<<
>>

ПСКОВСКАЯ СУДНАЯ ГРАМОТА

Введение

1.

Псковская Судная грамота — крупнейший памятник феодаль­ного права эпохи феодальной раздробленности на Руси.

Специфика периода феодальной раздробленности — времен­ное ослабление политического единства русских земель, своего рода феодальный полицентризм.

Однако и в это время сохра­няется культурное и идеологическое единство — залог буду­щей национальной консолидации в рамках Русского централи­зованного государства, продолжается развитие феодальных отношений во всех областях экономики и общественной жизни, развиваются русская культура, государственность, право.

Татаро-монгольское нашествие и установление политической зависимости Русской земли от Золотой Орды в середине XIII в. хотя и привело к огромным человеческим, материаль­ным и духовным потерям и замедлило на какое-то время про­цесс общественного развития, не могло все же изменить его характер и основное содержание. В самые тяжелые для Рус­ской земли времена сохранялось известное единство в полити­ческой и культурной сфере, продолжалось (хотя и замедлен­ными темпами) прогрессивное общественно-экономическое развитие.

Памятником такого развития в области феодального права и является Псковская Судная грамота. Некоторые ее нормы находят широкое распространение много веков спустя после ее принятия в самых разных районах Руси. Поэтому Псков­скую Судную грамоту нельзя рассматривать только как сбор­ник местного, псковского права. Однако коренные общерус­ские процессы развития феодальных отношений отражены в грамоте через призму городского строя, характерного для феодальных вечевых республик в отличие от политического устройства других русских земель.

Основной особенностью общественного строя феодальных республик XII — XV вв. является сосредоточение политиче­ской власти в руках боярства — верхушки крупных феодалов- землевладельцев местного (городского) происхождения.

Если во главе класса феодалов в княжествах Северо-Восточной и Юго-Западной Руси стоит князь и принадлежность к правя­щей группировке обусловливается 'здесь тбй или иной степе­нью близости к князю, то в феодальной ресйублике участие в управлении государством определяется принадлежностью к правящей боярской группировке.

Высшим органом власти такой республики является\вече — собрание всех ее полноправных граждан. Вечевое собрание ге­нетически связано с дофеодальным периодом, когда на нем

Законодательство Древней / Руси '1

были представлены все свободные члены данной общины. В раннефеодальный период вече противостоит власти князя и его аппарата, отстаивая политические и экономические интере­сы свободного населения. По мере развития феодальных отно­

шений, приводящих к росту социального и экономического не­равенства внутри городской общины, роль и характер вечевых собраний меняются.

В Северо-Восточной и Юго-Западной Руси с XII в. реаль­ная и номинальная власть все в большей степени сосредото­чивается в руках князя и приближенных ему феодалов. Князь выступает в качестве главы политической власти и верховного распорядителя земель своего княжества. Он наде­ляет светских и духовных феодалов землей с зависимым насе­лением, обеспечивая себе тем самым социальную и политичес­кую опору. Все жители города и деревни, не попавшие в непосредственную зависимость от светских и духовных фео­далов (черные люди), рассматриваются как подданные кня­зя — главы феодального государства. Князь выступает в ка.- честве верховного законодателя, судьи и управителя; свобод­ное население выплачивает ему налоги, судебные штрафы и пр. и несет всякого рода повинности. Этими доходами князь частично делится с другими представителями класса

Другой путь развития лучше всего прослеживается на при­мере Великого Новгорода — старейшей и крупнейшей фео­дальной республики. Городская община Новгорода сумела от­стоять свою относительную независимость от княжеской влас­ти.

В дальнейшем она сильно ограничила власть князя ^и фактически отстранила его от осуществления важнейших по­литических функций. Новгородское боярство сумело сохранить за собой непосредственное управление огромным земельным фондом Новгорода, которым оно распоряжалось без всякого участия княжеской власти. Возглавляя местную городскую об­щину, новгородское боярство руководит вечевыми собраниями, обеспечивает за своими представителями важнейшие выборные должности посадников, тысяцких, сотскихч и через них держит в своих руках фактически всю политическую власть на громад­ной территории Новгородской земли. Необходимо подчерк­нуть, что новгородские бояре, в отличие от бояр Северо-Во­сточной и Юго-Западной Руси, отнюдь не связаны с князем какими-либо служебными или вассальными отношениями. Они являются исконными членами городской общины и именно че­рез эту общину, через ее вечевые собрания, через ее должност­ных (формально — выборных) лиц осуществляют свою поли­тическую власть. По мере роста феодального землевладения, по мере развития процессов социально-экономической диффе­ренциации растет экономическое могущество и политическая власть боярства, развиваются противоречия между ним и мас­сой мелких землевладельцев и ремесленников (черных людей), приводящие к острым классовым столкновениям на вече и вне его. К XV в. новгородское вече, формально сохраняя свое зна-

чение, превращается на деле в орган власти боярской оли­гархии.

Итак, существование феодальной республики обусловлено развитием крупного феодального землевладения и сосредоточе­нием политической власти в руках боярской олигархии, воз­главляющей местную городскую общину.

Власть городской общины во главе с боярством вела к пол­ному политическому бесправию основной массы сельского населения (смердов), лишенного представительства на вече. Сохраняя свое внутреннее общинное самоуправление, смерды несли все повинности в пользу города. Земли смердьих общин являлись источником роста феодального землевладения — ве­чевые власти раздавали эти земли светским и духовным фео­далам.

Перед нами — особый вариант социально-политического раз­вития феодальных отношений. Для него характерны два основных момента: привилегированное положение городской общины и отсутствие развитой системы феодальной бюрокра­тии. Феодальной республике свойственны два типа противоре­чий. Во-первых, это противоречия между господствующей го­родской общиной и подвластными ей смердами. В условиях развития феодальных отношений эти противоречия принимают характер классовой борьбы крестьян против феодалов (к числу наиболее ярких вспышек классовой борьбы смердов относится их движение 1483—1486 гг. на Псковской земле). Во-вторых, это противоречия внутри самой городской общины. Они отра­жают нарастающее социальное неравенство, раскалывающее горожан на привилегированных феодалов и малоимущих или неимущих черных людей (история Новгорода и Пскова насы­щена эпизодами выступлений черных людей, что в ряде случа­ев использовалось противоборствующими боярскими партиями в политических целях).

Развитие феодального Пскова идет в XII — XV вв. именно по такому пути. Первоначально псковская городская община подчинялась новгородской — псковские посадники назначались «старшим городом». Однако уже в первой половине XII в. Псков проявляет признаки самостоятельности^ В 1136 г. псковичи приняли князем Всеволода Мстиславича, изгнанного перед этим из Новгорода. Псковский летописец расценил это событие как отделение Пскова от Новгорода: Приидоша псковичи и пояша Всеволода княжити к себе, а нов- городиц отложишася29. В дальнейшем союз Новгорода с Псковом сохраняется, и Новгород по-прежнему выступает в роли «старшего брата», но во второй половине XII в. Псков добивается фактической независимости. К этому же времени относятся первые известия о псковских боярах (вящих му­жах), возглавлявших политическую жизнь феодального Пско­ва30. Косвенным свидетельством политической роли псков­ского боярства является изгнание из Пскова князя Владимира в 1213 г.31.

29 Псковские

летописи.

Вып. I. М.-Л., 1941, с. 10.

30

‘ ПСРЛ, т. I,

і стб. 305;

J Новгородская

і Первая летопись, с. 35; ПСРЛ, т. II, стб. 608 и др.

31

Новгородская Первая летопись, с. 52.

Развиваясь в основном по тому же пути, что и Великий

Законодательство Древней Руси

Новгород, Псковская феодальная республика имела некоторые особенности. Во-первых, Псков не располагал такими огромны­ми территориями, как Новгород, и возможности развития крупного феодального землевладения были здесь более огра­ниченными. Поэтому, хотя псковское боярство держало в сво­их руках политическую власть на вече, монополизировав важ­нейшую должность посадника, однако оно все же не могло добиться такого политического и экономического могущества, какого достигла феодальная олигархия, и вынуждено было в гораздо большей степени считаться с рядовыми членами го­родской общины.

Во-вторых, местоположение Пскова на самом рубеже Рус­ской земли делало его объектом почти непрерывных нападений немецких и литовских феодалов. Это заставляло Псков обра­щаться за военной помощью к Новгороду и великому князю. Помощи со стороны Новгорода часто бывало недостаточно, а главное, она могла привести к усилению зависимости от нов­городского боярства, все время стремившегося расширить сфе­ру своей политической власти и влияния. Отсюда — тенденция вечевых властей Пскова к непосредственному контакту с вели­ким князем — номинальным главой Русской земли. В союзе с великим князем Псков искал защиту не только от внешних врагов — Ордена и Литвы — но и от притязаний своего «стар­шего брата». Поэтому сепаратистские настроения у псковского боярства были развиты гораздо слабее, чем у новгородского. В большинстве случаев Псков выступал за сохранение единст­ва русских земель. Тяга Пскова к союзу с великим князем^ увеличивается в XIV — XV вв. по мере усиления московской великокняжеской власти, обострения московско-новгородского конфликта и роста внешней опасности со стороны Ордена и Литвы.

Псковская Судная грамота отражает основные особенности феодальной государственности и права Псковской земли XIV — XV вв.

При ^ггёнйіГтекста грамоты обращает на себя внимание отсутствие многих норм, известных Русской Правде. Так, грамота не содержит развернутых разделов о наказаниях за убийство и другие преступления. В ней нет статей об охра­не феодальной собственности^ нет статей о смердах, закупах и холопах. Отсутствие этих статей объясняется, по-видимому, именно тем, что соответствующие правовые нормы были хоро­шо разработаны в Русской Правде и имели общерусское значе­ние. В XIV — XV вв. эти нормы Правды продолжали дейс­твовать, почему и не попали в местный псковский кодекс законов. Внимание составителей грамоты приковано главным образом к тем вопросам, которые не были затронуты в Прав­де, а также к тем, трактовка которых устарела или не отвечала условиям псковской действительности XIV — XV вв.

Если в центре внимания Правды — феодальная вотчина, противостоящая окружающему ее миру крестьянских общин, то Псковская Судная грамота имеет дело прежде всего с ми­ром городской общины, а действующими лицами в ней явля-

ются члены этой общины, формально равноправные, но под­вергающиеся нарастающему социально-экономическому рас­слоению. Такую среду мы видим в феодальном законодатель­стве впервые, и в этом — большое значение грамоты как источника не только по истории русского права, но и по исто­рии общественно-экономических отношений средневековой Руси. Грамота сосредоточивает свое внимание на процессах классообразования, порождающих новые социальные типы чле­на древнерусского общества.

К этим новым типам, не известным из более ранних источ­ников, относятся наймит и изорник. Наймит по Псковской Судной грамоте — это свободный человек, пользующийся гражданскими и политическими правами как член городской общины, но находящийся в экономической зависимости от го­сударя — более состоятельного члена той же общины. Закон до известной степени охраняет права наймита, но из контекста выясняется возможность долголетнего наймитства, которое хо­тя и не приводит к потере гражданских прав, но тем не менее свидетельствует о глубоко зашедшем процессе социальной и имущественной дифференциации — о появлении людей, факти­чески не имеющих возможности себя прокормить и жить ина­че, как во дворе у государя32.

32 Псковская Судная

грамота, ст. ст. 39-41.

33

Там же,

ст. ст. 42-44, 51,

63, 75, 76, 84-87,

93.

Еще более интересной фигурой, свидетельствующей о нарастании процесса феодального классообразования, являет­ся изорник, которому посвящены многие статьи грамоты (что само по себе говорит о значении этой фигуры в жизни Пскова)33. Изорник, — как и близкие к нему огородник и котечник, — свободный человек, работающий в сельском хозяйстве своего государя. По сравнению с закупом Русской Правды и с зависимыми крестьянами в феодальной вотчине XV — XVI вв. изорник пользуется гораздо большими граж­данскими правами. Он может в установленное законом вре­мя уйти от государя, взяв отрок, может в известных случа­ях возбудить иск против государя о своем движимом иму­ществе (конь, корова). Государь не может самовольно и бесконтрольно распоряжаться личностью и имуществом изор- ника — спорные вопросы между ним и изорником решает суд.

В то же время изорник живет на земле государя, отдает ему часть урожая, выполняет другие повинности. Средством закабаления изорника является покрута — ссуда, даваемая ему государем. Запись изорника в покруте служит для государя важным средством установления зависимости изорника и чле­нов его семьи: по требованию государяпокрута должна быть выплачена при любых обстоятельствах, в противном случае с изорником поступают так, как с неисправным должником. По существу, изорник занимает промежуточное место между свободным человеком и зависимым крестьянином. Развитие изорничества свидетельствует об усилении социального и иму­щественного неравенства в среде свободных членов общины, что служит доказательством развития феодальных отношений.

326 Законодательство Древней Руси

34 БАН, 34.2.31, лл. 56-72 об.

35 ГИМ, Синодаль­ное собрание,

№ 645, лл. 3-4.

36 Псковская Судная

грамота. Спб., 1914

37 Псковская Судная грамота. Перевод

и комментарий проф. Полосина И. И — Ученые записки МГПИ им. В. И. Ленина, 1952, т. XV, кафедра истории СССР, вып. 3.

38 Тихомиров М. Н.

Летописные памятники Синодального собрания.— Исторические , записки. Т. 13. М.. 1942, с. 272-275.

39 Правда Русская.

Т. 1. М.-Л., 1940, с. 368-369.

40 Псковская Судная

грамота. Изд. МГПИ, С. 110.

41 Алексеев Ю. Г Палеографические наблюдения над списками Псков­ской Судной

Социальным потомком изорника является половник, хорошо известный на русском Севере в XVII—XVIII вв.

Характерная черта Псковской Судной грамоты — предпоч­тение, которое она отдает письменному акту перед всеми дру­гими видами судебных доказательств. В этом предпочтении заключен глубокий классовый смысл: обладателем такого письменного акта по большей части является феодал или, во всяком случае, представитель зажиточной части общества. В то же время для отдельных случаев сохраняются и старые формы доказательств, например показания свидетелей. Именно при помощи таких показаний решается спор о земле, если только это не лешая земля, на которую требуется особая гра­мота.

Псковская Судная грамота по сравнению с Русской Правдой отражает новый этап развития русского феодализма — в этом ее ценность как исторического и историко-правового источ­ника.

Псковская Судная грамота сохранилась в двух спис­ках — Воронцовском (в составе ст. ст. 1 —120 по принятому в настоящее время делению)34 и Синодальном (в составе ст. ст. 109—120 по этому же делению)35. В публикации Археографической комиссии 1914 г. оба списка воспроизведе­ны способом фототипии и дана их наиболее полная транскрип­ция36. Второе фототипическое издание Воронцовского списка выполнено И. И. Полосиным37. Оба списка были неоднократ­но описаны в литературе. По мнению исследователей, Сино­дальный список выполнен в середине XVI в.38 (М. Н. Тихо­миров), Воронцовский — в конце XVI—начале XVII в.39 (В. П. Любимов). И. И. Полосин относил этот список к первой половине XVI в.

Вопрос о соотношении списков грамоты подвергался специ­альному изучению. В предисловии к изданию Археографиче­ской комиссии было высказано мнение, что оба списка незави­симы друг от друга. И. И. Полосин нашел, что последние двенадцать статей Воронцовского списка или его протографа списаны с Синодального списка или его протографа40. Ю. Г. Алексеев, напротив, пришел к выводу, что не только сам Воронцовский список не связан с Синодальным, но не связаны между собой и их непосредственные протографы41. Тем большее значение приобретает факт текстуальной близости списков: ст. ст. 109—120 (по нынешней нумерации) воспроиз­водятся в обоих списках почти без разночтений. Это говорит о большой стойкости текста памятника и косвенно свидетельст­вует о его официальном характере и происхождении.

Все издания грамоты делят ее текст на 120 статей (в некото­рых изданиях введены статьи 42-а, 75-а, 103-а). В основу это­го деления положен принцип вычленения более или менее логически законченных грамматических конструкций. К одной статье отнесено либо одно законченное по мысли предложение, либо несколько предложений, логически и грамматически свя­занных между собой. При этом издатели определяют начало

и конец статьи, исходя не из палеографических особенностей списков, а из чисто логических соображений. Таким образом, деление грамоты на статьи носит в значительной степени ус­ловный характер, оно отражает в первую очередь логическое осмысление памятника его издателями и исследователями, а не подлинную структуру его текста.

Ю. Г. Алексеев предпринял попытку разделить статьи па­мятника по палеографическим признакам, положив в основу систему прописных букв в тексте Воронцовского списка. В ря­де случаев статья списка, выделенная прописной буквой, ока­залась в изданиях разделенной на несколько самостоятельных статей. Так, ст. ст. 1 и 2 изданий соответствуют первой статье рукописи, ст. ст. 3 и 4 — второй, ст. ст. 7 и 8 — пятой, ст. ст. 9, 10 и 11 —шестой и т. д. Шестнадцатая статья списка оказа­лась в изданиях разделенной на пять самостоятельных ста­тей — ст. ст. 20—24. Всего, по наблюдениям Ю. Г. Алексеева, четырнадцать статей рукописи оказались в изданиях раздроб­ленными на 32 статьи. С другой стороны, в некоторых случаях в изданиях статьи рукописи слиты. Так, ст. 14 объединяет ста­тьи девятую, десятую и одиннадцатую, ст. 30 — двадцать пер­вую и двадцать вторую, ст. 42 — тридцать вторую и тридцать третью. В общей сложности 12 статей изданий объединили текст двадцати восьми статей рукописи. Деление по палеогра­фическим признакам тоже не является бесспорным, учитывая позднее происхождение существующих списков грамоты и не всегда четкое выделение прописных букв. Однако оно не мо­жет игнорироваться ни издателями, ни исследователями грамо­ты: в ряде случаев оно помогает осмыслению текста памятника и доносит до нас особенности юридического мышления средне­векового кодификатора42.

2.

42

Алексеев Ю. Г.

Указ, соч., с. 101-103.

43

Псковская Судная

Псковская Судная грамота была впервые введена в научный оборот Н. М. Карамзиным, опубликовавшим ее последние 12 статей (по принятому в настоящее время делению) по Сино­дальному списку. Воронцовский список был обнаружен Н. Н. Мурзакевичем в архиве М. С. Воронцова и опубликован им в 1847 г. с кратким введением и комментарием43. С этого времени начинается научное изучение Псковской Судной гра-

грамота, состав­ленная на вече в 1467 г. Одесса, 1847.

44

Эніельман И Е Систематическое изложение

моты как памятника русского права.

Первыми исследованиями, специально посвященными грамо­те, явились работы И. Е. Энгельмана и Ф. Н. Устрялова, вы­шедшие в 1855 г. И. Е. Энгельман поставил задачу системати- 44 ческого изучения норм гражданского права грамоты . Ф. Н. Устрялов дал общий очерк содержания грамоты с исто­рико-юридической точки зрения45.

В дальнейшем в работах историков-юристов второй полови­ны XIX — начала XX в. грамота изучалась главным образом как историко-юридический документ. Хотя специальных моно­графических исследований о ней в этот период не было опуб-

гражданских законов, содержащихся в Псковской Судной грамоте. Спб., 1855.

45

Устрялов Ф. Н.

Исследование Псковской Судной грамоты 1467 г. Спб., 1855.

Законодательство Древней Руси

46 Беляев И.

Крестьяне на Руси. М., 1861; он же. История города Пскова и Псковской земли. М., 1867;

Дювернуа Н. Источники права и суд в Древней Руси. М., 1869; Владимирский- Буданов М. Обзор истории русского права (разные издания); Мрочек-Дроздов­ский П. Н. Главнейшие памятники русского права эпохи местных законов.— Юридический вестник Московского юридического общества, 1884, май — июнь;

Никитский А. Очерк внутренней истории Пскова.

Спб., 1873;

Сергеевич В. • Древности русского права (разные издания);

Дьяконов М. ' Очерки общественного и государственного строя Древней Руси (разные издания).

47

Рожкова М. К.

К вопросу о происхождении и составе Псковской Судной грамоты. Л.-М., 1927; Кафенгауз Б. Б. Псковские

ликовано, Псковская Судная грамота заняла видное место в трудах И. Д. Беляева, Н. Л. Дювернуа, М. Ф. Владимирского- Буданова, П. Н. Мрочек-Дроздове кого, А. И. Никитского, В. И. Сергеевича, М. А. Дьяконова и других представителей русской буржуазной историко-юридической науки46. Грамота издается, комментируется и многократно переиздается в соста­ве «Хрестоматии по истории русского права» М. Ф. Влади­мирского-Буданова. Выходят и другие издания памятника.

Начиная с И. Е. Энгельмана исследователи пытаются уста­новить связь грамоты с Русской Правдой и другими памятни­ками XII — XV вв. Необходимо, однако, отметить, что догма­тическая по своему характеру буржуазная историко-юридичес­кая мысль не смогла в полной мере проникнуть в диалектичес­кую сущность истории права, отражающего в конечном счете процесс развития социально-экономических отношений. Бур­жуазные историки-юристы не смогли понять классовую приро­ду феодального законодательства. Развитие права они по сути дела не связывали с развитием исторического процесса в целом.

Новый и наиболее плодотворный этап изучения грамоты начинается в советское время. Советские историки стремятся к комплексному изучению памятника как исторического источ­ника, исследуя его происхождение и содержание с позиций ис­торического материализма. При этом особое внимание уделяет­ся характеристике социально-экономических явлений, отражен­ных в грамоте. В работах М. К. Рожковой, Б. Б. Кафенгауза, Л. В. Черепнина, И. И. Полосина47 ставятся вопросы истории текста и структуры памятника, делаются попытки определить его последовательные редакции. И. И. Полосин48 и А. А. Зи- 49

мин предпринимают издания грамоты с постатейным ком­ментарием. И. Д. Мартысевич посвящает грамоте специальное историко-юридическое исследование50. Вопросы уголовного права грамоты изучены М. М. Исаевым51. В работе Ю. Г. Алексеева сделана попытка монографического изучения грамоты как источника по истории феодальных отношений XIV — XV ВВ.52.

В современной историографии Псковской Судной грамоты >"можно выделить несколько основных проблем. Одной из них является проблема датировки дошедшего до нас текста.

Непосредственные указания на время составления грамоты, а также на ее источники содержатся в заголовке памятника по Воронцовскому списку. Однако можно без преувеличения сказать, что заголовок грамоты принадлежит к числу ее самых загадочных мест. Основное противоречие в тексте заголовка — противоречие между ясным и точным указанием -на пять собо­ров, существующих в Пскове, и таким же ясным и точным указанием на дату составления грамоты. Согласно первому указанию, грамота могла возникнуть не раньше 1462 г. (когда был создан пятый псковский собор), согласно второму — она списана в 1397 г. (6905). Противоречия заголовка по сущест­ву своему неразрешимы. Какое из указаний заголовка пра-

вильнее и почему в нем возникли такие противоречия, об этом в настоящее время сказать трудно.

