<<
>>

Глава 6 ПОСАДНИК

Посадничество лучше всего изучено на материалах древнего Новго­рода. Особенно полно в трудах В.Л.Янина, посвятившего этой теме фун­даментальное монографическое исследдввнне.11 К сожалению, ничего подобного нет о посадниках других русских земель.

Разумеется, тема эта не обойдена совсем в исследованиях отечественных историков, но затронута в них скорее попутно, чем специально. То ли потому, что они не видели в ней особой проблемности, то ли потому, что она очень бедно представлена в летописных свидетельствах.

Может больше других уделил внимание посадникам М.А.Дьяконов, считавший их княжескими наместниками в городах и связующим зве­ном между последними и князьями, которыми они были посажены. Пер­вой их обязанностью, согласно историку, было охранение власти своего князя над вверенной ему областью. Посадникам принадлежала военная и судебная власть. В общем порядке, утверждал М.А.Дьяконов, посадни­ков назначал князь, но в отдельных случаях и вече считало себя вправе вмешиваться в это дело. Что касается социального происхождения по­садников, то набиралась они преимущественно из числа старших мужей и бояр. За свою службу князю получали определенную долю судебных пошлин из населения?

По существу, не было среди исследователей и сколько-нибудь за­метных разногласий относительно социального статуса посадников. Все они соглашались с известным выводом В.О.Ключевского, уравнивавшем его с княжеским. Точнее, согласно историку, сыновья великого киев­ского князя правили областями в качестве его посадников и платили, как посадники, дань великому князю-отцу. По мнению А.Е.Преснякова, посадники происходили из старшей дружины князей, члены которой, тем самым, отрывались от княжего двора? Аналогично понимал инсти-

з Янин В.Л. Новгородские посадники. Изд. 2-е, переработанное и дополненное. М., 2003.

з Дьяконов М.А. Очерки общественного и государственного строя Древней Руси.

СПб. 1912. — С. 17Ф-176.

? Пресняков А.Е. Княжое право в древней Руси. СПб. 1909. — С. 232, 243.

тут посадничества и С.В.Юшков, утверждавший, что посадники были полномочными представителями княжеской власти на местах во всех ее проявлениях и назначались князьями. Будучи представителями князя в городе они выполняли функции самого князя: судили, собирали дань и разные пошлины, ведали полицейскими делами, руководили военными силами.?

Относительное невнимание историков к теме кажется тем более до­садным, что посадничество, по своему происхождению, является киев­ским, а его новгородская эволюция не характеризует явление в целом. На определенном этапе исторического развития социальное содержа­ние посадничества на севере Руси претерпело значительные изменения, тогда как в остальных русских землях оставалось в изначальной своей форме.

Может показаться парадоксальным, но вплоть до второй половины XI в. история южнорусского посадничества полнее всего прослежива­ется на новгородской жизни. Если не считать мифического Гостомысла, все остальные посадники Новгорода X-XI вв. были киевскими по проис­хождению. Да, по существу, и по функциональному исполнению обязан­ностей, поскольку являлись представителями и назначенцами киевских князей.

Впервые о новгородских (киевских) посадниках речь идет в статье 977 г. Повести временных лет. Узнав о том, что Владимир Святославич в этом известии вызывает множественное число посадников. Можно было бы принять это за описку, но такая множественность присутствует и в статье 980 г. Вернувшись из варяг в Новгород, Владимир заявил по-

2 Юшков С.В.Очерюі по истории феодализма в Киевской Руси. М.-Л., 1535. — С. 40, 228.

2 Повесть временных лет (далее ПВЛ). Часть 1. Текст и перевод. Подготовка текста Д.С.Ли^ачева, перевод Д.СЛихачева и Б.А.Романова.

М.-Л., ^Ѳ. — С. 54.

? Там же.

Отправка Владимиром Святославичем новгородских посадников Ярополка Святославича в Киев. 980 г.

Миниатюра Радзивиловской летописи

, ,, Наличие давней посадничей традиции в Нов­

городе подтверждает и летописная статья 1014 г. В это время здесь уже

Ссылка на принятую практику, которой неукоснительно следовали «вси посадници», по существу, включает в их ряд и Ярослава Владими­ровича. Как справедливо считает В.Л.Янин, летописец, по существу, ставит знак равенства между посадниками ранней поры и князьями, по­лучавшими власть над Новгородом из рук киевского князя. Носители такой формы посадничества появились в Новгороде уже в первой поло­вине X в?

