 74 Прост­ранной Правды, этим делом занимался уже сам отрок с по­мощниками. Указанные нормы имели смысл в деревнях или поселениях, достаточно отдаленных от столиц княжеств.

Съсадная гривна — по предположению П. Мрочека-Дроз­довского, это пошлина, взимаемая представителем государст­венной власти при служебном въезде на территорию общины и сходе с коня (позднейшее въезжее). Перекладная (грив­на) — по предположению Н. М. Карамзина, — пошлина, кото­рую получал вирник за то, что, объезжая волость, он перекла­дывался с воза на воз. В некоторых списках уже в XIV в. эта пошлина осмысляется как прикладная, т. е. добавочная к 8 гривнам.

Роль метельникав сборе вир, как и этимология этого слова, неясна; небольшой размер вознаграждения ему (4 куны, т. е. менее чем 10% от общего вознаграждения вирнику) может указывать на то, что это не княжеский чиновник, а скорее, представитель местной общины, участвующий в сборе вир как понятой или счетчик (мета — заметка, зарубка); ср. чтение метальник в списках XV в. По мнению В. Л. Янина, метель- ник — синоним отрока (см. Янин В. Л. Археологический ком­ментарий к Русской Правде. В кн.: Новгородский сборник. 50 лет раскопок Новгорода. М., 1982, с. 145).

Соотношение денежных единиц в Пространной Правде: 1 гривна кун=20 ногат=50 кун (резан)=150 векш.

Русская Правда. Пространная редакция

Статья 10

Статья содержит расчет доли, причитающейся вирнику с каждой полученной виры в 80 гривен, т. е. за убийство высоко­поставленного княжеского чиновника. Эта доля здесь также равна 1/5 виры, не считая съсадной гривны. Кроме того, ста­тья устанавливает размер платы за голову, как можно думать, родственникам убитого. Размер этой платы, однако, необъяс­нимо мал.

Статья 11

Статья начинает раздел (ст. ст. 11—17), устанавливающий ставки штрафов за убийство представителей различных соци­альных групп, связанных с княжеским (и отчасти боярским) хозяйством, начиная от высокопоставленных тиунов и кончая рядовичем, смердом и холопом.

В конюсе

— относительно конюха, убийство конюха.

Статья направлена на защиту жизни княжеских отроков, предусматривая виру в 40 гривен. Это новая статья, свиде­тельствующая о дифференциации княжеской дружины и выде­лении в качестве особой группы господствующего класса^ фео­далов, принадлежащих к младшей дружине. Об этой тенден­ции упоминается в рассказе Повести временных лет о князе Всеволоде Ярославиче, который нача любити смысл (разум) уных (юных), они же настраивали старого князя против стар­шей дружины303. Особое внимание к этой части дружины по­казывает и заглавие статьи. В некоторых списках оно звучит о княжем отроце или о княжих отроцех. Ставка штрафа в 40 гривен, которой охраняется жизнь свободного человека, а не высокопоставленного княжеского чиновника, свидетельствует о том, что в младшую дружину входили люди, не связанные по своему происхождению с привилегированными группами общества.

303 Повесть временных лет, в. I, с. 142.

В списке конца XV в. заглавие статьи включает упоминание не только княжеских отроков, но и епископских. Это более позднее явление, свидетельствующее о службе светских дворян под сюзеренитетом церковных феодалов. Такие случаи извест­ны: в 1377 г. кандидата в митрополиты Михаила (Митяя) со­провождали в Царьград митрополичьи бояре, дворяне и слуги пошлые митрополичьи; происхождение некоторых из них вы­яснено С. Б. Веселовским304.

304 ПСРЛ, Т. VIII, с. 31.

Статья 12

В какой степени можно отождествлять огнищанина с огнищ- ным тиуном (как это делает А. А. Зимин),неясно. Стремление к Унификации в социальной терминологии представителей раз­личных групп княжих людей в ст. ст. 12—13 очевидно, но ог­нищане известны в XII—XIII вв. в летописной традиции не как управители княжеского хозяйства, а как бояре, вместе

Законодательство Древней Руси

Рядович

— крестьянин, феодально — зави­симый от князя, с которым его формально связы­вает обязательство по договору (ряду — см. ком­ментарий к ст. 92).

305 См.:

Рыбаков Б. А. Ремесло Древней Руси. М., 1948.

306

О лично зависимых ремесленниках см.: Щапов Я. Н.

О социально- экономических укладах в Древней Руси XI — первой половины XII вв.— В кн.: Актуальные проблемы истории России эпохи феода­лизма. М., 1970, с. 110-113.

с гридью и наиболее богатыми и влиятельными купцами пред­ставлявшие высшие круги Новгорода.

Конюший тиун ведал княжескими конюшнями; с развитием придворной титулатуры конюший к XVI в. занял первое место среди других чинов и даже возглавлял правительство.

Статья 13

За убийство низших представителей вотчинной администра­ции, распорядителей работ на пашне (возможно, бывших холо­пами) нужно платить 12 гривен.

Основываясь на сходстве этой статьи со ст. 24 Краткой Правды, можно считать, что сельский тиун, заменивший кня­жеского сельского старосту, распоряжался работой живших1 в княжеском селе крестьян или холопов; ратайный тиун, упо­минаемый вместо ратайного старосты, мог руководить сельско­хозяйственными работами на господском поле.

Статья 14

Статья устанавливает 5 гривен в качестве возмещения за жизнь рядовича. Под рядовичем (ср. ст. 25 Краткой Правды, где та же ставка защищает жизнь княжеского рядовника) в Пространной Правде мог подразумеваться закуп, положению которого посвящено несколько статей этого памятника (см. комментарий к ст. 56).

В выражении тако же и за бояреск упомянут труженик, за­висимый от боярина. Боярский рядович — явление более позд­нее, чем княжеский. Это добавление к тексту Краткой Прав-, ды, как и упоминание тиуна боярского в ст. 1 Пространной Правды, свидетельствует о развитии феодального землевладе-- ния, охватившего не только княжеские, но и боярские земли, причем о значительном распространении этого явления, доста­точном для того, чтобы получить отражение в кодификации XII в.

Статья 15

Древнерусские ремесленники хорошо известны своими изде­лиями305. Существовало не только мужское ремесло, но и1 женское (высококачественное шитье, вышивки, отдельные юве-4 лирные изделия). Судя по месту статьи среди норм, касаю-* щихся населения, работавшего в княжеской (и боярской) вот­чине и по возмещению в размере 12 гривен, а не виры,.: упоминаемые здесь ремесленник и ремесленница также не сво- водные, а принадлежащие такой вотчине

Статья 16

Смердии холоп появился в Пространной Правде в результа­те переосмысления нормы ст. 26 Краткой Правды, где возме­щение за жизнь смерда и холопа уравнено одной ставкой. Значение этого переосмысления исследователями оценивается по-разному. Возможно, что первоначально чтение — смердъ

и холопъ,как восстанавливают списки Карамзинской группы, где и в заглавии дается О смерде и холопе. Некоторые списки совсем пропускают эту искаженную норму, как не соответст­вующую реальной жизни. Раздельное упоминание здесь двух наиболее бесправных социальных групп отстаивают С. В. Юш­ков, Б. А. Рыбаков307 и др. Некоторые исследователи, также считая, что смердии холоп не мог быть холопом, принадлежа­щим смерду (каким был, например, смердий конь в ст. 28 Краткой Правды), понимают прилагательное смердии как рав­нозначное сельский (В. И. Сергеевич, М. А. Дьяконов и М. Н. Тихомиров: холоп, работавший на земле, по

91 Русская Правда. Пространная редакция

307

См.: Рыбаков Б. А.

Смерды.— История СССР, 1979. №1, С. 50.

А. А. Зимину — пашенный). Однако такое значение слова смердий ни самой Правде, ни другим памятникам неизвестно, да и особая забота об охране жизни холопа, работавшего на земле, а не более высокопоставленного холопа — тиуна, как считает Б. А. Рыбаков, не оправдана. Н. А. Максимейко свя-

зывает появление искусственного смердьего холопа со стремле­нием составителя Пространной Правды провести по всему тек­сту одну систему, различающую юридическое положение смер­дов и холопов; близок к такому объяснению появления смердьего холопа и А. А. Зимин, который, однако, связывает появление этого термина с унификацией наименования различ­ных категорий челяди, что отражает развитие феодальных от­ношений и превращение «отдельных групп холопов в разряды феодально-зависимого населения»308. Независимо от того, как возникло в Пространной Правде такое чтение, смерд здесь, как и в ст. 26 Краткой Правды, не свободный лично член об­щины, защищенный вирой в 40 гривен, а зависимый труже­ник, за убийство которого платят урок 5 гривен, как и за хо­лопа.

308 Памятники русского права.

Вып. второй,

С. 145.

Статья 17

Уступительная форма фразы (хотя си буди холоп...) гово­рит о том, что кормильцами309 могли быть как холопы, так и свободные, но эта вотчинная должность ставила их в правовом положении на один уровень с холопами. Установле­ние за рабу возмещения, несколько большего, чем за холопа, необычно для Правды.

309

О кормилицах см.:

Гарданов В. К. «Дядьки» древней Руси.— Исторические записки, т. 71, 1961, с. 236—250.

Указанные в ст. ст. 13—17 суммы в 12, 5 и 6 гривен — воз­мещение ущерба, нанесенного владельцу смертью зависимых работников. Кроме того, виновный платил 12 гривен продажи князю (см. ст. 89 Пространной Правды).

Кормилец и кормилица

— воспитатели младших членов княжеской или боярской семьи.

Поклёпная вира — ложное обви­нение в убийстве.

Статья 18

Для отведения ложного обвинения в убийстве необходимо выставить не менее семи послухов, которые могут вывести ви- РУ, т. е. отвести это обвинение (в списке ТІѴ : то им и ее- Рят). Послухи здесь не свидетели преступления, которых пРи убийстве, очевидно, совсем не было, а свидетели доброй жизни обвиняемого. Для иностранцев (варягов и др.), не

Законо дател ьство Древней Руси

имеющих широкого круга знающих их людей, число послухов может быть ограничено двумя. Двух послухов требует для иностранца и договор Смоленска с Ригой 1229 г. (ст. 8). Семь послухов — скорее всего, члены того же территориального кол­лектива (общины, улицы), к которому принадлежал и обви­няемый.

Статья 19

Вервь не отвечает за убийство и не платит дикой виры, если на ее территории найдены лишь человеческие кости или труп человека, которого никто не знает. Здесь косвенно вводится норма давности совершенного убийства, не подлежащего нака­занию.

Статья 20

Данная статья по смыслу примыкает к ст. 18. Если обвиняе­мый свержеть виру, т. е. докажет безосновательность обвине­ния в убийстве, то он не платит виры, но вносит лишь сметную (от слова сметати — отвергать, отметать) гривну кун — плату представителю княжеской власти — отроку — за участие в суде и оправдании (об участии отрока в суде см. комментарий к ст. 74). Возможно, что оправданному помо­гает в этом община, внося примерно 1/5 часть указанной грив­ны (помечное—от слова меч, символ княжеского судьи — мечника или помочное — возможно, позднейшее переосмысле­ние). Обвинитель (кто и клепал) в качестве наказания за ложное обвинение также вносит отроку ту же сумму.

Статья 21

310 Памятники русского права.

Вып. второй, 61.

Если обвиняемый в убийстве не может найти послухов, то дело решается путем испытания железом. Железо — одна из форм средневековых ордалий, определение виновности пб сте­пени ожога от раскаленного железа, которое должен взять в руки обвиняемый (Русину не вести латинина ко железу горя­чему, аже сам въсхочеть — договор 1229 г)310.

В Мясниковском списке Кормчей конца XIV — начала XV в. испытание железом заменяется другим видом орда­лий — полем: то дати им правду: с железом на поле. Поле — открытая вооруженная схватка, единоборство, победитель кото­рой признается невиновным. Поле хорошо известно в русских памятниках права XIII—XV вв., начиная с договоров Смо­ленска с немцами, но отсутствует в ранних текстах Правды, что является для некоторых исследователей (В. О. Ключев­ский, М. Н. Тихомиров) аргументом в пользу ее церковного происхождения. Однако поле вставлено в списке Кормчей — сборнике церковного права, вышедшем, несомненно, из рук церковного деятеля. Указанное поновление свидетельствует о вытеснении полем железа в XIII — XV вв. и о том, что Пространная Правда составлялась до XIII в., когда поле еще не имело в судебной практике на Руси распространения.

Статья определяет пределы применения ордалий в уголов­ном процессе при отсутствии поличного: раскаленным железом можно пользоваться при обвинении не только в убийстве, но и в краже значительных ценностей (стоимостью более полови­ны гривны золота). При ценности украденного от двух гривен кун до половины гривны золота присуждается вода, для оп­равдания в более мелких кражах*— до двух гривен — доста­точно присяги (роты). При испытании водой невиновным признавался тонущий, как это видно, например, из слов епи­скопа Серапиона, рекомендовавшего таким способом опреде­лять виновность женщины в колдовстве: Вы же воду послу­хомъ постависте и глаголисте: аще утапати начнетъ, неповинна есть; аще ли поплыветъ — волхвовъесть311.

Русская Правда Пространная редакция

Тяжа

— тяжба, спор.

Поклеп

— ложное обвинение

311

Срезневский И. И. Материалы для словаря, т. I, стб. 277.

Гривна золота приравнивалась в XII —XIII вв. примерно 10 гривнам серебра или 40 гривнам кун} в гривнах золота ис­числялся ущерб, наносимый высшим слоям феодальной ари­стократии (статья «О бесчестъи»; Устав князя Ярослава).