Наиболее простым и естественным казалось с самого начала предположение об описке писца, пропустившего в написании года SLJOE (6975=1467) предпоследнюю букву. Тогда все становится очень понятным: грамота утверждена на вече в 1467 г., когда существовали уже все пять соборов. По этому пути пошел первый издатель грамоты Н. Н. Мурзакевич, а за ним — большинство дореволюционных исследователей. Из советских историков такой точки зрения придерживалась М. К. Рожкова.

Однако предположение об ошибке писца далеко не всем ка­залось убедительным. Ряд дореволюционных исследователей (Н. В. Калачов, М. Ф. Владимирский-Буданов, М. А. Дьяко­нов) и большинство советских историков отвергают такое объ­яснение как искусственное и произвольное. Они считают дату 1397 г. реальной и отражающей один из этапов создания гра­моты. Упоминание же пяти соборов эти исследователи рассмат­ривают как указание на время окончательного редактирования дошедшего до нас текста. В настоящее время наиболее вероят­ным представляется мнение И. Д. Мартысевича о том, что по­следняя переработка псковского законодательства была произ­ведена между 1462 и 1471 г., т. е. в период существования в Пскове пяти соборов.

К числу нерешенных относится и вопрос об источниках Псковской Судной грамоты. Заголовок называет три из них: Александрову грамоту, Константинову грамоту и псковские пошлины (т. е. местные обычаи). Спорным является вопрос о личности того великого князя Александра, которому заголо­вок приписывает составление соответствующей грамоты. Боль­шинство дореволюционных исследователей начиная с Н. Н. Мурзакевича, а из советских ученых — М. К. Рожкова, И. Д. Мартысевич и А. А. Зимин, принимают упомянутого Александра за тверского князя Александра Михайловича, за­нимавшего псковский стол с 1327 по Т337 г. (с перерывом в полтора года). Н. В. Калачов, И. Е. Энгельман, М. Ф. Влади­мирский-Буданов, В. И. Сергеевич, Б. Б. Кафенгауз, Л. В. Че­репнин считают автором Александровской грамоты Александ­ра Невского. По нашему мнению последнее предположение является более вероятным.

Весьма важным и не до конца ясным является вопрос о ре-' дакциях грамоты, т. е. о последовательных этапах составления дошедшего до нас текста. С этим связан и вопрос о структуре текста грамоты.

В дореволюционной историографии преобладало мнение, что памятник образовался путем постепенной приписки новых ста­тей к старым и что существующий порядок статей отражает историю составления текста грамоты. Наиболее последователь­но эта мысль проведена в исследованиях И. Е. Энгельмана и П. Н. Мрочек-Дроздовского. Однако еще Н. Н. Мурзакевич высказал мысль (развитую впоследствии П. Е. Михайло-

329

«изорники».---

Ученые записки МГПИ им.

К. Либкнехта.

Т. 4. Серия историческая, вып. II. М., 1939;

он же.

К вопросу о происхождении и составе Псковской Судной грамоты.— Историч. записки, т. 18. М., 1948; Черепнин Л. В., Яковлев А. И.

Псковская Судная грамота. Новый перевод и комментарий.— і * Исторические 3' записки, т. 6. М., 1940; Черепнин Л. В. Русские фео­дальные архивы ХІѴ-ХѴ ВВ. П. I.

М.-Л., 1948.

48 Псковская

Судная грамота. Перевод и комментарий проф. И. И. По­лосина.— Ученые записки МГПИ им. В. И. Ленина, 1952, т. LXV.

49

Псковская Судная грамота. Перевод, историко-право- / вой обзор и ‘ . текстологический комментарий Зимина А. А.— Памятники русского права. Вып. второй. М., 1953.

330 Законодательство Древней

Руси

50

Мартысевич И. Д. Псковская Судная грамота. Историко­юридическое исследование. М., 1951.

51 Исаев М. М.

Уголовное право Новгорода и Пскова ХІІІ-ХѴ вв,— 1-6 июля 1946. М., 1948.

52

Алексеев Ю. Г. Псковская Судная грамота и ее время. Развитие феодальных отношений на Руси ХІѴ-ХѴ вв. Л., 1980.

52 Михайлов П. Е.

Новые данные для комментария Псковской Судной грамо­ты.— Известия ОРЯС Академии наук, т. XVIII, кн. 2, 1913.

вым)53 о возможности перемещения листов грамоты при ее переписке: после ст. 76 (по наиболее распространенному деле­нию) первоначально следовали ст. ст. 84—87.

Вопрос о редакциях и составных частях грамоты по-новому поставлен в советской историографии. М. К. Рожкова считает древнейшими последние двенадцать статей памятника. Весь остальной текст грамоты она делит на две части (ст. ст. 1—57 и ст. ст. 58—107), выделив ст. ст. 77—83 как вставку более позднего происхождения.

По мнению Л. В. Черепнина, «Правда» Александра Невско­го (ст. ст. 1, 109—120), Судебный Устав князя Александра Михайловича (ст. ст. 7—13, 20—27, 34—37, 46—50), торго­вый устав (ст. ст. 14—19, 28—33, 38—41, 45), а также ст. ст. 21 и 36 составили первую редакцию грамоты (1397 г.). Ко второй редакции (1417 г.) Л. В. Черепнин отнес ст. ст. 53—71, 101 —107. Третья редакция (1435—1440гг.) включала ст. ст. 72—74, 88—92, 94—100. Статьи 3—5 и 77 —83 — результат переработки старого текста, сделанной в 1480-х гг.; ст. ст. 42—44, 51, 63, 75, 84—87 — отрывки какого- то цельного устава, к которому, по мнению Л. В. Черепнина, относились и статьи о смердах, изъятые в 1480-х гг.

Б. Б. Кафенгауз считает теперешний порядок статей резуль­татом ряда позднейших редакций грамоты, а также ошибок переписчиков, имевших дело с весьма ветхим оригиналом. Ре­шив добиться восстановления первоначального порядка статей, он предпринял полную реконструкцию существующего текста, исходя из логических и палеографических соображений. Со­гласно этой реконструкции, статьи грамоты располагаются в следующем порядке: 1—5, 77—83, 64—71, 6—19, 28—33, 45—50, 20—27, 34—44, 51—63, 72—76, 84—108, 109—120.

В противоположность этому И. И. Полосин поставил зада­чей «не переставлять с места на место... отдельные статьи, не ломать памятника», а рассматривать грамоту как юридический сборник, построенный в принципе в прямом хронологическом порядке, хотя этот порядок зачастую нарушается «вставками» и «выписками», по которым и можно судить о последователь­ных редакциях памятника. По таким признакам И. И. Полосин выделил двенадцать редакций, датируя некоторые из них с точностью до одного года.

По нашему мнению, первой редакцией грамоты был Свод 1397 г., в который вошли выписки из грамоты Александра Невского и приписки псковских пошлин. Этот Свод в дальней­шем подвергался переделкам путем включения новых статей, исключения старых и систематизации текста, ввиду чего рекон­струкция первоначального содержания Свода едва ли возмож­на. Трудно также сказать, сколько раз редактировался Свод 1397 г.: содержание грамоты и другие источники не дают убе­дительного ответа на этот вопрос. Можно только предпола­гать, что одна из редакций (условно — вторая) была связана с включением в закон выписок из грамоты князя Константина, княжившего в Пскове дважды — в 1407 и 1414 г. Эта редак-

ция может быть датирована по ст. 107 — единственной, время записи которой можно установить довольно точно: в ней идет речь о пенязях — денежной единице, существовавшей в Пскове (по летописным данным) с 1409 по 1424 г. Можно думать, что после 1424 г. полного редактирования Свода не пред­принималось: ст. 107 осталась со старым денежным счетом.

Дошедший до нас памятник можно условно назвать третьей редакцией грамоты. Она включила второй свод по ст. 108 с дополнениями, сделанными позже и еще не успевшими под­вергнуться редакторской переработке и систематизиро- 54 ванию .

54 Алексеев Ю. Г. Вопросы истории текста Псковской Судной грамо­ты.— Вспо­могательные исторические дисциплины. Вып. XI. Л., 1979, С. 66-67.

К числу источников грамоты (кроме грамот Александра и Константина, конкретное содержание которых установить трудно) относятся записи действовавших в Пскове обычаев. Надо полагать, что подавляющее большинство статей грамоты относится именно к этому основному источнику. Составители грамоты проявили знакомство и с другими памятниками пра­ва.

Не говоря о Русской Правде, представляющей основу сред­невекового русского феодального права, им, вероятно, были известны распространенные на Руси юридические сборни­ки — Кормчая Книга и Мерило Праведное. Знали они, по-ви­димому, и византийскую Эклогу, причем не в том переводе, в котором она имела хождение на Руси в составе Мерила Пра­ведного (об этом можно судить по ст. 8 грамоты, близкой к греческому, а не к древнерусскому тексту). Используя извест­ные им памятники права, составители грамоты не слепо копи­руют их нормы, а перерабатывают в соответствии с реальными условиями Псковской земли и с содержанием псковской пош­лины.

Несмотря на отдельные неувязки, отражающие длитель­ную и сложную историю памятника, грамота в целом пред­ставляет собой лишенный логических противоречий цельный свод средневекового русского феодального права, свидетельст­вующий о внимательной и квалифицированной редакторской работе и о достаточно высоком уровне юридического мышле­ния ее составителей.

Текст

Ся55грамота выписана из великаго князя Александровы грамоты и из княж Костянтиновы грамоты и изо всех припи- сков псковъских пошлин по благословению отец своих попов всех 5 съборов, и священноиноков, и дияконов, и священников и всего Божиа священьства всем Псковом на вечи, в лето 6905-е.

1. Се суд княжей, ож клеть покрадут за зомком или сани под полстью или воз под титягою или лодъю под полубы, или въ яме или скота украдают или сено сверху стога иматъ, то все суд княжой, а продажи 9 денег, а разбой, наход, грабеж 70

Законодательство Древней Руси

гривен, а княжая продажа 19 денег, да 4 денги князю и посад­нику.

2. И владычню наместнику суд и на суд не судитъ, ни суди­ям ни наместнику княжа суда не судите.

3. А которому посаднику сести на посадниство, ино тому посаднику крест целовати на том, что ему судит право по кре­стному целованию, а городскими кунами не корыстоватися, а судом не метится ни на кого ж, а судом не отчитисъ, а пра­ваго не погубити, а виноватаго не жаловати, а без исправы че­ловека не погубити ни на суду на вечи.

4. А князъ и посадник на вечи суду не судятъ, судити им у князя на сенех, взираа в правду по крестному целованью. А не въеудят в правду, ино Бог буди им судиа на втором при­шествии Христове. А тайных посулов не имати ни князю, ни посаднику.

5. А которому княжому человеку ехат на приго(ро)д наме­стником, ино целовати ему на том крест, что ему хотети Пско­ву добра, а судит прямо по крестному целованью, а коли ему

56

ехати на которое...

6. А которой посадник слезет степени своей, орудиа и судо- ве самому управливати, а иному насед его судове не пересу- жати.

7. А крим(с)кому57 татю и коневому53 и переветнику и зажигалнику тем живота не дати.

8. 59Что бы и на посад(е) но крадется50 ино двожды е пожаловати, а изличив5'казнити по его вине, и в третий ряд изли(чи)в, живота ему не дати, крам кромъекому татю.

9. А коли будет с кем суд о земли о полней, или о воде, а будет на той земли двор, или ниви розстрадни, а стражет и владеет тою землею или водою лет 4 или 5, ино тому исцю съслатся на сосед человек на 4 или на 5. А суседи став, на ко­их шлются, да скажут как прав52 пред Богом, что чист, и той человек которой послался стражет и владеет тою землею или водою лет 4 или 5, а супротивень в те лета, ни его судил ни на землю наступался, или на воду, ино земля его чиста или вода, и целованиа ему нет, а тако не доискался кто не судил, ни наступался в ты лета.

10. О лешеи земли будет суд, а положат грамоты и двои на одну землю, а зайдут грамоты за грамоты, а исца оба возмут межников, да оба изведутца по своим грамотам, да пред госпо- дою ставши межником межничество съимут ино им присужати поле.

11. А которой своего истца перемож(ет)55 ...

12. А которой истецъ5* ... там. Ино того человека повини- ти, и грамоты его посудитъ, а правому человеку на ту землю и судница дати; а подсудничъе князю и посадником и съ сот­скими всеми взяти 10 денег.

13. А кто у кого иметь землю отимати выкупком, а старые грамоты у того человека, у кого землю отимают, ино воля того человека, у кого55 старые грамоты: хочет на поле лезет или своего исца к правде ведет, на его выкупке покуду отнимает.

14. А кто положит доску на мрътваго о (з)блюденъ(е), а имет искати на приказникох того соблюдениа, сребра или пда- тиа, или круты, или иного чего животнаго, а тот умръшей с подряднею и рукописание у него написано и в ларь положено, ино на тых приказникох не искати чрез рукописание ни зсудиа без заклада и без записи и на приказникох не искати ничего. А толко будет заклад или запись, ино водно искати по записи, и и кто животом владеет по записи или по закладу; а у приказчиков умръшаго а не будет заклад, ни записи умръшаго на кого, ино им не искати ничего ж, ни съсудиа, ни торговли, ни зблюдениа ничего ж.

15. А у котораго умръшаго а будет отец, или мать, или сын, или брат, или сестра, или кто ближняго племени, а а67 живо­том владеет, а толко не сторонний людие, ино им волно искати без заклада, и без записи умръшаго, а на них волно ж искати.

16. А о зблюдении, кому™ ... в пожару или по грехом на кого род ополчится, а у того времяни что кому даст на зблю­де ние, а имет просит своего, и тот человек запрется, у него взем, ино кому искат, явити ему.

17™. ... чюжой земли приехав или под пожар за неделю или по грабежу, и тот имет записатся, ино тот суд судить на того волю70 ... хочет сам поцелует, или на поле лезеть, или у креста положит своему исцу.

18. А кто71 по волости ходит закупен, или скотник, а имет искати тако же соблюдениа, или верши, ино г(оспо)дне обы- скатъ правда тако же присужает на ком сочат, хочет сам поце­лует, или на поле с ним лезет, а хочет ему у креста положит.

19. А кто имет искати зблюдениа по доскам безимено, ста­рине, ино тот не доискался.

20. А кто на кого имет сачит бою иди грабежу по позовници, и князь и посадником и сотцким обыскати как пос­лух, где будет обедал, и(л)и где начавал, и послух изведется иночаем его, или где обедал; такоже и битого опросить, где есть били и грабили, явили кому, и на тех ему слатся, а на ко­го сошлются, а тот став скажет как право пред Богом, што би­тый являл бой свой, и грабежъ, а послух на суде став а послу- хует в тые же речи, ино тот суд судит на того волю, на ком сочат, хочет с послухом на поле лезет, или послуху у креста положит, чего искал.

21. А против послуха72 ... стар или млад, или чем безве­рен, или поп, или чернец ино против послуха нанятъ волно наймитъ, а послуху наймита нет.

22. А на которого послуха истец послется, и послух не ста­нет, или став на суде не договорит в ты ж речи, или перегово­рит, ино тот послух не в послух, а тот не доискался.

23. Или который истец пошлется73 ... на послуха, а на ко­тором сочат74 ... а ркучи: тот мене сам бил с тым своим послухом, а нонеча на нево ж шлется, ино тот послух в послух, которого на суде наимянуют.

24. Или пакы тойже истец, на ком соча(т) розбоя, не почнет сдатся на послуха, ино што б не слался один истец, ино госпо-

Законодательство Древней Руси

де послать с суду своих людей, а которой не слался, ино его в том не повинити, что не слался, а то господе от Пскова без дива.

25. А которой позовник пойдет исца звати на суд, и той позваный не пойдет на погост к церкви позывницы чести, или стулится от позывницы, ино позывница прочести на погосте пред попом; или пакы той ж позваный позывницею, не емля оброку да не станет на суд пред господою, ино господе датъ на него грамота на виноватаго на 5 ден позовником.

26. А кто возмет грамоту на своего исца, и оно ограмочму поймав по грамоте не мучит, ни битъ, поставитъ пред госпо­дою; а ограмочному против своего исца ни битися, ни колоти­ся, а толко имет сечися, или колотися, да учинит головшину, ино быти ему самому в головшине.

21. А где учинитса бой у торгу или на улицы во Пскове, или на пригороде, или в селе на волости в пиру, а грабежу не будет, а тот бой многы люди видели в торгу или на улицы, или в пиру, а ставши перед нами человеки 4 или 5, а ркучи слово: того бих, ино кто бился, того человека их75 душа вы­дати76... битому человеку, а княжая про(дажа). Той же бит учнет клепать грабежом, ино ему ходит исца послухом одным человеком того деля, занеже и поле присужати.

28. А кто на ком имет сочитъ съсуднаго серебра по доскам, а сверх того и заклад положит, ино воля того человека, кто имет серебра сочить по закладу, хочет сам поцелует да свое серебро возмет, а хочет заклад ему у креста положит, и он по­целовав да свой заклад возмет, а поле через заклад не прису­жати, а закладных доек не посужати.

29. А которой человек кому заклад положит в чем, грамоты или иное што в серебри, да изымает своего исца изневести, или перед господою изгодит своего исца, а у того исца, у кого заклад положен, не будет доски на заклад, ино его в том не повинити, нятъ вера ему, кто выложит заклад, в чем скажет, да судом судит на того волю, кто заклад выложит, хочит сам поцелует на своем серебри, или у креста ему положит и поце­ловав да свои заклад возмет.

30. А кто имет дават серебро в займ, ино дати дати77до рубля без заклада и без записи а болши рубли не давати без заклада и без записи. А кто иметь76 ... ти ссуда серебра по доскам без заклада боле рубля, ино того доска повинити, а то­го права, на ком сочат.

31. Хто на ком имет ссуднаго серебра по доскам, а сверх того и заклад положит на него платной или доспех, или конъ, или иное што назрячее и животное, а тот заклад того серебра не судит, чего иіцет, отопрется своего закладу, а молвит так: у тебе есми того не закладал, а у тебе есми не взимал ничего ж, ино кто ищет тому человеку тем закладом владети, а тот прав, на ком сочат.

32. А которой человек поручится за друга в серебре, а имет тот человек сочит на поручнике своего серебра, и тот истец по ком рука дана, вымет против своего исца рядницу, а молвит

так: аз, брате, тобе заплатил то се(ре)бро за тою рукою, а у мене и рядница што ему не сочить истъцу на исце того сереб­ра, ни на поручники, ино тая порядня повинить, аже в лары не будет в ты ж речи, а исцу знати поручника в своем серебре, кто по ком руку дал.

33.А поруке быть до рубля, а болиіи не быти рубля.

34. А у которого псковитина у какова учинится татба в Пскове или на пригороди, или в сели на во(ло)сти, ино явить старостам, или околным суседом, или иным сторонным людем,

79

а в пиру, ино в пировому старосте, или пивцам явити, а государю пировому™ ... нет, а псковитину81 ... волости во Пскове на волную роту не взяти, весть ему к роте, на кого ему не любовь.

35. Кто из церкви, где татба учинилась, тако ж и пригоро- жане, или селянин псковитин на пригороде, или на тору™ не звати, вести ему к роте псковитину, где татба учинилася.

36. А на котором человеке имуть сочити долгу по доскам, или жонка, или детина, или стара, или немощна, или чем без- вечен, или чернец, или черница, ино им наймита волно наняти, а исцом целовати, а наймитом битись, а против наймита исцу своего наймита волно, или сам лезет.

31. А которому человеку поле будет с суда, а став на поле истец поможет своего исца, ино ему взятъ чего сачил на исцы, а на трупу кун™ не имати, Голка ему доспех сняти или иное што, в чем на поле лезет, а виноватому платить и княжа про­дажа и приставное дв'ема приставом, толка побьются, по 6 де­нег, а толко прощение возмут, ино приставом по 3 денги, а князю продажи нет, оже истец чего не возможет.

38. А кто имет на ком сочит торговых денег по доскам, тот человек противу положит рядницу, а в рядницы будет написа­но о торговли же, а противу той рядницы не будет во Святей Троицы в лари в те ж речи другой, ино тая рядница пови- нити.

39. А которой мастер плотник или наймит отстоит свой урок и плотник или наймит™ ... свое дело отделает™ ... на госу- дарех и взакличь сочит своего найма.

40. А которой наймит дворной пойдет прочь от государя, не достояв своего урока, ино ему найму взяти по счету, а со­чит ему найма своего за год, чтобы 5 годов, или 10 год стояв­ши, и всех тых ему год стоявши найма сочить как отиде за год сочить, толко будет найма неймал у государя, а толко пойдет болиіи года, ино им не сочити на государех.

41. А которой наймит плотник, а почнет сочитъ найма свое­го на государи, а дела его не отделает, а пойдет прочь, а ркучи так государю, у тебе есми отделал дело свое все, и государь молвит: не отделал ecu всего дела своего, ино государю у крес­та положытъ чего сочить, или государь сам поцелует, аже у них записи не будет.

42. А которой государь захочетъ отрод™ дати своему (и)зорнику или огороднеку, или кочетнику, ино отрок быти о Филипове заговеине, також захочет изорник о(т)речися с

Законодательство Древней Руси

села, или огороднику, или (ко)четник, ино тому ж отроку бы­ти, а иному отроку не быти, ни от государя, ни от изорника, ни от котечника87, ни от огородника, а запрется изорник или огородник, или котечник88 отрока государева, ино ему прав­да дать, а государь не доискался четверти, или огородной час­ти, или с ысады рыбной[й] части.

43. А которой котечник89 заложи весну, или исполовник у государя, ино ему заплатить весна своему государю, как у другоичате доставалося на том же [и]саде.

44. А государю на изорники или на огородники, или на ко- четники волно и взакличь своей покруты и сочить серебра и

« 90**

всякой верши по имени, или пшеница ярон или озимой, и по отруку государеву или сам отречется.

4591. А кто имет сочит торговли, или поруки, или зблюде­ниа или съсудиа, или выморшини безимянно, ино той не доис­кался.

46. А которой человек у человека знает свое што изгибшее, а тому молвит то слово: купил есми на торгу, а тогож есми не знаю, у кого купил, ино ему правда дать на том, что чисто будет на торгу купил, а с татем не поделился, а не поставит его, а сам не украл, ни пословицы не было будетъ, ино тот не доискался.

47. А кто што купил на чюжей земли или на городе, или найдетъ где, а кто поимается толко, ино тот судить как в торгу.

48. А кто почнет на волостелях посула сачитъ, да и портище соймет, или конъ сведетъ, а молвить так: в посуле есми снял, или конъ свел, ино быти ему в грабежи, хто в посули снял, или коня свел.

49. А княжим людем или подвоским ездит дворит, а езд имати на 10 верст денга, а штобы двое или трое ехали, а езд им взять один. А княжой человек не поедет ис тово или Под­войской, ино псковитину послать ис того волно ис тех же ездов.

50. А княжей писец възмет по силе истъцово от позовницы или от безсудной грамоты, или от приставной, а захочет не по силе, ино волно инде написати, а князю запечатать, а не запечатает князь ино у Святей Троицы запечатать, в том из­мены нет.