з Там же. — С. 56.

2 Там же. — С. 88-89.

3 Янин ВЛ Новгородские посадники. — С. 68.

Следующим известным по имени посадником Новгорода был сын До- брыни Константин. Об этом сказано в Новгородской первой летописи ской привязки, следует рассказ о конфликте, возникшем между Ярос­лавом и Константином, закончившимся опалой и казнью последнего. Причиной его, надо полагать, явилось нежелание Константина уступить свое место сыну Ярослава Илье (может Владимиру). Это кажется тем более вероятным, что сведения о Константине фигурируют не только в списке посадников, но и в списке новгородских князей, отражая тем са­мым, как полагает В.Л.Янин, тождественность форм посадничей и кня­жеской власти X — первой половины XI в.?

В литературе можно встретить мысль, что конфликт между Ярославом и Константином произошел около 1019 г. и был вызван слишком незави­симым поведением посадника, ограничившего волю своего сюзерена.

По­терпев поражение от Святополка и Болеслава на Буге, Ярослав, будто бы, собирался, по примеру своего отца, бежать за море, но этому решительно чительный повод (если был вообще) для столь жестокого конфликта. Да и по времени, согласно хронологическим расчетам, он никак не мог про­изойти в 1019 г. В таком случае, как справедливо замечает В.Л.Янин, мы должны были бы предполагать существование длительного периода, вооб­ще не заполненного посадничеством, что представляется невозможным?

После смерти Ярослава Мудрого и утверждения на великокняже­ском столе Изяслава Ярославича посадником Новгорода становится Остромир. Сообщения об этом находятся в Новгородской летописи, а также в «Остромировом Евангелии», В летописи под 1054 г. сказано:

Запись поздняя, обобщенно хроникальная, объединяющая в одном тексте два разновременные события. Скорее всего, Остромир погиб

' Новгородская первая летопись. М., 2000. — С. 161.

2 Янин В.Л. Новгородские посадники. — С. 70.

3 ПВЛ. Ч. 1. — С. 97.

4 Янин В.Л. Новгородские посадники. — С. 69.

з ПСРЛ. — т. 4. Новгородская четвертая летопись. — М. 2000. — С. 118.

в битве между новгородцами и чудью, которая произошла в 1060 г. предполагать, что Остромир посадничал в Новгороде шесть лет.

В «Остромировом Евангелии» также говорится о посажении Остро- мира на новгородское посадничество Изяславом Ярославичем, хотя и не

Из буквального смысла этого свидетельства следует, что новгород­ское посадничество представляется его автору, по существу, как княже­ское настолование. Остромиру поручен в управление стол брата велико­го князя.

В.Л.Янин полагает, что Остромир не был непосредственным преемником Владимира Ярославича, так как в год его смерти еще правил Ярослав и замещение новгородского стола было его заботой? Формаль­но это действительно так, но почему тогда автор записи в Евангелии говорит именно о таком наследовании? Не является ли это свидетель­ством того, что новгородский стол между 1052 и 1054 гг. оставался вакантным и туда не был послан ни князь, ни посадник? Если это так, тогда Остромир определенно мог быть воспринят современниками как непосредственный преемник Владимира, т.е. человек, занявший новго­родский стол после него.

По существу, на Остромире и прерывается новгородское посадниче­ство в его изначальной киевской княжеобразной форме. Подводя итог этому периоду, В.Л.Янин отметил, что новгородские посадники X-XI вв. занимали такое же место в общей системе перехода новгородского сто­ла, как и князья. И те и другие были наместниками великого киевского князя, несущими одни и те же функции.? На этом основании он пришел к выводу, что новгородский вариант посадничества вообще являлся систе­мой организации Киевского государства начальной поры и что со второй половины XI в. посадничеству противостоит идея княжеских вотчин, идея независимости столов от воли киевского князя?

1 НПЛ. — С. 183.

2 Остромирово Евангелие 1056-1057 гг. СПб. 1883.

2 Янин В.Л. Новгородские посадники. — С. 71.

4 Там же. — С. 73.

2 Там же. — С. 75.