Кто должен был доказывать, свою правоту в этих конфлик­тах: обвинитель или обвиняемый? Указание на то, что железо и воду давали из неволи, т. е. насильно, говорит о том, что ордалиям подвергался обвиняемый; что касается роты, то на нее должен был идти скорее потерпевший, утративший деньги (свое куны), чем обвиняемый.

Статья 23

Статья начинает раздел об оскорблениях (ст. ст. 23—26), соответствующий ст. ст. 3, 4, 9 Краткой Правды. По возмеще­нию ущерба оскорбление приравнивается к убийству холопа — специалиста (см. ст. ст. 13, 15, 17). В списках Пушкинской группы XIV — XVI вв. отсутствует указание на мотив оскорб­ления — удар ножнами, он заменен возмещением за нанесен­ную рану или ушиб. Шагом к этой новой трактовке нормы яв­ляется и заглавие Оже кто ударитъ мечем в списках конца XIII — XV вв., которое не выделяет оскорбительного характе­ра такого удара, а обращает внимание на сам его факт.

Продажа

— денежный Штраф.

Продажа назначалась за такие преступления, как кража (ст. ст. 32, 36, 37, 70, 121), легкое членовредительство (ст. ст. 28, 68), нанесение ран и ушибов (ст. ст. 29, 31), а так­же оскорбление (ст. ст. 23, 67), поставленное в законе на пер­вое место. Продажа в Пространной Правде заменяет возмеще­ние за обиду в Краткой Правде (ср. ст. 4 Краткой Правды).

Статья 24

Обнажение меча без применения, т. е. угроза им, также Рассматривалось как оскорбление и наказывалось продажей в 1 гривну (ср. ст. 9 Краткой Правды).

Утнеть

— ткнет, ударит.

Статья 25

Законодательство Древней Руси

Удар подручным предметом расценивался как оскорбление, равно как и удар ножнами меча (ср. ст. 3 Краткой Правды).

Слово тылесния, известное только Правде, в XIV — XV вв., судя по разночтениям, было уже непонятно и осмысливалось как десница — правая рука.

Статья 26

Ответ мечом на оскорбление действием не являлся преступ­лением и не подлежал наказанию. Вслед за А. А. Зиминым можно думать, что эта норма существовала и ранее XII в., но оказалась зафиксированной только в Пространной Правде. От­вет на вопрос, был ли такой удар мечом местью, как считал В. И. Сергеевич, зависит, вероятно, от того, заменялась ли от­ветным ударом ответственность обидчика перед государствен­ной властью (12 гривен продажи). Раз удар не заменял ее, значит он не признавался санкцией, каковой была прежде месть, и являлся лишь частной акцией, вызванной состоянием сильного возбуждения оскорбленного.

Статья 27

Статья входит в раздел (ст. ст. 27—34) о других преступле­ниях — кражах, членовредительстве, нанесении ранений. Ста­тья 27 связана со ст. ст. 5—6 Краткой Правды, но отражает развитие права, объединяя различные виды членовредительст­ва и устанавливая за них новую ставку штрафа — полувирье (полвиры в 40 гривен) и возмещение потерпевшему в размере 10 гривен.

Оборот не утнетътруднообъясним. Возможно, это им обо­значалось то же, что не отпадетъ,т. е. останется не действую­щей. Распространение той же нормы на повреждение носа от­носится по крайней мере к XIV в., которым датируется Пушкинский список.

Статья 28

Это преступление наказывается государственной властью и, кроме того, устанавливается возмещение ущерба потерпев­шему. Упоминание меча, появившееся в списках Пушкинской и Карамзинской групп, указывает на действие этой нормы только в случае драки, а не в результате бытовой травмы.

Слово противу слова

— в подтверждение

своих слов.

Видок

— зд. (как и послух) свидетель самой драки, а не доброй

жизни истца.

Статья 29 V

В статье рассматривается тот же случай, что и в ст. 2 Крат­кой Правды, но вместе с этим отражаются развитие и измене­ние правовых норм: упоминается княжеский двор бывший в XII в. местом судебного разбирательства; прежнее наказание за избиение — месть заменяется продажей; плати-и ему прода- жю — подразумевается, конечно, тому, кто избил потерпевше­го, хотя он еще не упоминался.

Статья фиксирует новую норму, касающуюся зачинщика драки, независимо от того, кто в ней больше пострадал: по свидетельству послухов, виновный наказывается продажей в 60 кун (по Л. Гётцу и А. А. Зимину, продажа составляла 1 гривну кун, т. е. 50 кун, а судебная пошлина—10 кун). Та­ким же штрафом — 60 кун или резан — наказывается зачин­щица в драке двух женщин по Уставу кн. Ярослава о церков­ных судах312 (в Основном изводе Устава, издаваемом ниже, эта ставка заменена на «6 гривен»). Таким образом, в статье устанавливаются две продажи—одну (3 гривны) платит тот, кто избил, вторую (60 кун, или 1 гривну) — тот, кто начал драку.

95 Русская Правда. Пространная редакция

312

См.: Щапов Я. Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси ХІ-ХІѴвв., с. 263.

Статья 30

Удар мечом рассматривается не как оскорбление, а как при­чинение телесного повреждения и наказывается поэтому не вы­сокой продажей в 12 гривен, а низкой — в 3 гривны. Установ­ление о возмещении пострадавшему платы за лечение восходит еще к Краткой Правде. М. Н. Тихомиров считает, что лечеб­ное — дополнительная плата сверх 1 гривны, и ставит поэтому после слов а самому гривна запятую313. Убийство наказывает­ся вирой, а что касается членовредительства, нанесенного в вооруженной схватке, то оно, конечно, рассматривается по ст. ст. 27—28.

313 Тихомиров М. Н. Пособие

для изучения Русской Правды, с. 92.

Статья 31

Статья расширяет состав преступления сравнительно со ст. 10 Краткой Правды, включая и некоторые деяния, преду­смотренные ст. 3 Краткой Правды. В отличие от Краткой Правды и ст. 25 Пространной Правды удар жердью, судя по санкции, рассматривается теперь не как оскорбление, а как нанесение побоев. Новая систематизация побоев в ст. 31 свиде­тельствует о тенденции сузить число оскорбительных действий за счет отнесения некоторых из них к числу наносящих только физический ущерб. Правонарушение, предусмотренное ст. 31, близко к случаю, предусмотренному ст. 29, когда следов физи­ческого воздействия на пострадавшем нет и для установления вины обидчика необходимы двое свидетелей (а не один, как в указанной статье). Иностранцы также обязаны представить двух свидетелей (полная видока — двойственное число, бук­вально — полных двух свидетелей), которые приносят присягу в верности своих слов.

Статья 32

Челядин, убежавший от своего господина и скрывшийся в чужом доме, должен быть выдан ему в течение первых двух дней; если же его не выдадут в эти дни, то, будучи опознан, все равно возвращается к хозяину, но его укрыватель наказы­вается тогда продажей в 3 гривны. По сравнению со ст. 11 Краткой Правды здесь эта норма отнесена ко всем домохозяе-

Законодательство Древней Руси

вам, а не только к варягам и колбягам. Кроме того, введено указание на форму информации о бежавшем (закличють и [его] на торгу)—публичное извещение на городской торго­вой плоіцади, вероятно, с указанием отличительных особеннос­тей пропавшего.

Статья 33

Использование коня, принадлежавшего другому лицу, без его разрешения не является похищением и наказывается толь­ко продажей, как и по ст. 12 Краткой Правды.

Статья 34

Лицем. взяти

— взять именно пропавшую вещь, а не другую, равноценную ей.

Данная статья примыкает по содержанию к ст. 32. Собствен­ник утраченного коня или вещи (оружия, одежды) должен публично объявить о пропаже (этим ст. 34 отличается от ст. 13 Краткой Правды), после чего, если он обнаружит ее в чужом владении, то имеет право получить обратно. Закон предусмат­ривает уплату в этом случае 3 гривен за обиду. А. А. Зимин считает эти 3 гривны продажей. Однако, по буквальному смыслу слов, названная сумма является возмещением ущерба потерпевшему. Но в этом случае получается, что преступление остается безнаказанным.

Норма ст. 34 имела действие на территории города, где произошла утрата вещи, и это (так же, как и торг) переносит действие Правды из любого соседского коллектива X — XI вв. в городскую жизнь XII в.

Статья 35

Статья открывает раздел (ст. ст. 35—39) о своде — розыске виновника похищения или присвоения домашнего животного или вещи. Эта процедура начинается при опознании собствен­ником похищенной вещи и имеет своей целью найти лицо, ко­торое украло или присвоило вещь, а затем, возможно, так или иначе передало ее другим лицам.

При краже коня -— важнейшего элемента хозяйства — ви­новный подлежал высшей мере наказания — потоку и разграб­лению. При краже другого имущества устанавливается прода­жа. Виновный в похищении должен также выплатить потер­певшему стоимость других вещей, украденных вместе с глав­ной вещью. Эта новая норма отличает ст. 35 Пространной Правды от архаичной ст. 14 Краткой Правды. Пространная Правда умалчивает также о 5-дневном льготном сроке, кото­рым мог воспользоваться обвиняемый во владении украденной вещью.

Статья 36

Статья предусматривает различный порядок розыска совер­шившего кражу внутри города и в том случае, если похищен­ная вещь обнаружена вне его. Свод в городе не ограничен чи­слом владевших украденной вещью, и его ведут до конца

(по Двинской судной грамоте конца XIV в. — до десяти изво­зах

дов ;; свод по землям, вне городских стен, истец ведет только до третьего владельца, который и берет на себя даль­нейший розыск. Для того чтобы побудить его к продолжению свода и отысканию преступника, с этого третьего по счету вла­дельца взыскивается стоимость лица — украденной веіци, но при установлении им подлинного похитителя с последнего взыскивается и стоимость лица (в пользу уплатившего за него временного владельца), и прок — стоимость других похищен­ных вещей, и продажа. Иллюстрацию применения этой нормы на практике представляет новгородская берестяная грамота № 109 конца XI в.

Русская Правда. Пространная редакция

314 Памятники русского права.

Вып. третий,

с. 162.

Статья 37

Статья рассматривает, вероятно, типичный в условиях фео­дального города случай свода, когда владелец краденой вещи купил ее на торгу, и это подтверждается свидетелями, которы­ми выступают или два свободных горожанина, или мытник — чиновник, собиравший торговые пошлины и следивший за пра­вильностью торговли. Если продавец ее остается неизвестным, то свод прекращается, пострадавший от кражи получает ли­це — найденную вещь — и теряет возможность получить воз­мещение за другие украденные вещи. Владелец краденого, от­дав лице его собственнику, не получает никакого возмещения. Эта норма хорошо известна русскому праву и в XIV — XV вв., она есть в Псковской судной грамоте (ст. 46) и в Судебнике 1497 г. (ст. 46). Однако если незадачливый по­купатель находил затем продавца краденого, он мог вновь воз­будить против него дело, и тот должен был выплатить этому покупателю стоимость изъятого у него лица, пострадавшему от кражи — стоимость других украденных у него вещей, а так­же уплатить продажу.

Мытник

— чиновник, со­биравший

торговые пошли­ны и следивший за соблюдением правил торговли.

На долзе

— впоследствии, в вариантах на

дорозе — при случайной встрече.

Статья 38

Статья посвящена особенностям свода, если украденным яв­ляется челядин, который, конечно, знает, кто его украл у го­сподина. Если украденный челядин был перепродан более трех раз, розыск похитителя передается от его господина это­му третьему его владельцу, который получает в качестве лица для дальнейших розысков самого украденного челядина, но взамен отдает господину его другого — своего челядина (поя- ти же челядина в челядин место). При обнаружении вора оба челядина возвращаются их господам, а вор возмещает про­тор — убытки, понесенные потерпевшим в результате отсутст­вия у него челядина (по ст. 44 — полгривны в год), и платит штраф. Размер этого штрафа в четыре раза превосходит штраф за кражу вещи (см. ст. 35), в два с половиной раза вы­ше штрафа за убийство рядового холопа и равен штрафу за убийство квалифицированного вотчинного специалиста (см. ст. 15, 17). Это свидетельствует о том, что краже подвер-'

Законодательство Древней Руси

гался, вероятно, тоже холоп-ремесленник или другой специа­лист. В статье особо оговаривается, что существует различие между украденным скотом и челядином: последний обладает языком, позволяющим установить, кто был его предыдущим владельцем. Однако показания челядина не имеют самостоя­тельной ценности (ср. ст. 66) и должны быть подтверждены очными ставками его покупателей и продавцов.

Статья 39

Статья ограничивает процедуру свода территорией своей земли, молчаливо противопоставляя ее чюжей земле — друго­му княжеству, феодальной волости. Если краденая вещь была приобретена у человека, приехавшего из других мест, и это подтвердят присягой те же свидетели, которые упоминаются в ст. 37, то покупатель несет гражданскую ответственность: он утрачивает купленную вещь или деньги, полученные за ее перепродажу. Собственник же вещи лишается возможности получения возмещения за другие ценности, пропавшие вместе с нею. Некоторые списки конца XIV — XV вв. включают ука­зания на возможность все же получения с вора возмещения в случае, если он будет обнаружен. О подсудности вора, схва­ченного с лицем на территории «иной страны» властителю тех мест, говорит статья «О установлении татьбы» в Мериле пра­ведном.

Статья 40

Во пса место

— как собака.

315 Памятники русского права.

Вып. первый, с. 7.