51. А коли изорник имет запиратся у государя покруты, а молвит так: у тебе есми на селе живал, а тебе есми не виноват, ино на то государю тому поставитъ люди сторонние человеки 4 и(ли) 5, а тым людем сказати как прямо пред Богом, как чисто на селе седел, ино государю правда давши взять свое, или изорнику верит, то воля государева. А толко государь не поставит людей на то, что изорник на селе седел, ино тот чело­век покруты своей не доискался.

5292. А на татии и на разбойники же, чего истец не воз- мет, ино и князю продажа не взяти.

53. Аже сын отца или матерь не скормит до смерти, а пой­дет из дому, части ему не взять.

54. А шт об ы и по суду, или у креста поставитъ своего исца у кого купил, ино суд с тем человеком, кто искал, кто снял, а тот прорка93, кто извод поставил.

55. А у кого поимаются за отморшину отца его, или приказ­ной, а и суседом будет ведомо, или сторонным людем, а став человек 4 или 5, а молвят как право пред Богом, что чисто у него, отморшина отца его ли приказное, ино у кого поймал- ся, и целованъа ему нет, а тот не доискался; а толко будет че­ловек 4 или 5 скажут, как право пред Богом, ино ему правда датъ, как чисто отморшина.

56. А такоже, кто купил на торгу, а у кого купил, не знает его, а людем будет добрым ведомо, а у него имеются человек 4 или 5, скажут како право пред Богом, пред нами в торгу ку­пит, ино той прав, у кого имеются, и целованья ему нет; а не будет у коего свидетелей, ино ему правда дати, а то(т) не до­искался.

57. А кто возмет пристава у князя или у посадника обыски­вати татбы, ино князю и посаднику приставы отпуститъ люди добрые неизменны, а тым приставом где будет татба обыскива- ти, а толко те приставе рекут то слово, приехали есмы на двор татбы обыскивати, и тот человек нам не дал обыскивати и в хоромы нас не пустили, и з двора согнали, и тот человек кого было обыскивати а молвит то слово: у мене господо теи прис­тавы не бывали, или той же человек взмолвит то слово: были той есть у мене те пристави, и яз есми им хоромы отворял, и они мене не обыскйваючи, да сами з двора збежали, а тым мене згонением облыгают, ино князю и посаднику опроситъ приставов, есть ли у вас исправа какова на том пред ким вас тот человек з двора согнал, ино приставом на се поставитъ лю­ди человека 2 или 3, а ты люди став на суде рекут, как право пред Богом: пред нами тот человек тех приставов со двора согнал, а обыскивати им не дал, ино тым приставом правда дати, а тот человек в татбе, или пакы тыи пристави, ино тии пристави не в пристави, а тот татбы своей не доискалъся, чии таковии пристави.

58. А на суд помочю не ходити, лести в судебницу двема сутяжникома, а пособников бы не было ни с одной стороны, опричъ жонки, или за детину, или за чернъца или за черницу, или которой человек стар велми или глух, ино за тех пособни­ку быти; а хто опрочнеимет помогать или силою в судебню по­лезет, или подверника ударит, ино всадити его в дыбу да взятъ на нем князю рубль, а подверником 10 денег.

599\ А тым подверником бытъ от князя человеку а от Пскова человеку же, а целовать им на том крест, што праваго не погубити, а виноватаго не оправитъ, а со всякого суда имати им денга одна обема, на виноватом человеки.

60. А татю веры не нять, а на кого возклеплет, ино дом его обыскать и знайдутъ в дому его что полишное, и он тот же татъ, а не найдут в дому его, и он свободен.

61. А князю и посаднику грамот правых не посужати, а лживых грамот и доски обыскавши правда судом посудитъ.

338

Законодательство Древней Руси

62. А кто на ком имет чего искать по доскам, или по закла­дом, а с молве у своего исца возмет от много мало по суду, и чтобы у креста, ино в том пени нет, чтобы и даром отпустил своего истца без целованья.

63. А который изорник отречется у государя села, или госу­дарь его отрьчет, и государю взятъ у него все половину своего изорника, а (и)зорник половину.

64. А которие пристави, княжей человек или подвоской, или псковитин, а поедет человека позвать на суд, или росковать, или сковати, а езд имать на 10 верст денга.

65. А которой пристав поедет на татбу, ино ему езд имати вдвое, платить татю виноватому, а толко не вымет татбы, ино приставное и дверское платить тому, кто пристава взял.

66. А которой пристав, или дворянин а возмет своему узду конь, или иное что у него возмет, ино ему дать на руку сто­роннему человеку, а не возмет на руку, ино ему собою свести, а взятъ езды на том, кто его не утяжет.

67. А истец приехав с приставом а возмет что за свои долг силою, не утяжет своего исца, ино быти ему у грабежу, а гра­беж судитъ рублем, и приставное платит виноватому.

68. А посаднику всякому за друга ему не тягатся, опрочь своего орудиа или где церковное старощение дръжит, ино им волно тягатся.

69. И всякому властелю за друга не тягатисъ, опрочь своего орудиа.

70. А за церъковною землю и на суд помочю су седи не хо­дят, итти на суд старостам за церковную землю.

71. А одному пособнику одного дни за 2 орудиа не тягатся.

72. А которому человеку будет кормля написанна в рукопи­сании, и да грамотами владеть землеными учнет или исадски- ми, а продаст тую землю или (и)сад, или иное что, а

95 доличат того человека, ино ему земля та, или или исад, или иное выкупить, а свою кръмлю покрал.

73. А которому человеку на ком будет имание по записи, да и гостинец будет писан на записи, а приидет зарок, ино ему явит господе о своем гостинце, ино и по зароки ему взятъ свои гостинецъ; а толко не явит зарок господе, гостинца ино ему не взять по зароке.

74. А кто почнет имать своего исца в своем сребре до заро­ка, ино ему гостинца не взять. А на коем сребро имати, и тот человек до зароку учнет сребро отдавать, кому виноват, ино гостинца датъ, по счету ему взятъ.

75. А которой изорник на государя положит в чем доску, ино та доска посудить. А старому изорнику вози вести на го­сударя.

76. А которой изорник с села збежит за рубеж или инде где, а изорнич живот на сели останется государю покрута имать на изорники, ино государю у князя и у посадника взять пристав, да и старостъ губьских позвати и сторонних людей, да тот живот изорнич пред приставы и пред сторонными люд- ми государю попродати да и поймати за свою покруту, а чего

не достанет, а по том времени явится изорник, ино государю 339

доброволно искать остатка своего покруты, а государю пени Псковская

нет, а изорнику на государи живота не сочит, а сочит псков- Судная грамота 96

ским .

77. И судьям псковским97 и посадником погородским и старостам приго(ро)цким по тому ж крест целовать на том, што им судити право по крестному целованью, а не Судетъ право, ино суди им Бог въ страшный день втораго пришествиа Христова.

78. А которому княжему человеку ездить на межу с сотъ- скими, ино ему такоже целовати крест.

79". А коли имутъ тягатся о земли или о воде, а поло­жатъ двои грамоты, ино одны грамоты чести дьяку княжому, а другие грамоты чести дьяку городскому". А коли приидет грамота с пригорода, а ты грамоты и чести дьяку городскому.

80. А кто с ким побьется во Пскове или на пригороде, или на волости на пиру, или где инде, а толко приставом не позо- вутся а промеж себе прощенье возмут, ино ту князю продажи нет.

81. А на приставное и на ссылку княжим людем ездить со псковскими подвоскими по половинам.

82. А княжой писец имет писати судницу о земли, ино ему от судницы взять 5 денег, а от позовницы денга, а от печати денга, а от безсудной и от приставной, все то им им'00 има­ти'0' ... по денги. А толко княжой писец захочет не по силе, ино инде волно написати; а князю запечатать; а не запечатает князь, ино у Святей Троицы запечатать, а в том измены нет.

83. А которому псковитину имать грамота у князя и у по(садника)'02 о своем деле за рубеж, и от той грамоте кня­жому писцу взять денга, а печатная денга.

84. А которой изорник поумреть у государя на сели, а не будет у него ни жены, ни детей, ни брата, ни племени, ино го­сударю тако ж живот изорнич с приставами и(л)и сторонними людми попродаватъ, да за свою покруту поймати, а по тому плямени изорничи, ни брату не сочит живота изорнича.

85. А у которого человека у государя изорник помретъ в записи в пскрути'03, а жена у него останется и дети не в за­писи, (и)но изорничи жене и детем откличи нет от государеве покруты, а та им покрута платит по той записи; а будет не в записи был изорник, ино их судити судом (по) псковской пошлине.

86. А будет у (и)зорника брат или иное племя, и за живот поимаются, ино государю на них и покруты искать, изорничю брату, изорничю племяни государя не татбит ни лукошки, ни кадки; а толко будет конъ или корова, ино волно искати у го­сударя.

87. А изорник поимается за жывот у государя, и государь изведется тем, за что изорник поимался за свой жывот у госу­даря, а сторонным людем ведомо будет и околным суседом, што государево, ино изорник не доискался, а государь прав.

88.А у которого человека помретъ жена без рукописаниа,

Законодательство Древней Руси

а у ней Останется отчина, ино мужу ея владети тою отчиною до своего живота толко не оженится, а оженится, ино кормли ему нет..

89. А у которой жены мужъ помрет без рукописаниа и оста­нется отчина или живот, ино жене его кормится до своего жы- вота, толко не пойдет замужъ, а пойдет замужъ, ино ей нет.

90. А у которого человека помрет жена, а муж ея оженится, и ження мать или сестра или иное племя а имут искать пла­тья, ино мужу ея право по души платья отдать, а на останки мужеви о женни платьи и целованъа нет. Тако ж коли мужъ помретъ, а имуть мужня платья на жене его отецъ его или бра- тьа, ино е и отдастъ платья право по души, что у него останет­ся; а на останки жене в му жни платьи целованиа нет.

91. А у кого помрет сын, а невестка останется, да учнет на свекри или на девери скруты своеа искати, или платья своего, ино свекру или деверю отдать платье или крута; а чем не- вестъка клеплет, ино свекру или деверю воля, чим хочет: хочет

104

сам поцелует крест, или у креста невестка положит, чим учнет клепати.

92. А кто на ком учнет искать сябренаго серебра, или иного чего опрочъ купетскаго дела, и гостебного, да и доску положит на то, ино то судит на того волю, на ком ищутъ, хочет сам по­целует, или своему исцу у креста положит, или с ним на поле лезеть.

93. А у кого стулится должник в записи, а на зарок не ста­нет, или изорник в записи будет, а учнет тулится, а что учи­нится проторы или приставное, или заповедь, ино все платить виноватому, кто тулится, и железное.

94. А которой вятший брат с меншим братом жиучи в од­ном хлебе, а скажут долгу отцово, а на отца записи не будет, ино вяшъчему брату правда датъ, да заплатит опчим животом, да остатком делится.

95. А которой менши(й) брат или братанъ, жиучи в одном хлебе с вятшим братом или з братом, а искористуются сребром у брата своего или у брата, и учнет запиратися, ино ему прав­да датъ, как за ним не будет, а животом делится.

96. А где учинится головшина, а доличат коего головника, ино князю на головникох взять рубль продажи.

97105. А што бы сын отца убил, или брат брата, ино князю продажа.

98. А которой человек с приставом приедет на двор татя имать и татбы искать, или длъжника имать, а жонка в то вре­мя детя выверже, да пристава учнет головшинной окладати, или исца, ино в том головшины нет.

99. А которой истец на судней роте не станет, ино ему за­платит без целованья, а цена ему, что искали на нем.

100. А которой человек при своем животе, или пред смер- тию а что дастъ своею рукою племяннику своему платно или иное что животное, или отчину, да и грамоты даст пред попом, или пред сторонными людми, ино тому тем данъем владеть, чтобы и ру(ко)писаниа не было.

101. О торговли и о поруке. А кто имет на ком торговли 341

искать, или порукы, или именного чего, ино того судитъ на Псковская

того волю, на ком сочат, хочет на поле лезеть, или у креста Судная грамота положит.

102. А которой мастер иметь сочитъ на ученики учебнаго, а ученик запрется, ино воля государева, хочет сам поцелует на своем учебном, или ученику верить.

103. А подсуседник на государи (с)судьи[{}& или иного чего полно искати. А которому с ким суплетка была записью или закладом, и потом тот человек, которой в записи был или за­клад закладывал кому, да учнет на том же чего искать, ссудья или зблюденья, или иного чего, по доскам, или торговли, ино то судитъ судом по псковской пошлине.

104. А который исцы вымут на умершаго заклад, грамоты двои или трои или пят^ры на одну землю, или на воду, или на один двор, или на одну клеть, а у тех исцов, у кого заклад грамоты сверх того и записи и на того умершаго и на его за­клад, и у иных истьцов не будетъ записи, толко заклад грамот, ино им правда давши да деля(т) поделом, и по серебру, колко серебра ино и доля ему по тому числу, ожь ближ­нее племя восхощет заклад выкупить, а у коего исца заклад и записи на умершаго, ино ему целованья не на его дело.

105. А которой чюжеиземецъ на чюжей земли иметь искать бою и грабежу, ино воля того, на ком ищутъ, хочет сам поце­лует, как будет его ни бил, ни грабил, или ему у креста поло­жит, чего на нем ищутъ.

106. А кто с ким ростяжутся о земли или о борти, да поло­жат грамоты старые и купленую свою грамоту, и его грамоты зайдут многых бо сябров земли и борти и сябры ecu станут на суд в одном месте, отвечаючи кто ж за свою землю, или за бортъ, да и грамоты пред господою покладут, да и межни­ков возмут, и той отведут у стариков по своей купной грамоте свою частъ, ино ему правда дати на своей части. А целованью быть одному, а поцелует во всех сябров, ино ему и судница датъ на часть, на которой поцелует.

107. А кто коли заклад положит в пенезех, что любо, а по том времяне имет пенязи отдавати, а своего заклада просит, и он запрется его закладу, а молвит так: тебе есми пенязи не давал, а у тебе есми заклад не взял, ино той суд как зблюде- нию на три воли тому человеку на ком сочат: захочет сам поцелует, как за ним заклад не будет, или ему заклад­ную цену ценою положить у креста, или с ним на поле лезет.

108. А которой строке пошлинной грамоты нет, и посадником доложитъ господина Пскова на вечи, да тая строка написать. А которая строка в сей грамоте нелюба будет господину Пско­ву, ино та строка волно выписать вонъ из грамот.

109. А попы и дияконы и проскурница и чернъца и черница судить наместнику владычьню. Аже поп, или диакон или про­тиву чернъца, или черницы ж, а будет обаи не простые люди

342

церковные, ино не судить князю, ни посаднику, ни судиам не судить, занеже суд владычня наместника, а будет один чело­век простый истец мирянин, аже107церковный человек с цер­ковным, то судить князю и посаднику с владычним наместни­ком вопчи, також и судиям.

110. У которого человека имутся за конь, или за корову, или за иную скотину, чтобы и за собаку, и тот молвит: то у мене свое рощеное, ино ему правда дати, как чисто рощеное.

111. А кто пред господою ударит на суде своего истъца, ино его в рубли выдать тому человеку, а князю продажа.

112. А боран присужать 6 денег, а за овцу 10 денег госуда­рю, а судьи 3 денги старая правда. А за гусак и за гусыню присужать по 2 денги государю, на суде108; 3 денги; а за ути­цу и за селезня, и за кур, и за кокощь присужать по 2 денги.

113.А братьщина судить как судьи.

114. А кто с ким на пьяни менится чим, или что купит, а потом проспятся и одному исцу не любо будет, ино им разме- нится, а в том целованиа нет, ни присужати.

115. А княжим людем по дворам корчмы не держать ни во Пскове, ни на пригороде, ни в ведро, ни в корец, ни бочкою меду не продовати.

116. А кто зажоги на ком учнет сочит, а долики ни каковы не будет, ино на волною роту позвать вольно.

117. А кто у кого бороду вырветъ, а послух опослушествует, ино ему крест целовати и битися на поли, а послух изможет, ино за бороду присудить два рубля, и за бои, а послуху быти одному.

118. А корову купить за слюблено, а по торговли телят не

59

Сохранено принятое деление на статьи, хотя что бы в тексте рукописи написано явно с маленькой буквы и после запятой.

60

Так в рукописи; описка — покрадется (?).

61

В рукописи явная описка — изличив.

62

Так в рукописи; описка — право (?).

63

Пропуск приблизительно 26 знаков.

64

Пропуск приблизительно 17 знаков.

65

В тексте рукописи явная описка — гого.

66

Так в рукописи.

67

Так в рукописи.

68

Пропуск приблизительно 25 знаков.

69

Пропуск приблизительно 4 знаков.

78

Пропуск приблизительно 4

79

Так в рукописи; описка -

80

Пропуск приблизительно 1(

81

Пропуск приблизительно 9

82

Так в рукописи; описк на роту (?).

83

В рукописи: трупоук}

84

Пропуск приблизительно 24

85

Пропуск приблизительно 1S

86

Так в рукописи; но далее -

87—89 Так в рукописи.

90

Так в рукописи; описка —

91

Буква А в начале этой с в рукописи написана не та пишется обычно в начале

сочить, а толка корова кровью помачиватся имет ино тая коро­ва назад воротить, чтобы и денги заплачены были.

119. А жонки з жонкою присужать поле, а наймиту от жон­ки не быти ни с одну сторону.

120. А кто учнет на ком сочить бою, пять человек или де­сять, сколко ни буди, на 5 или на одном боев своих, да утяжут, ино им присужать всим за ecu боеви один рубль, и княжая продажа одна.

РАЗНОЧТЕНИЯ

55 Текст приводится по изданию Археографической комиссии (Псковская Судная грамота.

Спб., 1914). Все описки оговорены, буквы, написанные над строкою, внесены в текст. Не переданы надстрочные знаки, буквы s, оу, з, А, Ь, і заменены с, у, з, я, е, и; ъ в конце слова не приводится, поставлено по современному правописанию й, которое в рукописи употребляется неправильно.

56

В рукописи пропуск трех с половиной строк; мог уместиться примерно 101 знак.

57

Рядом, на полях рукописи, приписка — храмскому.

58

В тексте рукописи буквы ко надписаны сверху, после слога во подчищены 2 буквы.

70

Пропуск приблизительно 17 знаков.

71

В тексте рукописи явная описка — НТО.

72

Пропуск приблизительно 5 знаков.

73

Пропуск приблизительно 5 знаков.

74

Пропуск приблизительно 19 знаков.

75

В рукописи слово мх приписано над строкой.

76

Пропуск приблизительно 5 знаков.

77 Так в рукописи.

9

Буква А в начс в рукописи наі как пишется обычг

9: Так в pj

9*

Буква А в нача в рукописи наі как пишется обычн

9 Так в pj

91 В тексте пропуска текст следуюп начинается он со

9 После этого слов;

имеется nponj

344 Законодательство Древней Руси

98

Сохранено принятое деление статьи, хотя начинается она со строчной буквы а, а в последней фразе (А коли... буква а написана в начале строки и так, как обычно начинаются статьи).

99

После этого слова в конце строки имеется пропуск 3 знака.

100

Так в рукописи.

103

Так в рукописи; описка — покруты.

104

Так в рукописи; описка — невестке.

105

Буква А в начале этой статьи - в рукописи написана не так, как пишется обычно в начале статьи.

106

В рукописи — судьи; видимо, описка — надо ссудьи.

101 107

Пропуск приблизительно 8 знаков. Так в рукописи; описка 4— а не (?).

102 108

Пропуск приблизительно 6 знаков. Так в рукописи.

КОММЕНТАРИЙ Заголовок

В заголовке дается перечень источников, на основании кото­рых составлена Псковская Судная грамота. Прежде всего называются грамоты, данные великими князьями Алексан­дром и Константином. В литературе имеются различные мнения о том, какой из трех Александров, княживших в Пскове в разное время, явился автором грамоты, которая легла в основу Псковской Судной грамоты: Александр Нев­ский, Александр Тверской или Александр Ростовский. Князь Александр Невский, строго говоря, в Пскове не кня­жил, он освобождал его. Князь Александр Тверк:кой княжил в Пскове в 1327—1330 и 1332—1337 гг. Александр Ростов­ский княжил в Пскове несколько раз на протяжении 1410—1434 гг. Но признанию его автором Псковской Судной грамоты мешает послание митрополита Киприана от 12 мая 1395 г. в Псков, в котором упоминается грамота великого князя Александра. Кого йз князей имел в виду Киприан, ответить трудно, так как, с одной стороны, титул великого мог быть присвоен только Александру Невскому (по мне­нию Н. Калачова), а с другой — летописи именуют великим и Александра Невского, и Александра Тверского. В пользу признания последнего говорит тот факт, что Иван III отверг Псковскую Судную грамоту на том оснований, что она сос­тавлена не великими князьями, чего он не мог бы сказать об Александре Невском (С. В. Юшков, И. Д. Мартысевич, А. А. Зимин).

Князь Константин (Константин Дмитриевич Бело­зерский) — брат Василия I, княжил в Пскове в 1407 и 1412 г.

Помимо грамот князей и их последующих дополнений в Псковскую Судную грамоту вошли и нормы обычного права (псковские пошлины). По мнению некоторых авторов (напри­мер, Б. Б. Кафенгауза, Ю. Г. Алексеева), грамота являлась

правовым памятником, нормы которого постоянно развива-* лись. Б. Б. Кафенгауз видит в Псковской Судной грамоте, вр- первых, древнейшую псковскую грамоту, судебный устав, гра­моту князя Александра (ст. ст. 1, 7—13, 20—27, 34—37, 46—50), во-вторых, специальный устав (подобный уставу о резах Владимира Мономаха — ст. ст. 14—19, 28—33, 38—41, 45).

Вместе же первые 50 статей составляли первую редакцию Псковской Судной грамоты, принятую на вече в 1397 г. Ю. Г. Алексеев также считает первой редакцией Свод 1397 г., в который в переработанном виде вошла грамота Александра Невского, вторую редакцию относит ко времени княжения Константина (1409—1424 гг.), и, наконец, дошедшую до нас последнюю редакцию ко времени после 1462 г.

Заголовок дает некоторое представление о законодательном процессе в Пскове: после одобрения духовенством закон при­нимался на вече.

Статья 1

Соотношение денежных единиц в XV в.:

1 рубль=220 денег;

1 гривна кун=7 1/3 денги,

т. е. 1 рубль=30 гривен=220 денег.

В статье говорится о княжеской юрисдикции. Выделены кража, разбой, наход, грабеж. В последующих статьях гово­рится о суде князя по делам о бое, об убийстве, о земле и др. Таким образом, можно согласиться с мнением А. А. Зимина и Ю. Г. Алексеева о широких судебных полномочиях князя. Князь судил в составе коллегии — господы, в которую входи­ли посадники и сотские.

Закон не говорит о размере ущерба, нанесенного кражей, внимание обращено лишь на характер хищения: по существу, как отмечает Ю. Г. Алексеев, это разные случаи кражи из зак­рытого помещения.

Вторая часть статьи говорит о преступлениях, представляю­щих значительно большую опасность: разбой, наход, грабеж. Разбой — наиболее опасное преступление. Он упоминается в Русской Правде, наказание за разбой самое суровое — поток и разграбление, или вира, в которую не вкладывается община.