Здесь и с хронологией явления не все однозначно, и с самой идеей. Это правда, что на знаменитом Любечском княжеском съезде была провоз­глашена идея независимости вотчинных владений. Но правдой является и то, что она не отменила принцип старейшинства. Ни на общедревне­русском уровне, ни на земельном. В пользу этого свидетельствует посто­янная борьба князей за киевский и удельные столы, а также связанные с ней перемещения князей. Их путь к Киеву, как правило, проходил через удельные столицы. Владимир Мономах прежде чем стать великим ки­евским князем, занимал столы в Чернигове, Смоленске, Переяславле.

Его сын Мстислав до Киева княжил в Новгороде и Белгороде, а внук Из­яслав — во Владимире-Волынском и Переяславле. По существу, таким же ступенчатым (лествичным по летописной терминологии) было вос­хождение князей и в пределах отдельных земель.

Ничего нового в этом не было. Точно так князья проходили путь к вершинам древнерусской власти и в X-XI вв. Достаточно вспомнить, что Ярослав Мудрый, прежде чем занять киевский стол, княжил в Ростове и Новгороде. И, разумеется, его положение там не было совершенно тож­дественным посадскому. Об этом свидетельствует уже факт реализации им претензий на великокняжеский стол. Можно ли представить на его месте, скажем, Добрыню, Коснятина или Остромира? Конечно, нет. При исполнении одних и тех же функций новгородские князья и посадники занимали совершенно разное место в системе государственной власти на Руси.

Специфика новгородского посадничества ранней поры, порождаю­щая некоторую иллюзорность его равнозначности с княжением, заклю­чалась в том, что, во-первых, посадники, как бы, действительно замеща­ли князей, а, во-вторых, что все они были княжескими родственниками. Вероятно, именно это обстоятельство дало основание поздним летопис­цам включить Коснятина не только в список новгородских посадников, но и в списки князей. Но мы ведь знаем, к чему привели его амбиции. И определенно Добрыня, Коснятин и Остромир не являлись в общей цепи перемен на новгородском столе такими же звеньями, какими были Ярослав, Илья, Владимир и другие князья, как это кажется В.Л.Янину.

Видимо, действительно можно говорить о «переходе власти над Новго­родом от Ярослава к Коснятину, от Коснятина к Илье, а затем к Владими­ру», но нельзя тоже самое утверждать по отношению новгородского стола. Посадники его никогда не занимали. Вывод этот следует из уже цитиро­вавшегося свидетельства «Остромирова Евангелия». Изяслав Ярославич не посадил Остромира на новгородском столе, а поручил его в управле­ние:

Выше шла речь о том, что согласно В.Л.Янину, новгородская княжеско-посадническая форма правления являлась универсальной си­стемой организации древнерусской государственной власти вплоть до конца XI в. Если иметь ввиду степень административной зависимости местной власти от Киева, то, наверное, с этим можно согласиться, если же форму правления, то ничего похожего в остальных удельных столи­цах не было. Со времени учреждения в них княжеских столов занима­лись они исключительно представителями княжеского правящего рода и нет ни одного летописного свидетельства о том, что равнозначные управленческие функции исполняли там и посадники.

Институт посадничества, судя по всему, столь же давний в древне­русской действительности, как и институт княжения. Впервые под сво­им названием он упомянут под 977 г., но фактически имел место и до этого. Практика раздачи городов и волостей «мужам своим» зафикси­рована уже во времена Рюрика. После смерти братьев, как пишет лето- нием мы встречаемся и в правление Олега. По пути из Новгорода в Киев он овладел Смоленском и Любечем, и в каждом из этих городов посадил «мужа своего»?

Не приходится сомневаться в том, что и знаменитая управленческая реформа княгини ольги являлась ни чем иным, как учреждением киев- всей земли», определенно предполагали учреждение в них киевской ад­министрации. Тех же княжеских посадников, хотя в летописи об этом прямо и не говорится. Лишь в рассказе об овладении Ольгой Искоросте- нем сказано, что прежние старейшины града были пленены, а оставшее­ся в живых население — предано работам

Продолжение этой реформы осуществил Святослав, окончательно покончивший с племенными князьками. Как полагал С.В.Бахрушин, их либо истребили, либо свели в степень посадников великого князя киевского?

з ПВЛ. Ч. 1. — С. 18.

