<<
>>

Глава 5 ТЫСЯЦКИЙ

Исследуя тему административного управления города, мне при­шлось убедиться в том, что практически все, что связано с институтом тысяцких: время его возникновения, социальный статус, компетенция и др.

имеет в исторической литературе множественные и разноречивые объяснения.

Н.Н.Хлебников, М.Ф.Владимирский-Буданов, Н.П.Павлов-Силь- ванский, М.А.Дьяконов считали тысяцких, как и всю десятичную систему, порождением еще догосударственного периода истории вос­точных славян. М.А.Дьяконов полагал, что в древнерусское время де­сятичная система сохранялась в своей пережиточной форме, потеряв­шей исконное военное содержание. «Наши памятники, — утверждал он, — не сохранили никакого следа военного значения сотен. Только должность тысяцкого продолжает сохранять довольно долго военный характер. А стоящие во главе сотен сотские, о которых упоминает ле­топись при Владимире Святом, скорее финансовые правители, а не военачальники». ?

Согласно М.Ф.Владимирскому-Буданову, тысяцкие имели доисто­рическое происхождение. На этапе сложения государства заменили собой прежних племенных князей и были предводителями народных ополчений.2 По М.С.Грушевскому, десятичную военную организацию мы встречаем в готовом виде уже в первые времена Русского государ­ства. Земля делилась на сотни, сотни на десятки и все это вместе состав­ляло тысячу, во главе которой находился тысяцкий, высший военный чин земли или княжества. Ко времени Владимира Святославича, как ду­мал М.С.Грушевский, десятичная военная организация уже переживала упадок.?

2 Дьяконов М.А. Очерки общественного и государственного строя Древней Руси. СПб., 6512. — С. 172.

2 Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. СПб., 1907. — С. 77 78.

2 Грушевський М. С. 1стор1я Украіны-Руси. Т. 1. К., 1594. — С. 347, 390—392. Т. З. К., 1993. — С. 233-236.

Среди историков советского периода вывод о древнем происхожде­нии десятичной системы поддержал Б.Д.Греков, полагавший, что при­писывание учреждения тысячи князьям не основывается на русских источниках.

При этом, он привес примеры многих народов, в которых имела место десятичная (сотенная и тысячная) система. Высказал предположение, что зарождение десятичной системы у восточных сла­вян падает на период военной демократии, который приходился уже на VI в.?

Одним из первых, кто решительно возразил против докняжеского происхождения десятичной (сотенной или тысячной) военной орга­низации, был А.Е.Пресняков. Прежде всего, на том основании, что об этом никак не следует из русских источников. Как представлясось ему, тысячно-сотенная организация появилась с развитием городского строя и преобладания городов над землями — волостями. И породнен эту си­стему варяжские князья. «Не вижу оснований, — писал он, — искать носителей организующих городской строй сил вне князей, вне варяж­ских вождей».2

По мнению С.В.Юшкова, тысяцкие и сотские, вероятно, существо­вали с момента возникновения Киевского государства. Что касается на­званий — тысяцкие, сотские и десятские, то они имеют военное проис­хождение. У восточных славян при переходе к племенному строю, а тем более в период разложения племенных отношений, войско делисось на тысячи, сотни и десятки?

М.Н.Тихомиров не высказал четко своего отношения к вопросу о вре­мени происхождения десятичной системы. Однако, утверждая, что ин­ститут тысяцких окончательно утвердился на Руси только в конце XI в., по-видимому, склонялся к отнесению этого явления к государственному периоду?

Не больше историографической определенности и в вопросе социаль­ного содержания десятичной системы. Одни историки, о чем шла речь выше, видели в ней военно-административное членение земли или кня­жества, другие — административно-фискальное, причем не всей земли, а только городских округов. Так, в частности, считал И.А.Линниченко.

1 Греков БД. Киевская Русь. М., 1953. — С. 314 -319.

2 Пресняков А.Е. Княжое право в древней Руси. СПб., 1909. — С. 167,173, 189, 193-194.

3 Юшков С.В. Очерки по истории феодализма в Киевской Руси.

М.-Л., 1939. — С. 37-39.

4 Тихомиров М.Н. Древнерусские города. М., 1956. — С. 225-230.

«По нашему мнению, — утверждал он, — на сотни делилось население, поселенное в ближайших к городам селам»? Близкое утверждение име­ется также у М.С.Грушевского. «Тысяча обнимала собой, — писал он, — очевидно, город и городскую околицу, которая тянула к нему: местное ее население делилось на сотни и десятки». «Сто» грамоты Мстислава Даниловича это не что иное, как административно-финансовое подраз­деление пригородного люда2

По существу, аналогично представлял себе сотню и А.Е.Пресняков. Комментируя грамоту Мстислава Даниловича, он утверждал, что тер­мин «сто» обозначает в ней сельское население, отличное от горо­жан. Полемизируя с выводом В.И.Сергеевича, гласившим о том, что воеводские функции тысяцких появились от военного деления на тысячи, А.Е.Пресняков утверждал исключительно территориальное административно-судебное содержание десятичной системы. Больше оснований, согласно ему, видеть в «тысячи» наших источников понятие территориальное. Свой вывод он подкрепил ссылкой на летописное из­вестие, в котором говорится о передаче Святославом Ольговичем Юрию Долгорукому «Курска с Посеймьем и Сновской тысячи». «Если сотня имеет отношение к военному делу, то лишь как территория, на которую падает известное число воинов, различное, как различны размеры со­тен». Сотня, по А.Е.Преснякову, судебный округ, основная ячейка того, что можно назвать древнейшей государственной организацией?

В отличие от А.Е.Преснякова, С.В.Юшков не склонен был проводить функциональные различия между тысяцкими, сотскими и десятскими. Согласно ему, все они суть звенья одной системы и функции их были однородны, отличаясь лишь объемом полномочий. Что касается харак­тера этих функций, то были они, прежде всего, не судебными, а военно­административными. Тысяцкие являлись начальниками гарнизонов, расставленных в основных центрах Руси*

Не обнаруживается согласия среди историков и относительно того, чьей была десятичная система.