Статья повторяет норму ст. 38 Краткой Правды. Вор, заб­равшийся ночью в дом, может быть убит на месте преступле­ния (во пса место — как собака). Эта древняя норма имеет аналогию в ст. 6 договора Руси с Византией 911 г.: если ят будетъ в том часе тать (вор), егда татбу сътворить... и убъен будетъ, да не взыщетъся смерть его...315. Если же его удалось связать, то он подлежит уголовной ответственности в обычном порядке; убийство связанного вора подлежало наказанию. Как правило, вором был человек, не обладавший возможностью выплаты штрафа и уже находившийся на грани закабаления. Возможно, поэтому для уплаты продажи его приходилось про­давать в холопство.

Статья 41

Высокий штраф взыскивался за кражу из закрытого поме­щения — скота из хлева, продуктов сельского хозяйства и ре­месла из клети. Это новая норма, отсутствующая в Краткой Правде, отражает усиление охраны частной собственности на средства производства и предметы потребления.

В статье предусмотрено соучастие в хищении, при котором каждый из воров несет равную ответственность. Указанная сумма в 3 гривны 30 кун складывается из самой продажи в 3 гривны и судебной пошлины, поступающей судебным чинов­никам и исполнителям в размере 30 кун (1/5 часть продажи).

Кража скота на поле, т. е. имущества, не охраняемого специ­ально, карается продажей, в 3 раза более низкой, чем за кра­жу из закрытого помещения.

Русская Правда. Пространная редакция

Статья 43

Кража снопов или зерна из закрытого помещения также наказывается высшим штрафом?'

Статья 44 t

Лице

— украденная вещь.

Украденное, если оно имеется в наличии (у вора или других руках) должно быть возвращено собственнику. Кроме того, он получает с вора возмещение ущерба в том случае, если кра­жа произошла более года назад и, следовательно, незаконный владелец пользовался вещью в течение этого времени. Размер возмещения — полгривны (25 кун) за 1 год пользования.

Статья 45

Если краденого в наличии нет, но вор известен, он должен возместить собственнику стоимость краденого, причем за коня, принадлежавшего княжескому хозяйству, в полтора раза боль­ше, чем за коня другого собственника. |Вторая часть статьи указывает размеры возмещения (уроки) за другие виды до­машнего скота. Оно взыскивается в том случае, если воры яв­ляются смердами, в данном случае — лично свободными тру­жениками. Это их состояние находит выражение в' том, что они платят продажу (оже платятъ князю продажу), чего не имели права делать холопы. По мнению Б. А. Рыбакова, последняя часть ст. 45 (го ти уроци смердом...) и ст. 46 объ­единяются в одну.

Третьяка

— скотина на третьем году (В. И. Даль).

Лоньщина

— телка, родившаяся в прошлом (лоне) году.

За коровье молоко — возможно, как предполагал В. Г. Гей- ман316, возмещение за кражу удоя у пасущейся коровы. Ущерб в 6 ногат (15 кун), равный цене трех овец, однако, оп­ределен слишком высоко. А. А. Зимин считает эти 6 ногат платой «за пользование молоком коровы собственника (анало­гично протору статей 38, 44)»317.

316 Правда Русская.

Под ред. Гре­кова Б. Д. Т. II, комментарий. М.-Л., 1947, С. 401.

317 Памятники

русского права. Вып. первый, С. 158.

Статья 46

В статье говорится об ответственности за кражу, произве­денную холопами, которые не платят продажи, зане суть не свободны. Эта ответственность лежит на их господах, которые возмещают потерпевшему не одинарную, а двойную стоимость Украденного. Такая норма предполагает, с одной стороны, зна­чительно большие финансовые возможности владельца холо­па — князя, боярина или монастыря, чем вора — обнищавшего крестьянина или горожанина; с другой — упоминание обиды может свидетельствовать о сохранении архаичной нормы, со­гласно которой ущерб, нанесенный холопом (челядином), бо­лее оскорбителен, т. е. более тяжел, чем вызванный действием

Зане — ибо.

Чернечь, чернеческый — принадлежащий монахам, т. е. монастырю

Законодательство Древней Руси

свободного человека. Можно предполагать, что в случае, если украденное обнаружено, пострадавшему оно возвращалось и еще платилась его стоимость за обиду.

Монастыри на Руси известны уже с середины XI в., но са­мостоятельными феодальными организациями они становятся в конце XI — первой половине XII в.

Статья примечательна тем, что в ней перечислены три ос­новные категории феодалов — князья, бояре, монастыри.

Статья 47

Куны, как и скот

— деньги.

Товар

— как предметы торговли, так и деньги.

Статья начинает раздел, посвященный обязательственному праву.

Спор по договору займа решается с помощью послухов. В литературе принято считать их свидетелями заключения дого­вора.

Длительное невозвращение долга рассматривается как прес­тупление. Это установление отражает значительно более раз­витую кодификацию обязательственного права сравнительно с Краткой Правдой.

Статья 48

Купля

— торговля.

Гостьба

— то же, но касается гостей

— купцов, приез­жавших из дру­гого города или другой страны.

Бологодел — благодеяние.

Купец пользуется особыми правами на получение и выдачу в долг денег на торговые операции: при отказе в их возврате представлять свидетелей займа ему не надо, но достаточно са­мому дать показание, подкрепленное клятвой. По мнению Н. Рожкова, М. Н. Тихомирова, Л. В. Черепнина, здесь гово­рится о купеческом товариществе на вере, торговле вскладчину.

Статья 49

Статья содержит положения о договоре поклажи, хранения, в котором, очевидно, участвуют купцы. Кладь (поклажах, по- кладежъ)может быть оставлена на хранение и без свидетелей. При обвинении в утайке части оставленного товара хранителю для оправдания достаточно принести присягу, поскольку дого­вор безвозмезден, рассматривается как дружеская услуга.

Статья 50

Статья регламентирует договор займа с процентами, хотя не ограничивает размера реза. Предписывается заключение этого договора в присутствии свидетелей. Ростовщичество бы­ло значительным социальным злом средневекового города, оно вело к закабалению неимущих горожан; в народных восстани­ях в Древней Руси выступления против ростовщиков занимали большое место.

Статья 51

Погренути

— забыть; зд.—

отменить.

Статья вставлена между ст. 50 и ст. 52 позднее.

Величина процентов по займу находилась в зависимости от срока договора: больший срок предполагал более высокую

ставку процента. Месячный рез назначался при выплате долга в течение нескольких дней (см. чтение в списке А II) или ме­сяца. Размер его не указан; возможно, что это ставка, преду­смотренная второй частью ст. 53, т. е. 10 кун на гривну — 20%. Более высокий процент — куны в треть (т. е. 50%) — платился, если срок займа достигал года. Должник, запоздав­ший с уплатой краткосрочного займа, также платил этот высокий процент, если он не отдал долг (зайдутъ ли ся куны) ранее года.

Русская Правда Пространная редакция

Закон не только защищает интересы ростовщика, но и по­ощряет длительные займы, приводящие к невозможности уп­латы должником взятой суммы. По мнению И. И. Смирнова, эта статья свидетельствует о том, что уже Святополк был вы­нужден ограничить взимание месячного реза318.

318

Смирнов И. И. Очерки, с. 271-273.

Промиловался — ошибся, прогадал.

Статья 52

В случае невозможности представить свидетелей займа при отказе ответчика от его уплаты заимодавец все же может полу­чить свои деньги, если их сумма не превышает 3 гривен. Для этого ему достаточно принести присягу в том, что он эти день­ги должнику дал. Если же заем был на большую сумму, заи­модатель терял право на иск.

Статья 53

Статья содержит изменения, внесенные законодательством Владимира Мономаха и представителей городских верхов Киева, Белгорода и Переяславля в установления о резах.

После смерти в 1113 г. киевского князя Святополка Изясла- вича, с которым исследователи связывают ст. ст. 47—52 Прост­ранной Правды, принятые в интересах купцов и ростовщиков, в Киеве вспыхнуло народное восстание, направленное против тысяцкого, сотских и ростовщиков. Испугавшаяся киевская аристократия, не надеясь на авторитет его наследника — сына владимирского князя Ярослава, пригласила в Киев переяслав­ского князя Владимира Мономаха, угрожая в случае его отка­за тем, что восстание может представить опасность для княже­ской семьи, бояр и монастырей. Владимир, который был известен как умный и опытный политик, способный противо­стоять своеволию феодалов и защитить интересы горожан, по мнению Б. Д. Грекова, М. Н. Тихомирова и Л. В. Черепнина, перед тем как официально въехать в город, принял на совеща­нии в пригородной княжеской усадьбе Берестове ряд компро­миссных решений, которые должны были погасить остроту народного восстания. В ст. 53 говорится об одном таком реше- нии — ограничении размеров процентов, взимаемых по долго­срочным займам. В отличие от предшествующего законода­тельства, в 1113 г. было установлено, что если ростовщик Уже дважды получил с должника свои 50% (т. е. 100% суммы Долга), то он теряет право на дальнейшее получение процен­тов, но сохраняет его на получение данных в рост денег (ис-

Законодательство Древней Руси

та). Если же он получил с должника свои 50% уже трижды (т. е. 150% данных в долг денег), то должник объявляется свободным от долга. Как установлено в той же статье, измене­ния не касались займов под 20%, т. е. краткосрочных долгов.

319 ПСРЛ, т. II, стб. 278.

320 Памятники русского права. Вып. первый, с. 162.

Среди участников совещания в Берестове — три городских тысяцких — высших городских чиновников, ведавших город­ским ополчением, торговым и ремесленным населением. Киев­ский тысяцкий Ратибор перед встречей в Берестове сменил, вероятно, приближенного князю Святополку тысяцкого Путя- ту, двор которого был разграблен во время восстания. Предпо­лагают, ^то именно он известен как посадник в Тмутаракани за тридцать лет до этого. В летописи упоминается Станислав Тудкович Добрый, участвовавший в 1136 г. в битве против Ольговичей со стороны переяславцев319. Возможно, что Иван- ко Чюдинович — сын киевского боярина Чюдина (см. заглавие Правды Ярославичей). По мнению А. А. Зимина, участие в съезде Олгова мужа, а не самого сюзерена, могло иметь место только после смерти этого князя, т. е. после 1116 г. Поэтому А. А. Зимин относит указанное совещание к тому времени, когда Владимир уже мог вести самостоятельную политику и, « 320

не приглашая других князей, опираться на свою дружину . Однако надо учитывать, что решения берестовского совещания не касались распределения столов и других политических во­просов, требовавших княжеского съезда; решение таких вопро­сов входило в компетенцию высшей городской знати. К перво­начальному законодательству Владимира Мономаха, связанно­му с совещанием в Берестове, А. А. Зимин и Л. В. Черепнин относят только ст. 53, считая, что следующие статьи (до 66) появились при нем позднее. М. Н. Тихомиров сомневается в том, что ст. ст. 54 и 55 относятся к Уставу Владимира. И. И. Смирнов не разделяет этих сомнений. С. В. Юшков от­носит к законодательству этого князя всю вторую часть Про­странной Правды.

Статья 54

Истопиться

— потерпит кораблекрушение.

Рать возметь

— потеряет имущество

в результате военных действий.

Пробиеться

— утратит в драке, схватке

Статья примыкает по содержанию к ст. ст. 48 и 49 и также говорит об особом юридическом положении купца и его денеж­ных и товарных операциях, на которые не распространяется право получения кредита обычным горожанином. Банкротство, утрата купцом взятых в долг денег (и, надо думать, куплен­ных на них товаров) не влечет за собой уголовной ответствен­ности. Ему дается возможность восполнить утраченное и в рассрочку выплатить долг. Эта льгота не распространяется на купца, утратившего капитал в результате пьянства и иных пре­досудительных действий. Судьба такого купца в этом случае зависит от кредиторов, которые могут или получать возмеще­ние также в рассрочку, или, по мнению большинства исследо­вателей, потребовать возмещения ущерба путем продажи иму­щества и его самого в холопы. О такой продаже в холопы несостоятельного купца говорит проект договора Новгорода

с Любеком 1269 г.321 и ст. 55 Пространной Правды. Как счи­тают, однако, С. Г. Струмилин и Б. Д. Греков, продадят обо­значает продажу не самого должника, а только его имущества.

Статья 55

Задолжавший многим купец, взявший для продажи товар у не знающего его положения приезжего купца и не могущий расплатиться с ним, подлежит той же ответственности, которая предусмотрена в предыдущей статье. Очередность возмещения долгов зависит от положения кредиторов: княжеские деньги отдаются в первую очередь, за ними — долги приезжего купца и затем местных (домашних) купцов, которые делят между собой остаток.

Заимодавец, злоупотреблявший процентами и получивший уже в их форме большую часть долга, лишается права на воз­врат самого займа.

Преимущественное право иноземных купцов на получение долгов, являющееся элементом международного права, знает и договор Смоленска с Ригой 1229 г. (ст. 5).

Статья 56

Статья впервые упоминает закупа, начиная раздел о нем (ст. ст. 56—61). По мнению большинства советских исследова­телей, закуп отрабатывал или должен был выплатить получен­ную от господина купу — денежную сумму или материальные ценности, орудия производства, позволяющие ему вести хо­зяйство на основе соглашения между ним и господином. В правовом отношении закуп был близок к холопу, но в отличие от него сохранял элементы прав лично свободного человека. По ст. 56 бегство закупа приводит к превращению его в обе­льного (полного) холопа. Ту же норму содержит Правосудие митрополичье — памятник XIV — XV вв.: А се стоит в суде челядин — наймит, ...а побежитъ от осподаря — выдати его 322 г>

осподарю в полницу. Вместе с тем закуп может жаловаться на несоблюдение условий договора со стороны господина и имеет право открыто отлучаться в поисках денег для выплаты купы. О возможности такого заработка (ногата в день) гово­рит проложная Повесть о строительстве церкви Георгия в Киеве в первой половине XI в.323.