2 Там же. — С. 20. Наверное в этих свидетельствах о посажениях «мужей» в ранних русских городах много от легенд. Но дело здесь не столько в том, имело ли это явление место в реальной жизни, чего исключать невозможно, сколько в отношении к нему летописцев, полагавших, что было именно так.

3 Бахрушин С.В. Держава Рюриковичей // Вестник древней истории. 1938. №2. — С. 93.

Аналогичные процессы имели место и во время княжения Владими­ра Святославича. В летописной статье 980 г. говорится, что в качестве вознаграждения за помощь в овладении Киевом часть варягов получила же после «своих бояр» определенно свидетельствует об их высоком ад­министративном статусе, а множественное число указывает на распро­страненность этого института.

Последующие летописные известия о южнорусских посадниках показывают их как княжеских наместников, призванных осущест­влять суверенитет своего князя в определенных административно­территориальных округах. Когда в 1079 г., после неудачного похода в Русь, князь тмутораканский Роман был убит половцами, а его брат Олег Святославич сослан в Константинополь, великий киевский князь взял Тмуторакань под свое управление. Вместо князя он отправил туда по­садника.

В 1081 г. князья Давыд Игоревич и Володарь Ростиславич изгнали Ра­тибора из этого города, сели в нем сами, восстановив тем самым княже­ский его статус.

Похожие события произошли в 1097 г. на Волыни. Выполняя реше­ния Любечского съезда о лишении волости Давыда Игоревича, киевский князь Святополк Изяславич вынудил его покинуть Владимир, в котором

В обоих случаях посадники были посажены в княжеских городах, сменив в них князей. На первый взгляд ситуация схожая с новгород­ской. Как утверждает М.Б.Свердлов, если в городе существовал ранее

2 Там же. — С. 56. Определенно «грады» раздавались не в собственность, а в управление от имени князя.

2 Там же. — С. 85.

2 Там же. — С. 135.

4 Там же. — С. 180.

Беседа Давыда Игоревича с владимирским посадником Василем. 1097 г. Миниатюра Радзивиловской летописи

княжеской стол, но князя в данный период в городе не было, то княже­ский стол поручался посаднику. Посадник мог быть посажен в стольном городе вместо князя, если этот князь был враждебен и изгнан во время предшествующей междуусобной борьбы?

Согласиться с таким объяснением роли посадника в стольном го­роде совершенно невозможно. Это иллюзорная тождественность его с князем. Конечно, и Ратибор в Тмуторакани, и Василий во Владимире являлись княжескими наместниками, но определенно не обладали кня­жескими полномочиями. Это отличие посадников от князей отражено и в самой летописной формуле их назначений. Князей сажают (или они

Из последующих известий о посадниках следует, что они были пол­номочными княжескими представителями, присутствие которых в том или ином городе закрепляло его юридический статус, как и волости ему принадлежащей. Показательным в этом отношении может быть свиде­тельство летописной статьи 1116 г. В этом году зять Мономаха визан-

1 Свердлов М.Б.Домонгольская Русь. — С. 525.

2 ПСРЛ.Т. 2. — Стб. 248.

3 Там же. — Стб. 276.

Любопытные свидетельства о южнорусских посадниках относятся ко времени великого княжения Изяслава Мстиславича. Во всех случаях они связаны с рассказами о территориальных и владельческих претензи­ях князей в старой Руской земле.

Придя к власти в Киеве в 1146 г., Изяслав Мстиславич привел к при­сяге мятежного князя Святослава Всеволодовича и дал ему волость, в ко­торую входили города Бужьскый и Межибожье. Кроме них, по-видимому еще три города, поскольку в летописи значится цифра 5. Оказалось, что свои права на эти владения заявил и дядя Изяслава Вячеслав. Полагая, что именно он являлся старейшиной и послушав своих бояр, он «не при-

Из буквального содержания свидетельства Ипатьевской летописи следует, что Жирослав Иванкович исполнял посадничьи обязанности в Турове при князе Вячеславе. Чем это было вызвано, сказать сложно. Больше с примерами совместного сидения в том или ином городе князя и посадника мы не встречаемся.4

1 Там же.

з Полное собрание русских летописей. Т. 2. Ипатьевская летопись. М., 1998.

— Стб.ЗЗО.

з Полное собрание русских летописей. Т. 1. Лаврентьевская летопись. М., 1962.

— Сто. 314.