М.Ф.Владимирский-Буданов называл ее земской, полагая, при этом, что имелись два рода тысяцких — земские и княжеские? А.Е.Пресняков утверждал, что тысяцкие и сотские на юге

1 Линниченко И.А. Черты из жизни сословий в Юго-западной Руси. М., 1894..

2 Грушевський М.С. 1стор1я Т. 3. — С. 235.

і Пресняков А.Е. Княжое право. — С. 170, 178, 184-185,188.

4 Юшков С.В. Очерки по истории, — С. 38, 219.

і Владимирский-БудановМ.Ф. Обзор истории русского права. Изд. в.е. СПб-К., 1905. — С. 75 77.

Руси не являлись народными должностными лицами, а были представи­телями княжеской власти. Одновременно они входили в строй городской общины необходимым ее элементом, но всегда были княжими мужами, представляли органы княжего, а не вечевого управления. Вне Новгоро­да наши источники знают только назначаемых князем тысяцких, мужей княжей дружины. Полностью разделял этот вывод и С.В.Юшков, по­лагавший, что тысяцкие и сотские являлись княжескими, а отнюдь не земскими.2

Более земский, нежели княжеский характер должности тысяцкого, от­стаивал М.Н.Тихомиров. «В известиях о тысяцких, — замечал историк, — мы обычно обнаруживаем непосредственную связь их деятельности с жизнью городского населения». Говоря об Иване Воитишиче, бывшем бо­ярином Мономаха и его сына Мстислава, а позже и Всеволода Ольговича, он неожиданно пришел к выводу, что боярин этот был связан не столько с князем, сколько с определенным городом. Представителем киевской об­щины М.Н.Тихомиров считал и тысяцкого Улеба, в пользу чего, будто бы, свидетельствует его измена Игорю Ольговичу. Тысяцкий хоть и назнача­ется князем, становится представителем городского населения. И совсем уж неожиданным представляется его утверждение о том, что Киев, По­лоцк, Смоленск и Галич находились на путях к выборности тысяцких.

Более убежденным сторонников земского характера десятичной управ­ленческой системы является И.Я.Фроянов. Говоря об участии тысяцких (совместно с князьями) в выработке русского законодательства, он пола­гает, что они были должностными лицами киевской, белгородской и черни­говской общин.

Таким образом земщина, будто бы, направляла законода­тельство к нужное для себя русло. Представителем черниговской вечевой общлны он считает и Иванка Чудиновича, хотя к летописи он определенно назван «Ольговым мужем». Нет сомнений в историка и в выборности ты­сяцких, несмотря на отсутствие каких-либо данных для этого.

М.Б.Свердлов полагает, что тысяцкие назначались преимущественно из числа княжих мужей и бояр княжеского двора, и назывались в равной мере по тысяче, которую возглавляли, и по князю, которому служили. В летописании XII в., согласно ему, тысяцкий стал называться по князю, а не по городу.

1 Пресняков А.Е. Княжое право. — С. 168-232.

2 Юшков С.В. Очерки по истории. — С. 37.

1 Тихомиров М.Н. Древнерусские города. — С. 226-230.

1 Фроянов И.Я. Древняя Русь. СПб., 1995. — С. 230-231.

1 Свердлов М.Б. Домонгольская Русь. СПб. 2003. — С. 529, 590.

На столь разноречивых высказываниях историков сказался не толь­ко недостаток источников, но и определенная неисторичность в осмыс­лении института тысяцких. В какую бы глубокую древность не относи­ли его истоки исследователи, совершенно понятно, что в феодальном обществе и государстве он, как и вся десятичная система, не сохранил своего общинного первородства. Был приспособлен к новым условиям жизни.

Прежде чем высказать свое мнение по дискутировавшимся вопро­сам, попытаемся посмотреть на институт тысяцких глазами летописцев. Вполне определенно они говорят о киевских тысяцких с конца 80-х годов XI в. Впервые в статье 1089 г. Лаврентьевской летописи, рассказываю­щей об освящении Успенской церкви печерского монастыря. Перечислив сановитых участников этого действа: митрополита, епископов, великого князя Всеволода Ярославича с сыновьями, — летописец затем сделал примечание, что

Оно, скорее всего, указывает на присутствие названного тысяцкого на церковных торжествах. Возможно, это был Ян Вышатич, служивший ранее воеводой у брата Всеволода Святослава.

В летописи говорится, что в 1071 г. он ходил на Белоозеро для сбора дани и отправления правосудия. С.В.Юшков полагал, что действия Яна Вышатича носили не судебный, но административный характер.? Одна­ко грань между этими функциями была в те времена столь неотчетлива, что нельзя утверждать о принципиальной невозможности их исполне­ния одним лицом. Особенно, если это лицо было крупным чиновником и действовало от имени князя. Не исключено, что уже тогда Ян Вышатич объединял власть военную (воеводы) и гражданскую (тысяцкого).

О совмещении должности воеводы и тысяцкого еще раз говорится в лаврентьевской летописи под 1231 г. и также при сходных обстоятель­ствах. Рассказав о поставлении епископа Кирилла на ростовскую ка­ ков освящения епископа Кирилла в Софии Киевской.

Из приведенных сообщений можно сделать два вывода. Первый: Киевские тысяцкие в указанное время были одновременно и воевода­ми. Второй: В княжеской администрации они занимали наивысшую

1 ПСРЛ.Т. 1. — Стб. 208.

з Юшков С.В. Очерки по истории, — С. 97-98.

3 ПСРЛ.Т. 1. — Стб. 457.

Расправа с волхвами в Ростовской земле по приказанию воеводы Яна Вышатича. 1071 г.

Миниатюра Радзивиловской летописи

ступень. Сложилась ли такая ситуация только к концу XI в. или имела место и раньше, сказать сложно. Некоторые летописные свидетельства позволяют склониться ко второму предположению.

Показательным в этом отношении может быть свидетельство статьи 1043 г. Ярослав Мудрый отправил против греков сына Владимира «со многими воями». Воеводство над ними поручил Вышате. Но в походе участвовал и воевода Ярослава — Иван Творимирович, который, судя по всему, предводительствовал княжей дружиной. Когда никто из нее не захотел присоединиться к «выверженным» бурей на берег киевским воям, это сделал Вышата. Из буквального прочтения летописного тек­ста можно сделать вывод, что он, в данном случае, исполнял воеводскую должность как киевский тысяцкий. К такому выводу склонялся в свое время М.А.Дьяконов?