В памятниках XV в. термин разбой сохранил значение неспровоцированного убийства с целью грабежа, вооруженной засады на дорогах с той же целью. По-видимому, в данном значении употребляется термин разбой и в Псковской Судной грамоте.

На тяжесть перечисленных преступлений указывает размер штрафа, определенного законом, — 70 гривен. Вряд ли можно согласиться с мнением В. О. Ключевского и А. А. Зимина о том, что 70 гривен — это описка, а правильно надо читать 9

Полсть (пълсть)

— войлок, войлочный ковер.

Титяга

— кожаное покрывало

на возу.

Палуба

— палуба, крыша на лодке для

сохранения клади.

Или вь яме

— имеется в виду хлеб, жито в яме.

Грабеж

— хищение имущества

с применением насилия (с боем).

Наход

— нападение, вторжение;

скорее всего, вооруженное вторжение с целью захвата чужого владения.

Законодательство Древней Руси

гривен. Сама тяжесть деяния предполагает суровость наказа­ния.

Если учесть, что преступления, предусмотренные этой частью ст. 1, могли сопровождаться убийством или угрозой убийства, то вряд ли наказание за них могло быть равное наказанию за кражу сена из стога. Поэтому штраф в 70 гривен (или 2,3 рубля) представляется вполне допустимым (ср.: 2 рубля за оскорбление, выразившееся в вырывании бороды; 1 рубль за убийство).

Спорным является вопрос о характере 70-гривенного возна­граждения: компенсация ли это потерпевшему (Ю. Г. Алексе­ев) или штраф в пользу Пскова (А. А. Зимин)? Послед­няя точка зрения представляется верной. Несмотря на важную роль, какую играл в Пскове князь, он все же выполнял, по­льзуясь современным языком, функции чиновника. В отличие от Киевской Руси, где великокняжеская казна составляла еди­ное целое с личным имуществом князя, в Псковской феодаль­ной республике такого единства быть не могло. Поэтому в Русской Правде мы видим, как правило, два вида денежных взысканий за преступление: штраф в пользу князя (вира, про­дажа) и компенсация потерпевшему (головничество, урок); иногда определялись отчисления в пользу людей князя (вир­ника, емца). В Псковской Судной грамоте другая картина: продажа распределяется между князем, посадниками и Пско­вом (государством, казной). Денежная компенсация потерпев­шему определяется в грамоте не всегда.

Статья 2

В статье речь идет о разграничении суда светского и духов­ного (владычню наместнику дела, подсудные светскому суду, не судить). Особо оговаривается княжеский суд: дела, подсуд­ные княжескому суду, не могут рассматриваться и пересматри­ваться ни местным судом, ни судом духовным.

Статья дает представление о том, кем осуществлялся суд в Пскове.

Помимо княжеского суда, речь о котором шла в ст. 1, существовал особый суд наместника новгородского архие­пископа (см. Новгородскую Судную грамоту), кроме этого, имелись судьи, вершившие суд на местах.

Комментирование статьи во многом зависит от того, отно­сятся ли слова князю и посаднику к окончанию ст. 1 (как в настоящем издании, а также в изданиях Археографической комиссии 1914 г., И. Д. Мартысевича 1950 г., Л. В. Черепнина и А. И. Яковлева 1940 г.) или к ее началу ст. 2 (как у А. А. Зимина в Памятниках русского права). В интерпрета­ции А. А. Зимина речь в статье идет о невозможности перес­мотра князем, посадником и владычным наместником дел, уже решенных местными судьями. Ю. Г. Алексеев предпочитает видеть в первых двух статьях грамоты одну статью, мотивируя

это палеографическими особенностями текста, однако внутри статьи вторую ее часть выделяет в смысловом отношении так ^е, как А. А. Зимин.

Статья 3

Статья содержит текст присяги, которая давалась посадни­ком при вступлении в должность. Эта присяга является древ­нейшей из дошедших до нас. Так, в Новгородской Судной грамоте имеется только упоминание об обязанности судей су­дить по крестному целованию. Князь приносил присягу при вступлении на стол.

Городские куны

— пошлины, идущие в пользу

Пскова.

Отчитись (отъчитися)

— ублажать, потакать, считаясь родством.

Неправа

— расследование.

Конец статьи трактуется по-разному. И. И. Полосин считает, что текст не содержит пропуска и поэтому речь идет о суде на вече (на суде на вечи). И. Е. Энгельман, а за ним Л. В. Че­репнин и А. И. Яковлев при переводе этого фрагмента допус­кают возможность чтения ни на суду, ни на вече, а А. А. Зи­мин предлагает именно так и читать текст статьи, поскольку трактовка статьи И. И. Полосиным противоречит ст. 4 Псков­ской Судной грамоты, запрещающей князю и посаднику су­дить на вече.

В. О. Ключевский, считая, что общеуголовные дела рассмат­ривались на суде князя на сенях, а политические — на вече, понимает слова погубити на суду как ложное обвинение в общеуголовном преступлении, а погубить на вече — ложно обвинить в политическом преступлении.

Употребление в статье термина куны говорит о раннем ее происхождении. Этим многие исследователи объясняют ее ви­димое противоречие со ст. 4, появившейся позднее.

Статья 4

В ст. 4 говорится уже вполне определенно о том, что на вече ни князь, ни посадник суд не осуществляют. Упоминаний о суде веча, за исключением данной статьи и ст. 3, в Псковской Судной грамоте нет, хотя во многих статьях говорится о суде князя, посадников, сотских (т. е. господы), владычного намест­ника, наместников князя. Поэтому можно признать справедли­вой точку зрения М. Ф. Владимирского-Буданова и Ю. Г. Алексеева об ограничении в XV в. функций псковского веча в области судопроизводства. Посадник не может судить на вече (а ведь именно он ведет народное собрание). Правда, летописи содержат примеры суда на вече в Пскове, относящие­ся даже к 1509 г., а также вечевого суда в Опочке в 1477 г. (жители Опочки были наказаны за это).

У князя на сенех

— в палатах князя.

Взираа в правду

— на основе права.

Суд происходит в княжеском доме, но судят князь и посад­ник вместе, коллегиально. Судят по крестному целованию, по законам, по справедливости. Однако реальных гарантий от не­правого суда грамота не дает, указывая лишь на наказание на втором пришествии.

Статья осуждает также и взяточничество — тайный посул. Представляется неверной точка зрения В. О. Ключев-

Законодательство Древней Руси

Степень — трибуна, помост, на котором сидели в Пскове представители власти. -

Орудии

— дело, судебное дело.

Судовое

— 1) судебное дело; 2) дела

административ­ные (В. О. Клю­чевский).

И ас ед (насадити) — утвердить.

Пересу жать

— пересмотреть

дело.

ского и А. А. Зимина, согласно которой законода­тель обращает внимание на слово тайный, в то время как явный, «законный» гонорар чиновнику допускался. Посул — слово, имевшее в русском языке несколько значений. Это и обещанная плата, и выкуп, и пошлина, и взятка. Причем в нормативных актах и в сходном контексте посул употребляется в значении «взятка» (см., например, послание Белозерского игумена Кирилла князю Андрею 1408—1413 гг., договорную грамоту Новгорода 1426—1461 гг. и, наконец, Судебник 1497 г.). Сочетание тайный посул в данной статье имеет, та­ким образом, цель усилить смысл запрета, а не противопоста­вить тайный, запрещенный законом посул явному, вполне доз­воленному.

Статья 5

Статья не завершена. Первая ее часть говорит о присяге при вступлении в должность наместника — должностного ли­ца, осуществлявшего управление и суд в пригороде. Вполне справедлив, вероятно, вывод Л. В. Черепнина, А. И. Яковлева и Б. Б. Кафенгауза о том, что вслед за этой статьей должны были идти ст. ст. 77—83, говорящие о суде и о присяге мест­ных судей, о межевщиках, судейских приставах и т. п.

В состав Псковской феодальной республики входили 12 при­городов, т. е. городов и волостей, признававших власть Пско­ва. Несмотря на то что пригороды были вечевыми городами и самостоятельно избирали администрацию, наместников в пригороды присылали из Пскова. Причем в первые годы су­ществования республики наместники эти назначались Псковом, но постепенно право назначать наместников получили и кня­зья. До XV в. князь посылал своих наместников только в два пригорода — в пограничные, важные в стратегическом отноше­нии города Изборск и Остров; но постепенно это право рас­пространилось и на другие пригороды. С 1414—1428 гг. число пригородов, куда князь посылал своих наместников, увеличи­лось до 7, а с 1467 г. князь посылал своих наместников во все 12 пригородов. Но, как видно из статьи, наместник должен был принести присягу верности Пскову и его законам, подоб­ную той, какая содержится в ст. 3 Псковской Судной грамоты (присяга посадника).

Статья 6

В статье говорится о порядке рассмотрения дел в случае пе­реизбрания посадника. Согласно сложившемуся правилу, дело должен был рассматривать и выносить по нему решение тот посадник, который начал его слушать (ср. Новгородская Суд­ная грамота, ст. 20). Такой порядок достаточно справедлив и логичен. Дело не прерывается и не начинает рассматривать­ся вновь новым посадником, иначе открывалась возможность произвола и волокиты. Невозможность пересмотра уже решен­ного судебного дела вполне соответствует положениям ст. 2.

Статья вводит новый вид наказания, не знакомый Русской Правде, — смертную казнь. Нельзя, однако, согласиться с И. Д. Мартысевичем в том, что с этого времени денежный штраф — продажа — хотя и применялся еще широко как нака­зание, однако уже отошел на второй план. Известны только две статьи (ст. ст. 7 и 8), предусматривающие смертную казнь; в подавляющем большинстве случаев по-прежнему применя­лась продажа. Сомнительно также утверждение А. А. Зимина, что введение смертной казни для изменников, поджигателей и воров (в случае совершения квалифицированной кражи) до- . называет ярко выраженный классовый характер этого установ- / ления, использовавшегося против попыток открытых выступле­ний народных масс. Конечно, право любого государства, особен­но уголовное право, всегда классово. В первую очередь оно защищает интересы господствующего класса, и особенно ярко это видно на примере феодального права — права приви­легии, памятником которого является Псковская Судная гра­мота. Однако в ряде случаев можно говорить и об интересах общества в целом, которые защищаются правом. В ст. 7 пере­числены преступления, представлявшиеся во времена грамоты наиболее опасными: измена, поджог, крымская кража, конок­радство. О случаях совершения этих преступлений доносит до нас летопись. И хотя летописание находилось в руках господ­ствующего класса, мы не встречаем упоминаний о перевете в смысле выступлений народных масс.

Живота не дати

— казнить смертной казнью.

Перевет

— измена, переход на сторо­ну врага.

Примером может служить измена бояр в 1241 г.

я сдача Пскова крестоносцам.

В статье содержится перечень наиболее опасных преступле­ний. Уровень развития уголовного права в то время не был достаточно высок для того, чтобы законодатель отграничивал преступления по объекту посягательства на государственные и общеуголовные. Поэтому деяния, которые с точки зрения современного уровня развития уголовного права относятся к категории особо опасных государственных преступлений (йзме- на), стоят рядом с имущественными преступлениями (конок­радство). С точки зрения законодателя конокрадство было так же опасно, как и измена.

Много споров велось по вопросу о том, какое воровство называли крымским. Н. Н. Мурзакевич и Ф. Н. Устрялов счи­тали, что это воровство из помещения, клети (храмины), М. Ф. Владимирский-Буданов и вслед за ним С. В. Юшков доказывали, что речь идет о краже церковного имущества, М. М. Исаев видит в этом преступлении кражу имущества из церкви, т. е. не только непосредственно церковного имущества, но и нецерковного, хранившегося в церкви (чаще всего в под­клети). А. И. Яковлев, Л. В. Черепнин, И. Д. Мартысевич, А. А. Зимин, Ю. Г. Алексеев рассматривают крымскую татьбу как кражу из Кремля (Крома).

Такое разнообразие мнений было вызвано опиской при пе­реписке грамоты. Уже в XVII в. неизвестный читатель Псков­ской Судной грамоты приписал на полях у трудно понимаемо-

Законодательство Древней Руси

Изличив

— уличив.

Ряд

— раз.

...е пожаловати

— вероятно, описка. Большин­ство ученых

соглашается с И. Е. Энгельманом — е(го) пожилое.

Крам

— вероятно, описка: 1) как

(Н. Мурзакевич);

2) кроме (М. Ф. Владимирский-

Буданов);

3) прям, прямо, соответственно (В. О. Ключев­ский).

го слова крымской слово храмской, т. е. увидел здесь кражу церковную. Толкование крымской татьбы как Кромской, т. е. кражи из Кремля, обосновывают значением Кремля как места хранения казны, припасов, документов и отсюда выводят особенную опасность такой кражи. Ссылаются также на указа­ние ст. 8 о том, что вор-рецидивист наказывается так же, как кромскый вор. Тем не менее представляется все же более вер­ной точка зрения М. М. Исаева, поскольку значение кончанских церквей для конца было такое же, как Кремля, для всего Пскова: в них хранились и запасы пороха, и продук­ты, и товары. Поэтому они также нуждались в усиленной ох­ране.

Конокрадство на Руси издревле рассматривалось как наитягчайшее преступление. Ю. Г. Алексеев считает, что есть закономерность в том, что преступления, караемые по Русской Правде потоком и разграблением (т. е. наиболее суровой мерой наказания), наказываются по Псковской Судной грамоте смертной казнью. К этим преступлениям относятся конокрад­ство и поджог. В грамоте к ним добавляются измена и крым­ская татьба, но нет упоминания об убийстве в разбое. Появле­ние этих новых составов преступлений действительно было вызвано новыми условиями XIV — XV вв., пограничным по­ложением Пскова. Однако объяснение отсутствия в грамоте статьи об убийстве в разбое действием норм Русской Правды в данном случае вызывает сомнение. Отношение к тем или иным видам преступлений со временем менялось, и то, что признавалось особо опасным в одно время, в другую эпоху та­ковым уже не считалось. Поэтому если во времена Русской Правды разбойников выдавали князю на поток ы разграбле­ние, то отсюда вовсе не следует, что во времена Псковской Судной грамоты их надо было казнить смертной казнью. В грамоте имеются ст. ст. 1 и 96, которых вполне достаточно для наказания разбойника-убийцы. Кроме того, в настоящее время трудно определить, что было опаснее с точки зрения древнего псковича: убийство в разбое или конокрадство? Во всяком случае, известно, что вплоть до XX в. конокрады в дерев­нях подвергались самосуду, а что касается разбойников, то их поимкой больше интересовались государственные ор­ганы.

Статья 8

Несмотря на то, что текст статьи в значительной степени испорчен описками переписчика, смысл ее вполне ясен. Статья определяет наказание за кражу на посаде. В ней дается опре­деление рецидива, которое характеризуется как троекратное совершение преступного деяния. Троекратность совершения преступления показывает особую опасность преступника, на которого не действуют меры, применяемые по отношению к ворам обычным. Это позволило приравнять вора-рецидивиста к кромскому татю. Санкция статьи относительно неопределен­

ная, как и в ст. 7: нет конкретного вида смертной казни. Лето­писи говорят о том, что Псков знал смертную казнь через по­вешение, сожжение, утопление.

Статья 9

Статья определяет порядок приобретения права собственнос­ти по давности владения. Разрешение подобных споров осно­вывается на показаниях свидетелей. Ю. Г. Алексеев считает, что такой порядок связан с пережитками общинного строя и касается спора между общинниками. Но можно предложить и иное решение вопроса. Спор о земле разрешается на основа­нии показаний свидетелей не потому, что на землю нет ника­ких документов, а потому, что документы эти, независимо от того, есть они или их нет, — не имеют значения. Суть заклю­чается в том, что владение и пользование пахотной землей в течение 4—5 лет уже сами по себе предполагают возникновение права собственности. Возникновение права собственности на недвижимость по давности нельзя рассматривать как пережи­ток общинных отношений и связывать только с внутриобщин­ными отношениями. Напротив, наличие этого института свиде­тельствует о развитии права собственности, а не о том, что мы имеем здесь дело с «общинным правом». А поскольку ст. 9 говорит об оспаривании возникновения права собствен­ности, то нет никакого противоречия между этой статьей и ст. 78, определяющей порядок разрешения споров .на землю между собственниками. То же самое можно сказать и о ст. 106, которая приводится Ю. Г. Алексеевым в защиту аргу­мента об архаичности нормы, содержащейся в ст. 9. Статья 106 опять-таки говорит о случае, когда на землю претендуют два собственника, а ст. 9 неприменима, так как не прошло тех 4—5 лет, когда владелец пахотной земли мог бы приобрести на нее право собственности по давности.

Дело решается господой, как и в случае, предусмотренном ст. 10. Вполне справедливо замечание Ю. Г. Алексеева о том, что число свидетелей в статье названо не случайно: 4—5 сви­детелей, причем свидетелей особых — соседей, называют и другие статьи Псковской Судной грамоты (27, 55, 56).

Статья 10

Статья говорит о порядке разрешения споров о праве соб­ственности на лесные участки. В отличие от предшествующей статьи ст. 10 предлагает разрешать спор на основании изуче­ния грамот на землю, представленных спорящими сторонами, а в случае недостижения решения — определить правую сторо­ну при помощи поединкаJ Встает вопрос, почему по ст. 9 спор разрешается показаниями свидетелей, а по данной статье ре­шающим доказательством являются грамоты и поединок. И. И. Полосин и вслед за ним Ю. Г. Алексеев усматривают в ст. 9 пережитки общинного суда; статья же 10 свидетельству­ет уже о новой стадии в развитии феодального права. Пред-

О земли полней (ополняя земля) — 1) наемная, договоренная, если непахотная (Н. Мурзакевич);

2) пахотная земля (Ф. Н. Устрялов);

3) бесспорная земля, подобно полному холопу (Л. В. Черепнин, А. И. Яковлев).

Розстрадни

— обработанные.

Стрижет

— пашет.

Истец

— зд.: ответчик.

Грамота не проводит разли­чия между истцом и ответчиком в процессе: обе стороны — истцы.

Супротивень

— зд.: истец, противная тяжу­щаяся сторона.

Целованиа

— целование креста, клятва.

Лешея земля

— 1) излишняя земля (Н. Мурза­кевич); 2) лесная земля (И. Е. Эн-

гельман);

3) земля, очищен­ная от леса отдельным

общинником (Ю. Г. Алексеев).

Межники

— лица, произво­дящие размеже­вание.

Законодательство Древней Руси

ставляется верной, однако, иная точка зрения, предложенная И. Д. Мартысевичем. Он видит в ст. 9 способ возникновения права собственности по давности владения. Но этот порядок возможен лишь по отношению к пахотной земле: легко можно доказать пользование пашней на основании показаний соседей- свидетелей. Что же касается владения участками леса, то пока­зания свидетелей здесь не могут быть применены. Поэтому не может возникнуть и право собственности по давности, а от­сюда — и иной порядок разрешения спора: только на основа­нии грамот, подтверждающих право собственности и поля.

Статья 11

Переможет

— победит.

Статья не завершена. В тексте имеется пропуск. И. Е. Эн- гельман предлагает читать конец статьи так: перемож(ет на поли, ино тому присужать землю по его грамотам). А. А. Зимин дает более краткий вариант: перемож(ет, ино то­го человека повинити).

Если предположить, что статья является непосредственным продолжением предшествующей, то можно принять реконст­рукцию А. А. Зимина, т. е. побеждает сторона, выигравшая поединок. Правда, это было слишком уж очевидно для законо­дателя, чтобы специально оговаривать.

Статья 12

Повинити

— обвинить.

Судница — 1) протокол судебного разбирательства; 2) письменное решение суда.

...грамоты его посудить—1) по его грамотам производить судебное разбирательство (Ф. Н. Устрялов); 2) не принимать грамоты во внимание (Н. Н. Мурзакевич); 3) грамоты его приз­нать недействительными (Л. В. Черепнин, А. И. Яковлев).

В статье имеется пробел, где уместилось бы примерно 15 знаков. И. Е. Энгельман в своем варианте реконструкции тек­ста предлагает читать: истец (а будет побит с своими грамота­ми). А. А. Зимин несколько меняет текст: будет побит по гра­мотам.

Отъимати выкупком

— 1) запись на выкуп проданной или заложенной земли (Ф. Н. Устрялов);

2) выкуп без определенного срока давности (И. Е. Энгель- ман); 3) отни­мать землю, ссылаясь на право выкупа (А. А. Зимин).

Из текста статьи ясно, что земельный спор решается господой (князь, посадник, сотские); установлен размер судеб­ной пошлины, вероятно, общий для всех случаев рассмотрения господой земельных споров, поскольку в предшествующих статьях ее размер не определен. Решающим доказательством в деле является результат судебного поединка. В зависимости от его исхода и определяется действительность грамот. В ст. 12 определена завершающая стадия судебного разбирательства: судебный поединок выявил выигравшую сторону, выносится решение, в котором одна из предъявленных грамот на участок земли признается недействительной.

Статья 13

Статья регламентирует порядок разрешения споров, возни­кающих из права выкупа земли. Право «родового выкупа» земли представляет древнейший институт феодального права (этот институт в России просуществовал практически до

1917 г.). Однако более интенсивное по сравнению с другими областями Русского государства развитие в Псковской земле товарно-денежных отношений наложило отпечаток и на право родового выкупа. Право выкупа ограничивалось, во-первых, сроками давности и, во-вторых, самим порядком разрешения спора. Лицо, владеющее землей на основании каких-либо сде­лок, удостоверенных грамотами, carfo решает, избрать для раз­решения спора судебный поединок или присягу истца.

Статья 14

В Псковской Судной грамоте значительное место уделено регулированию гражданско-правовых отношений. Статья рас­членяется некоторыми авторами на несколько небольших ста­тей (например, Ю. Г. Алексеев полагает, что в ст. 14 содер­жатся три статьи).

Статья регулирует широкий круг отношений. Прежде всего она содержит положение о наследовании по завещанию — ру­кописанию. К завещанию предъявляются определенные фор­мальные требования: оно подлежит хранению в архиве Крем­ля; в нем должны указываться все долги завещателя, а также, по-видимому, должны оговариваться все сделки, участ­ником которых являлся наследодатель, и, в частности, должен содержаться перечень имущества, взятого или сданного насле­додателем на хранение. Наследовать по завещанию, как пока­зывают грамоты, найденные при раскопках Новгорода, могли не только члены семьи завещателя, но и иные лица. Часто в роли наследников по завещанию выступали монастыри. Тот факт, что письменно оформленные завещания были найдены и в Новгороде, говорит об их широком распространении. В завещаниях подробно указывалась судьба имущества завеща­теля.