з Не исключено, правда, что Жирослав Иванкович был посадником Вячеслава в побужской волости, отобранной у Святослава Всеволодовича.

Как редко встречаемся, по существу, и с примерами, когда южнорус­ские посадники названы по именам. Здесь имеем очень редкий случай, воз­можно обусловленный тем, что Жирослав Иванкович был очень заметной политической фигурой в продолжении едва ли не тридцати последующих лет. Лишенный посадничества, он в 1147 г. перешел на службу к князю Глебу Юрьевичу. В 1149 г. летописец отмечает предводительство Жирос­лава над отрядом, высланным Вячеславом и Юрием Долгоруким против половцев. В 1159 г. он находился на службе у новгород-северского князя Святослава Ольговича и выполнял его посольские поручения к Изяславу Давыдовичу. В 1171-1175 гг., по-видимому, посадничал с перерывами в

Содержательно близкие свидетельства о посадниках находятся в ле­тописной статье 1147 г. Ипатьевской летописи. В ней речь идет о походе Глеба Юрьевича на Курск. При подходе его к городу, куряне выпрово-

Из продолжения статьи можно придти к выводу о том, что подчинить себе город Вырь Глебу не удалось. Когда к нему подступил Святослав Всеволодович и потребовал сдачи, пригрозив при этом отдать город «по-

В статье 1148 г. Лаврентьевской летописи имеется не совсем понят-

1 НПЛ. — С. 34,222.

2 ПСРЛ. Т. 2. — Стб. 356.

2 Там же.

4 ПСРЛ. Т. 1. — Стб. 320.

Случилось это, видимо, во время похода Изяслава на Юрия Долгорукого и, разумеется, без позволения великого князя. Мож­но думать, что именно это самовольство Ростислава послужило основа­нием для Изяслава обвинить его в измене, поскольку Бужскую волость он получил вместе с поручением охранять Рускую землю с запада.

Около 1152 г. вокруг Бужской волости разгорелся конфликт между Изяславом и Володимирком Галицким. Каким-то образом она оказалась во владении галицкого князя и Изяслав Мстиславич прилагал все уси­лия, чтобы вернуть ее под киевский суверенитет. Закончилось все во­енными действиями, в результате которых Владимирко был силой при­нужден к миру и согласился вернуть захваченные города. Прекратив

Еще одной волостью, где княжеское управление осуществлялось через посадников, являлась Вятичская. Об этом можно заключить на основании летописных свидетельств о конфликте в стане черниговских князей 1147 г. Святослав Ольгович, после дружеской встречи с Юрием Долгоруким в Москве, пошел на вятичь. До прихода его из вятичских городов бежали посадники черниговских князей Владимира и Изясла-

В 1164 г. новгород-северский князь Святослав Всеволодович, полу­чив тайное приглашение епископа Антония занять черниговский стол после смерти Олега Святославича, прежде чем прибыть в Чернигов,

Отрывочные известия, относящиеся к концу XII — началу XIII в., свидетельствуют, что институт посадничества в Руси функционировал вплоть до монголо-татарского нашествия. В 1195 г. Всеволод Юрьевич, получив в старой Руской земле волость из пяти городов (Торческ, Кор­сунь, Богуслав, Треполь и Канев), Торческ отдал своему зятю Ростисла-

1 ПСРЛ. Т. 2. — Стб. 367.

2 Там же. — Стб. 454.

3 Там же. — Стб. 342.

4 Там же. — Стб. 523.

По существу, на положении посадника оказался в Киеве и галицкий воевода Дмитрий, посаженный в нем накануне подхода к древней столи­це Руси монгол о-татар. Перед этим Данил Галицкий вывел из Киева кня-

Знакомясь с летописными известиями, нетрудно заметить, что инсти­тут посадничества занимал одно из важнейших мест в административно­владельческой системе Руси. Посадники представляли собой, по су­ществу, княжеских наместников в том или ином городе, являлись исполнителями их функций. Об этом со всей очевидностью свидетель­ствует поучение Мономаха, в котором он объяснял сыновьям, как надо исполнять княжеские обязанности.