По-видимому, есть все основания видеть тысяцкого и в Коснячке, упо­мянутом в событиях 1068 г. Летопись, правда, называет его воеводой, но поскольку он стал одним из главных объектов, против кого был обращен гнев киевлян, можно предположить, что в его руках находилась власть и над киевским населением. Возможно, именно он предводительствовал киевским полком в походе на половцев.

1 Дьяконов М.А.Очерки общественного и государственного строя, — С. 179.

Для выяснения эволюции института тысяцких на Руси большое значение имеют свидетельства летописи о киевском боярине Путяте, сподвижнике князя Святополка. Уже первое упоминание вполне опре- отрекомендован как воевода Святополка. В 1104 г. он во главе дружины ходил на Минск, а в 1106 г. — вместе с братом Яном Вышатичем отра­жал вторжение в пределы южнорусского пограничья половцев. К концу правления Святополка Путята занял должность киевского тысяцкого.

Видимо, уже в конце XI — нач. XII в. институт тысяцких (по крайней мере на юге Руси) был явлением вполне определившимся и распростра­ненным. В его ведении все более сосредотачивались гражданские дела города и земли. Возросла роль тысяцких и в государственном управле­нии. События 1113 г. в Киеве показали это со всей очевидностью. Под давлением киевских низов Владимир Мономах вынужден был внести ряд изменений в существующий кодекс законоположений. Прежде все­го в статьи о закупах, регулировавших отношения между ними и землев­ладельцами. Основной смысл изменений сводился к тому, чтобы проти­водействовать бытовому порабощению закупов. Кроме того, претерпели изменения статьи о резах, в которых уменьшались проценты роста на занятые суммы денег. Подверглись регламентации также и правила, связанные с торговыми операциями.

В данном случае важным является не столько создание нового зако­нодательного устава, сколько то, что Владимир Мономах исполнил его совместно с южнорусскими тысяцкими. «А се составъ Володимпръ Все- володиця: по Святополци съзва дроужину свою наБерестовѣмъ: Ра- тикорА Киевьского тысячьского, Прокопия тысячьскаго Белгородского,

2 ПВЛ. Ч. 1. — с. 180.

2 Там же. — с. 181.

3 ПСРЛ. Т 2. — Стб. 275.

Коснячко Перенег, Микифор Киянин и Чюдин Микула, принимавшие участие вместе с князьями Изяславом, Всеволодом и Святославом Ярос­лавичами в составлении Устава Ярославичей (или Правды Ярославичей) в Вышгороде в 1072 г.

Из этого следует, что в компетенции тысяцких определенно нахо­дилась сфера гражданского судопроизводства в городе и селе. О на­личии такой функции у новгородских тысяцких определенно говорит­ся в грамоте. Они должны были «управляти всякая дела торговая и гостинная, и суд торговый». У нас нет оснований думать, что в других городах и землях эти обязанности исполнялись другими княжескими чиновниками.

Косвенным подтверждением того, что тысяцкие являлись градона­чальниками, могут быть городские мятежи, во время которых народ­ный гнев всякий раз обращался прежде всего именно на них. В своей деятельности тысяцкие определенно опирались на сотских. В рассказе о

Есть основания полагать, что в отсутствие князя, первым админи­стративным лицом в городе становился тысяцкий. Это следует, в част­ности из описания киевских событий 1147 г. Ушедший в поход Изяслав Мстиславич, обращается к брату Владимиру, митрополиту Климу и ты­сяцкому Лазарю, чтобы они созвали киевлян на двор Софии Киевской, где его посол должен был уведомить их об измене черниговских князей. Услышав это, возмущенные киевляне бросили клич убить Игоря Ольго- вича и немедленно направились к церкви св. Федора. Протесты назван­ных действующих, от имени великого князя, лиц не возымели действия

з Правда Русская. Под редакцией Б.Д.Грекова. М.-Л., 1940. — С. 307.

2 ПСРЛ. Т. 2. — Стб. 276.

3 Новгородская первая летопись. — С. 67, 70.

Перенесение тела Игоря Ольговича с подольского Торговища в Михайловскую церковь по приказу киевского тысяцкого Лазаря. 1147 г. Миниатюра Радзивиловской летописи

и расправы над Игорем избежать не удалось. Когда Владимиру сказали, что тело черниговского князя подвергается поруганию на Торговище, он

Большинство летописных свидетельств представляет тысяцких как ближайших военных помощников князей. С.В.Юшков полагал, что ты­сяцкие были прежде всего руководителями военных сил княжения или округа, однако в их руках сосредотачивалась и вся административная власть — финансовая, судебная, полицейская. Входя в состав верхуш­ки министериалитета, тысяцкие, будто бы, постепенно превращались в воевод, начальников всех вооруженных сил княжеств? Еще раньше по­добные мысли высказывал А.Е.Пресняков, правда, не отводил тысяцким

1 ПСРЛ. Т. 2. — Стб. 347, 353 354.

з Юшков С.В. Очерки по истории, — С. 222-225.

столь главенствующей военной роли в княжестве. Согласно ему, тысяц­кие водили в поход городские полки (киевский, смоленский и др.) лишь тогда, когда была необходимость их участия. Когда же городской полк не привлекался для военного похода, руководимого князем, тысяцкий в нем также не принимал участия. В качестве примера он приводил собы­тия 1147 г., когда киевляне не пошли на Ольговичей, а поэтому остался в Киеве и тысяцкий?

Пример не очень корректен. Как известно, киевляне таки пошли на Ольговичей, а почему не пошел вместе с Изяславом Мстиславичем его тысяцкий Лазарь из летописи неизвестно. Скорее, это исключение из правила. В большинстве случаев тысяцкие являлись участниками таких больших походов, которые редко осуществлялись силами одной только профессиональной дружины.