Статья 57

Конь и орудия, которыми работает закуп, принадлежат го­сподину. Если у него во время работы погибнет конь, он не оплачивает его стоимость, но если он потеряет или сломает плуг и борону, которые находятся в его пользовании постоян­но, он должен возместить их стоимость, чтобы получить новые. Если же они придут в негодность в отсутствие работни­ка, посланного господином по другому делу, то закуп в этом не виноват и за них не платит.

Наибольшую трудность для понимания представляет термин

Русская Правда. Пространная редакция

321 ГВНП, с. 61.

Прок в дел

— оставшиеся деньги подлежат разделу.

Дати праву (исправу)

— решить дело

судом.

Закуп (в списках Пушкинской и Карамзинской групп закупный (наймит)

— феодально­зависимый крестьянин.

322 Древнерусские

княжеские уставы. М., 1976, с. 210, ст. 29.

323

См.: Каргер М. К. Древний Киев. Т. II. М.-Л., 1961, с. 234.

Ролейный закуп — работающий на поле (ролье).

Законодательство Древней Руси

324 Правда Русская, т. II, с. 496.

войскый ( воиньскый, свойскый) конь. По мнению Н. М. Мак- симейко, С. В. Юшкова, М. Н. Тихомирова, это военный .конь, принадлежащий господину, на котором закуп участвует в воен­ных действиях в составе ополчения господина324. Большая часть исследователей принимает чтение Карамзинской группы списков — свойскы — и считает, что это конь, принадлежащий закупу (П. А. Аргунов, И. И. Полосин, Б. А. Романов) или господину (Б. Д. Греков, А. А. Зимин).

Статья 58

Забой

— закрывающееся помещение.

Статья регламентирует ответственность закупа за утрату го­сподского скота: в случае пропажи скота из хлева закуп ответ­ственности не несет, но если скот был оставлен в поле, не вве­ден во двор или помещение и не закрыт, закуп обязан возместить убытки. Так же отвечает закуп и за гибель коня, когда он использует его для работы на себя (орудья своя дея).

Статья 59

325 Тихомиров М. Н. Пособие

для изучения Русской Правды, с. 100.

Господин не имеет права нарушить условия заключенного с закупом соглашения о размере предоставленных ему средств (купы) или земельного участка (отарица, близкая по значе­нию к пекулию). В противном случае законодатель предписы­вает вернуть закупу положенное и наказывает виновного штра­фом в 60 кун. Другие списки называют здесь вместо купы копу — часть урожая, которую зависимый крестьянин платил феодалу за пользование землей325; речь идет, может быть, об употреблении этого слова в значении копна, куча снопов в 60 штук. Прочтение данного термина в Синодальном списке М. Н. Тихомиров связывает со словом «ковать» и относит его к плугу и бороне.,

Отарииа известна была в Белоруссии (атарица) как земля, засеянная работником по соглашению с хозяином. Современное слово отара (стадо овец), по А. Г. Преображенскому и М. Фасмеру, иного — тюркского — происхождения (ка- захск. «отар» — пастбище). Неясен смысл слов увидитъ, у ее- дитъ.Кроме значения увидит, узнает, не приложимых к этому месту текста, они могли обозначать повелит (что-то сделать). К последнему значению близок и вариант увередить — повре­дит, нанесет ущерб. Чтения уведетъ и въведеть копу можно осмыслить как (незаконно) введет оброк.

Паки ли

— а если.

Приимет

— возьмет дополнительно,

сверх уже взятого.

Статья 60

Статья (как и ст. 59) стремится ограничить произвол госпо­дина в расчетах с закупом: получив с закупа бдльшую плату, чем обусловлено, господин обязан вернуть ему лишнее и наказывается продажей.

Если господин распорядится закупом как холопом и продаст его, сделка не может быть признана действительной (и госпо­дин обязан, вероятно, вернуть покупателю деньги за него), закуп получает свободу, а господин наказывается, кроме того, высшей продажей.

Русская Правда. Пространная редакция

Законодательство стоит на защите социально зависимого и юридически неполноправного положения трудящегося земле­дельца,- но препятствует его окончательному закабалению и полному лишению прав. Это отражает, очевидно, существова­ние различных тенденций в эволюции феодальной эксплуата­ции в ХІІ-ХІІІ вв. Правда ничего не говорит о возможности закупа выкупиться из своего зависимого положения. В*Право- судии митрополичьем зафиксирована, вероятно, старая норма (которую, однако, нет оснований связывать с Владимиром Мономахом) о внесении закупом для этого двойной купы (да­ти ему вдвое задаток)326.

Обель

— полностью, в состоянии полного холопа.

326

Древнерусские княжеские уставы, с. 210.

Статья 62

Статья дает возможность дополнительно характеризовать социальное и юридическое положение закупа: он может быть побуждаем к работе побоями, безнаказанно для господина. Если же последний злоупотребляет этим своим правом, то за­куп может обратиться в суд (см. ст. 56), который должен взыскать с господина за самоуправство продажу как за избие­ние свободного (яко же в свободнем платеж), т. е. по ст. 29 — 3 гривны. Конечно, это установление имело больше декларативный характер, ибо злоупотребление господином своими правами было очень трудно доказать. Правда ничего не говорит об уголовном штрафе за убийство закупа. По спра­ведливому предположению А. А. Зимина, он должен был за­щищаться вирой в 40 гривен.

Наймит (от слова найм — денежная плата за труд)

— другое обозначение за­купа, связанное, вероятно, с денежной формой купы.

Статья 63

Возмещение за кражу коня, произведенную полным (обе­льным) холопом, платит его господин. Остается неясным, сохраняет ли эта статья двойную ставку возмещения по ст. 46, раз вор не свободный, а холоп, как думают Б. А. Романов и А. А. Зимин, или отменяет ее, как считал М. Ф. Владимир­ский-Буданов. Представляется вероятным, что эта статья все же отменяет двойную ставку за кражу именно коня, причем не княжеского, а принадлежащего рядовому собственнику, и это сделано по настоянию хозяина холопа — феодала, не заин­тересованного в уплате высоких штрафов за провинности свое­го холопа.

Статья 64

Статья вновь возвращается к юридическому положению за- кУпа. За закупа, попавшегося на краже, отвечает его господин,

Законодательство Древней Руси

а закуп превращается в полного холопа. Господин может его оставить как холопа у себя, но обязан выплатить стоимость украденного (очевидно, при отсутствии самой украденной ве­щи). Если же он не хочет платить за вора, то должен его про­дать, уплатить из выручки стоимость украденного, а остаток может взять себе. Вариант Пушкинской группы не предусмат­ривает ответственности господина за сокрытие им холопа-вора. В статье ничего не говорится об уплате продажи за воровство, учиненное закупом. Значит ли это, что он не приравнивался здесь ни к холопу (тогда возмещение украденного должно бы­ло быть по ст. 46 в двойном размере), ни платил продажу, не­смотря на сохранение до преступления некоторых элементов свободы, а занимал промежуточное положение между закупом и холопом?

Статья 65

327 Правда Русская, т. II, С. 537-538.

328 Памятники

русского права. Вып. первый, с. 168.

Статья воспроизводит норму ст. 17 Краткой Правды, отра­жая изменения, внесенные в нее ко времени создания Прост­ранной Правды. Господин мог предоставить холопу, ударивше­му свободного, убежище и взять на себя выплату уголовного штрафа за это. Но потерпевший не лишался права расправить­ся с обидчиком в частном порядке. Эта норма, признанная еще Ярославом, была подтверждена Ярославичами, которые, одна­ко, заменили избиение денежной компенсацией. В ст. 65 пре­дусматривается возможность выбора потерпевшим средств наказания виновного: избиение обидчика или денежное возме­щение, взыскиваемое с его господина. Наказание осуществля­лось особым способом: розвязавше — растянув (по Слову Да­ниила Заточника, это делали на широких санях-розвальнях). По мнению М. Ф. Владимирского-Буданова, 12 гривен были уголовным штрафом с господина холопа за соучастие в прес­туплении — укрывательство преступника, а не штрафом за ос­корбление. В. И. Сергеевич видел в ст. 65 указание на непри­косновенность жилища, а 12 гривен считал компенсацией потерпевшему за вину раба327. А. А. Зимин видит в ст. 65 отмену убийства холопа, что «...можно рассматривать как час­тичную амнистию холопам, участникам движения 1068—1071 гг.»328. Последняя трактовка, не очень состоятель­ная юридически, маловероятна и по существу.

Статья 66

Статья завершает раздел, который может быть связан с дея­тельностью Владимира Мономаха.

Свидетелем может выступать только свободный; показания^ холопа не принимаются в расчет; в случае отсутствия свобод-* ного свидетеля в качестве такового может выступать только боярский тиун. Закуп тоже может быть свидетелем, но только по крайней необходимости и по небольшим спорам. Здесь пос­лушество скорее свидетельство происшедшего события (напри­мер, начала драки или дачи денег в долг и пр.), а не характе-

ра жизни подозреваемого в преступлении. Эта статья под названием Володимера князя суд о послушестве известна и вне текста Пространной Правды, в приложении к ней в составе юридических сборников и Кормчей книги.

107 Русская I Іравда.

Простраимая

редакция

Статья 67 Л/

Статья начинает новый раздел Пространной Правды (ст. ст. 67—89), посвященный уголовному и частично — про­цессуальному праву. Он содержит нормы жизни вотчины, вос­ходящие к XI в. и близкие к нормам Краткой Правды, но по­лучившие развитие в условиях феодального хозяйства XII в.

Знамение

— знак.

Борть

— первоначально дупло, затем дуп­ло, наполненное сотами с медом.

Повреждение бороды рассматривалось как тяжелое оскорб­ление и наказывалось высшей продажей. В отличие от ст. 8 Краткой Правды здесь регламентируется и процессуаль­ная сторона дела: должны быть представлены вещественное доказательство (знамение) и свидетели преступления; без сви­детелей обвинение расценивается в качестве ложного (поклеп), и штраф не присуждается. Повреждение бороды как оскорбле­ние с той же ставкой штрафа известно и по Уставу кн. Яросла­ва о церковных судах (Аще кто пострижетъ кому голову или бороду, митрополиту 12 гривен, а князь казнить). То же ос­корбление знает и Псковская Судная грамота (ст. 117).

Для разрыва отношений с Андреем Боголюбским киевский князь Мстислав Ростиславич в 1174 г. намеренно оскорбил его, приказав постричь его послу голову и бороду; за этим после­довало объявление Андреем ему войны (ПСРЛ, т. II, стб. 573).

Статья 68

Утрата зуба здесь рассматривается не столько как членовре­дительство, сколько как результат оскорбления — удара по лицу. С этим связан максимальный размер продажи, а за чле­новредительство установлено возмещение в размере одной гривны.

Статьи 69 и 70

связаны между собой, так как рассматривают одного и того же состава преступления — кра-

Статьи тесно разные стороны жи бобра, совершенного (как видно по процедуре установле­ния похитителя) крестьянином, членом общины. Бобровые Угодья были феодальной собственностью и, соответственно, охота на бобров — княжеской и боярской монополией. С этим связана высшая ставка продажи за ее нарушение. Если на мес- те> где живут бобры, будут найдены следы разрушения норы (росечена земля) или организации лова (знамение, им же лов- Ле*о, или сеть), то при отсутствии свидетелей преступления, могущих указать на виновного, ответственность несет кресть- янская община, на территории которой совершена кража. Эта общинная организация должна сама найти вора и выдать его г°сударственной власти или выплатить уголовный штраф по

Законодател ьство Древней Руси

329

О бортных знаменах, сохранившихся С XVI-XV11 вв . см.: Коткова Н. С Названия русских бортных знамен — историко­лингвистический источник.—

В кн.: Исследования по лингвистическому источнико­ведению. М., 1963.

330 Смирнов И. И. Очерки, с. 56.

331 ГВНП, С. 139.

Роззнаменование

— уничтожение знака, т. е.

нарушение права собственности.

Перегнетъ(от тяти. — рубить)

— перерубит ог­раждение в лесу.

Разоретъ

(орати — пахать)

— перепашет межу в поле.

Подогнетъ

— подрубит.

Знаменный

— имеющий знак.

Межный

— стоящий на меже.

принципу дикой виры. Вариант борть вместо бобр в Сино­дальном списке распространяет эту норму на охрану диких пчелиных угодий, принадлежавших феодалам.

Статья 71

Деревья в лесу с пчелиными бортями или, скорее, участки леса с такими деревьями отмечались знаками собственности. Знаки обозначения княжеской собственности известны на мо­нетах, привесках, строительной плинфе, сосудах и других предметах. Свои знаки имели, вероятно, и другие соб­ственники-феодалы329. Раззнаменование каралось высшей ставкой продажи. По наблюдениям И. И. Смирнова, груп­па ст. ст. 70—77 отражает борьбу верви против на­ступления феодала на общинную земельную собствен- 330 ность

Статья 72

Тот же характер имеет нарушение других знаков собствен­ности: участки леса с бортными деревьями ограничивались вы­рубленными на коре знаками, вокруг отдельных полей (ро- лъи) шли межи — нейтральные земельные полосы. В грамоте новгородскому Юрьеву монастырю 1134 г. князь Всеволод ве­лел учинити межу промежъ Юрьевым монастырем и Пантелее­вым монастырем и обозначил ее направление331. Нарушение и уничтожение межей, как и установка тына (забора, ограды), нарушающего границы дворового участка (дворной межи), также наказывались продажей. Норма соответствует ст. 34 Краткой Правды, но здесь введено указание на различные объ­екты земельной собственности и изменен характер ответствен­ности нарушителя — продажа вместо возмещения ущерба.

Статья 73

Дубы — наиболее заметные и долговечные деревья — слу­жили естественными ориентирами при установлении межи; на них наносились также знаки.