Статья позволяет также установить порядок заключения ря­да гражданско-правовых договоров, и прежде всего договора хранения. Если в Русской Правде это скорее товарищеская ус­луга, то в Пскове, крупном торговом центре Руси, договор по­клажи в силу его распространенности, а также из-за того, что на хранение стали отдаваться значительные ценности (деньги, одежда, украшения), изменил свою сущность. Для того чтобы получить защиту закона в случае нарушения условий догово­ра, необходимо было его юридически оформить, причем офор­мить письменно (документом, копия которого хранилась в ар­хиве Троицкого собора). Точно такой же порядок существо­вал и при оформлении договора ссуды (за некоторыми исключениями). И. Д. Мартысевич считает, что речь в ст. 14 идет исключительно о ссуде, П. Н. Мрочек-Дроздовский видит здесь возможность понимать ссуду и как заем. Последнее вполне вероятно. Хотя Псковская Судная грамота и знает осо­бый термин займ, все же из контекста ст. 14 можно заклю­чить, что обязательства из договора займа также регулируют­ся подобным образом. Договор ссуды мог гарантироваться

Покуду отнимет

— 1) срок для выкупа (И. Е. Эн-

гельман); 2) ос­нование для срока давности

(А. А. Зимин).

Доска (дъска)

— письменный акт, примитивный

юридический документ.

Сблюдение (зблюдение)

— хранение.

Приказчик

— 1) душе­приказчик

(Ф. Н. Устрялов);

2) наследник по завещанию (И. Е. Энгель- ман).

Крута

— украшение, драгоценности.

Рукописание

— завещательное распоряжение, завещание.

Ларь

— архив и вечевая канцелярия, располагались в Троицком соборе Пскова.

Законодательство Древней Руси

Ближняго племени

— близкие родственники.

А а животом владеет

— И. Е. Энгель- ман читает этот

фрагмент так: а кто животом владеет.

Сторонний люди

— чужие люди.

Запрется

— запираться, отказываться.

Род ополчится

— 1) междоусо­бица вследствие раздора на вече (Н. Мурзакевич);

2) восстание народа (М. Ф. Владимирский- Буданов).

Запрется у него взем

— начнет отказываться, что взял у истца поклажу.

Явити ему

— предъявить свои требования.

не только записью, но и закладом. В. О. Ключевский считал, что запись должна была сочетаться с закладом.

В статье среди различных видов договоров упоминается и торговля. По-видимому, можно согласиться с А. А. Зиминым, что здесь имеется в виду договор «купеческого займа» (как в Русской Правде).

В случае если договор поклажи или ссуды был оформлен надлежащим образом, то обязательства из договора распрост­ранялись и на наследников по завещанию — в любом случае и в полном объеме.

Статья 15

Ст. 15 тесно связана со ст. 14: делается исключение для близких родственников наследодателя. При переходе к ним наследства не требуется соблюдения всех формальностей, обя­зательных для сторонних людей. Родственники могли искать и отвечать по договорам наследодателя и без записи или за­лога.

Возможно, что применение статьи ограничивалось случаями, когда дела по искам возникали между родственниками. Логи­чески это подтверждается тем, что среди членов семьи сделки вряд ли заключались с соблюдением необходимых формаль­ностей. Именно это обстоятельство и могло учитываться зако­нодателем. Однако текст статьи не исключает возможности применения ее в случае, если наследником является близкий родственник, а противной стороной — чужие люди.

Статья 16

В первой части статьи имеется пропуск, который восстанав­ливается рядом исследователей Псковской Судной грамоты по смыслу ст. ст. 16—17. И. Е. Энгельман: кому (искать, а он из чужой земли приехав, или) в пожару ..; М. Ф. Владимир­ский-Буданов: кому (даст из чюжой земли приехав, или) в пожару..; А. А. Зимин: кому (што даст, из чюжой земли приехав, а у него любо изгибнет в грабежу или) в пожару. Та­ким образом, все ученые практически сходятся на том, что речь в статье идет о разновидности договора поклажи, кото­рый заключен между псковитянином и лицом, приехавшим из чужой земли. Далее, однако, взгляды расходятся. А. А. Зи­мин считает, что статья говорит о случае, когда имущество пропало у поклажепринимателя во время пожара, грабежа. И. Е. Энгельман, М. Ф. Владимирский-Буданов видят особые условия в момент заключения договора: пожар, восстание наро­да, т. е. именно эти обстоятельства и побудили собственника передать вещь на хранение. Н. Л. Дювернуа характеризует этот договор как depositum miserabile.

Последняя точка зрения представляется более соответствую­щей грамоте. Только в том случае, если договор поклажи зак­лючается в условиях бедствия, к нему нельзя предъявлять тре­бований, установленных ст. 14, о необходимости сделать за-

пись. При наличии записи, копия которой хранится в архиве Троицкого собора, вряд ли возможно «запирательство» покла­жепринимателя, а при отсутствии записи нельзя предъявить иск.

Многие ученые объединяют ст. 16 со следующей статьей, рассматривая их как одну.

Статья 17

Начало статьи дефектно. Н. Н. Мурзакевич восстанавлива­ет ее так: (А кто с) чюжой земли... И. Е. Энгельман объ­единяет ст. 16 со ст. 17: ...ино кому искать, явити ему (го­споде, что дал на зблюдение из) чужой земли. Пропуск в середине статьи И. Е. Энгельман восстанавливает: на ком сочат. Статьи 16 и 17 близки, и многие современные иссле­дователи их также объединяют (А. А. Зимин, Ю. Г. Алек­сеев).

Необычный порядок заключения договора хранения вызыва­ет и необычные способы доказательства своей правоты. Суд принимает в качестве доказательства присягу ответчика, пое­динок, присягу истца.

И. Д. Мартысевич видит в статье указание на срок давнос­ти; по его мнению, иск в таком случае может быть подан толь­ко в течение недели после возвращения собственнику вещи, сданной на хранение, или спустя неделю после пожара. Л. В. Черепнин, наоборот, рассматривает выражение «за неде­лю» как предоставление истцу права требования лишь неделю спустя после происшествия.

Статья 18

В тексте статьи имеется, видимо, описка: вместо господне надо читать господе.

Статья 18 содержит, скорее всего, норму, регулирующую особый случай договора хранения (некоторые авторы, напри­мер А. А. Зимин, считают, что здесь зблюдение можно пони­мать и как ссуду деньгами). Договор заключается с лицом, не имеющим постоянного места жительства и живущим в сель­ской местности (по волости ходит). Видимо, это лицо, принад­лежащее социальным низам, выполняющее работы на пашне или скотном дворе. Такое обстоятельство, а также сложность оформления записи в сельской местности приводили к тому, что разрешалось заключение договора без соблюдения общеус­тановленных правил.

Статья 19

Статья завершает раздел, посвященный договору хранения (ст. ст. 14—19). Здесь излагается общий порядок заключения договора поклажи. М. Ф. Владимирский-Буданов считает, что иск из договора поклажи не подлежит удовлетворению, если договор: а) оформлен доской, б) нет поименного обозначения вещей, в) пропущен срок. М. М. Богословский, напротив, счи-

За неделю

— 1 ) в течение недели (И. Д. Мартысевич);

2) через, спустя неделю (Л. В. Черепнин, А. И. Яковлев).

Верши (вершь)

— хлеб, жито.

Обыскать правда

— выяснить.

Закупен — 1) закуп Русской Правды, наймит (Н. Мурзакевич, Ф. Н. Устрялов, И. И. Полосин и др.);

2) закупщик (И. Е. Энгель­ман).

Скотник

— 1) работник на скотном дворе

(А. А. Зимин, И. И. Полосин);

2) торговец скотом (И. Е. Энгель­ман); 3) заимода­вец

(Ф. Н. Устрялов).

Старине

— с пропуском сроков исковой

давности (М. Ф.

Владимирский- Буданов);

2) по старым правилам

(Л. В. Черепнин, А. И. Яковлев).

Законодательство Древней Руси

Сачит

— возбудить дело.

Бою

— нанесение побоев.

Бою и грабежу

— злостное избиение, но без

убийства, сопровождаемое насильственным отнятием имуще­ства

(Ю. Г. Алексеев).

Позовници

— повестка о вызове ответчика

в суд.

Обыскати

— допросить.

Иночай

— 1) соночлежник (И. Е. Энгельман); 2) единственный

товарищ (В. О. Ключев­ский).

Изведется

— окажется.

Явил кому

— А. А. Зимин

предлагает читать:

явил ли кому.

Наимянуют

— назовут.

тает, что иск по доскам и без поименного обозначения вещей не удовлетворяется лишь в случае, истечения срока давности.

Статья 20

Статьи 20—24 посвящены процессу. Центральное место в процессе по делам о бое и грабеже отведено послуху. Послух в процессе играет активную роль: свои показания он должен защищать в поединке, причем заменить себя наймитом не вправе. Статья 20 определяет порядок допроса истца и его послуха. Прежде всего суд должен удостовериться, что послух действительно находился вместе с истцом. Затем допрашивает­ся истец, выясняется, показывал ли он кому свои побои и го­ворил ли о грабеже. Люди, которым он предъявлял бой и гра­беж, также допрашиваются. Они должны подтвердить показа­ния истца. Но самым важным свидетельством правоты истца должно быть совпадение его показаний с показаниями послу­ха. Само дело решает поединок послуха с ответчиком или при­сяга.

Статья 21

Пропуск в статье реконструирован И. Е. Энгельманом: А против послуха (истец будет)..; а также А. А. Зиминым: (будет).

В статье определен круг лиц, имеющих право поставить за себя наймита в случае обвинения в бое и грабеже (см. ст. 36 грамоты ).

Статья 22

По статье можно определить значение показаний послуха. Неявка послуха в суд и противоречивость его показаний авто­матически ведут к проигрышу дела истцом.

Статья 23

В статье имеются два небольших пропуска. В первом случае Н. Н. Мурзакевич предлагает восстановить текст следующим образом: пошлется (в бою) на послуха. И. Е. Энгельман чита­ет этот фрагмент: пошлется (в чем) на послуха. Второй про­пуск оба ученых реконструируют: на котором сочат (станет слатся на своего послуха); А. А. Зимин предлагает иной вари­ант: на котором сочат (не почнет слаться на него).

Статья излагает казус. Такой характер изложения (наличие прямой речи) свидетельствует о неразвитости юридической техники.

Статья очень тесно связана с предшествующей и особенно последующей статьями. Вряд ли можно согласиться с А. А. Зиминым в том, что в статье говорится об отводе послу­ха истца на основании показаний ответчика. Закон разрешает ответчику уже во время судопроизводства выдвигать послуха в свою -защиту.

Статья 24

Статья интересна тем, что подчеркивает активную роль су­дей в процессе, что не свойственно состязательному процессу. Суд ведет следствие, посылает своих людей на место для выяс­нения обстоятельств дела.

Статья 25

Статьи 25—26 определяют порядок извещения ответчика и доставки его в суд. Интересно, что вызов ответчика в суд производился публично, на церковной площади, являвшейся центром территориальной общины. Однако закон делает упор именно на то, что это церковная площадь и что позывнииа чи­тается в присутствии священника. Если бы смысл статьи со­стоял в информировании в первую очередь общины, как пола­гает Ю. Г. Алексеев, то в качестве лица, которому зачитывает­ся позывница, статья назвала бы старосту.

Видимо, нередки были случаи, когда ответчик пытался уклониться от суда; если в течение пяти дней он не являлся на суд, господа давала разрешение на его принудительную доставку.

Статья 26

Статья продолжает предшествующую и говорит о принуди­тельной доставке ответчика в суд. Грамота на принудительную доставку выдавалась господом истцу, который мог сам доста­вить в суд своего противника, а мог предоставить это приста­ву. Согласно ст. 64 грамоты, последним мог быть как княжий человек, так и псковский чиновник; мог им быть и простой псковитянин. Статья 26 особое внимание обращает на предо­твращение самосуда в случае доставки ответчика самим ис­тцом. Однако вряд ли можно понимать положение о годовщи­не буквально, как убийство истцом ответчика. Если истец убивает ответчика, он и так должен ответить за убийство. Здесь, представляется, законодатель устанавливает ответствен­ность за любой случай попытки истца самостоятельно распра­виться с ответчиком.

Наказанием за головщинупо Псковской Судной грамоте был штраф (ст. 96), поэтому мнение Ф. Н. Устрялова о том, что виновного предают смертной казни, неверно.

Статья 27

И. Е. Энгельман считает, что слова пред нами должны были первоначально находиться в ином месте: пред нами того бих.

В. О. Ключевский полагал, что слова пред нами находятся на месте, и делал вывод, что законодательные акты в Пскове принимались тем же органом, который осуществлял и суд, Т. е. госпожой.

Пропуск в 5 знаков И. Е. Энгельман реконструирует: выда­ти (в рубли), а В. О. Ключевский — выдати (головою).

Статья может быть условно разделена на две части. В пер-

Без дива

— 1) нет дела (Н. Мурзакевич, И. Е. Энгельман);

2) не должно обращать внимания

(Ф. Н. Устрялов, М. Ф. Владимир­ский-Буданов);

3) не должно удивляться

(этому новому правилу, установ- хенному вечем,— Б Б. Кафенгауз, А.. А. Зимин).

Позовник

I ) приказный с хужитель, вызывающий на следствие или в суд; 2) истец.

Грамота на виноватаго — 1 ) fit ссудная грамота (М. Ф. Владимирский- Буданов) ; 2) грамота о доставке ответчика силой (И. И. Полосин, И. Д. Марты- севич).

Душа

— совесть.

Клепать — обвинять.

Законодательство Древней Руси

Ино быти ему самому в головшине — 1) предать его смертной казни (Ф. Н. Устрялов);

2) подвергнуть наказанию, как за убийство (М. Ф. Владимир­ский-Буданов).

Ходит

— 1) обвинять, уличать (И. Е. Эн­гельман) ;

2) ходить, вызы­вать повесткой (В. О. Ключев­ский).

Съсудное серебро

— деньги, отданные в долг.

вой говорится о бое, учиненном в публичном месте. Ю. Г. Алексеев рассматривает бой на торгу как самостоятель­ный новый состав преступления, появление которого свиде­тельствует о росте значения государственной власти. Однако такое мнение представляется недостаточно обоснованным. Бой, избиение — эти термины мы встречаем и в других статьях. Публичность боя не доказывает здесь того обстоятельства, что преступление преследуется по инициативе государства: суд начинается только по жалобе потерпевшего.

Особое внимание законодателя к месту совершения преступ­ления объясняется особенностями процессуального рассмотре­ния дела. Дела подобного рода не требуют наличия послухов, так как правонарушение видело много людей, и свидетельств 4—5 из них вполне достаточно.

Вторая часть статьи говорит о случае, когда потерпевший обвинит своего обидчика еще и в грабеже. В этом случае судо­производство идет обычным порядком, и потерпевшему необ­ходимо выставить послуха, так как такое обвинение, как гра­беж, влечет за собой возможность поединка послуха с ответ­чиком.

Статья 28

Статья начинает раздел, посвященный договору займа. Договор займа — более распространенный вид договора, чем договор поклажи. Способы его заключения различны. В. О. Ключевский отмечает три способа, влекущие за собой защиту в суде: 1) заем под обеспечение заклада с оформлени­ем записи; 2) заклад с оформлением закладной доски; 3) за­клад. Договор займа, заключенный без необходимых формаль­ностей, судебной защите не подлежал. Тем не менее закон говорит в некоторых случаях и об охране займа по доскам (см. ст. 38).

Первый способ — оформление договора займа закладом и записью — явление, во времена Псковской Судной грамоты, видимо, еще не очень распространенное. Записью пользуются в особо важных случаях, и ее нельзя оспорить в судебном по­рядке.

Со вторым способом оформления договора займа мы встре­чаемся в данной статье. Так как доска не рассматривается в качестве документа, безусловно свидетельствующего о заклю­чении договора займа, то возможно возникновение споров. Исследователи грамоты по-разному определяют причину кон­фликта, легшего в основу ст. 28. И. Е. Энгельман, а вслед за ним и А. А. Зимин считают, что в данном случае истцом яв­ляется кредитор, а должник-ответчик отрицает факт заключе­ния договора займа, заложенную же вещь признает своей и считает отданной на хранение. М. Ф. Владимирский-Буданов видит в истце должника, отдавшего долг, а в ответчике — кре­дитора, не вернувшего залог. Первая точка зрения представля­ется более вероятной. Она, по крайней мере, соответствует тек-

сту статьи, согласно которому истец и залогодержатель долж­ны быть одним лицом.

Законодатель явно стоит на стороне залогодержателя, кре­дитора, предоставляя ему, хотя он и является истцом, право выбора судебного доказательства, причем среди доказательств отсутствует поле.

О третьем способе заключения договора займа говорит сле­дующая статья.

Статья 29

Статья показывает, какую большую роль играл заклад при заключении договора займа. Наличие заклада ставило закла­додержателя в выгодное положение в случае возникновения спора. Ему было предоставлено право выбора доказательства: личная присяга или требование присяги другой стороны.

Статью трактуют по-разному. М. Ф. Владимирский-Буданов и другие видят здесь отрицание должником (пользующимся тем, что кредитор не успел еще получить закладную доску) самого договора займа. Залог же, находящийся у кредитора, должник объявляет своей вещью, отданной на хранение. В. О. Ключевский определяет в лице истца должника, который пытается выдать свой заклад за вещь, отданную на хранение.

Статья 30

Пропуск трех знаков в тексте рукописи М. Ф. Владимир­ский-Буданов восполняет как (сочи)ти, а И. Е. Энгельман — (иска)ти. Ссуда— 1) ссуда серебра (Энгельман И. Е.); 2) иногда читают как с суда, т. е. посредством суда (Н. Мурза­кевич).

Статья устанавливает общий порядок заключения договора займа: суммы свыше 1 рубля даются в долг только под заклад или оформляются записью.

По подсчетам Ю. Г. Алексеева, 1 рубль по Псковской Суд­ной грамоте равен 3 гривнам Русской Правды. Таким образом, сумма, начиная с которой требуется особый порядок при зак­лючении сделки, остается прежней. Замечание А. А. Зимина о том, что такой порядок был выгоден залогодержателям — представителям псковской городской верхушки, мало что объ­ясняет. Здесь справедливо высказывание Ю. Г. Алексеева о том, что разница в оформлении ссуды отражает разницу в со­циальном масштабе сделки. Сделки свыше рубля заключались зажиточными жителями Пскова.

Статья 31

В статье показана роль залога как способа обеспечения ис­полнения обязательства. Должник, отказываясь от уплаты долга, терял свой залог. Речь здесь в первую очередь идет о договоре займа, так как ссуду серебра иначе, как заем, понять нельзя.

Грамоты

— 1) крепостные

акты, удостоверяющие факт займа (В. О. Ключев­ский);

2) земельные акты, отданные под заклад; они удостоверяют факт займа (И. Е. Энгель­ман).

Изневести

— неожиданно.

Изгодит

— 1) просрочит (Н. М. Мурзаке­вич); 2) улучив

время (И. Е. Эн­гельман) ;

3) начнет тяжбу (А. А. Зимин).

Нять

— брать, взять.

Нять вера

— верить, доверять.

Платной

— 1 ) заклад, данный в обеспечение платежа, взятых в заем денег (Ф. Н. Устрялов);

2) состоящий из платья, одежды (Н. Н. Мурза­кевич, И. Е. Энгельман).

360

Законодательство Древней Руси

Изготовление серебряных денег в Пскове. 1424 год. Миниатюра Лицевого летописного свода. XVI век.

Назрячее

— 1) то, что можно зреть, вообще вещь (И. Е. Энгель­ман); 2) нечто такое, стоимость чего очевидна (В. О. Ключев­ский);

3) очевидное, явное, т. е.

имеющее явную ценность, превос­ходящую величину ссудного серебра (А. А. Зимин).

Того серебра не судит

— 1) не стоит того серебра,

имеет ценность меньше искомой (И. Е. Энгель­ман); 2) имеет ценность, превы­шающую величину долга (А. А. Зимин).

Рука (порука)

— поручитель­

ство.

Статьи 32, 33

Статья знакомит с еще одной формой обеспечения исполне­ния обязательств — поручительством. Поручительство может применяться в тех случаях, когда сумма долга или иного де­нежного обязательства не превышает 1 рубля. Закон не опре­деляет, каким образом оформляется поручительство, но, огова­ривая сугубо формальный порядок возвращения долга долж­ником в случае наличия поручительства, дает сведения о формальном способе заключения поруки. При возвращении денег должнику необходимо сделать соответствующие записи не только в документе, имеющемся у него на руках, но и на копии, хранящейся в архиве Троицкого собора. Отсутствие соответствующей отметки в архивной копии вело к признанию невыполнения должником своего обязательства.

На основании ст. 30 договор займа на сумму меньше 1 рубля не нуждается в оформлении записью. Поручительство допуска­ется в сумме, не превышающей 1 рубль. Значит, не сумма дол­га, а поручительство заставляет оформлять договор специаль­ным документом, составлявшимся в нескольких экземплярах, один из которых хранился в архиве Троицкого собора. По-ви- димому, мы встречаемся здесь с разновидностью записи.

Статьи 34—35

Два пропуска в статье были реконструированы следующим образом И. Е. Энгельманом: государю пировому (целования) нет, а псковитину (всех суседов из села на) волости. Во вто­ром случае А. А. Зимин предлагает читать: (человека из) во­лости, а Л. В. Черепнин — ответчика из волости, так как пред­ложенный И. Е. Энгельманом вариант явно не умещается в 9 знаков.

Большинство исследователей объединяют данную статью со следующей — 35-й. В. О. Ключевский и М. М. Богослов­ский, а вслед за ними Л. В. Черепнин, А. И. Яковлев и дру­гие читают начало ст. 35 не кто из.., а к той, предполагая здесь опйску, что весьма вероятно, так как весь текст изоби­лует описками, из которых одни явные, а другие вызывают споры. Например, слово на тору Чечулин предлагает читать как на роту, а Энгельман и Владимирский-Буданов — на торгу.

Статья регламентирует первый этап производства по краже: от момента обнаружения до приведения подозреваемого к при­сяге.

Прежде всего обращает на себя внимание состязательный характер процесса. Пострадавший, объявив о краже, сам ра­зыскивает вора и ведет его к присяге.

Исследователи Псковской Судной грамоты особое внимание обращают на то, что в законе изменяется старый способ прине­сения присяги. Вместо вольной роты всех жителей села или пирового старосты к присяге приводится один подозреваемый (Ф. Н. Устрялов, И. Е. Энгельман, Ю. Г. Алексеев). Присяга

Законодательство Древней Руси

Рядница (порядня) — письменный документ, сви­детельствующий об уплате.

Повинить

— признать недействительной.

Староста

— представитель

местной администрации.

Околные суседи — ближайшие соседи.

Пировой староста

— руководитель пиршества,

ответственное лицо на пире.

Пивцы

— гости; сообщники

(Ю. Г. Алексеев).

Государь пировой

— хозяин помещения, где происходит пир.

Волная рота — 1) добровольная присяга (И. Д. Марты- севич, А. А. Зимин); 2) очистительная присяга ♦ (И. Е. Энгельман) 3) добровольная присяга группы лиц, напоминаю­щая послушество 7 послухов ст. 18

Пространной Правды (Ю. Г. Алексеев).

приносится на месте совершения преступления, в том приходе, где совершена кража: где татба учинилась.