О военном характере власти тысяцкого говорил и М.С.Грушевский, полагавший, что об этом свидетельствует его второй титул «воевода», тысяцкий являлся начальником воев, но предводительствовал нередко и княжеской дружиной. Кроме военной, согласно историку, за тысяцкими была закреплена и общеадминистративная функция.?

Несколько примечательных летописных известий на этот счет от­носится к концу 20-х — 40-х годов XII в. Из рассказа о большом похо­де на Полоцк, организованном великим киевским князем Мстиславом Владимировичем, следует, что в нем принимали участие и княжеские тысяцкие. На них были возложены, в частности, обязанности переговор-

Важная роль тысяцкого, как военачальника, прослеживается в из­вестиях о битве Ярополка и Андрея Владимировичей с Ольговичами на реке Супое в 1136 г. Как свидетельствует летописец, в решающий момент союзники Всеволода Ольговича половцы дрогнули и побежали

з Пресняков А.Е. Княжое право, — С. 282.

з ГрушевськийМ.С. 1стор1яУкраі'ни-Руси. Т. 3. — С. 234—235.

3 ПСРЛ. Т. 2. — Стб. 292 293.

О том, что военная функция была обычной для тысяцкого свидетель­ствует также летописная статья Ипатьевской летописи 1146 г. Готовясь отражать наступление дружин Изяслава Мстиславича на Киев, Игорь

Содержательные, хотя и не всегда четкие свидетельства о военной составляющей обязанностей тысяцких в Южной Руси датируются 80-ми годами XII в. В них не всегда содержится конкретное указание на должность, иногда имеет место смешение должностей тысяцкого и воеводы, но во всех случаях речь идет о них как ближайших княже­ских сподвижниках. Под 11 80 г. упомянуты киевский воевода Лазарь с Рюриковым полком, Борис Захарьевич с полком Владимира Рюри­ковича и Сдеслав Жирославич с полком Мстислава Владимировича. Как видно, только Лазарь назван воеводой, другие, не исключено, могли быть и тысяцкими, хотя в данный момент все они исполняли обязанности воевод.

В ряде известий одно и то же лицо выступает в двух ипостасях — и как тысяцкий, и как воевода. Речь идет о киевском боярине Славне. Под 1187 г., как свидетельствует летопись по Хлебниковскому списку, он в составе княжеско-боярского посольства из Киева ходил к Всеволо-

2 Там же. — Стб. 298. В Лаврентьевской летописи отчество киевского тысяцко­го Ярунович. В Ипатьевской описка.

2 Там же.

3 Там же. — Стб. 32Ф-326.

Об исполнении воеводских обязанностей тысяцким, на этот раз смоленским, отчетливо говорится в статье Ипатьевской летописи 1195 г. Во время военного конфликта между черниговскими князья­ми и Полоцком с одной стороны и Смоленском — с другой, во главе

Принципиально не отличались, по-видимому, функции тысяц­ких и в Новгороде. Известия Новгородской первой летописи конца XII — первой половины XIII в. определенно указывают на то, что им приходилось заниматься и военными делами. В походе 1234 г. князя Ярослава против Литвы принимал участие и тысяцкий Федор Якуно- вич. Среди десяти знатных мужейНовгорода, убитых в бою, первым

Упоминания о тысяцких в Южной Руси встречаются в летописях вплоть до нашествия монголо-татар, а в Юго-Западной и позже. Под 1213, 1238, 1240 упомянут тысяцкий Дмитрий, под 1219, 1230, 1231 — тысяцкий Демян. Они были ближайшими помощниками князей Данила и Василько Романовичей, исполнявшими также и воеводские функции. В 1231 г. в битве с венграми тысяцкий Демян командовал одним из пол­

з Там же. — Стб. 658.

2 Тамже. — Стб. 661-662.

3 Там же. — Стб. 691-692.

4 Новгородская первая летопись. — С. 73.

5 ПСРЛ.Т.2. — Стб. 767.

Согласно С.В.Юшкову, тысяцкие постепенно превращались в во­евод. Однако наблюдения над служебными продвижениями, как они зафиксированы . в летописях, позволяют придти скорее к обратному выводу. Воеводы постепенно становились и тысяцкими. Ян Вышатич начинал свою карьеру крупного правительственного чиновника — ки­евского тысяцкого — воеводой у Святослава Ярославича. Путята, пе­ред тем как стать киевским тысяцким, длительное время (о чем свиде­тельствуют летописные статьи 1097, 1104, 1106 гг.) служил воеводой у Святополка Изяславича. Тысяцкий Ратибор пришел к этой должности через посадничество в Тмутаракани (1079 г.) и воеводство у Владими­ра Мономаха (1095 г.).

Письменные свидетельства о тысяцких не дают и малейших основа­ний говорить об их выборности, равно как и видеть в них представителей общинной власти, на чем особенно настаивает И.Я.Фроянов. Правда, при этом не приводит никаких доказательств. Нельзя же таковыми счи­тать авторские рассуждения о том, что «нелепо думать, будто избрание тысяцкого состоялось до избрания князя». Речь идет о тысяцком Ратибо­ре, по утверждению И.Я.Фроянова, человеке из окружения Всеволода Ярославича и потому близкого Мономаху.? Но как вообще можно гово­рить об избрании Мономаха и Ратибора, если в летописи об этом нет и намека. Совещание в Берестове состоялось, как справедливо полагали многие историки, еще до того, как Владимир въехал в Киев. Следова­тельно, ни о каком избрании киевской общиной тысяцкого Ратибора (как и Мономаха) не может быть и речи. Он был тысяцким Мономаха и вместе с ним прибыл в Киев из Переяславля.

По роду своей деятельности тысяцкие были непосредственно связа­ны с городским и сельским населением (через разветвленный аппарат сотских и десятских), но это их нисколько не превращало в инструмент общинной власти. Они являлись княжескими чиновниками. На свои должности назначались князьями, именовались по ним и практически всегда разделяли судьбу своих суверенов. Это случалось даже тогда, когда тысяцкие пытались поставить на более сильного претендента. Так как это было с тысяцким Игоря Ольговича Глебом. Предав своего князя, он не сохранил должность. Изяслав Мстиславич пришел в Киев со сво­им тысяцким.