Статья 74

Статья устанавливает размеры дополнительной платы кня­жеским судебным чиновникам при взыскании ими продажи. Эта статья имеет близкое соответствие с установлением о поко- 1 не вирном (ст. 42 Краткой Правды и ст. 9 Пространной Прав­ды), но посвящена обеспечению деятельности другого чинов­ника, собиравшего не виры, а продажи. Из продажи в 12 гривен судья получал 2 гривны 20 кун, т. е. 1/5 часть, как и при сборе вир. Кроме того, община, где происходил суд, обязана была обеспечить судью и его помощника (отрока) мя­сом и другими продуктами по потребности, а их коней — ов- , сом и выплатить перекладную пошлину (см. о ней коммента­рий к ст. 9 Пространной Правды). Как и при сборе вир, долей уголовных штрафов обеспечивался только сам судья, а

его помощник — отрок — получал лишь довольствие. Община оплачивала и стоимость меха — мешка, в котором хранились собранные продажи и отчисления в пользу судьи.

Некоторые исследователи (И. Беляев, А. А. Зимин) счита­ют, что указанные 2 гривны 20 кун должны были выплачи­ваться судье сверх полученных в продажу 12 гривен, а не вхо­дили в состав этой суммы. Но аналогия с выделением вирнику 8 гривен из 40 и 16 из 80, другие расчеты ставок в 60 кун (50 и 10) и т. д. указывают на то, что и здесь судья получал долю продажи. Заглавие и термин наклади нужно, очевидно, относить не к этой доле продажи, а к другим, платам (по Е. Ф. Карскому, это расход, издержка), в частности к со­держанию общиной судьи с его отроком. Сравнение со статья­ми о поконе вирном позволяет согласиться с И. Болтиным и

А. А. Зиминым, что отрок в первом случае назван вместо старшего княжеского дружинника — судьи (может быть, меч­ника), который сам приезжал с помощником-отроком. Эта за­мена связана с тем, что в XII в. в процессе развития дворцо­во-вотчинной системы управления отроки — младшие члены дружины все больше занимаются выполнением функций кня­жеских судей; они участвуют и в сборе сметной гривны кун (ст. 20), что должен был делать вирник, и, вероятно, в сборе вир.

Система денежных уголовных штрафов и процентного отчис­ления пошлин судьям от каждой виры, продажи или сметной гривны не могла не способствовать искусственному увеличе­нию количества уголовных дел князьями, их вирниками, меч­никами, отроками и числа связанных с ними штрафов. Об этом писал в конце XI в. современник, вспоминавший древних князей и мужей их, которые не в пример новым не собираху многа имения, ни творимых (искусственных) вир, ни продажъ въскладаху на люди, но оже будяаше правая вира, а ту взи- мааше и дружине на оружие дая332.

332 ПСРЛ, т. V, в. 1, 1925, с. 8-9.

Олек

— верхняя часть борти, где оставался мед для питания пчел.

Статьи 75—76

За уничтожение борти (возможно, во время рубки леса) ус­танавливался трехгривенный уголовный штраф, как и за сож­жение борти по ст. 32 Краткой Правды. Кроме того, за дерево, на котором она находилась, — полгривны. Близость построения ст. 75 и ст. 80 может свидетельствовать о том, что плата за дерево — это возмещение собственнику бортного де­рева, которым может быть и не князь, а другой землевладе­лец. Разграбление борти наказывалось той же продажей, а размер возмещения собственнику зависел от того, взят ли был хозяином собранный пчелами мед или нет (пчелы не лажены).

Статья 77

Статья устанавливает пределы ответственности членов общи- НЫ за преступление (кражу), которое было совершено неизве­стным лицом на ее территории. Вора следует г ^ть по его

Женути

— гнать, преследовать.

Законодательство Древней Руси

следу. Предполагается несколько случаев. Первый — след вора может вести к селу феодала или к товару — купеческому обозу или пастушескому стану, временно обосновавшимся на земле общины. Второй случай — члены общины (они) определили по следу, что вор ушел за пределы их территории (отсочать от собе следа). Если они этого не сделают, не будут выяснять, куда ведет след, или откажутся это делать, они отвечают за кражу (платят и продажу и возмещение ущерба потерпевше­му). Если след выводит на большую дорогу (на гостинец), где нет поселений, или к безлюдному месту (на пусте), общи­на не должна отвечать за кражу. Процедура преследования по следу должна была вестись с участием чужих людей, не принадлежавших данной общине, являвшихся понятыми, что­бы. исключить предвзятость ее результатов. Эта процедура от­личалась от свода и была неизвестна Краткой Правде. Учиты­вая разнообразие возможных вариантов и обеспечивая объек­тивность расследования, статья свидетельствует об определен­ном развитии процессуального права.

Эта новая статья, не имевшая аналогии в Краткой Правде и возникшая, вероятно, в XII в. (хотя и исходившая из ран­них норм), указывает на существование соседской общины, подчиненной феодальному государству и осуществлявшей власть над определенной территорией.

Статья 78

333 Правда Русская,

т. II, С. 575.

334 Правда Русская,

т. II, с. 576.

335 Памятники

русского права. Вып. первый, с. 173.

Самоуправство относительно смерда со стороны не предста­вителей государственной власти, а рядовых лично свободных смердов карается уголовным штрафом. Кроме того, потерпев­шему полагается возмещение ущерба. Не санкционированное властью насилие над боярином карается штрафом, в четыре раза более высоким, но возмещение ущерба остается тем же, что и у простолюдина. М. Ф. Владимирский-Буданов объяс­няет это отсутствием корпоративности, которая могла бы объ­единить бояр юридически333. По сравнению со ст. 33 Краткой Правды данная статья показывает развитие феодальных отно­шений на Руси, предполагая существование наряду с лично свободными смердами также частновладельческих (боярских) смердов. Б. А. Романов считал, что вставка в Пространной Правде слова смерд относится только к смерду в первой части статьи, а не к огнищанину во второй ее части334. По мнению А. А. Зимина, «здесь делается особое ударение на возмож­ность покушения на огнищанина со стороны смерда»335.

336

Новгородская Первая летопись, С. 219, 1162 Г.

Огнищане упоминаются среди новгородской знати в Новго­родской Первой летописи: Прииде Ростислав (Мстиславич) ис Кыева на Лукы(будущие Великие Луки) и позва новго- родци на поряд (на совет): огниіцаны, и гридьбу, и купце вятьшии (лучшие)336.

Похищение речных и морских судов наказывается уголов­ным штрафом в зависимости от цены судна, а само судно должно быть возвращено владельцу. Перечислено пять видов судов: челн — малое пассажирское судно, выдолбленное из ствола дерева; речная лодъя — грузовое судно; струг — также речное грузовое судно, гребное или парусное; набойная ло- дья — большегрузное судно с надставленными в высоту борта­ми, с палубой; морская лодья — большое килевое судно, также с палубой. Сравнительно со ст. 35 Краткой Правды эта статья показывает значительный успех в судостроении на Руси, что является также свидетельством и распространения судоходства, и развития частной собственности на эти средства транспорта. На страже последней стоит кодификатор, которого, однако, больше интересуют доходы, поступавшие от государственного суда, чем размеры возмещения собственнику.

Статья 80

За повреждение сети для ловли птиц (перевеса) выплачива­ются продажа и возмещение собственнику.

Подогнетъ вервь

— перерубит веревку

Статья 81

Как и в случаях с повреждением борти и похищением из нее меда, предусмотренных в ст. ст. 75—76, кодификатор раз­личает такие преступления, как повреждение ловчей сети и кража из нее диких птиц. Значительная (от 5 до 15 раз) раз­ница в штрафах за похищение ястреба и сокола, с одной сторо­ны, и дичи — с другой, связана с тем, что крупные хищные птицы, специально дрессированные, использовались для охо­ты. Перечень птиц, которых ловили в XII в., сравнительно со ст. 36 Краткой Правды не изменился — все они были изве­стны на Руси очень давно.

Статья 82

Статья устанавливает за похищение воза сена или дров воз­мещение потерпевшему в размере 2 ногат, т. е. 5 кун вместо 9 кун по ст. 39 Краткой Правды. Это может свидетельствовать об изменении соотношения цен на указанные предметы и по­вышение курса денег (серебра или его заменителей). Необыч­на для Пространной Правды ставка продажи за кражу сена или дров — 9 кун, в то время как уголовные штрафы в ней имеют размеры 60 кун, 3 и 12 гривен. Как предполагают

В. И. Сергеевич и А. А. Зимин, размер продажи внесен оши­бочно в Пространную Правду из соответствующей статьи Краткой Правды, где ставка 9 кун является возмещением вла­дельцу. Если это так, то можно считать, что здесь при форми­ровании текста Пространной Правды кодификатор пользовал­ся не практикой, записью норм обычного права, а обновлял и приспосабливал к условиям XII в. норму писаного права — Краткой Правды.

Законодател ьство Древней Руси

За поджог хранилища собранного урожая — гумна или дво­ра (основного комплекса хозяйственных и жилых построек) виновный подвергался потоку и грабежу. Эта архаичная выс­шая мера наказания относилась только к преступлениям, кото­рые ставили под угрозу самую возможность существования древнерусской семьи. На догосударственный период происхож­дения этой меры наказания указывает второстепенная, вспомо­гательная роль княжеской власти в ее осуществлении.

По мнению А. А. Зимина, эта статья свидетельствует, что

337

Памятники русского права.

Вып. первый,

с. 175.

представители господствующего класса добиваются принятия постановлений, карающих потоком и разграблением лиц, пы­тавшихся открыто выступать против них337.

Статья 84

Урок

— в данном случае размер платы за ущерб в результате гибели скота (см. в ст. 45 уроци скоту).

Намеренное уничтожение чужого коня или рогатого скота влечет за собой уплату продажи по высшей ставке и возмеще­ние ущерба потерпевшему. Противоречие мер наказания за преступление, которое здесь обозначено как конь порежеть (продажа), и за кражу коня (значительно более сильное нака­зание — поток (см. ст. 35) можно объяснить тем, что украден­ный конь мог быть продан, что приносит вору выгоду, а по­губленный такой материальной выгоды не приносит.

Статья 85

Статья регламентирует порядок использования холопа в качестве свидетеля. Его показания можно привлекать только в исключительных случаях, когда на этом настаивает истец, и то, как оговорено в статье, не для определения действитель­ной виновности обвиняемого (что мог бы сделать свободный свидетель своей присягой), а только для возбуждения уголов­ного дела против указанного холопом — свидетелем лица. Сама же вина определяется в результате «божьего суда» — ис­пытания железом. Но если испытание железом не приводило к доказательству вины подозреваемого, то обвинитель должен был уплатить ему возмещение, поскольку поверил показаниям холопа. Использование свидетельства холопа в суде указывает на эволюцию положения холопа в сторону феодально-зависи­мого крестьянина, обладавшего определенной хозяйственной самостоятельностью.

Статья 86

Статья устанавливает размеры судебных пошлин при приме­нении железа в судебном процессе: в государственную казну (железное), судебному чиновнику (мечнику) и судебному ис­полнителю — детьскому, который и проводил, вероятно, это испытание.

Если испытание железом проводится не потому, что исполь­зовано свидетельство холопа, а по подозрению (запа),которое трудно проверить (человека видели ночью около места прес­тупления), или по показанию свободного, но оно не докажет вины обвиняемого, то возмещение ему не полагается, а обвини­тель платит только железное.

Статья 88

Железное

— судебный штраф

В Русской Правде до сих пор не предусматривалась защита жизни свободной женщины, а уделялось внимание только ма­териальному ущербу, который наносило феодалу убийство принадлежащих вотчинному хозяйству ремесленницы, корми­лицы и просто рабы (ст. ст. 15—17 Пространной Правды). Значит ли это, что жизнь женщины не была защищена и ее мог убить каждый? Конечно, нет. Церковное законода­тельство, судя по Уставу кн. Ярослава о церковных судах, ох­раняло честь замужней женщины и дочери и наказывало не только изнасилование, но и избиение, и оскорбление словом. Памятники древнерусского права, соединявшие светские и цер­ковные нормы, такие, как международные договоры Новгоро­да с Готским берегом конца XII в., Смоленска с Ригой 1229 г. и середины XIII в., также охраняют честь женщины. Но церковное законодательство не устанавливало ответствен­ности за убийство женщины перед церковной властью. Это свидетельствует о том, что такое преступление подлежало не церковной, а светской юрисдикции — княжеской. Таким обра­зом, можно считать, что ст. 88 была заимствована Простран­ной Правдой из предшествующего источника, отличавшегося от Краткой Правды и содержащего нормы права, также отно­сившиеся к раннему времени. Половинная ставка уголовного штрафа за убийство женщины по сравнению с мужчиной нахо­дит аналогию в половинной ставке штрафа за оскорбление женщины в Краткой редакции Устава кн. Ярослава о церков­ных судах: за острижение головы и бороды там установлено 12 гривен (кун), за избиение чужой жены — 6 гривен (кун).

Тем же судом судити — процедура установления виновного в убийстве и суда та же, что при убийстве мужчины. Измене­ние в списках Пушкинской и Карамзинской групп на виновата показывает, что позднейший редактор Правды XIII — XIV вв. видел различие в том, была ли женщина убита без вины с ее стороны или в ответ на ее виновные действия. Этот редактор считал, что полувирье платилось только во втором случае, а первое убийство, без смягчающих обстоятельств, мог­ло, следовательно, наказываться полной вирой. Однако сведе­ний, подкрепляющих такое разделение, в нашем распоряжении нет. В. И. Сергеевич и М. Ф. Владимирский-Буданов считали чтение виновата первоначальным, причем М. Ф. Владимир­ский-Буданов относил второй случай в статье к убийству му- о ~ 338

338 Правда Русская, т. II, с. 604.