Статья 36

Статья говорит о случае, когда истец может выставить вмес­то себя наймита. Но интерес представляет тот факт, что осно­ванием для судебного поединка послужило взыскание долга по доскам. Специально о досках как форме заключения його­вора займа в грамоте не говорится; напротив, имеются данные, позволяющие считать, что иски по доскам не принимались. Тем не менее прав и Ю. Г. Алексеев, утверждающий, что на практике доски применялись. Статья 36, вероятно, содержит норму, конкретизирующую норму ст. 38, частным случаем ко­торой она является.

Поединок в гражданско-правовом споре постепенно переста­ет сохранять даже видимость божьего суда: в случае, если от­ветчик выставлял наймита, истцу также предоставлялось право взять наймита.

Статья 37

Слова на трупу кун не имати вызывают споры. Текст здесь дефектен. М. Ф. Владимирский-Буданов предлагает читать на трупу кун не имати, т. е. с убитого на поединке денег не брать. Такого же мнения придерживаются большинство иссле­дователей. Но подобное прочтение вызывало сомнения у Чечу­лина, так как здесь нарушаются грамматические правила: «оу» не встречается в конце слов (трупоу), с «оу» может начинать­ся слово.

Статья говорит о завершающей стадии процесса — поедин­ке— и рассматривает три возможных случая его завершения: поединок кончается гибелью одного из сражавшихся, примире­нием или победой одного из них. Только в последнем случае на побежденного возлагается обязанность в полном объеме уп­латить судебные пошлины. В случае смерти участника поедин­ка взыскания на наследников погибшего не распространяются, истец ограничивается доспехами погибшего, княжеская же пошлина не уплачивается вовсе. В случае мировой пошлины сделки уплачиваются в половинном размере. Интересно, что процесс может быть по желанию тяжущихся прекращен на лю­бой стадии, даже перед полем.

Статья 38

Кредитные операции в торговой среде предполагают некото­рые особенности. Если в период Русской Правды это были не­формальные сделки, заключаемые без свидетелей, то теперь они оформляются письменно. Ю. Г. Алексеев особо подчерки­вает тот факт, что доски еще довольно широко распростране­ны. Однако существенным является то, что доски отходят в прошлое и взамен появляются рядницы, копии которых хра­нятся в архиве Троицкого собора. Рост товарооборота, увели-

чение численности купцов исключали и «домашние» способы заключения сделки. В связи с расширением круга лиц, веду­щих торговые операции, уменьшается возможность неофици­альных отношений между контрагентами. На первое место выс­тупает рядница, но рядница, надлежащим способом оформлен­ная. В противном случае это будет такой же неофициальный документ, как и доска, а законодатель по традиции отдает предпочтение в этом случае доске.

Псковская Судная грамота

Статья 39

В тексте статьи имеются два пропуска. И. Е. Энгельман вос­станавливает фрагмент следующим образом: наймит (пойдет прочь от государя) свое дело отделает (ино ему найму взяти потому ж) на государех. М. Ф. Владимирский-Буданов пред­лагает второй пропуск читать так: ино им волно.

Статьи 39—41 посвящены регулированию отношений, вы­текающих из договора найма.

Договор заключается, как правило, устно, без формаль­ностей. Как об исключении упоминает ст. 41 о записи. Сторонами в договоре являлись государь и мастер плот­ник или наймит. Исследователи считают, что государь в памятниках того времени употребляется в различных смыслах: и как «феодал», и как «хозяин». Однако

трактовка И. И. Полосина господина как «феодала» вряд ли применима к данной статье. Безотносительно, явля­ется ли господин в действительности феодалом, купцом, ре­месленником, т. е. безотносительно к его социальной принад­лежности, в данной статье государь выступает как ‘ нанима­тель, хозяин. Второй стороной в сделке является мастер плотник или наймит. Некоторые авторы, например Л. В. Че­репнин, А. И. Яковлев, А. А. Зимин, считают, что мастер- плотник — это одно лицо, т. е. самостоятельный ремесленник, а не ученик. Ю. Г. Алексеев полагает, что мастер — это под­рядчик, плотник — ремесленник, наймит — общее название для вступающего в договор. Наймит — свободный. Он мо­жет расторгнуть договор и уйти (ст. 40), может искать на государе.

Договор заключается на время (отстоит свой урок) или для выполнения определенной работы (свое дело отде­лает).

Устный порядок заключения договора сказался и на поряд­ке судопроизводства. Процесс начинается закличем, т. е. объ­явлением наймитом своих претензий к господину на торгу или в ином общественном месте. Ю. Г. Алексеев видит здесь сугу­бо межобщинные отношения. Однако представляется, что зак- лич необходим для выявления свидетелей — «окольных» сосе­дей, сторонних людей, которым были известны условия договора и то, что он был выполнен истцом. Это не послухи, а именно сторонние люди, подобные тем, кто свидетельствуют о давности пользования полевой землей (ст. 9), о драке на

Рота

— присяга.

Поможет

— победит.

Приставное

— судебная пошлина в пользу

пристава.

Двема приставом

— княжескому и городскому.

Прощение возмут

— помирятся.

Оже истец чего не возможет

— чего истец не возьмет.

Торговые деньги — торговые ссуды

Взакличь сочить

— 1) искать, требовать свой

долг с кого-либо публично, перед народом (П. Е. Михайлов) 2) оглашение своей претензии перед вервью, общиной, на торгу, свое­образная явка, делающая излиш­ними все другие формальности (П. А. Аргунов, И. И. Полосин); иск без представ­ления письменных доказательств (М. М. Богослов­ский, Ю. Г. Алек­сеев).

Законодательство Древней Руси

торгу (ст. 27), т. е. свидетельствуют очевидное, а наличие та­ких свидетельств, естественно, должно упрощать процесс.

Статья 40

Статья является частным случаем ст. 39, когда договор зак­лючается на срок.

Наймит дворной — наймит, работающий на дворе господина.

И. Е. Энгельман предложил двоякое толкование статьи. Первое: в случае ухода дворного наймита до срока он может требовать плату только за год. К этому пониманию статьи присоединились М. Ф. Владимирский-Буданов, Н. Н. Маслен­никова, И. И. Полосин. Второе: срок исковой давности равен году. Этот взгляд поддерживают М. М. Богословский, Н. Дю­вернуа, Л. В. Черепнин, А. И. Яковлев, И. Д. Мартысевич, А. А. Зимин, Ю. Г. Алексеев. Представляется, что статья дает больше оснований, чтобы признать справедливой вторую точку зрения.

Заставляет обратить на себя внимание статус наймита двор­ного, определяемый, с одной стороны, личной свободой, а с другой — утратой или сокращением хозяйственной самостоя­тельности (наймит годами живет у своего господина).

Статья 41

В статье говорится о договоре найма плотника на работу. Договор должен был быть оформлен путем записи. В случае, если договор не получил указанного оформления, запись не была составлена и возник судебный спор, то ответчик оказы­вался в сложном положении. Именно такой случай предусмат­ривает ст. 41. Наймит — плотник, не выполнивший весь объем работы, мог претендовать на всю оплату: ино государю у креста положыть чего сочитъ(т. е. заплатить все, что требует наймит, относительно чего он сочить — предъявляет иск). Но ответчик (государь) может попытаться и защитить свои инте­ресы, оспаривая в суде притязания наймита (или государь сам поцелует), принеся присягу и доказывая тем самым свою пра­воту.

Статья 42

Статья свидетельствует о процессе закрепощения крестьян в Псковской феодальной республике. Государь имел право от­пускать (дать отрок) изорника, огородника, кочетника только в Филиппов день (т. е. 14 ноября по старому стилю). Это по­ложение можно сравнить с Юрьевым днем (ст. 57) по Судеб­нику 1497 г. В случае отказа (если изорник, огородник, кочет- ник запрется, т. е. откажется уходить, оспорит отрок и при этом присягнет в своей правоте — правда датъ), государь ли­шался четверти урожая, части огородной продукции или части рыболовного улова (ысады рыбной части). Изорник, кочетник, огородник — представители феодально-зависимого крестьянст­ва, отличавшиеся по профессиональному признаку (изорник, видимо, пахарь; кочетник — рыболов; огородник — обрабаты-

вавший огород). Статья их объединяет в одну группу, так как они занимают одинаковое положение относительно феодала — государя (как справедливо отмечают Б. Д. Греков109 и Д. В. Черепнин110).

Псковская

Судная грамота

Вопрос о природе изорничества в Пскове — один из самых спорных в литературе. Многие из дореволюционных историков (например, В. О. Ключевский, М. Ф. Владимирский-Буданов) видели в изорнике арендатора земли по договору. С. В. Юш­ков, Б. Д. Греков, Б. Б. Кафенгауз, Л. В. Черепнин (на наш взгляд, совершенно обоснованно) определяют положение изор- ника как феодально-зависимого крестьянина. Подробный ана­лиз положения псковских крестьян-изорников дан в работе Б. Б. Кафенгауза «Древний Псков» (М., 1969), в главе

109

См. Крестьяне на Руси.., кн. 1. М„ 1952, С. 452.

, 110 Черепнин Л. В.

Из истории русского крестьянства XV в.— Доклады и сообщения института истории М., 1954, вып. 3, С. 118.

«Псковские крестьяне» и в книге Ю. Г. Алексеева «Псковская Судная грамота» (Л., 1980) в главе «Изорник и его госу­дарь». Там же дана и историография вопроса. Статья 42 гово­рит об изорнике (огороднике, кочетнике) как о феодально-за­висимом человеке, который мог уходить от государя в опреде­ленные дни в году, уплатив при этом четверть урожая.

Статья 43

В статье говорится о возможности кочетника (в тексте — ко- течника) заложить ту часть дохода, которая будет получена на весеннем промысле (заложи весну). Статья содержит реко­мендацию для определения размера отдаваемого в залог. За исходное следовало взять доход, полученный другим рыбаком (другоичате) на том же участке (исаде — в тексте саде). Есть и другие толкования этой статьи. Так, М. Ф. Владимирский- Буданов считает, что в статье речь идет о весняке — жителе веси, который не заплатил весну, т. е. плату с поля111. А. А. Зимин полагает, что кочетник обязан был регулярно вы­плачивать возложенную на него часть улова, если бы даже он пропустил весну (заложил весну) и не производил лова рыбы в исаде112. Словарь русского языка XI —XVII вв. (1978, т. 5), определяя различные значения слова заложи, заложити, не указывает на возможность понимать его в смысле «пропус­тить», «не заплатить»113.

111

Владимирский- Буданов М. Ф. Хрестоматия по истории русского права, с. 145.

112 Памятники русского права. Вып. второй. М , 1953, с. 354.

113

См. указанное издание, с. 234

Статья 43 упоминает также исполовника, т. е. человека, за­висимого от господина-государя и отдававшего ему половину своего урожая в уплату феодальной повинности. Статья 43, таким образом, говорит о том, что возможность залога неполу­ченного урожая имелась не только у рыбаков-кочетников, но и У других феодально-зависимых крестьян Пскова.

Статья 44

Статья определяет процедуру взыскания покрут^я^(подмо-

— возвратной ссуды, взятие которой приводило к установ­лению большей зависимости крестьянина — изорника, огород­ника, кочетника — от господина (государя). Для понимания этой статьи следует обратиться к ст. 30 Псковской Судной гра-

Законодательство Древней Руси

114 «Верша» — термин, имевший различное значение: так называли невод (см. Словарь русского языка ХІ-ХѴІІ вв„ т. 2, с. 106); хлеб, зерно (там же, с. 110).

моты, установившей порядок письменного оформления путем записи договора займа на сумму больше рубля (боліии рубли не давати без заклада и без записи). Не допускалось даже простое письменное оформление договора путем доски. Для взыскания же покруты государь не должен был представлять письменное доказательство заключения договора. Для взыска­ния покруты он мог прибегнуть к закличу, указав точно, сколько серебра, другого имущества (верши по имени114), пшеницы яровой или озимой ему должен крестьянин. Зак­личь — объявление на торгу, в публичном месте претензий к ответчику — был известен еще Русской Правде. По Русской Правде он применялся чаще всего при краже. Псковская Суд­ная грамота говорит о закличе в двух статьях — в ст. 39 (см. комментарий) и ст. 44. По ст. 44 государь прибегал к зак­личу в случае отрока крестьянина — изорника, огородника, кочетника — по его собственной инициативе или по инициати­ве крестьянина.

Содержание ст. 44 прямо связано со ст. 51 (см. коммента­рий). Закличь мог быть началом свода (см. ст. ст. 46, 54, 56).

Торговли

— денежные ссуды, связанные с совместным ведением торговли.

115 Имянно

— точно, с указа­нием названий, деталей, конкрет­но. См. Словарь русского языка, т. 6, с. 233.

Статья 45

В статье говорится о порядке предъявления иска о возврате денег, данных в ссуду для торговли, или взыскания долга с поручителя (поруки), или требования вещей, отданных на со­хранение (зблюдениа), или взыскания ссуды, долга или иму­щества после умерших родственников (выморшини) —имуще­ства, оставшегося без владельца и без наследников. Иск должен быть составлен точно (имянно115)с указанием цены иска. Если это требование не соблюдено, то истец проигрывает дело. Статья интересна тем, что указывает на поручительство (поруки), а также на понятие «выморочного имущества».

Статья 46

Статья устанавливает порядок так называемого свода (ср. с соответствующими положениями Русской Правды). О своде говорят также ст. ст. 34, 39, 44, 46, 47, 54, 56. Статья интерес­на тем, что в ней придается большое значение присяге как су­дебному доказательству (что вообще является характерным для Псковской Судной грамоты). Человек, у которого нашли краденую вещь, должен был правду дать, т. е. присягнуть, что он купил на торгу, а с татем-вором не поделился. Человек, у которого нашли краденую вещь, не должен был искать вора (или человека, у которого он купил краденую вещь) и достав­лять его в суд (а не поставит его). Статья указывает также и на следующее важное обстоятельство — ответчик ранее не был замечен в воровстве и не вызывал подозрений (ни посло­вицы не было будетъ).

Статья устанавливает тот же порядок, что и ст. 46, в случа­ях, если кто-то купил вещь в чужой земле, или в городе (не на торгу), или нашел ее где-либо, а другой признает ее своей. Обе статьи защищают добросовестного приобретателя вещи.

Псковская Судная грамота

Статья 48

В статье говорится о случаях, когда сторона в судебном про­цессе дала посула — взятку должностному лицу — волостелю. При этом волостель, видимо, вымогал взятку и отнял у чело­века одежду или коня. В случае обращения в суд с иском во­лостель отвечал за свои действия как за грабеж. Но возможно и другое толкование статьи. По мнению И. Д. Мартысеви- ча116, в ней говорится не о взятке, а о вознаграждении долж­ностному лицу. Также переводит термин посул и А. А. Зи­мин117. Правильнее, как нам представляется, рассматривать посул как взятку. Именно в таком смысле говорится о посулах в ст. 4 Псковской Судной грамоты (а тайных посулов не имати) и ст. 26 Новгородской Судной грамоты (а докладчикам от доклада посула не взять, а у доклада не дружить никоею хит­ростью...).

116

См.:

Мартысевич И. Д.

Псковская Судная грамота. М„ 1951, с. 159.

117

См. Памятники русского права.

Вып. второй, С. 357.

Статья 49

Статья устанавливает оплату прогонов для княжих людей и подвойских — судебных должностных лиц (ср. Новгород­скую Судную грамоту, ст. 23) — за 10 верст денга. В случае, если должностное лицо ехать отказывается, можно послать лю­бое другое, оплатив его услуги по установленной таксе (ілс того). Статья рекомендует ездит дворит (т. е. исполнять обя­занности, исполнять службу) вдвоем или втроем, но при этом езд — оплату — брать одному.

Статья 50

Статья определяет порядок оплаты судебных пошлин и оформления различных судебных документов: позовницы — повестки в суд (ср. ст. 20 Псковской Судной грамоты); безсуд­ной грамоты — судебного решения, вынесенного без судебного разбирательства в связи с неявкой стороны в суд; пристав­ной — документа, доставлявшегося судебным приставом (например, о вызове в суд). Перечисленные документы могли быть исполнены княжим писцом, который мог взять за это с человека по силе, т. е. по таксе (ср. ст. 82 Псковской Судной грамоты). В случае если сторона не обращалась к княжему писцу, а составляла документы у другого лица (ино волно ин- де написати),то устанавливался обязательный порядок обра­щения либо к князю, либо в архив Троицкого собора (ср. ст. 14 Псковской Судной грамоты) для приложения печа­ти. Статья указывает, что при обращении к Троицкому собору

Законодательство Древней Руси

за приложением печати к частным документам нет измены князю, нет, видимо, и оскорбления его власти, нарушения обы­чая (ср. ст. 82 Псковской Судной грамоты).

Статья 51

Статья возвращается к вопросу об изорниках и покруте, как бы продолжая ст. 44. В случае, если изорник станет отрицать получение подмоги (покруты)от господина и будет утверж­дать, что он жил в его селе, но покрутыне получал, государь должен представить свидетелей — 4 или 5 сторонних людей, которые могут подтвердить факт предоставления покруты изорнику. Государь в этом же приносит присягу, но мо­жет допустить к присяге и изорника (то воля государева). В случае отсутствия свидетелей покрута не возвращается (покру­ты своей не доискался).

Статья свидетельствует о том, что Псковская Судная грамо­та придает большое значение свидетельским показаниям (см. ст. ст. 9, 27, 55, 56, 57).

Сжатья 52

118 Мартысевич И. Д. Псковская Судная грамота, с. 163.

Статья относится к нормам, регулирующим вопросы уголов­ного права (ср. ст. ст. 1, 96, 97, 111, 112, 117). Кроме прода­жи — штрафа за совершение преступления, поступавшей в по­льзу князя, виновный должен был уплатить денежное возна­граждение потерпевшему или его родственникам. Если суд не устанавливал последнее, то и продажа князю не уплачива­лась. Речь идет, видимо, о случаях, когда суд не мог опреде­лить виновного в совершении кражи или разбоя, т. е. не црг удовлетворить поданный в суд иск. Есть и другое толкование статьи. И. Д. Мартысевич полагает, что в ст. 52 речь идет о случае отказа истца от иска118. Таким образом, продажа соиз­мерялась с требованием истца, доказанным в суде.

Статья 53

Статья лишает сына права на наследство, если тот отделился от отца и матери и отказал им в помощи (не скормит до смерти).

Статья 54

Статья продолжает рассматривать отношения, возникавшие в связи со сводом. Если человек, у которого обнаружили про­павшую вещь, представлял на суд или к присяге (у креста поставить) того, у кого он купил вещь, то судебный спор про­исходил между истцом и этим последним человеком. А добро­совестный приобретатель, снявший с себя подозрение, стано­вился поручителем в том, что новый ответчик явится в суд (а тот порука, кто извод поставил — в тексте ошибочно стоит прорка).

Это одна из многих статей, регулировавших нормы наслед­ственного права. Статья говорит об отморшине — наследова­нии по закону и о приказном — наследовании по завещанию. В случае спора право на наследство могло быть доказано сви­детельскими показаниями 4 или 5 соседей или сторонних лю­дей. Конец статьи непонятен. М. Ф. Владимирский-Буданов считает, что «конец статьи дефектен, пропущено «не» перед словами «будет человек 4 или 5 скажут». Если это так, то смысл второй части статьи: в случае, если свидетелей нет, должна быть принесена присяга (правда датъ) для доказа- 1 19 тельства прав на наследство .

119

Владимирский- Буданов М. Ф. Хрестоматия по истории русского права, с. 149.

Статья 56

Статья продолжает рассмотрение случаев, связанных с доб­росовестным приобретением вещи, ранее украденной. Если у добросовестного приобретателя были свидетели 4 или 5 чело­век, то других доказательств не требовалось. Если же свидете­лей не было, то следовало прибегнуть к присяге как доказа­тельству (правда дати).

Статья 57

В статье говорится о таком следственном действии, как обыск в случае совершения кражи. Лицо, подозреваемое в кра­же, обязано было допустить в свой двор приставов для обы­ска. В противном случае оно обвинялось в краже. Обычно ста­тьи Псковской Судной грамоты требуют представить суду 4—5 свидетелей. Судебным приставам достаточно» было 2—3 свидетелей для доказательства того, что их не пустили обыски­вать двор. Если же приставы сами не выполнили порученное им дело, они отстранялись от выполнения обязанностей, а ис­тец проигрывал дело (ино тии пристави не в пристави).

Неправа

— доказательства.

Статья 58

Статья определяет порядок рассмотрения дел в суде. В су­дебное помещение (судебницу) допускались только тяжущиеся стороны (двема сутяжникома). Судебное представительство допускалось только для защиты интересов женщин, малолет­них, монахов и монахинь, стариков и глухих (увечных). Ста­тья близка по содержанию ст. 5 Новгородской Судной грамо­ты, запрещавшей вмешиваться (збивати) толпе в суд посадни­ка и других судей. Закон предусматривает ответственность за самовольное и насильственное вторжение в судебное поме­щение, за нанесение ударов подвернику — специальному долж­ностному лицу, следившему за порядком в помещении суда. Устанавливалось наказание: заключение в колодки (всадити его в дыбу), штраф в пользу князя в размере 1 рубля и подвернику — 10 денег.

370

Законодательство Древней Руси

Статья 59

Статья специально посвящена подверникам, которых при суде было двое: один являлся представителем Пскова, дру­гой — князя. Перед вступлением в должность они приносили присягу в том, што праваго не погубити, а виноватаго не опра­вить. Им полагалась пошлина, уплачиваемая стороной, прои­гравшей дело (а со всякого суда имати им денга одна обема, на виноватом человеки). Статья 65 называет эту пошлину дверское.

Статья 60

Показаниям вора Псковская Судная грамота предлагает не доверять. Но тем не менее обыск у человека, на которого тать возклеплет, производился. В случае обнаружения у него кра­деной вещи (полишного) человек признавался вором, если же ничего не находили, то его объявляли свободным от подоз­рения.

Статья 61

120 Памятники русского права.

Вып. второй,

с. 362.

В статье говорится о стабильности решений, принятых су­дебными органами. Правые грамоты, т. е. судебные решения, не могли быть отменены князем и посадником (а князю и по­саднику грамот правых не посужати...). Другое дело — под­ложные судебные решения и документы (лживые грамоты и доски). Последние после разбора дела могут быть признаны недействительными. Интересно, что речь идет в статье только о досках, но не о записях — специально оформленных доку­ментах. Есть и другое толкование статьи: А. А. Зимин полага­ет, что князь и посадник не могли признать недействительны­ми подлинные, надлежащим образом оформленные доку­менты120.

Статья 62

Статья предусматривает возможность для истца и ответчика договориться (с молве) уже во время судебного процесса. При этом истец не платил пени (штрафа).

Статья 63

121

См. там же, с. 362; Владимирский- Буданов М. Ф. Хрестоматия по истории русского права, с. 152.

Статья определяет условие ухода изорника от своего госпо­дина. Половину своего изорника исследователи обычно пони­мают как половину урожая за последний год121. Статья явля­ется продолжением ст. 42 Псковской Судной грамоты.