1 ПСРЛ. Т. 1. — Стб. 473.

2 Фроянов И.Я. Древняя Русь. — С. 231.

Посылка Изяславом Мстиславичем тысяцкого Улеба в Чернигов и поход Изяслава к Супою. 1147 г. Миниатюра Радзивиловской летописи

О какой выборности и общинном характере тысяцких можно гово­рить, если они, очень часто, были по отношению к городу, где исполняли свои обязанности, людьми пришлыми. Примеров этому в летописи до­статочно. Одним из действующих лиц конфликта между новгородцами и князем Святославом Ольговичем в 1140 г. был тысяцкий, принявший сторону князя, и отрекомендованный летописцем, как кум Святослава. Вряд ли может быть сомнение в том, что неназванный по имени тысяц­кий был человеком Святослава и принадлежал к той южнорусской дру-

Еще более наглядной иллюстрацией кочующего тысяцкого являет­ся Рагуйло Добрынич, который следовал за своим неудачливым князем Владимиром Мстиславичем из волости в волость. В этом статусе он на­ходился при князе и тогда, когда тот не занимал никакого стола. Как это имело место в 1147 г., когда сам Владимир состоял при великом киев­ском князе Изяславе Мстиславиче.

Юрий Долгорукий был отправлен на княжение в Суздальскую зем­лю с тысяцким Георгием Шимоновичем Со своими тысяцкими пришли в Киев Владимир Мономах и Изяслав Мстиславич. По существу, в ана-

'ПСРЛ. Т. 2. — Стб. 307.

логичном положении находились и два волынских боярина — Демян и Дмитрий, бывшие тысяцкими князей Василька и Данила Романовичей. Они пребывали на своих должностях независимо от того, прочно ли си­дели их князья на столах или же временно теряли их.

Если исходить из летописных свидетельств, а не предвзятых предпо­ложений, придется признать, что должность тысяцкого всегда замеща­лась князьями и не была выборной. В большей мере это обосновывается на материалах Южной и Северо-Восточной Руси, но, по-видимому, отно­сится и Руси Северной. Право или приоритет князя в решении вопроса о замещении должности тысяцкого и здесь выступает достаточно отчет­ливо. Вот несколько примеров этому.

Видимо, чтоб как-то согласовать вывод о противостоянии тысяцкого князю с летописными известиями, где его вовсе и нет, исследователи Новгорода высказали предположение о двух новгородских тысяцких — княжеском и республиканском. Н.Л.Подвигина мотивировала его тем, что в 1218 г. князь Святослав прислал на вече своего тысяцкого.

з НПЛ. — С. 88.

2 Там же. — С. 70.

3 Там же. — С. 59.

4 Там же. — С. 64.

чаях речь идет о княжеских тысяцких, но нет и малейших указаний на то, что на вече присутствовал еще и какой-то другой, республиканский. Параллельное сосуществование двух тысяцких в Новгороде, из которых республиканский, будто бы, избирался от оппозиционной посаднику боярской группировки, невозможно обосновать имеющимися летопис­ными известиями. Это определенно искусственная социологическая конструкция.

Не может быть свидетельством наличия в Новгороде отдельного ре­спубликанского тысяцкого и церковный Устав Всеволода Мстислави- ча, или Рукописание Всеволода, в котором он представлен как предста­витель «всего Новгорода», или «житьих и черных людей» в торговом суде.2 Речь здесь идет о гражданских компетенциях тысяцкого, которые имелись и в его южнорусских коллег. Достаточно вспомнить их участие в выработке судебного законодательства в Вышгороде (1072 г.) и Бере­стове (1113 г.). Известно, какими широкими управленческими полно­мочиями был наделен тысяцкий Юрия Долгорукого Георгий Шимоно- вич. Летописное уточнение 1252 г. о том, что тысяцкий Владимира на Клязьме Роман Михайлович «придержащю» не только тысячу, но «и весь ряд», указывает на концентрацию в его руках всего гражданского судопроизводства.

В.Л.Янин высказал предположение, что первые летописные свиде­тельства о выборных тысяцких Новгорода датируются 1198 и 1215 гг.’ Иод 1198 г. сообщается об освящении архиепископом Гавриилом церкви св. Вознесения, созданной «Милонегомъ тысяцьскымъ», но указаний на его выборность нет. Как нет его и в статье 1215 г. В ней только сказано, что тысяцкий Якун вместе с посадником Георгием Ивановичем пригла­шал на новгородский стол князя Ярослава Всеволодовича. Разумеется, это не исключает того, что он мог быть представителем новгородцев, но не дает оснований считать его их избранником. В 1219 г. он был смещен со своей должности князем Святославом, а не решением веча, что было бы более естественным, если бы он им и ставился. Но это и указывает на непосредственную связь тысяцкого с княжеской властью.

М.Н.Тихомиров признавал, что тысяцкие назначались князьями, однако в своей практической деятельности они становились предста-

1 Подвигина Н.Л. Очерки по социально-экономической и политической исто­рии Новгорода Великого в ХП-ХШ вв. М., 1976. — С. 111.

2 НПЛ. — С. 508.

3 Янин В.Л. Социально-политическая структура Новгорода в свете археологи­ческих исследований // Новгородский исторический сборник. — 1 (11). 1982. — С. 92.

вителями городского населения. Опираясь на городское население, они представляли собой большую политическую силу, противостоящую княжеской власти. Основанием для такого утверждения послужило то, что князьям приходилось считаться с тысяцкими.

Действительно, приходилось, хоть далеко не всегда. Но разве это ука­зывает на народный или общинный характер власти тысяцких? Конфликты между князьями и их окружением носили, так сказать, внутрисословный характер. Они происходили чаще всего, что хорошо видно по летописным свидетельствам, на почве предпочтения одного князя другому.

Нет совершенно никаких данных считать тысяцких представите­лями и защитниками торгово-промышленной демократии, как это ка­залось М.Н.Покровскому. Если бы это было так, не подвергались бы дворы этих защитников разграблению восставшими киевлянами (и новгородцами), среди которых определенно много было ремесленно­торгового люду.