о судебно-фискальных функциях посадников свидетельствуют и летописные известия. В статье 1096 г. содержится рассказ о том, как новгород-северский князь Олег Святославич, отказавшись придти в Киев на заключение мира между князьями, пошел походом на Муром-

1 Там же. — Стб. 685.; В свое время, обратив внимание на повторяющееся число пять городов, составлявших волости, получаемые в надел князьями, я высказал предположение, что это был тот оптимальный экономический район, совокуп­ный прибавочный продукт которого позволял функционировать всем основным властным институциям. При необходимости князь такой волости мог (или дол­жен был) выставить боевую единицу равную полку. См.: Толочко П.П. Древне­русский феодальный город. К., 1989. — С. 97-98.

2 ПСРЛ. Т 2. — Стб. 427.

3 Там же. — Стб. 432.

" ПСРЛ.Т.2. — Стб. 782.

5 ПВЛ.Ч. 1. — С. 163.

скую и Ростовскую землю. Главной целью его было подчинить себе во­лости Северо-Восточной Руси, принадлежавшие по праву наследования Мономаховичам. Причем, подчинить их не только политически, но и эко­номически. Из городов Ростова, Белоозера, Суздаля, Мурома им была устранена администрация Изяслава Владимировича и заменена своей.

Собираемая посадниками дань несомненно централизовалась в столь­ных городах, но какая-то ее часть шла также и на содержание самой по- садничей службы. Вероятно, поборы не были четко нормированы, в связи с чем имели место посадничьи злоупотребления. О них, в частности, сви­детельствует статья 1138 г. Лаврентьевской летописи, в которой руские посадники по степени зла, причиненного людям, приравнены к половцам. году было захвачено Ольговичами и, скорее всего, о «пагубах» именно их посадников говорит летописец. Сентенция об этом следует сразу же за со­общением о том, что Андрей Владимирович под давлением черниговских князей и их союзников половцев вынужден был оставить Переяславль.

Близкое по содержанию известие имеется также в статье 1176 г. После убийства Андрея Боголюбского на княжение были приглашены Ярополк и Мстислав Ростиславичи. Первый занял владимирский стол, а второй — ростовский. До этого они пребывали в Чернигове, а поэтому пришли на северо-восток со своей администрацией. Вскоре оказалось,

Можно было бы отнести эти ненормированные дани или штрафы на счет чужих чиновников, не связанных с местными традициями и условиями жизни, но, судя по свидетельству летописной статьи 1175 г. Ипатьевской летописи, такими же алчными были и свои. Когда стало известно об убийстве Андрея Боголюбского, во Владимирской земле з Там же. — С. 168-169.

2 ПСРЛ.Т. 1. — Стб. 305.

3 Там же. — Стб. 374.

Избиение горожанами Боголюбова посадников, тиунов и мечников Андрея Юрьевича. 1175 г. Миниатюра Радзивиловской летописи

Упоминание вместе посадников и тиунов среди грабителей населения указывает на то, что они исполняли одни и те же судебно-фискальные функции. В посадских городах высшим княжеским чиновником после самого посадника был тиун, а в княжеских, где посадников не было, су­дебные дела от имени князя вершили непосредственно тиуны. Это опре­деленно следует из летописных статей 1093 и 1146 гг. В первой из них сказано о грабеже людей тиунами во время правления в Киеве Всево-

1 ПСРЛ. Т. 2. — Стб. 592.

2 Там же. — Стб. 208.

3 Там же. — Стб. 321.

Более полное представление о судебных полномочиях южнорусских посадников можно составить на основании письменных свидетельств, относящихся к Северной Руси. Разумеется, с поправкой на то, что юж­норусские посадники, скорее всего, не обладали такой юрисдикцией, как северорусские.

крестоцелование посадников могло иметь место и в Южной Руси, хотя, учитывая характер их назначений, клятвы эти давались не городской об­щине, но князьям.

Из содержания Уставной грамоты Смоленской епископии можно придти к выводу, что на определенном этапе компетенцией княжеско­го и посаднического суда были также и дела церковные. Иначе трудно понять, зачем надо было вводить в специальной грамоте положение о Смоленской земли с Южной Русью, а также и то, что Смоленская епи- скопия выделилась из Переяславской, можно думать, что подобной независимостью от княжеского и посаднического суда обладали и все другие епархии.