жем своей жены «за преступление против семейных прав»

Древней Руси

Так полагал и Л. В. Черепнин339. Однако внутрисемейная компетенция мужа не входила в княжескую юрисдикцию, а церковь налагала за такие нарушения свои наказания (лише­ние прав христианина или ущемление их на определенный срок), а не денежные штрафы.

339 См : Черепнин Л. В. Новгородские берестяные грамоты как исторический источник М , 1969, с. 41

Статья 89

За убийство холопа или рабы вира не платилась. За это преступление предусмотрена продажа, и то только в том слу­чае, если убийство не было спровоцировано самими челядина- ми. Хозяину холопов, потерявшему свое имущество, уплачива­ется урок. Размер этого урока мог быть 5 или 12 гривен, в зависимости от хозяйственной ценности холопа (см. ст. ст. 15—17). Здесь имеется в виду, конечно, убийство чужого холопа, так как убийство хозяином собственного холо­па также считалось не преступлением, а только грехом — нару­шение моральной религиозной нормы и соответственно влекло за собой духовное наказание.

Статья 90

Заднйца,

в некоторых списках статок

— наследство.

Статья начинает раздел Пространной Правды, посвященный наследственному праву (ст. ст. 90—109), представляющий со­бой новый кодекс, не известный Краткой Правде.

В ней устанавливается особое юридическое положение смер­дов в отношении наследства. Их права ограничены. По смыслу первой части статьи оставшиеся после смерда дети не имели права наследования его имущества. Так понимали эту часть статьи и некоторые переписчики Правды в XIV — XV вв., до­бавляя слова без детии. Однако вторая ее часть уточняет смысл нормы: в том случае, если у смерда оставались дочери, они получали часть наследства, если они не были выданы за­муж, на прокормление и, вероятно, свадебное приданое. Такое противопоставление двух условий указывает на то, что в пер­вом случае имелось в виду, что смерд умрет не без детей вооб­ще, а только без сыновей. Княжеская власть была заинтересо­вана в существовании устойчивого хозяйства смерда, на кото­ром не отражались бы смерть главы семьи и вступление во владение следующего поколения смердов. Вместе с тем она препятствовала выходу этого хозяйства из круга смердов и пе­реходу в собственность членов других сословных групп, что могло бы иметь место, ’если бы дочери наследовали его и пере­давали в качестве приданого за пределы этого круга. С этим связано появление своеобразного русского права мертвой ру­ки. Смерд здесь не общинник, а зависимый от княжеской вот­чины земледелец, потерявший общинные наследственные и, вероятно, другие права, но возможно, что в результате брака дочери вотчинного смерда со смердом-общинником его владе­ние могло вновь войти в число общинных, с чем и борется княжеское законодательство.

Безажю в Пушкинском списке может быть понято как наре-

чие без наследника340. Близкое к нему слово безатщина, беза- щина (от беззадщина) — выморочное имущество, имение, не имеющее наследников. По древнерусскому церковному праву, безатщина людей, зависимых от церкви и монастырей, должна была идти епископскому или митрополичьему волостелю.

Статья 91

340

Словарь русского языкаXI-XVII вв. Вып. I М., 1975, с 92.

В статье противопоставляется наследственное право различ­ных групп феодального класса такому же праву смердов, под­тверждая, что после смерти бояр и дружинников наследуют их сыновья, а при отсутствии последних — дочери. Переход феодальной собственности через дочерей в чужие руки не гро­зил выходом ее за пределы класса феодалов. Появление в не­которых списках XV в. в заглавии чтения и о людстей, как считал Н. А. Рожков, может относиться не к ст. 91, а к ст. 92, объединенной тем же заглавием341. Но поскольку правом на безатщину лично свободных людей князь не обладал, эта вставка в заглавие подтверждала право на наследование до­черьми не только феодалов, но и более широких кругов насе­ления. Б. А. Рыбаков вслед за А. Е. Пресняковым видит в ст. 91 отмену более раннего права мертвой руки сеньора, осу­ществленную в интересах бояр 342.

341

Правда Русская, т. И, с. 631.

342 Рыбаков Б А. Смерды, с. 52.

Статья 92

Ряд

— установление, распоряжение, при нескольких участниках — договор, соглашение.

В статье устанавливается существование обеих форм насле­дования — по завещанию и по закону. Наследниками без заве­щания в этой статье выступают только дети. Были ли наследниками по завещанию тоже только дети, на основании этой статьи сказать трудно: она начинается с условия, что нас­ледодатель уже передает свое имущество детям, а не предпи­сывает это. М. Ф. Владимирский-Буданов отстаивает мнение, что наследниками могли быть только дети, и поэтому «наслед­ство по закону и наследство по завещанию — в сущности тож­дественны»343. Однако ко второй половине XI11 в. относятся указания, что круг наследников по закону был более широким. Новгородский Синодальный список Правды 1282 г. опускает в этой статье упоминание детей и тем самым указывает на воз­можность завещания дома не только по прямой нисходящей линии, но и по боковым. В сохранившихся завещаниях этого времени волынского князя Владимира Васильковича, умершего в 1288 г., в качестве наследников выступают его брат и же- на , в завещании Климента новгородскому Юрьеву монас­тырю (до 1270 г.) он оправдывает передачу своих имений тем, что у него не было наследников (зане да не было у мене бра- та> ни сыну)345. Это позволило некоторым исследователям (В. И. Сергеевичу, В. Н. Сторожеву, Н. А. Максимейко,

343 Правда Русская, т. II, с. 636.

344 ПСРЛ, т. II,

С. 902-904.

345 ГВНП, с. 163.

С. В. Юшкову) составить мнение о том, что круг наследников- родственников по завещанию мог быть более широким. В тек­сте Устава князя Владимира о десятинах начиная с рубежа

Законодательство Древней Руси

Дом

— имущество, главным образом движимое, в отличие от двора (см. ст. 83), включающего и движимое, и недвижимое имущество;

XII — XIII вв. или первой половины XIII в. среди дел, под­лежащих юрисдикции церкви, указано: братья или дети тя~ жються о задницю, в его текстах XIII — XVI вв. упоминается также о наследственных тяжбах между сестрами и детьми и внутри племени, т. е. вообще между родственниками. В новго­родском Уставе Всеволода о церковных судах также упомина­ются споры о наследстве братьев или детей. В Псковской Суд­ной грамоте завещатель мог оставить наследство племяннику (ст. 100), а сын терял право наследования по закону, если он отказывался содержать отца до его смерти (ст. 53).

А на самого часть дати души — упоминание части имущест­ва, отдаваемого в этом случае на помин души (в церковь или монастырь), свидетельствует о том, что составитель обладал христианским религиозным сознанием.

Статья 93

Вступление Владимира Мономаха в Киев. 1113 год.

Миниатюра Лицевого летописного свода. XVI век.

346 Памятники русского права.

Вып. первый,

с. 181.

Статья устанавливает наследственные права вдовы. Если вдова не выйдет еще раз замуж ( сядет по муже), она получа­ет на жизнь определенную часть имущества мужа (выдел). В Синодальном списке уточняется, откуда должна быть взята эта часть, — за счет уменьшения доли взрослых детей. Кроме того, вдова остается собственницей всего того, что было пода­рено мужем (украшения, одежда и пр., что можно было возло­жить — надеть на нее). Эта норма была связана со стремлени­ем передать имущество отца сыновьям, а право вдовы на наследство могло привести к уходу его в руки нового мужа вдовы и его детей. По мнению А. А. Зимина, эта статья изме­няет в условиях развития феодальных отношений старое об­щинное право наследования, по которому вдова оставалась полновластной хозяйкой имущества покойного супруга346.

Статья 94

Статья свидетельствует о существовании раздельной соб­ственности супругов и особых правах на наследование этой собственности детьми. Имущество, принадлежавшее первой, покойной жене оставившего наследство, наследуется детьми не от второго, а только от первого брака. Это распространяет­ся и на то ее имущество, которое он после ее смерти подарил своей второй жене, т. е. их мачехе. Особое имущество жены складывалось из приносимого ею в дом мужа приданого и по­дарков мужа. Любо си... обаче — даже если... все равно. О применении норм этой статьи свидетельствует новгородская берестяная грамота №9 третьей четверти XII в.

Статья 95

Статья подтверждает древнерусскую норму, согласно кото­рой дочери при наличии сыновей — их братьев не наследуют после отца, но они обеспечиваются приданым, которое после смерти отца выделяется им братьями. Эта норма касалась сво-

бодного населения. По Уставу князя Ярослава о церковных судах родители обязаны были выдать дочь замуж, в против­ном случае они облагались штрафом в пользу церковной влас­ти. В XV в. дочери уравнены в наследственных правах с сыно­вьями347.

347 Судебник 1497 г.- Судебники ХѴ-ХѴІ вв М.-Л., 1952, С. 27; Соловецкий извод Устава Всеволода конца XV в.— ДКУ, С. 158.

Статья 96

Данная статья, как и следующая ст. 97, является механиче­ской вставкой в раздел о наследстве. Строительство деревян­ных городских укреплений и башен велось под руководством городникасамими горожанами и окрестными жителями, явля­ясь повинностью. Они же оплачивали и пребывание городника в денежной и натуральной формах. Он (вероятно, вместе с от­роком, как вирник в ст. 9 и мостник в ст. 97) получал плату за труд в начале и в конце работы по сооружению каждой го­родни, деньги и продукты из расчета по неделям на себя и на четырех находившихся при нем коней.

348

Мрочек- Дроздовский.

Материалы для словаря, с. 31.

Часть крепостной стены из бревен в виде сруба длиной в бревно называлась городня.При пожаре во Владимире в 1563 г. сгорело стены от реки от Клязмы и розметали (разоб­рали) 170 городень да 4 стрельницы (башни)...348.

Статья 97

Городник

— архитектор, руководитель

строительства, бывший княже­ским чиновником Волога (влаі а) — питье.

Лукно, уборок

— меры объема сыпучих тел.

Одину

— один раз на все время.

Такая же система оплаты распространялась и на строитель­ство мостов. Руководитель строительства — мостник — вместе с отроком получал с общины, на территории которой строился или ремонтировался мост, денежную плату в зависимости от длины полотна моста и количества опор — городней, а кроме того, питание и овес для коней.

Статья 98

Существование холопства и других форм личной зависимос­ти способствовало возникновению интимных связей феодала с принадлежащими ему женщинами-рабами. Дети господина, рожденные от робы, считались незаконными и поэтому не яв­лялись наследниками, но после смерти господина и они и их мать, согласно норме Правды, получали свободу.

Статья 99

Мостник

— княжеский чиновник, руководитель строительства деревянных мостов.

Статья посвящена праву опеки над сиротами и имеет в виду, очевидно, семью горожанина — купца или ростовщика. Если после смерти отца в семье оставались малые дети и мать выхо­дила вторично замуж, то опекуном их назначался один из близких родственников или им мог быть отчим. Этому опеку­ну передавалось во временное пользование движимое и недви­жимое имущество несовершеннолетних, причем передача цен­

ного имущества, служившего источником существования хозяи­на дома, осуществлялась при свидетелях. В статье оговарива­ются обязанности и права опекуна. Он имеет право продол­жать торговую деятельность и брать себе доходы от нее, но обязан вернуть стоимость самого товара наследникам по окончании опеки. Приплод от скота и детей челяди, родивших­ся за время его опеки, он обязан отдать подопечным. Все утра­ты имущества, которые произошли по его вине, он также дол­жен был восполнить. Окончание опеки связывается с достиже­нием подопечным зрелости (донеле же возмогутъ),без точно­го фиксирования возраста.

По мнению А. А. Зимина, «статья корнями уходит в седую старину» и в ней публичной властью являются не княжеские чиновники, а люди, т. е. члены общины349. Местное и раннее происхождение этих норм несомненно, его подтверждает и от­сутствие упоминаний в статье церковной власти, которая пре­тендовала на дела, связанные с опекой (см. также ст. 105). Но люди упоминаются здесь, как и в ст. 105, в качестве свидете­лей, а не вершителей процесса. В ст. 50, говорящей о передаче денег в рост, также предписывается делать это при свидетелях, которые являются, вероятно, соседями.

Статья 100

Статья закрепляет за младшим сыном при наследовании без завещания родительский дом со всеми связанными с ним хо­зяйственными помещениями.

По мнению Н. А. Максимейко и А. А. Зимина, статья огра­ничивала волю завещателя, если он хотел оставить свой двор другому сыну (одно из значений слова всяко — в любом слу­чае, непременно). Однако вряд ли есть основание так сужать право наследования по завещанию. Этому противоречат слова в списках всяк, всякому, всякой, которые не имеют двойного смысла (как всяко). Статья свидетельствует, что взрослые де­ти жили в своих домах и с родителями, как правило, оставался только младший из них.

Статья 101

Статья примыкает к ст. 99. Вдова при малолетних детях обязана сохранять имущество семьи (юридически — имущест­во мужа) для передачи его детям. Если она его утратит и ос­тавит детей без средств, а сама найдет обеспечение, выйдя вто­рично замуж, то обязана выплатить детям утраченное, вероят­но, из средств второго мужа (на это указывает смысл контекста и слова в некоторых списках).

Статья 102

Вдова имеет право пожизненно жить во дворе своего покой­ного мужа, несмотря на возражения ее детей. Она остается главой семьи и хранителем всего ее имущества, оставленного мужем, препятствуя самочинным действиям детей. Вероятно,

119 Русская Правда.

Пространная

редакция

349 Памятники русского права.

Вып. первый,

С. 182.