Некоторая двойственность служилого положения тысяцких, навер­ное, имела место. Но вовсе не потому, что они заботились об интересах городского (сельского) населения или какой-то торгово-промышленной демократии. А потому, что должны были сообразовываться с настрое­ниями боярского окружения князя, принимать решения о своем отступ­ничестве от него. Однако, такие случаи все же единичны в истории ин­ститута тысяцких.

При обсуждении гражданской компетенции тысяцких неизменно воз­никает вопрос их соотношения с сотскими и десятскими. Теоретически административное их единство не вызывает сомнений, поскольку все три звена порождены одной десятичной системой. Практически же из- за отсутствия источников, показать, как функционировали эти органы власти, когда возникли и что собой представляли, чрезвычайно сложно. На страницах летописи упоминания о них появляются в разное время. О тысяцких — в конце 80-х годов XI в., о сотских и десятских — в конце

В последующем на страницах летописи чаще фигурируют сотские и тысяцкие, тогда как десятские упомянуты, кажется, всего два раза. В Уставе Всеволода и в летописной статье 1257 г. Последнее известие позволяет предполагать, что десятичная административная система функционировала в продолжении всей истории существования Древне-

1 ПСРЛ. Т. 1. — С. 126.

Определенное представление о ней можно составить на основании анализа жалованных грамот XIV-XVI вв., тщательно выполненного В.А.Кучкиным. Исследуя волостную общину Северо-Восточной Руси XV в., он пришел к обоснованному выводу, что она существовала уже в X-XI вв. Десятки (и сотни) были фискальными единицами, а число дворов или деревень в них не обязательно равнялось десяти или ста. Во многих грамотах речь идет о десятских (и сотских), когда пожало­вания выдавались на села, деревни и пустоши, расположенные в око- логородном районе. Функционирование института десятских, соглас­но В.А.Кучкину, в городах и близ городов, а не в удаленных и глухих местах русских княжеств XIV-XV вв. ясно свидетельствует о том, что в средние века этот институт не был связан с крестьянскими общи­нами, как не были выборными и должности десятских.? Грамота 1329 г., адресованная холмогорскому посаднику и двинским боярам, среди участников пожалования, наряду с князем Иваном Калитой и новго­родским посадником Даниилом, называет также новгородского тысяц­кого Авраама.?

Разумеется, было бы заманчиво определить численность населения, находившегося под юрисдикцией всех трех категорий княжеских чинов-

з Там же. — Стб. 474—475. Отсутствие сведений о десятках и десятских в письменных источниках второй половины XI — первой половины XIII вв. М.Б.Свердлов объясняет тем, что в это время такая форма территориальной организации изжила себя в связи с развитием территориальной соседской об­щины — верви и городов с их уличанскими и кончанскими организациями, ставшими элементами княжеской системы государственного управления. (См.: Свердлов М.Б. Домонгольская Русь. — С. 531). Согласиться с таким объясне­нием совершенно невозможно. Ведь ни тысячная, ни сотенная системы в это время себя не изжили. А они просто немыслимы без десятичной. К тому же, непонятно, почему изжившая себя система возрождается во второй половине XIII и последующих веках, когда общины и города бьши не менее развиты чем в древнерусское время.

з Кучкин В.А. Десятские средневековой Руси // Средневековая Русь. Вьш. 4. М., 2004. — С. 93, 198-217.; В свое время аналогичную мысль высказал А.Е.Пресняков. «Нельзя не признать, — утверждал он, — указания на орга­низацию сотен под единоличным предводительством сотских в постоянные союзы или группы, игравшие роль определенных единиц в жизни города. Притом сотни — именно городское учреждение». {Пресняков А.Е. Княжое право. — С. 175).

3 Тамже. — С. 233.

ников, но сделать это невозможно. Совершенно ясно, что под тысячей нельзя понимать численность населения или народного ополчения, ко­торым тысяцкий якобы руководил во время военных действий. Княже­ские города и волости были разными по своим размерам и количеству жителей, но в каждом из них был только один тысяцкий.

Ничего не дает и путь исчисления размеров названных администра­тивно-фискальных единиц по дворам. Их число в различных княжеских городах также было не одинаково. Реально предположить, что сотские и десятские начальствовали (собирали пошлины) над населением, про­живавшим в соответствовавшем количестве дворов или деревень, но данных для этого у нас нет. Возможно, и даже наверное, изначально тысяча, сотня и десяток представляли собой вполне конкретную чис­ловую величину дворов, деревень или людей, но с течением времени превратились лишь в обозначения определенных административно­территориальных единиц. Будь то в городе или сельской округе. В свя­зи с этим трудно утверждать, что выдерживалась строго и сама деся­тичная численность управленческих чиновников. В Новгороде, судя по Уставу Всеволода, действительно насчитывалось десять сотских. Не исключено, что столько же имели и другие столичные города. Однако, для княжеских городов второго порядка (Вышгород, Исков, Новгород- Северский, Луцк, Звенигород, Белгород и др.) наличие десяти сотских кажется малореальным.1

Наиболее полно связь институтов десятичной системы изучена на материалах Новгорода, хотя она и не являлась особенностью только это­го города. Тысяцкие и сотские упоминаются в Киеве, Пскове, Галиче, Смоленске и др. городах. В.Л.Янин полагает, что в Новгороде системе сотен, подчиненной княжеским сотским и тысяцкому, противостояла система концов, находившаяся в ведении боярского посадника. Сотни не образовывали особых районов в Новгороде: усадьбы сотского населе­ния располагались чересполосно с боярскими патронимиями. С конца XII в. двойная административная система Новгорода, согласно историку, еще больше усложнилась. Появилась, будто бы, параллельная система вечевых тысяцких; сотни активно высвобождались из-под юрисдикции князя.

1 С.В.Юшков считал, что десятичная система уже в ХІ-ХП вв. утратила свое реальное математическое содержание. Тысяча сделалась территориальным по­нятием, представляла собой определенный округ, в котором тысяцкий держал воеводство. См.: Юшков С.В. Очерки по истории. — С. 222.

1 Янин В.Л. Социально-политическая структура. — С. 92.

о Там же.