Со времен первых исследователей системы государственной вла­сти на Руси (М.А.Дьяконов, Н.П.Павлов-Сильванский, А.Е.Пресняков, С.В.Юшков и др.) в историографии утвердилось мнение, что, кроме Нов­города и Пскова, во всех других древнерусских центрах, где были кня­жеские столы, институт посадничества не имел места. Более того, как полагал М.А.Дьяконов, даже в т.н. «посадских» городах власть посад­ников прерывалась, как только там появлялся князь? В пользу такого вывода, как будто, свидетельствует летопись, не называющая посадни­ков в удельных столицах. Там среди первых княжеских помощников, как правило, фигурируют воеводы и тысяцкие. Лишь однажды в летописи говорится одновременно о князе и посаднике, как о представителях вла­сти в одном городе. Это, о чем речь шла выше, в известии об изгнании из Турова Вячеслава Владимировича и его посадника Жирослава Иван-

з М.А.Дьяконов. Очерки общественного и государственного строя Древней Руси. СПб. 1912. — С. 176.

ковича. Вторым таким свидетельством, на что до сих пор не обращали внимания, возможно является грамота Смоленской епископии, огова­ривавшая суверенитет церковного судопроизводства, независимого от князя и посадника. Не будь этого института в Смоленске, в подобной констатации не было бы смысла?

Одной из важнейших функций посадников была военная. Это хорошо отражено в летописи на примере посадников северорусских городов, но такие же обязанности лежали и на южнорусских посадниках? Опреде­ленно об этом можно заключить на основании свидетельства летописной статьи 1128 г. Когда, по просьбе Всеволода Ольговича на помощь ему, в противостоянии с великим киевским князем Ярополком Владимирови­чем, прибыли половцы и послали своих послов в Чернигов, то по пути их

Даже если бы подобных свидетельств не было, военную функцию по­садников так называемых малых городов можно было бы предполагать. На том основании, что они были в них представителями князя и, следо­вательно, выполняли все, что относилось к его компетенции. Собирали дань, правили суды, ведали внутренним распорядком и, конечно же, ру­ководили военными делами.

О том, из какой социальной среды происходили посадники в историче­ской литературе особых расхождений нет. По мнению А.Е.Преснякова, М.А.Дьяконова, С.В.Юшкова и других исследователей, основным ре­зервом, из которого черпались кадры этих управленческих чиновников, была старшая княжеская дружина.По свидетельству начального лето-

Однако, по мере развития городской жизни, умножения городских центров, а также частой смены их владельческого статуса, удовлетворить

з Отсутствие упоминаний посадников в стольных городах, как кажется М.Б.Свердлову, следует объяснять тем, что в них властные административные и судебные функции отправлялись самими князьями. (См.: Свердлов М.Б. До­монгольская Русь. — С. 524). Вряд ли это корректно. Больше оснований пред­полагать, что при отсутствии в городе посадника его функции исполнялись не князем, но другим княжеским чиновником. Например, тиуном. В пользу этого свидетельствует, в частности, летописное свидетельство П47 г. о злоупотре­блениях киевского тиуна Ратши и вышгчродского Тудора.

3 ПСРЛ. Т. 2. — Стб. 291.

потребности в посадниках только из старшего боярского окружения кня­зей становилось, по-видимому, все труднее. Особенно тогда, когда князья переходили на новые столы или прибирали к своим рукам волости в сосед­них землях, а их «мужи» уже прочно осели на землю и не желали остав­лять насиженных мест. Более мобильными были представители младшей дружины и не случайно в летописи все чаще упоминаются в качестве кня­жеских слуг и помощников так называемые «детские».

Особый интерес в этом отношении представляет свидетельство ле­тописной статьи 1169 г. Ипатьевской летописи. Князь Владимир Мсти­славич получил заманчивое предложение от галицких бояр относительно владимирского стола и объявил об этом своим ближайшим помощникам Рагуилу Добрыничю, Михалю и Завиду. Те не поддержали его и заявили

Определенно, если бы затея Владимира увенчалась успехом, его детские заняли бы различные управленческие, в том числе и посадниче- ские, должности на Волыни. так, как это имело место на северо-востоке Руси, когда на владимирском столе утверждались князья Ростиславичи, прибывшие из Южной Руси со своими детскими. Не исключено, что и Всеволод Юрьевич отправил в 1195 г. в южнорусские города Корсунь, Богуслав, Треполь и Канев на посадские должности представителей младшей княжеской дружины.