Статья 64

Статья определяет плату за проезд (прогоны), которая полагалась приставам, княжьим людям или подвойским — су­дебным агентам, должностным лицам (см. также ст. 23 Новго­родской Судной грамоты). Статья 64 является дополнением

к ст. 49. Она содержит указание на право не просто позвать на суд,а сковатиили расковать подозреваемое лицо. Оплата труда пристава не зависит от цели его посылки.

Статья 65

Статья продолжает ст. 64 и устанавливает двойную плату приставу, осуществлявшему поездку в связи с татьбой. Эта плата вносится вором, виновным в совершении преступления. Если же вор не найден, пошлины (приставные и дверские — шедшие придверникам) платились истцом.

Статья 66

Статья устанавливает порядок выемки приставом коня или иного имущества во время выполнения им своих слу­жебных обязанностей. Имущество следовало передать на по­руки сторонним людям. Взять это имущество с собой пристав мог только в случае, если некому было его пору­чить. Статья еще раз повторяет, что езд (прогоны) опла­чивает тот, кто проиграет процесс, кто окажется вино­ватым.

Статья 67

Статья запрещает самоуправство истца, приехавшего вместе с приставом и пожелавшего взять силой что-либо из имущест­ва ответчика за ^олги^ В случае, если истец проиграет дело (не утяжет своего истца), то он обвиняется в грабеже и несет соответствующее наказание (ино быти ему у грабежу, а грабеж судить рублем).

Статьи 68—71

Статьи устанавливают правила относительно судебного представительства. Посадник не мог быть представителем в суде. Он имел право выступать в суде как сторона в случае спора о его собственных делах или имуществе (опрочь своего орудиа) или в том случае, если он — староста церкви (или где церковное староіцение дръжит).

Статья 69 устанавливает более общую норму: всякое лицо, облеченное властью (властель), не может быть представителем в суде. Оно может быть стороной в процессе только в случае спора по его делу.

Статья 70 определяет порядок представительства по делам о церковной земле. Представителями по этим делам могли быть только старосты (и на суд помочю су седи не ходят). Су­дебному представителю (пособнику) в один день не разреша­лось вести 2 дела.

Статья 72

Кормля

— пользование вещью, имуществом.

Содержание статьи находит продолжение в ст. ст. 88 и 89 Псковской Судной грамоты. Кормля устанавливалась, видимо,

372

Законодательство Древней Руси

122

Владимирский-

Буданов М. Ф. Хрестоматия по истории русского права, с. 153.

123 Псковская

Судная грамота, с. 71.

124

Алексеев Ю. Г. Псковская Судная грамота. Л., 1980, с. 102-105.

125

Словарь русского языка XI- XVII вв., т. 7, с. 324.

чаще всего для пережившего супруга (до его смерти или зак­лючения нового брака).

Статья 72 запрещает продавать землю, рыболовный участок и другое имущество, полученное как кормля по завещанию (рукописанию). В случае продажи кормли человек обязан был ее выкупить. В наказание закон лишал его этого имущества (а свою кръмлю покрал). А. А. Зимин рассматривает кормлю в ст. 72 как условное феодальное держание земли и рыболов­ных угодий во Пскове и отличает ее от кормли по ст. ст. 88, 89. Как нам представляется, ст. ст. 72, 88, 89 говорят об одном институте вещного права — права прижизненного пользования вещью. В статье 72 говорится о кормле, данной по завещанию (рукописанию), а ст. ст. 88 и 89 определяют право на кормлю пережившего супруга без завещания, т. е. по закону.

Такого же мнения относительно указанных статей придер­живались М. Ф. Владимирский-Буданов122 и И. Д. Мартысе­вич123. Как нам представляется, кормля — не владение, а именно пользование вещью, т. е. извлечение из вещи выгод, получение доходов и плодов. Именно в таком смысле употреб­ляют этот термин документы и материалы Пскова, которые подробно рассмотрены в монографии Ю. Г. Алексеева «Псков­ская Судная грамота»124. Словарь русского языка XI — XVII вв. определяет слово кормля как содержание, обеспе­чение125.

Статьи 73, 74

В статьях говорится о ссуде под проценты. Из содержания статей можно сделать вывод о том, что Псковская Судная гра­мота в отличие от Русской Правды не устанавливала макси­мального размера процентов. Вопрос о размере процентов оп­ределяется соглашением сторон путем оформления в записи. Кредитор имел право обратить свое требование, долговое обя­зательство (имание) в обозначенный соглашением срок уплаты (в зарок). Если кредитор заявляет в срок свое требование пе­ред судом, то он получает проценты. Если же он это сделает не в срок (не явит зарок господе), пропустит срок уплаты ссу­ды, то проценты не получит. О господе как судебном органе Псковская Судная грамота упоминает во многих статьях (ст. СТ. 10, 18, 24, 25, 29, 57, 73, 106, 111).

Статья 74 устанавливает права кредитора, пожелавшего по­лучить свои деньги (сребре) до срока. Кредитор при этом те­ряет право на проценты. Если же должник начнет возвращать долг досрочно, то он должен заплатить проценты, но не все, а по расчету времени (по счету ему взятъ).

Статья 75

Статья объявляет недействительными претензии изорника к господину, основанные на доске — письменном документе без специального оформления. Доска не может быть принята во внимание (доска посудит). Вторая часть статьи (некоторые

исследователи делят эту статью на две самостоятельные126) говорит о дополнительной повинности, возлагаемой на изорни- ка-старожила — вози вести на государя. Есть и другие толко­вания этой статьи127.

Статья 76

126 См.: Владимирский- Буданов М. Ф. Хрестоматия по истории русского права.., с. 154;

Зимин А. А. Памятники русского права.

Вып. второй,

с. 296.

127

См. об этом подробно: Алексеев Ю. Г. Псковская Судная грамота и ее время, с. 168-172.

Здесь определяется положение изорника и права государя на взыскание покруты в случае бегства изорника за рубеж, т. е. за границу псковской земли или куда-нибудь еще настоль­ко далеко (инде где), что место пребывания его невозможно установить. Государъимеет право получить покруту, обратив взыскание на имущество изорника, но при этом он должен об­ратиться за помощью к государственным органам (князю и посадникам) и вместе с приставом, губскими старостами и сви­детелями (сторонними людьми) продать имущество изорника и получить компенсацию за покруту. Если этого имущества не доставало, а изорник тем временем возвращался, государь мог добровольно искать остатка своей покруты,т. е. обратиться в суд. Закон этого не запрещал (а государю пени нет). Изор­ник же в отношении государя таким правом не обладал. Если он считал, что допущена ошибка, он мог обратиться с иском (или с жалобой?) к властям (а сочит псковским). Про­должением этой статьи являются ст. ст. 84—87.

Статьи 77 и 78

Статьи устанавливают порядок принесения присяги всеми должностными лицами (судьям псковским и посадником пого- родским и старостам приго(ро)цским) в том, что они будут судить право, т. е. по закону. Статья 78 подчеркивает, что и представитель князя обязан приносить присягу.

Губьские старосты

— должностные лица в губе

— администра­тивной единице Пскова.

Эти статьи можно сравнить со ст.5 Новгородской Судной грамоты, содержащей требования к судьям судить право, т. е. в соответствии с законом. Видимо, имелась специальная процедура принесения присяги (крестное целование) должно­стными лицами и в Новгороде, и в Пскове.

Статья 78 могла появиться в период, когда князья пытались усилить свое влияние в Псковской феодальной республике.

Статья 79

Статья также отражает стремление ограничить власть князя в судопроизводстве. В случае судебной тяжбы о земле или во­де (рыболовном участке) грамоты (документы, представлен­ные в суд) должны были читаться и княжеским дьяком, и дьяком городским (т. е. представителем городской администра­ции). Грамоты, присланные из пригородов, должен был обяза­тельно читать представитель городской администрации.

Искать бою и грабежу — обвинять кого- либо в нанесении побоев и в грабеже и предъявлять иск о похищении имущества.

В ст. ст. 78 и 79 речь идет о спорах о земле и воде, т. е. о важнейших делах. Именно по этим делам Псковская Судная грамота пытается ограничить влияние князя.

374

Законодательство Древней Руси

128

Мартысевич И. Д. Псковская Судная грамота. Историко­юридическое исследование. М., 1951, с. 199.

129 Памятники

русского права. Вып. второй. М., 1953, С. 428.

130 Мартысевич И. Д.

Указ, работа,

с. 175.

131

Мартысевич И. Д. Указ, работа, С. 175, 199.

131 Алексеев Ю. Г.

Псковская Судная грамота и ее время.

Развитие фео­дальных отноше­ний на Руси XIV- XV ВВ. Л., 1980, с. 20.

Статья 80

Статья предусматривает возможность решить дело миром (а промеж себе прощенье возмут) в случае драки. В этом слу­чае наказание не устанавливалось (ино ту князю продажи нет). Статья близка по содержанию к ст. 3 Уставной Двинской грамоты 1397—1398 гг. и ст. 53 Судебника 1497 г.

Статья 81

И. Д. Мартысевич определяет слово приставное как «пошли­ну в пользу пристава»128. В то же время при переводе кон­кретной ст. 81 он говорит о «производстве обыска». И действи­тельно, Псковская Судная грамота дает основания для обоих толкований. Выбирая второе из них, следует, пожалуй, толко­вать данное понятие расширительно, т. е. включать в него все процессуальные действия, входившие в обязанности пристава как следственные действия (производство обыска, опрос свиде­телей и т. д.), так и действия по исполнению судебных ре­шений.

А. А. Зимин понимает слово ссылка как проверку показа­ний сторон или свидетелей129 или вызов в суд свидетелей, на которых ссылаются стороны, как переводит И. Д. Мартысе­вич130. Оба перевода близки друг к другу.

По мнению И. Д. Мартысевича, слово подвойский обознача­ло судебного исполнителя, пристава131.

Данная статья регулирует процессуальные вопросы и преду­сматривает участие в процессуальных действиях людей князя на паритетных началах с представителями псковской судебной администрации, вероятно, выборными. Ю. Г. Алексеев спра­ведливо видит в этом определенный надзор за княжеской ад­министрацией: «Княжеская администрация отдельно не суще­ствует — она всюду смыкается с независимой администрацией вечевого города — земли»132.

Статья 82

В соответствии с общей нормой ст. 50 данная статья опреде­ляет размер судебных пошлин и повторяет общее правило ст. 50. В названных статьях четко оговаривается, что выписка судебных документов и приложение к ним печати не являлись исключительной прерогативой князя и его писцов. Сторонам разрешалось оформить судебные документы и помимо князя и его писцов.

Статья 83

Статья определяет размер пошлин, взимаемых княжеским писцом, за оформление выездной грамоты за границу. Следует обратить внимание на то, что выездные грамоты выдавались вместе — князем и посадником. А. А. Зимин неверно заменил при переводе текста союз «и» на разделительный союз «или»133. В действительности князь не имел права единолич­но выдавать выездные грамоты. КЭ. Г. Алексеев подметил важ-

ную особенность в положении князя в Псковской республике: «Являясь формально главой господы, князь — судья и прави­тель — по рукам и ногам (был) связан вечевыми органами во главе с посадником»134.

Статьи 84—86

Статьи регулируют вопрос о взыскании государем данной изорнику покруты после смерти изорника.

Статья 84

Тако ж—большинство исследователей рассматривает эти слова как ссылку на ст. 76, продолжением которой являлась ст. 84. Только И. И. Полосин относит эти статьи к разным редакциям, расценивая ст. 84 как более позднюю разработку законодательных идей ст. 76135.

Статья предусматривает порядок взыскания хозяином дан­ной изорнику подмоги. В случае, если после смерти изорника не оставалось наследников, хозяину предоставлялось право продать имущество изорника с соблюдением определенных в ст. 76 процессуальных форм, т. е. в присутствии приставов и посторонних людей. Соблюдение этих формальностей должно было служить гарантией того, что хозяин не возьмет из выру­ченных денег больше, чем ему причитается. Объявившимся впоследствии родственникам запрещалось требовать от хозяи­на имущество изорника. По смыслу статьи, хозяину предостав­лялось право продажи имущества изорника в счет подмоги лишь в случае, если ему не было известно о наличии родствен­ников у изорника или они действительно отсутствовали. Слу­чаи же взыскания подмоги при наличии родственников опреде­лялись нижеследующими статьями.

Статья 85

Данная статья указывает на переход к жене и детям долговых обязательств умершего изорника. Законодатель уста­навливает, что не имеет никакого значения тот факт, что в письменном документе, которым оформлялся договор изорника с хозяином о покруте, такой переход специально не оговари­вался. В случае же, если договор между изорником и госуда­рем не был письменно оформлен, вопрос о взыскании долгов изорника с его жены и детей решался по исконным обычаям Пскова. Вероятно, законодательное закрепление псковских обычно-правовых норм мы видим в ст. ст. 9, 51, 55 и др. Поэтому под указанием на псковскую пошлину следует пони­мать судебный процесс с приглашением 4—5 свидетелей, как это определяется, в частности, в ст. 51.

Статья 86

Г осу даря не татбит ни лукошки, ни кадки — эта фраза очень тРУДна для понимания. Еще в 20-х годах нашего века ее толко­вание вызывало спор между П. А. Аргуновым136 и

134

Алексеев Ю. Г.

Указ, соч., с. 20

135 Псковская

Судная грамота. Перевод и комментарий проф. И. И. По­лосина.— Учен, записки МГПИ им. В. И. Ленина.

М., 1952, т. 65, вып. 3.

Судити судом (по) псковской пошлине

— вести судебное разбирательство в соответствии с псковскими обычаями.

Отклики нет от государеве покруты

— нельзя отказываться от уплаты хозяину долгов умершего изорника.

136 Аргунов П. А.

Крестьянин и земледелец в эпоху Псковской Судной грамоты. К истории сеньерьяльных отношений на Руси.— Ученые записки Саратовского гос. университета за 1925 г. Т. IV, вып. 4, с. 38.

137 Богослов­ский м. м.

Крестьянская аренда в Псков­ской Судной грамоте. История, известия, изд. Ист. об-вом при Моск, ун-те. 1917, № 2.

138 Мартысевич И. Д.

Псковская Судная грамота.., с. 179.

139 Памятники

русского права. Вып. второй, с. 318.

140 Алексеев Ю. Г. Псковская Судная грамота и ее время.., с. 182.

За жывот поимается

— захотят вступить в права наследников и станут предъявлять иски об имуществе умершего изорника.

М. М. Богословским137. По-разному понимают ее И. Д. Мар­тысевич и А. А. Зимин. И. Д. Мартысевич рассматривает эти слова как запрет родственникам изорника утаивать от земле­владельца лукошки или кадки с зерном. Из такого толкования вытекает предположение, что родственники изорника уже вступили в права наследников и фактически владеют имущес­твом умершего. Однако дальнейший перевод плохо согласуется с этим предположением: «если (после умершего) останутся конь или корова, то они (родственники) могут в свою очередь требовать их по суду от хозяина»138. Получается, что факти­ческим владельцем имущества после смерти изорника стал го­сударь. Вряд ли здесь мы сталкиваемся с противоречием зако­на. Более последовательным представляется перевод А. А. Зимина: «ни брату изорника, ни его (другому) родст­веннику не (следует) предъявлять к господину (изорника) претензий, обвиняя его в присвоении (изорничьего) зерна в кадках и лукошках»139.

Действительно, скорее всего, в ст. 86 имеется в виду случай, когда умирает одинокий изорник и государь завладевает его имуществом в счет выданной покруты. Если бы у изорника вообще не было родственников, то государь обязан был бы поступить в соответствии со ст. 84. Но в ст. 86 говорится о си­туации, когда до продажи имущества государем объявятся родственники изорника, желающие принять наследство. Зако­нодатель возлагает на них долговые обязательства изорника перед государем и запрещает им предъявлять государю пре­тензии по поводу мелких, к тому же индивидуально не опреде­ленных вещей. Закон допускает предъявление исков лишь по поводу коня или коровы. Ю. Г. Алексеев удачно подметил, что «в статьях ПСГ изорник предстает не нищим на грани хо­лопства и челядинства, а хозяином, собственником своего жи­вота»140.

Статья 87

Представляется возможным понимать глагол изведется как производный от слова извод или свод, знакомого по Русской Правде (см. ст. ст. 14—15 Краткой Правды, в которых употреб­ляется и то и другое понятие). Понятие извод фигурирует и в Псковской Судной грамоте, (в ст. 54).

В статье изложен, по-видимому, реальный казус, когда изорник предъявил иск к господину по поводу имущества. В статье регулируется порядок рассмотрения данного спо­ра. Государь должен был привести того, у кого приобретена спорная вещь, а сторонние люди и околные суседи — подтвер­дить право собственности государя. В этом случае он призна­вался правым, а иск изорника отклонялся. Удивительно, поче­му А. А. Зимин, точно передав смысл статьи в переводе, в комментарии все же говорит об отвержении претензий изор­ника на «свое» имущество и делает вывод о том, что «закон последовательно защищал интересы псковских феодалов»14 .

plo от кого? Как это видно из данного казуса, от не впол­не добросовестного изорника, который оказался не прочь, если называть вещи своими именами, прихватить лишнее.

Статьи 88—89

Статьи регулируют порядок наследования движимого и не­движимого имущества после смерти супруга. Данные нормы охраняют порядок перехода родовой отчины по наследству. В случае вступления в новый брак супруг лишается права по­льзования имуществом умершего супруга. Так обеспечивается сохранение имущества в пределах одного рода. Свобода брач­ных отношений связывается с вопросами сохранения или упу­щения имущественных выгод.

Статья 90

Статья предусматривает право ближайших родственников предъявить иск к пережившему супругу по поводу одежды умершего родственника. Закон, обязывая пережившего супруга отдать «по совести» искомые одежды, не подкрепляет это про­цессуально, поскольку запрещает приводить к присяге для вы­яснения вопроса об одежде умершего супруга.

Статья 91

Данная норма говорит о порядке разрешения имуществен­ных споров между невесткой и свекром или деверем. Ситуа­ция, описанная в этой статье, свидетельствует о намерении невестки отделить собственное имущество от имущества свой­ственников после смерти мужа. Закон признавал за ней право собственности на платья и на драгоценности. Имущественные споры невестки со свойственниками разрешались крестоцело- ванъем. Вопрос о том, кто должен целовать крест, определялся ответчиком.

Статья 92

Статья регулирует вопрос о решении споров между сотова­рищами. Правота той или иной стороны устанавливалась или присягой, или поединком. Выбор формы доказывания предо­ставлялся ответчику. Ю. Г. Алексеев верно обратил внимание на противопоставление в ст. 92 порядка рассмотрения споров между товарищами и купцами. Договоры между купцами ре­гулировались еще Русской Правдой (ст. ст. 48, 54, 55 Прост­ранной Правды). Псковская Судная грамота уже проникает во внутренний мир общинников — сябров142. Но это вторже­ние осуществлялось лишь при явных признаках распада това­рищества, раз уже появились споры о серебре: присяга или Даже поединок — вполне достойные способы выявления право- ТЬІв этом случае.

Без рукописаниа

— без письменного завещания.

До своего живота

— зд до конца своей жизни.

О борти

— о пчелином улье в дупле

дерева.

Грамоты старые

— документы, подтверждающие

право собствен­ности на землю или борть по дав­ности владения.

Клеплетъ, клепати

— возводить несправедливые

обвинения.

Искать сябренаго серебра — предъявлять иск к сотоварищам.

Доску положит

— предъявит в качестве доказательства письменный документ.

142 Алексеев Ю. Г. Указ, соч., с. 85.

Стулится, тулится

— скроется

Проторы

— расходы, издержки.

Вятший

— старший.

Живучи в одном хлебе

— ведут совместное хозяйство.

Искористуются

— используются (от слова корысть).

Братанъ

— И. Д. Мартысе­вич переводит это слово как «пле­мянник»,

А. А. Зимин — как «двоюродный брат». Согласно словарю Даля, допустим и тот и другой перевод. Скорее всего, в статье имеется в виду двоюрод­ный брат, кото­рый, разумеется, является племян­ником по отноше­нию к умершему хозяину дома. Далее слово «братань» заменяется на слово «брат».

Статья 93

Слово железное имеет два значения. Одно из них обознача­ет испытание железом — форму ордалий. Здесь же, в данной статье, имеется в виду пошлина за наложение оков (желез) на пойманного ответчика.

Статья предусматривает обязанность должника не только уплатить долг, но и погасить издержки, связанные с его розы­ском и поимкой, если он скрывался от кредитора.

Статья 94

Статья предусматривает переход долговых обязательств отца к его сыновьям. Сыновья обязывались уплатить долг отца из общего имущества, а остаток разрешалось разделить.

Статья 95

Данная статья предусматривает раздел имущества, если в отношения вместе живущих братьев закрадывалась тень подоз­рений против одного из них в своекорыстном использовании общего имущества.

Статьи 96—98

Статьи посвящены вопросам о преступном и непреступном убийстве.

Статья 96

Ю. Г. Алексеев обратил внимание на то, что Псковская Суд­ная грамота упоминает головшину лишь в двух местах: в ст. 26 и в ст. ст. 96—98. Он высказал предположение о том, что эти статьи Псковской Судной грамоты представляли лишь над­стройку над соответствующими нормами Русской Правды, ко­торые продолжали действовать в Псковской республике. Но в отличие от Русской Правды Псковская Судная грамота не устанавливает никакой дифференциации вир в зависимости от социальной принадлежности убитого. Псковская Судная грамота упоминает лишь о рублевой продаже в пользу князя. А. А. Зимин справедливо предположил, что кроме продажи в пользу князя убийца должен был выплатить и материаль­ную компенсацию семье убитого. Однако при сравнении виры Русской Правды и продажи за убийство, упоминаемой в Псковской Судной грамоте, А. А. Зимин, произведя расчеты, подсчитал, что продажа за убийство в Пскове равнялась 94 гривнам кун. Если вспомнить Русскую Правду, то вира равня­лась 40 гривнам. Отсюда А. А. Зимин сделал вывод о «росте княжеской продажи», свидетельствующем о «дальнейшем уси­лении уголовных репрессий княжеской, власти»140. Имеется и прямо противоположная точка зрения. Ю. Г. Алексеев про­извел следующие расчеты. Он взял в качестве эталона стои­мость овцы. Согласно ст. 45 Русской Правды Пространной редакции, за овцу уплачивался урок в размере 5 кун. В гривне се-

а Ю. Г. Алексеев насчитывает 50 кун (следует оговорить, что в разное время в гривне серебра содержалось разное коли­чество кун: 50-кунное содержание гривны сложилось к концу

— началу XIII вв., в то время как раньше в гривне содер­жалось 25 кун)144. Таким образом, 40-гривенная вира должна равняться стоимости 400 овец. Согласно ст. 112 Псковской Судной грамоты, за овцу уплачивалось хозяину возмещение ущерба в размере 10 денег. В рубле, по мнению Ю. Г. Алек­сеева, насчитывалось 300 денег145 (большинство специалистов считают, что псковский рубль равен 220 деньгам). Значит, говорит Ю. Г. Алексеев, продажа за убийство равня­лась стоимости лишь 30 овец. Очевидно, что реальный размер штрафа за убийство в Пскове понизился по сравнению с Русской Правдой более чем в 10 раз146. Ю. Г. Алексеев высказал резонное предположение о том, что продажа в по­льзу князя могла умышленно назначаться низкой, поскольку власти не были заинтересованы в обогащении

Статья 97

псковские князя147.