Имеющиеся данные не позволяют безоговорочно согласиться с этим выводом. Княжеская юрисдикция над сотнями оставалась вплоть до времени монголо-татарского нашествия. Это хорошо видно из Уста­ва Всеволода о церковных судах, людях и мерилах торговых, который, согласно В.Л.Янину, датируется первой четвертью XIII в. В статьях 3 и 4 мы находим перечисление лиц княжеской администрации, уча­ствовавших в выработке Устава, среди которых фигурируют и десять сотских.

В Киеве и других русских городах, где вечевые порядки не обрели такого развития, как в Новгороде, городское административное деле­ние и управление определенно не осложнялись параллельными струк­турами. Система тысяцких, сотских и десятских находилась в ведении княжеской власти и представляла собой единую судебно-фискальную структуру. Подтверждением этому может быть киевское восстание 1113 г., острие которого было направлено против администрации умершего князя Святополка — тысяцкого Путяты и сотских. Впрочем, аналогичные действия новгородских низов по отношению к своим ты­сяцким также указывают скорее на княжеское, чем общинно-вечевое происхождение их власти.

Сотские, подобно тысяцким, нередко входили в число ближайших княжеских советников, заседали в вече (совете), участвовали в вы­работке судебных уставов. Сотник Пантелей принимал участие в со­ставлении в 1229 г. известного Смоленского договора. Десять новго­родских сотских, о чем уже шла речь, имели отношение к выработке Устава Всеволода. Галицкий сотник Микула, вместе с тысяцким Де­мьяном, заседал в вече, созванном Данилом Романовичем. Это он ска-

О функциональном содержании власти сотских в исторической лите­ратуре содержится такая же разноголосица, как и по поводу тысяцких.

Большинство историков видели в них прежде всего военачальников. Первым верно определил сотню А.Е.Пресняков. Он считал ее учрежде­нием городским и не военным, а судебно-административным. Что каса­ется связи тысяцкого с сотскими, то она не вызывала у него сомнений по самому названию должностей и характеру их функциональных обязан­ностей, хотя прямых указаний на нее для южных городов он не находил. В связи с этим, историк не склонен был рассматривать тысяцких и сот­ских, как единую по происхождению систему. Перед нами, утверждал

1 ПСРЛ.Т.2. — Стб. 763.

он, не одна проблема о происхождении тысячно-сотенной организации, а две разные — о тысяцких и сотнях с их сотскими? Присоединился к выводу М.С.Грушевского, считавшего сотских не народными должност­ными лицами, а княжескими. Не отрицал категорически их выборности и одновременно видел в них орудия княжего управления, а не предста­вителей местного общества?

Чтобы социальное содержание института тысяцких стало более опре­деленным, необходимо выяснить, кто же занимал эти должности. Выше уже приводились разноречивые высказывания на этот счет. По суще­ству, спор о том, из какого боярства происходили тысяцкие — земского или дружинно-княжеского — не столь существенен. Так называемые «земцы», в коих некоторые историки склонны видеть чуть ли не предста­вителей народа, были также далеки от него, как и дружинно-княжеские. Отличались одни от других только степенью оседлости. «Земцы» ведь происходили из той же княжеской старшей дружины, мужей лучших, которые получали крупные земельные наделы от князей и оседали на землю.

Анализ имеющихся в летописи известий о тысяцких полностью под­тверждает выводы В.О.Ключевского, А.Е.Преснякова и других исто­риков, полагавших, что ими были преимущественно представители родовитого боярства. Многие династии занимали свои должности на протяжении десятков и даже сотен лет, превращая службу князьям в наследственное семейное дело.

Наглядный пример этому — боярский род Вышаты. Сам Вышата слу­жил сначала новгородскому князю Владимиру Ярославичу, а затем и Ярославу Мудрому. Его сын Ян Вышатич был воеводой (тысяцким) Свя­тослава и Всеволода Ярославичей, а также и Святополка Изяславича. Второй сын Вышаты — Путята служил воеводой и тысяцким у Свято­полка. Ряд свидетельств позволяет утверждать, что родословная этого боярского рода уходит еще в X в. В летописной статье 1064 г. содер­жится сообщение, что вместе с внуком Ярослава Мудрого Ростиславом

2 «И в Киеве, и в Новгороде сотские упоминаются много раньше появления из­вестий о тысяцких и при том в такой обстановке, когда упоминание о тысяцком, будь он во главе сотен, казалось бы неизбежным». См.: Пресняков А.Е. Княжое право. — С. 169.

2 Пресняков А.Е. Княжое право. — С. 1—, 174, 195.

3 ПСРЛ.Т.2. — Стб. 152.

Вышаты и Остромира.1 Д.И.Пнозоровскому казалось, что она вполне могла существовать. Остромир, скорее всего, являлся сыном новгород­ского посадника Константина и внуком Добрынн. Основанием этому мо­жет служить приписка в Остромировом Евангелии 1056—1057 гг., где Остромир назван родственником Изяслава Ярославина. Понять смысл утверждения приписки можно лишь в том случае, если предположить, что Остромнр был сыном Константина и, следовательно, внуком Добры- ни — дяди Владимира Святославича.?

Известны попытки еще босее удревнитс боярский род Добрынн — Вышаты. А.А.Шахматов называл в качестве отца и деда Добрынн Мсти- шу Свенельдича и евенелздa.5 Д.И.Прозоровский доказывал, что До- брыня и Малуша — мать Владимира Святославича — являлись детьми Малка Любечаннна — древлянского князя Маса? Разумеется, ни одну из этих версий доказать невозможно, хотя вторая кажется более реали­стичной. Родство Добрынн и его наследников с правящим княжеским родом могло вестись только через его сестру Малушу. Однако, какой бы ни была родословная боярского рода Добрынн — Вышаты, несомнен­ным остается ее ведущее положение в княжеской администрации в про­должении более чем столетнего периода.