Уроци (уроки)

— установленное количество чего-либо.

Локоть

— мера длины.

Городня в мосту

— опора, сложен­ная в виде сруба из бревен и засы­панная камнем.

А не джи (дюжи) ся будутъ

— и если не будут в состоянии.

Печаловати

— заботиться.

Срезить (от рез)

— получит прибыль от данных в долг

денег

Истый

— первоначальный, оставленный

в наследство.

Ряд

— зд. порядок, установление.

350

Правда Русская, т II, с. 672, 674

Всяк

— каждый, любой.

Без дела

— без раздела, может быть — без распоряжения о разделе наследства, т. е. без завещания.

Ворчеться (от вречися) — обещается. В некоторых списках

осмыслено как

Оборочется

— будет вынужде­на, обречена (см.: Срезнев­ский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам, т. II, стб. 535).

351

Памятники русского права.

Вып второй,

с. 60-61.

при достижении ими самостоятельности, после раздела имуще­ства по завещанию или закону, она получает причитающуюся ей часть (выдел) и сохраняет право жить в доме. И. Беляев, Н. Дювернуа и Н. Рожков предполагали здесь условие, при котором вдова примет к себе в дом второго мужа350. Однако термин седети кроме общего значения имел в древнерусском праве смысл именно сохранения безбрачия (сядет по мужи в ст. 93, ворчеться седети в ст. 101, аже девка засядетъ — не выйдет замуж — в Уставе кн. Ярослава о церковных судах).

Статья 103

Нормы наследования имущества матери отличались от права наследования после смерти отца, хотя здесь также существова­ло наследование по завещанию и по закону. Дети не могли претендовать на раздел материнской части, но она сама могла определить своего наследника или своих наследников, в том числе и дочерей (см. ст. 106). По закону наследство матери переходило тому, с кем она жила до смерти, или тому, кто обеспечивал ее пропитание. Были ли это обязательно ее дети, хотя бы от первого или второго брака? Это предполагает­ся, но не безусловно. Вдова могла жить у своих родственников по боковой линии (сестры, например) и оставить свое имуще­ство им.

Статья 104

Статья отражает существование четко оформленного в созна­нии законодателя понятия частной собственности в семье, свя­занной с личностью ее главы — мужа. В этом случае, если после смерти первого мужа семейным имуществом пользова­лась вдова с его детьми и со вторым мужем (их отчимом) и его детьми, родившимися в этом втором браке, наследование по закону определяется тем, что было нажито и осталось после смерти каждого из этих отцов: дети (сыновья) первого насле­дуют только его имущество, дети второго — только то, что принадлежало ему до брака или было нажито в этом браке.

Статья 105

Статья продолжает изложение норм, связанных с той же ситуацией. Если второй муж во время пользования наследс­твом первого утратит что-либо из него, то сын — наследник его обязан по показанию свидетелей восполнить своим свод­ным братьям утрату и не может претендовать на наследование имущества первого мужа своей матери.

Статья показывает, что наследование по древнерусскому праву предполагает не только получение имущества, но и пере­ход на получившего наследство обязательств, не выполненных умершим. Эта норма зафиксирована и в договоре Смоленска с Ригой 1229 г.: Аже датинин дастъ княжю холопу в заем или иному добру человеку, а умретъ не заплатив, а кто емлеть его останок, тому платити немчину351.

Статья содержит дополнительные уточнения к нормам ст. ЮЗ. Мать имеет право оставить свое имущество по завеща­нию без ограничения любому из детей, сыну или дочери, как от первого, так и от второго брака, руководствуясь только от­ношением к ней детей.

Русская Правда. Пространная редакция

Статья 107

Кроме пошлин, которые платились осужденными, в XII в. были введены еще дополнительные пошлины с выиграв­ших процесс. На это указывают слова кому помогут, если их понимать так, что судебные чиновники осуществляют своеоб­разную помощь в процессе между истцом и ответчиком. Вели­чина таких дополнительных пошлин значительно меньше, чем собираемых с осужденного, однако конкретный размер их не­ясен. С виры в 40 гривен указано 9 кун, т. е. примерно 1/200, а с преступления, облагаемого продажей в 12 гривен,— 30 кун, т. е. 1/20. Возможно, что в первом случае надо видеть описку; там скорее должны были стоять 2 гривны (100 кун). Возмож­ность такой описки подтверждают списки Пушкинской и Ка­рамзинской групп, которые сохранили текст, вероятно, более близкий к архетипу, где 9 кун пошлин и 9 кун векош метель­нику отнесены также к делу по освобождению челядина. Если 9 кун составляют 1/20 продажи по этому делу, то сама прода­жа должна составлять 3 гривны 30 кун. Возможно, что описка в архетипе возникла в результате случайного перенесения на пошлины от виры ставок пошлин за освобождение челядина. Принадлежность чтений Пушкинской и Карамзинской групп к архетипному тексту Пространной Правды подтверждает со­ответствие их судебным делам (ст. 109) по всем спискам (бо ртная, ролейная земля, освобождение челядина).

Нарушение собственности на пашенную землю (от ролейной земли), судя по величине пошлины с выигравшего процесс, наказывалось также продажей в 12 гривен. При удовлетворе­нии иска челядина о свободе, пошлину по нему платил сам ос­вобожденный. Об отпуске челяди на волю говорят также ст. 61 (применительно к закупу), ст. 98 (применительно к робе — сожительнице свободного) и ст. 109, но этим, вероятно, случаи отпуска не ограничивались.

В некоторых списках ст. 107 (как и ст. 109) опущена. Это может свидетельствовать о том, что в XIV — XV вв. она уже не отражала действовавшего права в тех местах, где переписы­вались соответствующие рукописи.

Статья 108

Статья свидетельствует об отнесении споров братьев между с°бой о разделе наследства к княжеской компетенции, однако °на изложена в условной форме (если спорящие обратятся к Княжескому суду), как считал еще Н. Дювернуа. На этом ос-

Без языка ли умретъ

— если по состоянию здо­ровья не сможет сделать завеща­тельного (устно­го) распоря­жения.

Иночим

— первый муж по отношению ко второму.1

Людье вылезуть

— окажутся свидетели,

подтверждающие утрату

От бортное зели

— нарушение

прав собственности на бортный участок в лесу.

Метельник

— зд., как и в ст. 9, вероятно, лицо,

ведущее письменный учет собранным вирам и пошлинам (см. варианты метник, метальник от слов мета, метить наряду с метельник, митник).

От головы

— при обвинении

в убийстве.

новании предполагается, что они могут обратиться по данному делу к другому органу. Действительно, судя по Уставу кн. Владимира, на участие в решении конфликта, когда дети или братья тяжутся о задници, претендовала церковь. М. Ф. Вла­димирский-Буданов, В. И. Сергеевич, А. Е. Пресняков и Я. Н. Щапов видят здесь конкуренцию судов, к которым мог­ли обратиться тяжущиеся. Иное мнение имел Е. Е. Голубин­ский, считавший, что наследственные дела подлежали только княжескому суду. В качестве судьи выступает по такому делу детский, который получает высокую пошлину в размере одной гривны кун.

Статья 109

Статья завершает группу из трех статей о судебных пошли­нах. В ней идет речь о пошлинах, взимаемых при принесении роты. О такой присяге говорят договоры Руси с Византией, ст. 10 Краткой Правды и ряд статей Пространной Правды. Статья тесно связана с нормами ст. 107 по тексту списков Пушкинской и Карамзинской групп. Кто платил пошлину? Так же, как по ст. 107, это делал истец, возбуждавший судеб­ный процесс. Именно он был заинтересован в проведении дан­ной процедуры.

Статья 110

Статья начинает последний раздел Правды, который вслед за А. Е. Пресняковым называют уставом о холопстве. В ста­тье устанавливаются три случая утраты личной свободы и пе­рехода в состояние полного (обельного) холопства. Первый случай — продажа человека при свидетелях. В. И. Сергеевич и С. В. Юшков считают, что здесь речь идет о самопродаже. Второй случай — женитьба на робе без соответствующего со­глашения. Третий — вступление в должности тиуна и ключни­ка также без соответствующего соглашения.

Продажа в холопы должна совершаться при свидетелях, а сам продаваемый должен также присутствовать при этом, ви­деть внесение в счет платы за себя хотя бы одной ногаты. Же­нитьба на робе превращала свободного в холопа, принадлежа­щего ее господину. Однако жених мог заключить (вероятно, также при свидетелях) с господином невесты договор, по кото­рому если не будущие дети, то он сам мог сохранять свободу на определенных условиях. По норме XV в. и выход свободной замуж за холопа также лишал ее независимости, но если она не знала о его социальном положении, то имела право расторг­нуть с ним брак. Наконец, третий случай предусматривает службу тиуном и ключником — исполнителем воли господина в его доме и хозяйстве, которыми могли быть только несвобод­ные люди, ибо доверие к ним господина было связано с не­ограниченным правом распоряжаться их судьбой и наказы­вать. Вступление в должность ключника, находившее симво-

лическое выражение в ношении с собой ключа от господского хозяйства, делало свободного человека также холопом. Однако норма Пространной Правды предусматривает и здесь ограни­чение, если при поступлении в услужение свободный заключал с господином соглашение о своих правах и обязанностях, например холопство на срок службы и освобождение при отка­зе ему в службе или по смерти господина.

Русская Правда.

Пространная редакция

Статья не перечисляет все источники холопства: за ее преде­лами остаются такие пути, как рождение от холопа, плен, по­пытка бегства закупа. Смысл статьи — в регламентации усло­вий закрепощения и проведении малозаметной грани, когда одно и то же социально-экономическое состояние в зависимос­ти от того, оформлено ли оно юридически, ведет к обельному холопству или к положению рядовича, тем самым — в ограни­чении источников полного холопства. Это свидетельствует о все большей роли, которую играли в княжеском и боярском хозяйствах другие категории феодально-зависимого населения.

Статья 111

Статья тесно связана с предыдущей. Отработки денежной ссуды (дачи), или ссуды зерном, а также процентов по ним (придатка) не ведут к состоянию полного холопства; предпо­лагается, что взявший их может отработать все и на этом его обязанности кончатся. По Правосудию митрополичью (XIV — XV вв.), челядин-наймит мог уйти от господина, вы­платив ему вдвое задаток352. Однако фактически значитель­ная ссуда не могла быть отработана в течение всей жизни и зависимость распространялась на детей должника, остающихся в наследственном зависимом положении. По дополнительной статье О сиротъем вырядке отработка крестьянки с дочерью за год составляла 1 гривну на каждую. Эта зависимость не превращается в юридически оформленное полное холопство, но обнаруживает значительную близость к положению закупа или наймита, не упоминаемого в уставе о холопстве, который также берет у феодала ссуду (купу, дачу, милость) и остается зависимым от него до окончания отработок или выплаты за нее. Законодатель и здесь стремится сохранить зависимость крестьянина, не переходящую в полное холопство. По мнению Б. А. Романова, законодатель в ст. 111 защищал интересы Церкви, выступая против порабощения милостников светскими феодалами. Церковный характер статьи он обосновывал приме­нением в ней необычной для Правды терминологии (дача, хлеб, милость, придаток)353. М. Н. Тихомиров видел в этой статье защиту милостников — мелких феодалов, занимавших холопские места на боярском и княжеском дворах354.

352

ДКУ, с. 210, ст. 29.

353 Правда Русская,

т. II, с. 715

354

Тихомиров М. Н.

Условное феодальное держание, с. 104.

Статья 112

Статья устанавливает денежную плату за сознательное по­собничество беглому холопу. Ставка 5 и 6 гривен, совпадаю-

Заповесть

— публично объявит.

Переем (переим)

— вознаграждение за помощь в обна­ружении беглого холопа или преступника.

Досочиться

— выследит.

Отрок

— младший судебный или

административный исполнитель.

Вязебная

— оплата за задержание,

за то, что пойманный будет связан.

Пагуба

— ущерб.

Усрячеть

— встретит.

Повесть деет

— разговаривает.

Вложить, в других списках правильнее вылжеть

— обманом получит.

щая со ставками возмещения господину за убийство его холо­пов по ст. 16 Пространной Правды, и отсутствие упоминания о публичной власти, заинтересованной в получении штрафа, заставляют считать, что здесь закреплена также архаичная норма возмещения владельцу стоимости холопа и робы, кото­рую, как и следующую — ст. 113, А. А. Зимин относит к X в. Однако в этом случае применялись, как считал М. Ф. Влади­мирский-Буданов, и уголовные штрафы, установленные в ст. ст. 32 и 38.

Статья 113

За удержание беглого холопа и извещение господина о по­имке его задержавшему полагается вознаграждение от этого господина, но захвативший и затем упустивший раба неудач­ник наказывается штрафом, правда, уменьшенным на ту сум­му, которую он имел право получить за удержание.

Статья 114

Хозяин убежавшего холопа, выследив его в каком-либо го­роде, может рассчитывать на помощь в его задержании городского отрока, выделяемого для этого посадником, и пла­тит ему за такую помощь вознаграждение. Условный характер фразы а будетъ посадник не ведал его позволяет считать, что, если посадник сам знал о беглом челядине, он сам должен был предпринять меры к его задержанию и возвращению хозяину. Это свидетельствует о том, что в XII в. наряду с истцом — инициатором и исполнителем розыска беглого холопа выступа-' ет уже государственная власть.

В списках Розенкампфовского вида устрелитъпредполагает вооруженную (с луком и стрелами) охоту на беглого холопа. В хороме, хоромине, в храме — эти чтения отражают переосмыс­ление нормы, предполагая право убежища в доме феодала или в церкви. Слово наместник в списках Карамзинской группы заменяет слово посадник, отражая существование наместниче­ского управления в городах Северо-Восточной Руси в ХІІІ-ХІѴ вв. Норма ст. 114 нашла отражение в новгородской берестяной грамоте №411 конца XIII в.