Статья

в случаях

предусматривает взыскание продажи в пользу князя отцеубийства и братоубийства. Появление этой ста­тьи в светском сборнике норм права, каковым является Псков­ская Судная грамота, заставляет выяснить вопрос о соотноше­нии светской и церковной юрисдикции во Пскове. Русское обычное право предоставляло право кровной мести роду уби­того. В Русской Правде (Пространной редакции) уже зафик­сировано вмешательство княжеской власти в этот вопрос и от­мена кровной мести. В Уставах кн. Владимира и кн. Ярослава о церковных судах вопросы регулирования семейных отноше­ний закрепляются за церковью. В ст. 9 Устава кн. Владимира (Синодальной редакции) именно к церковным судам относят­ся случаи, когда сын отца бьетъ(а в некоторых списках даже сказано убьет). В Уставе кн. Ярослава (в ст. 32 Краткой ре­дакции) наряду с церковным упоминается и светское наказа­ние в виде волостельской казни. Правда, в церковных уставах речь идет непосредственно об избиении, а не об убийстве, но вполне можно предположить, что церковь тем более не остава­лась в стороне в случаях убийства сыном отца или братом бра­та. По-видимому, и в Псковской республике указанные в этой статье дела подлежали церковному суду. Псковская Судная грамота оговаривает участие князя в суде над отце- и брато­убийцами и предусматривает «продажу» (по-видимому, в раз­мере рубля, как это можно предположить на основании пред­шествующей статьи) в пользу князя. В Псковской Судной грамоте ничего не говорится о церковном наказании, но таких сведений и не следует искать в светском законе.

144 Ключевский В. О.

Курс русской истории, т. I, С. 216-219.

145 Такое

соотношение рубля и деньги указывает Ю. Г. Алексеев со ссылкой на А. А. Зимина, однако у А. А. Зимина этого обнаружить не удалось (см. Алексеев Ю. Г.

Указ, работа, с. 43; ПРП, вып 2, 371).

146 Алексеев Ю. Г.

Псковская Судная грамота и ее время.., с. 42-43.

147

Там же, с. 65.

Правда дать, как за ним не будет

— заставить присягнуть в том, что не пользовал­ся в своекорыст­ных целях общим

имуществом.

Головщина

— убийство (см. ст. 26).

380

148

Алексеев Ю. Г. Псковская

Судная грамота и ее время.., с. 71

149

Там же, с. 69.

Детя выверже

— см.

комментарий к ст. 9 Устава кн. Владимира о церковных судах (Синодальной редакции).

' Истец

— зд.: ответчик.

При своем животе

— при жизни.

Платно или иное

— платно или

В дар.

Воля государева

— воля мастера

Торговли искать, или порукы, или именно чего — предъявлять иски о торговой ссуде, об исполне­нии обязательств по поручительству или о чем-нибудь еще, конкретно обозначенном.

Статья 98

В данной статье описывается очень интересный казус, в ко­тором следует видеть непреступное причинение вреда. Законо­датель не ставит в вину истцу, который приехал с приставом татя ... или длъжника имать, случившийся у жены татя выки­дыш. Ю. Г. Алексеев видит в этой статье защиту истца и пристава, которые, на его взгляд, «силой ворвались на двор», учинили «скандал, возможно, потасовку с хозяином и членами его семьи, что и привело к драматическому исходу»148. Закон, однако, дает мало оснований для такого понимания этой статьи.

Статья 99

На судней роте не станет — откажется принести присягу на суде. В отличие от вольной роты (очистительной присяги кол­лектива) судная рота индивидуальна149 и отказ от нее ведет к безоговорочному признанию себя проигравшей стороной.

Данная статья обязывает сторону, отказавшуюся от присяги, уплатить цену иска и без присяги.

Статья 100

На основании ст. 100 можно сделать вывод о том, что пле­мянник не являлся наследником по закону. Чтобы передать ему движимое или недвижимое имущество по наследству, тре­бовалось соблюдение определенных формальностей. Если пле­мянник не был указан в завещании, то доказательством закон­ности владения имуществом умершего могли служить лишь письменные грамоты, подтверждавшие акт дарения или дого­вор купли-продажи, причем эта сделка должна была быть удо­стоверена попом или сторонными людми.

Статья 101

В данной статье предусматриваются процессуальные формы решения споров о торговых ссудах, о поручительских обяза­тельствах или о взыскании именного чего. В зависимости от воли ответчика мог быть выбран поединок или присяга как форма доказывания. В отличие от ст. 45, в которой говорится о неудовлетворении безымянных исков, в настоящей статье го­ворится о приеме судом иска к рассмотрению, поскольку он именной, т. е. конкретно, индивидуально обозначенный.

Статья 102

Данная статья, как и предшествующая, указывает на процес­суальные формы, но упоминает лишь одну из форм — прися­гу. В отличие от обычного порядка, установленного в ст. ст. 92, 101, выбор того, кто будет присягать, предоставляет­ся по вполне понятным причинам истцу — мастеру.

Статья 103

Д. А. Зимин верно усматривает по исковой пошлине указа- нИе на псковские обычаи, закрепленные в ст. 101, предусматривающей решение споров поединком или при- о 150

СЯГОИ

Данная статья предусматривает право подсуседника предъ­являть иск к хозяину. Тот факт, что между подсуседником и государем был заключен письменный договор или долговое обязательство, обеспеченное залогом, еще не является препят­ствием для подсуседника предъявлять иски к государю по по­воду ссуды или имущества, отданного на хранение, даже если доказательством служат лишь простые письменные документы (доски). Такие споры решались по псковским обычаям, ю. Г. Алексеев справедливо замечает, что из норм Псковской Судной грамоты видно, что «социальное и имущественное рас­слоение зашло достаточно далеко, должника в записи можно уже «имать» с приставом как простого татя, врываясь к нему на двор. Однако этот должник еще не вовсе беззащитен перед лицом кредитора, он еще имеет возможность (по крайней мере в теории) ответить иском на иск и постоять за себя по старым законам — «по псковской пошлине»151.

150 Памятники русского права.

Вып. второй,

С. 373.

Учебнаго

— платы за обучение, а возможно и данных ученику материалов.

151 Алексеев Ю. Г.

Псковская Судная грамота и ее время.., с. 82.

152 Памятники

русского права. Вып. второй, с. 373.

Статья 104

А. А. Зимин полагает, что в данном случае под словом за­клад имеются в виду грамоты152. Думается, однако, что это понятие не меняет здесь своего обычного смысла-залога в виде перечисленных в статье объектов собственности: земли, воды, двора, клети.

В этой статье разбирается случай, когда после смерти долж­ника объявляются истцы с грамотами, удостоверяющими их право собственности на заложенный должником один и тот же участок земли, воду и т. д. Истцы должны были присяг­нуть и поделить заложенное имущество пропорционально пре­доставленному умершему займу. Если же среди истцов были такие, которые обладали кроме грамот еще и записями, то их иски подлежали удовлетворению и без присяги. Ближнему племени предоставлялось право выкупить заложенное имуще­ство и выплатить долги умершего. Так можно было избежать раздела имущества кредиторами. Данная статья развивает во­просы, затронутые в ст. ст. 14—15.

Подсуседник

— зависимый наниматель дома или части дома, живший в усадьбе хозяина.

С судьи

— ссуды.

С у плетка

— договор.

Статья 105

Судя по ст. 105, дела между гражданами Пскова и иност­ранцами решались по упрощенной процедуре (ср. ст. 20). Гражданин Псковской республики мог присягнуть в том, что не бил иностранца и не грабил, и тем самым отвести от себя обвинения. Следует заметить, что процедура, предусмотрен­ная Псковской Судной грамотой, выглядит проще и выгоднее Для соотечественников, чем процедура, установленная Русской

Правдой. Согласно ст. 31 Пространной редакции, варяг или колбяг мог представить свидетелей драки, которые могли под­твердить факты под присягой.

Статья 106

Стариков

— старожилов.

153 Алексеев Ю. Г. Псковская Судная грамота и ее времял, с. 116.

В данной статье рассматривается спор о земле или о пчели­ных ульях между сябрамии лицом, купившим участок земли или леса с пчелиными ульями. Законодатель предписывает решать такие споры в присутствии всех сяброви перед госпо­дою. Межники должны были разграничить участки сябров и’ купленный участок и после присяги покупателя ему выдава­лось судебное решение о праве собственности на купленный участок. Так разрешался спор, и решение суда доводилось до сведения каждого заинтересованного лица. Ю. Г. Алексеев рас­ценивает ст. 106 как новый этап в развитии судопроизводства о земле в целом: проникновение грамотчика в круг общинни- ков-сябров с необходимостью должно было привести к пере­стройке внутриобщинных отношений^ Статья 106, на взгляд Ю. Г. Алексеева, «фактически отрицает нормы ст. 9. Послед­няя перестает действовать тогда й постольку, когда и посколь­ку в спор «о земли или о борти» вступают грамоты. С этого момента грамоты становятся основными аргументами тяжу­щихся сторон со всеми вытекающими отсюда последствиями — последствиями, заведомо благоприятными для обладателя гра­моты, в ущерб страждущим владельцам и их соседям»153.

Статья 107

Как зблюдению — как при рас­смотрении дел о хранении (см. комментарий к ст. ст. 14, 16, 18).

В пенезех

— за деньги, полученные в ссуду (пенязи — деньги).

В данной статье обрисована ситуация, прямо противополож­ная той, которой посвящена ст. 31. В ст. 31 говорилось о случае, когда должник, взявший ссуду под залог, отказывал­ся вернуть долг и забрать свой залог обратно. В данной же статье описывается ситуация, в которой должник и кредитор меняются местами: теперь кредитор (залогодержатель) отри­цает факт получения залога, данного в обеспечение договора займа. В этом случае залогодатель предоставлял кредитору, к которому предъявлялся иск о возвращении залога в обмен на данные кредитором в ссуду деньги, выбрать подходящий для него вариант: или присягнуть в том, что не брал залога, или положить у креста цену иска и предоставить возможность присягнуть истцу, или состязаться с истцом в поединке. Иск о возвращении залога приравнивался по форме к искам о воз­вращении отданных на хранение вещей. Очевидно, что и в ст. 31, и в ст. 108 говорится о таких договорах займа, которые не были оформлены записью. В этом отношении Псковская Судная грамота похожа на Русскую Правду, не упоминавшую о каких-либо письменных документах: ведь в основном споры решались в зависимости от показаний послухов. Но в отличие от Русской Правды Псковская Судная грамота предпочитает послухам поединок или присягу.

Д которой строке пошлинной грамоты нет — в этой фразе следует видеть указание на отсутствие той или иной статьи в Псковской Судной грамоте. Древние тексты правовых памят­ников не были разбиты на статьи. Классификация строк по статьям принадлежит исследователям. Поэтому под «строкой» понималась статья закона в современном смысле.

Данная статья имеет важнейшее значение для выяснения роли посадников и веча в законотворчестве в Псковской рес­публике и для понимания всего закона. Право законодатель­ной инициативы предоставлялось посадникам, которые долж­ны были докладывать на вече о пробелах в законе. А вече предоставлялась роль законодательного собрания: от его воли зависела ликвидация пробелов и отмена устаревших, по­терявших значение норм права. В этой связи представляется очень важным вопрос о социальном составе веча. По этому во­просу единой точки зрения нет. Четкую позицию занял В. Л. Янин, писавший, правда, о Новгородской, а не Псков­ской республике. На его взгляд, вече нельзя рассматривать как народное собрание, поскольку главную роль на вече игра­ли представители привилегированных сословий154. Менее чет­ко аналогичная точка зрения была высказана в ранней работе И. Д. Мартысевича. Показав разнородный состав веча («вече состояло из бояр, духовенства, купцов, житьих людей и чер­ных, или молодших, людей»), он все же пришел к выводу, что «такой состав веча обеспечивал господствующему классу руко­водящую роль при решении вопросов, стоявших на повестке дня веча»155. Иначе расценивает роль народа на вече И. Я. Фроянов: «нет досаднее заблуждения, чем то, согласно которому народ на вече является чем-то вроде послушной овечки в руках знати»156. «Громкий голос» простых горожан, влияющий на принятие тех или иных государственных реше­ний, отмечал и Л. В. Черепнин157. Б. Б. Кафенгауз, специ­ально исследовавший историю псковского веча, показал, что на «вечевых собраниях вместе с феодалами участвовали и «се­редине», «молодые», «мелкие люди» и даже «препростая чадь»158. По-видимому, все же нельзя ртрицать роль народа в республиканском законотворчестве. Правовые нормы Псков­ской Судной грамоты не могли приобрести силы закона без одобрения веча. С одной стороны, участие народа в вечевых собраниях создавало возможность для народа влиять на внут­реннюю и внешнюю политику. С другой стороны, непосредст­венные творцы политики могли, используя массовую ПСИХОЛО­ГИЮ и рычаги влияния на массы, прикрывать законодательное закрепление собственных интересов ссылкой на «голос народа».

Статья 109

Статья содержит положения, аналогичные нормам Ст- ст. 16—18 Устава кн. Владимира (Синодальной редак-

154 Янин В. Л. Проблемы социальной организации Новгородской республики.—

История СССР, 1970, №1, с. 50-51; подробный исто­риографический обзор взглядов см.: Алексеев Ю. Г. Указ, работа, с. 21-26.

155 Мартысевич И. Д.

Псковская Судная грамота, с. 58-59.

156 Фроянов И. Я. Вечевые собрания

1146-1147 гг. в Киеве.

Вестник Ленин­градского ун-та.

Серия — История. Язык. Литература. 1977, № 2, С. 35-36.

157

Черепнин Л. В. Пути и формы политического развития русских земель ХІІ-ХІІІ вв.— В кн.: Польша и Русь. М., 1974, С. 23-47.

158

Кафенгауз Б. Б. Вече в Древнем Пскове.—

История СССР. 1966, № 6, с. 123.

Имутся

—станут отчуждать, предъявят иск;

ции). Смысл их заключается в оговаривании неподсудности церковных людей суду князя, а в Псковской республике — су­ду князя и посадника. Церковные люди подлежали суду вла­дыки или его наместника. Лишь когда одной из сторон являл­ся церковный человек, а другой — мирянин, составлялся об­щий суд наместника владыки и князя с посадником. По такому же принципу должны были действовать и местные суды.

Статья 110

Рощеное

— доморощенное.

159 Мартысевич И. Д. Псковская Судная грамота, с. 70.

160 Алексеев Ю. Г. Псковская Судная грамота и ее время, с. 89.

Кокощь

— петух.

А боран

— зд. имеется в виду кража барана;

Данная статья предоставляет ответчику, к которому предъ­является иск о домашних животных, отвести претензии истца путем присяги. Если ответчик присягал в том, что спорные животные были выращены в его хозяйстве, претензии истца отклонялись. На взгляд И. Д. Мартысевича, «такой порядок защиты права собственности соответствовал интересам только господствующего класса»159. Однако, как справедливо заметил Ю. Г. Алексеев, те же объекты собственности имелись и у крестьян. Простота выяснения вопроса, обычно-правовой ха­рактер судебного процесса и просто мелочность предметов иска указывают на то, что эта норма права защищала скорее мел­ких собственников, «патриархальных владельцев»160.

Статья 111

Статья предусматривает санкции за нанесение побоев истцу на суде. Денежный штраф шел в пользу князя, и, кроме того, истец обязывался возместить моральный ущерб оскорбленному ответчику в материальной форме. Сумма этого взыскания рав­нялась, по-видимому, одному рублю.

Статья 112

Статья устанавливает ставки возмещения хозяину украден­ных у него домашних животных, а также размер судебных пошлин.

161 Мартысевич И. Д. Псковская Судная грамота, с. 117.

162 Мартысевич И. Д. Псковская Судная грамота, с. 118.

163 Алексеев Ю. Г. Псковская Судная грамота и ее время, с. 61-62.

Статья 113

Слово братьщина И. Д. Мартысевич понимал как группу «соседей, объединявшихся между собою с целью организации в складчину общественных пирушек»161, которая могла рас­сматривать мелкие дела, вроде оскорблений и драк во время пира162. Однако Ю. Г. Алексеев подвергает сомнению мнение И. Д. Мартысевича. На взгляд Ю. Г. Алексеева, бои в пиру были не подсудны братьщине, а относились к юрисдикции князя, как это вытекает из ст. 27. То же относится и к татьбе в пиру (ст. 34)І63. Соглашаясь с возражениями Ю. Г. Алек­сеева по поводу отнесения к юрисдикции братьщины дел о бо­ях, следует заметить, что кражи на пиру, как это видно из ст. 34, вполне могли подлежать суду братьщины.

Статья признает недействительным договор мены или куп­ли-продажи, заключенный в пьяном виде, если, протрезвев, одна из сторон пожелает его расторгнуть. Законодатель пред­писывает произвести обмен без всяких затруднительных усло­вий — без присяги.

Псковская Судная грамота

Статья 115

Данная статья запрещала людям князя открывать в Псков­ской республике питейные заведения и торговать хмельными напитками в розницу. Вероятно, этот запрет преследовал цель ограничения доходов князя и ограждения республиканской мо­нополии на мед. Как подметил А. А. Зимин, аналогичные за- «164 преты налагались и на немецких гостей

Статья 116

По мнению И. Д. Мартысевича, вольная рота означала при­сягу в невиновности, которую должен был принести подозре­ваемый в случае недостаточности улик165. Ю. Г. Алексеев рассматривает волную роту как очистительную присягу кол­лектива, готового поручиться за подозреваемого166. Однако следует оговорить, что четких доказательств для этой гипоте­зы закон все же не дает (см. также комментарий к ст. 34).

В отличие от ст. 7, в ст. 116 говорится о недоказанном поджоге.

Статья 117

Слово послух фигурирует еще в Русской Правде. Во времена Русской Правды оно заключало в себе по крайней мере два значения: свидетеля доброй славы и оче­видца. В данном казусе послуху отводится, на взгляд Ю. Г. Алексеева, «роль стоятеля за правое дело»167, что, по­видимому, не исключает роли очевидца происшествия.

Данная статья очень сложна для понимания. Вызывает не­доумение предписание закона битися на поли послуху, а не потерпевшему. Удивляет непомерно высокая ставка денежного взыскания в пользу потерпевшего. Два рубля — это самая крупная денежная санкция, названная в Псковской Судной грамоте. Следует заметить, что вырывание бороды каралось и по Русской Правде самой высокой продажей — 12 гривен (ст. 67 Пространной редакции). Если памятники светского права предусматривают случай насильственного лишения боро- Дьі, то в церковном Уставе кн. Ярослава содержится запрет брить собственную бороду. Попытка объяснения смысла этого запрета, а также логики столь высоких санкций за вырывание бороды дается в комментарии к ст. 26 Устава кн. Ярослава о Церковных судах (Краткой редакции).

Корец

— ковш, мера жидкости.

164

Памятники русского права.

Вып. второй,

С. 377.

165

Мартысевич И. Д. Псковская Судная грамота, с. 128.

166

Алексеев Ю. Г. Псковская Судная грамота и ее время, с. 63.

167

Алексеев Ю. Г. Псковская Судная грамота и ее время, с. 56.

Зажоги на ком учнет сочит

— станет обвинять в

поджоге.

Долики

— улики.

Изможет

— победит.

За слюблено — полюбовно, по обоюдному согласию.

386

168 Алексеев Ю. Г. Псковская Судная грамота и ее время, с. 89.

169 Мартысевич И. Д. Псковская Судная грамота, с. 70.

По торговли

— после заключения

договора купли-продажи.

Кровью поманивается имет

— будет кровоточить.

Вероятно, речь идет о больной корове.

Статья 118

Ю. Г. Алексеев полагает, что в данной статье речь идет о продаже коровы без телят, о которых просто забыли во время заключения сделки. На его взгляд, иск предъявляется к про­давцу, интересы которого защищает закон168. Такое представ­ление о данной статье кажется неверным. Прав И. Д. Марты­севич, толкующий статью иначе: «Лицо, продавшее стельную корову, не могло требовать возвращения телят, родившихся после продажи коровы»169. Такое понимание вполне согласу­ется с логикой правового решения вопроса о приплоде, сфор­мулированного римскими юристами в афоризме «Принадлеж­ность следует судьбе главной вещи».

Иное дело, когда продавалась вещь со скрытыми дефектами. Тогда такая сделка должна быть признана, согласно ст. 118, недействительной: корова возвращалась продавцу, а

деньги — покупателю.

Статья 119

Статья предписывает решать споры между двумя женщина­ми поединком. Причем в отличие от ст. ст. 21 и 36 ст. 119 за­прещает сторонам выставлять вместо себя наймитов для пое­динка. Очевидно, граждане Пскова не желали лишать себя столь любопытного зрелища, как поединок двух женщин.

Статья 120

В данной статье устанавливается единая ставка денежных взысканий в пользу потерпевших, а также единая продажа в пользу князя независимо от количества обвиняемых и потер­певших по делам о побоях.

<< | >>
Источник: Чистяков О.И.. Российское законодательство X—XX веков. В девяти томах. Т. I. Законодательство Древней Руси.— М.: Юрид. лит.,1984.— 432 с.. 1984

Еще по теме ПСКОВСКАЯ СУДНАЯ ГРАМОТА:

  1. Чистяков О.И.. Российское законодательство X—XX веков. В девяти томах. Т. I. Законодательство Древней Руси.— М.: Юрид. лит.,1984.— 432 с., 1984
  2. Чистяков О.И.. Российское законодательство X—XX веков. В девяти томах. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русскогоцентрализо­ванного государства. — М.: Юрид. лит.,1985. — 520 с., 1985
  3. Чистяков О.И.. Российское законодательство X—XX веков. В 9-ти т. Т. 5. Законодательство периода рас­цвета абсолютизма. — М.: Юрид. лит.,1987. — 528 С., 1987
  4. Понятие и виды административного поощрения
  5. 3.1. Коммерческие банки
  6. ПРОБЛЕМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ В ДИСЦИПЛИНАРНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ В КОНТЕКСТЕ КРИТЕРИЯ СУБЪЕКТИВНОЙ БЕСПРИСТРАСТНОСТИ СОСТАВА КВАЛИФИКАЦИОННОЙ КОМИССИИ
  7. § 2. Договор банковского счета
  8. СУЩНОСТЬ И СТРУКТУРА СОЦИАЛЬНОГО СТАТУСА АДВОКАТА
  9. Функциональные принципы
  10. ВАЛЛАСК Елена Владимировна. Криминалистическая характеристика и программы расследования хищения путем мошенничества с использованием ценных бумаг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург - 2006, 2006
  11. 1 вопрос: 1. Понятие, договора подряда, его элементы и содержание.
  12. Глава 3. Особенности гражданского судопроизводства по групповым искам в США
  13. ВИБОРЧИЙ КОДЕКС УКРАЇНИ від 19 грудня 2019 року № 396-IX, 2019