Видное место занимал также боярский род Чудиных. Первый из из­вестных Чудиных — Микула, как свидетельствует сетопись, в 1072 г. держал Вышгород, был, вероятно, наместником или тысяцким Святос­лава Ярославича. Брат его Тукы служил у Изяслава и Всеволода Ярос­лавичей, хотя по летописным известиям и невозможно определить в какой должности — тысяцкого иен воеводы. Тот факт, что он оставался с князем в течение всего мятежного времени 1068 г., свидетельствует о его высоком положении при дворе Изяслава. В летописной статье 1136 г. Ипатьевской летописи содержится упоминание о муже Ярополка Вла­димировича Станиславе Добром «Тудъковнче», который, не исключено, был сыном боярина Изяслава Туки?

На продолжении жизни трех поколений прослеживается еще один

з Приселков М.Д. История русского летописания XI-XV вв. Л., 1940. — С. 18.

2 Прозоровский Д.И. Новые разыскания о новгородских посадниках. — СПб., 1892. — С. 3.

3 Шахматов А.А.. Разыскания о древнейших русских летописных сводах. — СПб., 1908. — С. 106 и сл.

4 ПрозоровскийД.И. О родстве св. Владимира по матери // Записки Император­ской Академии наук. — СПб., 1864. — Т. 5. Кн. 1. — С. 18-21.

5 ПСРЛ. Т 2. — Стб. 298.

боярский род, тесно связанный службой с южнорусскими князьями. Основателем его был Нажир Переяславич, служивший, как можно за­ключить по летописной статье 1162 г. киевскому князю Ростиславу Мстиславичу. Его сын Жирослав Нажирович был воеводой у того же князя. Внук Сдеслав Жирославич, судя по свидетельствам летописных статей 1180 и 1183 гг., был ближайшим помощником князя Мстислава Мстиславича, занимавшего в те годы стол небольшого поднепровского города Треполя. Летописец замечает, что Мстислав выступил в поход на половцев

Еще один боярский род в продолжении трех поколений находился на княжеской службе. Первым в нем назван Борис Захарьевич, который служил не то воеводой, не то тысяцким у Владимира Мстиславича. За­тем его место занял сын Славн, а внук — Иван Славнич стал тысяцким великого князя киевского Владимира Рюриковича.

Аналогичная служивая династичность боярских родов имела место и в других землях и княжествах Руси.' Показательным в этом плане может быть пример с суздальскими тысяцкими, рассказ о которых со­держится в Киево-Печерском Патерике. Их род происходил от некоего Африкана, брата варяжского воеводы Ярослава Мудрого — Якуна. По­следний, после смерти брата, изгнал его сыновей из принадлежавших им владений. Один из них — Шимон пришел в Русь. Ярослав Мудрый определил его на службу к сыну Всеволоду. Замечание «да будет ста­рей у него» свидетельствует, что Симон (так он стал называться на Руси после принятия православия) являлся, по существу, тысяцким Всеволода. Со временем в аналогичном положении оказался и сын Си­мона Георгий. Владимир Мономах отправил его в Суздальскую землю детельствует тот факт, что он удостоился чести совершить дарение в жится и отчество Георгия «Шимонович».

Подводя итог сказанному, можно уверенно утверждать, что тысяцкие занимали в системе княжеской администрации наивысшую должность, в ведении которой находились все гражданские дела, а в случае необхо­димости и военные. На свои должности тысяцкие назначались князьями

з Патерик Киевского Печерского монастьфя. — СПб., 1911. — С. 189.

2 ПСРЛ. Т. 2. — Стб. 293.

из наиболее знатных боярских родов. Практически во всех упоминаниях названы по имени и отчеству, что свидетельствует об их особом статусе в жизни города и земси. Разумеется, никакими представнтесямн вече­вых общин они не были. Являлись княжескими слугами и всегда именно так представлены летописцами. В исполнении своих административно­фискальных обязанностей опирались на разветвленный административ­ный аппарат, состоявший из сотских и десятских, а также, возможно, и тиунов, оказывавшихся нередко, как тысяцкие и сотские, объектом на­родного недовольства.

Что касается происхождения десятичной (сотенной и тысячной) системы на Руси, то вряд ли оправдано связывать это, как утверждал А.Е.Пресняков, только с княжеской властью. Она ведь была практиче­ски у всех европейских народов и, по-внднмому, восточные славяне не были исключением. В государственный период из военной организации эволюционировала в административно-территориальную, подчиненную княжеской власти. Разумеется, нет никаких оснований и дая хронологи­ческого расчленения десятично-сотенно-тысячной системы.

<< | >>
Источник: Толочко П.П.. Власть в Древней Руси. X-XIII века / П. П. Толочко. — СПб,2011. — 200 с.. 2011

Еще по теме Глава 5 ТЫСЯЦКИЙ:

  1. Глава 2. Участники административного процесса
  2. 5 глава Органы управления банка и их функции
  3. Глава 1. Понятие и особенности административного процесса
  4. Глава 4. Структура административного процесса (продолжение)
  5. Глава 3. Структура административного процесса. Виды производств
  6. Глава 3. Особенности гражданского судопроизводства по групповым искам в США
  7. ГЛАВА II. РАЗМЕЩЕНИЕ АКЦИЙ КАК ЭЛЕМЕНТ ЭМИССИОННОГО СОСТАВА.
  8. ГЛАВА I. ЭМИССИЯ АКЦИЙ КАК РАЗНОВИДНОСТЬ СЛОЖНОГО ЮРИДИЧЕСКОГО СОСТАВА.
  9. ГЛАВА 3. НАКАЗАНИЕ И ЕГО НАЗНАЧЕНИЕ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НЕОКАЗАНИЕМ ПОМОЩИ
  10. Глава I. Защита многочисленной группы истцов в гражданском процессе России
  11. ГЛАВА 2. ЭВОЛЮЦИЯ КАТЕГОРИИ ПРАВОНАРУШЕНИЯ (КОНЕЦ XIX - ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА ХХ ВВ.)
  12. Глава 1. Категории юридическое лицо и предпринимательская деятельность в контексте общейтеории права
  13. ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С НЕОКАЗАНИЕМ ПОМОЩИ В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
  14. Глава 2. Криминалистическая характеристика хищений путем мошенничества с использованием ценных бумаг
  15. Глава 4. Перспективы развития института групповых исков в гражданском процессуальном праве России