В заключение несколько слов о политическом статусе русских по­садников. Из имеющихся свидетельств следует, что это были государ­ственные чиновники, являвшиеся своеобразным продолжением княже­ской власти на местах. Посажение их в той или иной волости должно было свидетельствовать о распространении на нее юрисдикции кня­зей, получивших новое владение в дар или обретших его посредством захвата. Судя по тому, что летописи практически не сохранили имена посадников,2 последние не принадлежали к числу ближайшего княже­ского окружения, как воеводы или тысяцкие и, тем более, не были из­вестными представителями городских общин.

і Там же. — Стб. 536.

По мнению с.В.Юшкова, посадники проявляли тенденцию пре­вратить свою должность в наследственную и сделаться типичными феодалами, закабаляя подвластное им население и преобразуя дань в феодальную ренту? На каком летописном материале историку удалось обнаружить такую тенденцию посадников, неизвестно. Даже если она у них и была, реализовать ее было практически невозможно. Особен­но учитывая временный статус посадников, сменявшихся при каждой смене княжеской власти. Письменные источники не знают ни одного случая, когда бы розданные князьями городские волости посадникам превратились в их наследственные вотчины.

Посадники, как и другие представители княжеской администрации, получали от своих князей земельные наделы, которые, судя по лето­писным известиям, никогда не равнялись той волости, которой они временно управляли. За верную службу князю они жаловались селами ,,,. И только об этом говорит летопись. Она не зна­

ет боярских городов, но зато содержит сообщения о боярских селах и имениях. Такие, в частности, имеются в статьях 1146 и 1150 гг. Ипатьев­ской летописи, 1177 г. Лаврентьевской. В статье 1209 г. Суздальской летописи, в рассказе о новгородском мятеже против посадника Дмитра,

Есть основания полагать, что села боярам передавались не просто во владение, но в собственность. Подтверждением этому может быть Руко­писание волынского князя Владимира Васильковича, в котором указаны

1 Юшков С.В. Очерки по истории феодализма в Киевской Руси. М.-Л., 1939. — С. 228.

2 ПСРЛ.Т. 1. — Стб. 490.

3 ПСРЛ. Т 2. — Стб. 904.

? ПСРЛ.Т. L — Стб. 402.

<< | >>
Источник: Толочко П.П.. Власть в Древней Руси. X-XIII века / П. П. Толочко. — СПб,2011. — 200 с.. 2011

Еще по теме Глава 6 ПОСАДНИК:

  1. Глава 2. Участники административного процесса
  2. 5 глава Органы управления банка и их функции
  3. Глава 1. Понятие и особенности административного процесса
  4. Глава 4. Структура административного процесса (продолжение)
  5. Глава 3. Структура административного процесса. Виды производств
  6. Глава 3. Особенности гражданского судопроизводства по групповым искам в США
  7. ГЛАВА II. РАЗМЕЩЕНИЕ АКЦИЙ КАК ЭЛЕМЕНТ ЭМИССИОННОГО СОСТАВА.
  8. ГЛАВА I. ЭМИССИЯ АКЦИЙ КАК РАЗНОВИДНОСТЬ СЛОЖНОГО ЮРИДИЧЕСКОГО СОСТАВА.
  9. ГЛАВА 3. НАКАЗАНИЕ И ЕГО НАЗНАЧЕНИЕ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НЕОКАЗАНИЕМ ПОМОЩИ
  10. Глава I. Защита многочисленной группы истцов в гражданском процессе России
  11. ГЛАВА 2. ЭВОЛЮЦИЯ КАТЕГОРИИ ПРАВОНАРУШЕНИЯ (КОНЕЦ XIX - ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА ХХ ВВ.)
  12. Глава 1. Категории юридическое лицо и предпринимательская деятельность в контексте общейтеории права
  13. ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С НЕОКАЗАНИЕМ ПОМОЩИ В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
  14. Глава 2. Криминалистическая характеристика хищений путем мошенничества с использованием ценных бумаг
  15. Глава 4. Перспективы развития института групповых исков в гражданском процессуальном праве России
  16. Глава 2. Характеристика процессуального института групповых исков стран системы общего прав
  17. Глава III. Юридические лица в сфере предпринимательства во второй половике XIX в. - начале XX в.
  18. ГЛАВА 2. ВИДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫЕ С НЕОКАЗАНИЕМ ПОМОЩИ ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