Статья 115

В отличие от сознательного пособничества (ст. 112), по­мощь, оказанная беглому холопу по неведению о его положе­нии, не наказывается, если его укрыватель подтвердит свое , неведение присягой.

Статья 116

Холоп не обладал правом брать от своего имени деньги или материальные ценности. Если ему обманом удалось это сде­лать, то отвечал за возвращение долга его господин, а если он не хотел признавать его долги, то мог отдать своего холопа

заимодавцу. Если же заимодавец дал деньги, зная, что он дает их холопу, то он не имеет права требовать их с его господина.

Эта статья, как и следующая, свидетельствует, что холопы в феодальном городе XII в. на практике широко занимались торговлей и финансовыми операциями, но должны были де­лать это только с согласия своих господ. Против нарушения этого принципа и выступает законодатель в ст. 116. В услови­ях международной торговли княжеский или боярский холоп (тиун или ключник) участвовал в сделках наравне со свобод­ным человеком, пользуясь доверием, как об этом свидетельст­вует договор Смоленска с Ригой 1229 г.355.

355

Памятники русского права.

Вып. второй,

с. 60, ст. 7.

Статья 117

Статья дополняет норму предыдущей статьи. Холоп участ­вует в торговле по поручению господина, но последний в этом случае оплачивает его долги и не может отказаться от него. По мнению С. В. Юшкова и И. И. Смирнова, это свиде­тельствует о росте правоспособности холопов.

Статья 118

Купивший холопа не у его хозяина обязан вернуть его соб- Кренеть

ственнику. Если он присягой подтвердит, что был введен в — купит,

заблуждение, то может получить деньги с продавца обратно. Если же такой покупатель знал о неправомерности сделки, то он терял уплаченные деньги.

Некоторые исследователи (М. Ф. Владимирский-Буданов, Л. Гётц, Б. А. Романов) видят здесь самопродажу холопа, же­лавшего незаконно получить деньги, которые причитались бы его хозяину. Статья показывает, что в условиях феодального города холоп экономически мог не быть привязан к хозяйству своего господина и условия позволяли ему действовать самос­тоятельно, хотя господин сохранял на него права, и кодифика­тор стоял на его стороне.

Статья 119

Статья примыкает по смыслу к ст. 117, уточняя права и обя­занности господина, которому принадлежит торгующий холоп. Господин сохранял ответственность и за холопа, находящегося в бегах, имея право на полученную последним в торговле при­быль. В то же время он оставался обязанным возместить дол­ги холопа и не мог отказаться от него.

Статья 120

Господин бежавшего холопа отвечает по существующим нор­мам и за то чужое, что тот унес с собой. Эти нормы (уроки) частью изложены в ст. ст.^1—46, где за кражу холо­пом установлено возмещение пострадавшему в размере двой­ной цены украденного. Б. Д. Греков предположил, что здесь Кто не холоп, а зависимый смерд, поскольку в уставе о холо­пах это местоимение не применяется к холопам.

356 Памятники русского права. Вып. первый, с. 188.

Сироты

— феодально - зависимые крестьяне.

Червь

— болезнь.

Проесть

— рана или язва.

Осподарь

— господин.

Серебро

— деньги.

Семья холопа, виновного в воровстве, не следует его судьб< если она не помогала вору. При участии жены и детей холог в краже или в сокрытии краденого господин должен пост) пить с ними так же, как и с самим холопом. Если в воровсті принимали участие свободные, то они наказываются уголоі ным штрафом. Формы и размеры ответственности в каждо случае были указаны в соответствующих статьях Правды. Ка отметил А. А. Зимин, установление о соучастии свободных воровстве добавлено в статью позднее, поскольку устав о хол< пах продажи не знает356.

Дополнительные статьи

Статья О коне

Статья касается торгового права. Она разрешает вернуі купленного коня продавцу и получить обратно деньги, есл в коне обнаружится скрытый недостаток или болезнь. Эта о( щая норма «привязана» к конкретным обстоятельствам, ког/ купленный конь принадлежал княжеской конюшь (конь... княжь), а покупателем выступает боярин, купец ил сирота (эту норму применительно к купленной корове см. ст. 118 Псковской Судной грамоты).

По мнению А. А. Зимина, статья «ведет к новгородскс действительности XIII —XIV вв.». Эта статья входит в со тав Пространной Правды (следует после ст. 87) в Пушкиі ском списке XIV в. и в Соловецком V 1493 г.

Статья О бесчестии

Статья представляет собой запись о размерах и формах д нежного возмещения за оскорбление, которые зависят < родовитости потерпевшего. Размер возмещения определяете правом двух поколений предков потерпевшего по женской лі нии (матери и бабушки) получать его в золоте (очень бол ших ценностях, что свидетельствует об их боярском происхоа дении) или в серебре, т. е. так, как зафиксировано в Простраі ной редакции Устава кн. Ярослава (ст. ст. 2—4, 7, 30). П буквальному смыслу статьи, если мать или бабушка обесч щенного обе имели боярское происхождение, он получал праі на возмещение (взяти ему) в размере 50 гривен (или для в ликого боярина за 5 гривен золота — 250 гривен); если боя] ское происхождение имела только мать потерпевшего, т. е. о» не было наследственным в двух поколениях, то возмещен» за бесчестье составляло гривну серебра — семь с половине гривен кун. Статья говорит о нанесении бесчестья, т. е. тяж< лого оскорбления действием. Кто был ему подвергну! Судя по статье О мужи кроваве, где бесчестье упомянул трижды и связано с избиением мужа и великого и меньшеі боярина, а также мужа и людина, это оскорбление, нанесеннс феодалу, представителю социальных верхов. Однако штраф и возмещения в гривнах золота применительно к оскорблен»

ям, нанесенным мужчинам, в известных древнерусских источ­никах отсутствуют. Вместе с тем Устав кн. Ярослава о церков­ных судах, в котором за умыкание, изнасилование и избиение жены или дочери боярина установлены гривны золота, позво­ляет предположить, что здесь могло иметься в виду бесчестье, нанесенное главе семьи в результате оскорбления его жены или дочери. Однако не исключено, что ставки в золотых грив­нах, сохранившиеся только в акте церковного права примени­тельно к охране чести жешцины-боярыни, существовали и иг­рали роль при определении возмещения за оскорбления, нанесенные мужчинам-боярам. Кроме статей О «мужи крова- ее», в случае оскорбления боярина действием и словом намест­ницы судят ему по его отечеству безщестиеи по Двинской ус­тавной грамоте конца XIV в.

Русская Правда. Пространная р едакция

Статья указывает на существование в Древней Руси фео­дальных групп, пользовавшихся наследственными привилегия­ми, связанными с давностью их аристократического положе­ния, причем исчисление давности велось по женской линии. Это предполагает составление генеалогических древ боярских родов и какие-то доказательства принадлежности представи­тельниц предшествующих поколений к числу тех, кто был в золоте. Судя по двойному денежному счету на гривны серебра и гривны кун, статья не может быть старше времени составле­ния договора Новгорода с Готским берегом конца XII в. (где упоминаются и гривны старые, гривны старых кун и гривны серебра) и договора Смоленска с Ригой и Готским берегом се­редины XIII в. (ставки в гривнах серебра, являющиеся пере­расчетом ставок в гривнах кун). Это указывает на XIII в. По мнению А. А. Зимина, статья составлена позднее начала XIII в., поскольку в ней соотношение гривны серебра и грив­ны кун показывает значительное обесценивание последних357. Как выяснил В. Л. Янин, соотношение этих денежных единиц в статье указывает на ее составление не позднее конца XIII в. Эта статья следует за текстом Пространной Правды в списках Археографического вида Пушкинской группы и находится сре­ди дополнительных статей к Закону Судному людем в других списках юридического сборника, включающего Правду.

357 Памятники русского права.

Вып. первый,

С. 212.

Статья О ковании мужем

Статья устанавливает тарифные ставки (железное), полагав­шиеся полицейскому чиновнику за заковывание в железа (око- вьі, кандалы) обвиняемого. Заковывание обвиняемого, судя по договору Смоленска с Ригой 1229 г. (ст. 4) и Двинской ус­тавной грамоте (ст. 8), производилось тогда, когда он не мог представить поручителя в том, что не скроется. По мнению

358 Тихомиров М. Н. Исследование о Русской Правде, с. 151.

• Н. Тихомирова, статья возникла не ранее XIV в.358, хотя включение ее нормы в договор 1229 г. позволяет отнести ее по крайней мере к XIII в. Статья примыкает к тексту Прост­ранной Правды в Соловецком V списке 1493 г. Пушкинской гРУппы.

128

Вырядок

(от слова ряд — соглашение)

— установление об изменении ряда, о прекраще­нии его действия через определенный срок.

У тяж ют

— присудят.

По его пути

— по его положению.

Статья О судных кунах

Статья фиксирует норму, согласно которой денежные возме­щения потерпевшему, присужденные судом, но не выплачен­ные сразу, не облагаются ростом (процентами) и не ведут к увеличению задолженности, как это было принято по денеж­ным суммам, данным в долг. Статья находится в составе Про­странной Правды Карамзинской группы списков (после ст. 22).

Статья О сиротьем вырядке

Статья устанавливает срок отработки феодалу вдовой умер­шего рядовича-закупа за взятую им в свое время бессрочную ссуду. Эта отработка для двух женщин ограничивается сроком в 12 лет и исходит из расчета: один год страды (здесь: рабо­ты на господина) одного человека за 1 гривну, т. е. в денеж­ном выражении — 24 гривны.

Статья также находится в составе Пространной Правды в списках Карамзинской группы (после ст. 52).

Статья О муке

Статья определяет ставки штрафов, которые заменяют при­менение мук — ареста под надзором дворянина (полицейского чиновника) и публичного наказания кнутом.

Судя по приписке со ссылкой на князя Ярослава, редактор Карамзинской обработки Правды всю ее, вплоть до последней статьи, относил к знаменитому законодателю XI в. Княжеские дворяне упоминаются в договорах Новгорода с великими кня­зьями начиная с 1264 г. Наказание кнутом в Пространной Правде не фигурирует, но известно памятникам XV в.

Статья О человеце

Человек, обманом получивший деньги и пытающийся скрыться в другой земле, т. е., по М. Ф. Владимирскому-Буда­нову, злостный банкрот, не может пользоваться доверием, так же, как и вор. Реалии статьи имеют очень широкие территори­альные и хронологические пределы, с XII по начало XV в., к которому относится старший список. А. А. Зимин относит эту статью к Новгороду XIII —XIV вв. Статьи О человеце и О муке следуют за текстом Правды в списках Карамзинской группы.

Статьи О мужи кроваве

Статьи являются переработкой ст. ст. 29—31 Пространной Правды, принадлежащей церковному автору (см. слова варяг или колбяг, крещение не имея; эти статьи находятся только в составе Кормчих книг — сборниках церковного права). Этот автор ввел в статьи социально-юридические градации, извест­ные по Уставу кн. Ярослава о церковных судах (великие и

меньшие бояре, городской людин, селянин), чуждые светскому кодексу XI —XII вв., и предписал платить за бесчестье не твердую ставку продажи в 3 гривны, как было в Пространной Правде, а ставку, находящуюся в зависимости от того, каков бу деть пострадавший. Зачинщик драки тоже должен был пла­тить не постоянную ставку в 60 кун, а столько, сколько ему присудят (во что и обложатъ).Так же в суде определялась и плата, которая должна была идти за лечение (за рану су­дятъ, а оже лечебное). При драке-схватке между иностранцами они присягают по своей вере или бросают жребий.

129 Русская Правда Пространная редакция

М. Н. Тихомиров относил статьи О мужи кроваве к середи­не XII в. Основываясь на ставке штрафа за избиение в 9 гри­вен, в три раза более высокой, чем в Пространной Правде, и в полтора раза выше, чем по договору 1229 г., А. А. Зимин считал статью принадлежащей XIII —XIV вв.359. Статьи сопровождают текст Пространной Правды Розенкампфовского и Ферапонтовского видов в составе Кормчих книг.

359 Памятники русского права. Вып. первый, с. 219.

130

<< | >>
Источник: Чистяков О.И.. Российское законодательство X—XX веков. В девяти томах. Т. I. Законодательство Древней Руси.— М.: Юрид. лит.,1984.— 432 с.. 1984

Еще по теме КОММЕНТАРИЙ:

  1. Чистяков О.И.. Российское законодательство X—XX веков. В девяти томах. Т. I. Законодательство Древней Руси.— М.: Юрид. лит.,1984.— 432 с., 1984
  2. Чистяков О.И.. Российское законодательство X—XX веков. В девяти томах. Т. 3. Акты Земских соборов.— М.: Юрид. лит1985.-512 с., 1985
  3. Список литературы и средств обучения
  4. Методические рекомендации по выполнению реферата
  5. Требования к выступлению студента.
  6. 1 вопрос: 1. Понятие, договора подряда, его элементы и содержание.
  7. Глава 3. Особенности гражданского судопроизводства по групповым искам в США
  8. ВИБОРЧИЙ КОДЕКС УКРАЇНИ від 19 грудня 2019 року № 396-IX, 2019
  9. 15.ПОНЯТИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО АППАРАТА, ЕГО СТРУКТУРА, ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  10. ОГЛАВЛЕНИЕ
  11. § 3. Истоки и развитие категории предпринимательская деятельность
  12. Цель освоения дисциплины
  13. Управление как социальное явление
  14. Тема 9. Административно-правовые формы. Правовые акты государственного управления