<<
>>

Уголовное право и процесс

В XVIII в. уголовное право сделало большой шаг вперед. Это объяс­нялось сложной внешней и внутренней обстановкой. Реформы и войны требовали мобилизации всех ресурсов страны, что привело к обострению социальных противоречий, восстаниям, выступлениям против преобразо­ваний.

Правительство усилило карательную политику и это потребовало ужесточения уголовно-правового законодательства. По Артикулу воин­скому смертная казнь полагалась в 122 случаях (в Соборном уложении - в 35).

В Артикуле воинском 1715 г. были систематизированы и получили дальнейшее развитие нормы уголовного права, содержавшиеся в указах Петра I. Источниками для Артикула послужило также предшествующее национальное военное законодательство, опыт военно-уголовного творче­ства Западной Европы (например, военные законы шведского короля Кар­ла IX).

Артикул воинский состоял из 24 глав, разделенных на 209 артикулов (статей). У некоторых статей есть специальные толкования, которые имели силу закона.

Понятие преступления. В Артикуле впервые в русском законодатель­стве появляется термин «преступление» для обозначения уголовно нака­зуемых деяний. Под преступным действием подразумевалось деяние, вос­
прещенное законом. Однако практика XVIII в. подвергала наказанию за преступления, не указанные в законах, или иногда оправдывала, поясняя, что этого вида преступления нет в законах. Петр писал: «Многие, якобы оправляя себя, говорят, что сие не заказано было, не рассуждая того, что все то, что вред и убыток государству приключити может, суть преступле­ния»[5]. Таким образом, преступление рассматривалось не только как право­нарушение, но и как действие причинившее вред государству.

В Артикуле отсутствует специальная Общая часть, но говорится о необходимости установления причинной связи между действием и пре­ступным результатом. Законодатель указывает цели и задачи наказания, вину. Имеются положения о необходимой обороне и крайней необходимо­сти (голода), различаются действия умышленные, неосторожные и случай­ные. Случайные деяния не влекли за собой уголовной ответственности, умышленные - наказывались строже, неосторожные - мягче, таким обра­зом, наказание зависело от степени вины. Наказание назначалось в соот­ветствии с сословной принадлежностью. Дворяне освобождались от телес­ных наказаний, но подвергались большему наказанию за позорные престу­пления (разбой и воровство). Возраст преступника был определен только к середине XVIII в. Петр I неопределенно указывал, что, если вор будет мла­денец, отправлять его к родителям для вразумления лозами. В правление императрицы Елизаветы в Сибири 14-летняя девочка убила двух девочек. В отсутствии закона о возрасте, генерал-прокурор предложил сенату счи­тать несовершеннолетним возраст до 17 лет и не подвергать малолетних преступников ссылке, кнуту или смертной казни, а лишь наказанию плеть­ми и ссылке в монастырь на 15 лет. В 1765 г. законодатель дал более точ­ное определение: «По криминальным делам...совершенный возраст счи­тать в 17 л., по преступлениям, влекущим к смертной казни или кнуту, преступники предоставляются на усмотрение сената, «где с ними посту­
пать быть имеет по благоразумию и по мере их вин»; по прочим преступ­лениям преступники 15-17 лет могут подвергаться наказанию плетьми, от 10 до 15 лет - только розгами (а не батогами), 10 и менее лет отдаются наказанию родителям или помещику, «не считая те сделанные ими пре­ступления впредь ни в какое им подозрение».

Однако вопрос о несовер­шеннолетии и малолетстве оставался неясным и в XIX в.[6] Умопомеша­тельство освобождало от наказания. Состояние аффекта уменьшало наказание.

В отличие от предыдущего законодательства состояние опьянения расценивалось не как смягчающее, а как отягчающее обстоятельство. C другой стороны закон сохраняет устаревший взгляд на уголовные дея­ния. Так, определяются различные формы соучастия, однако их ответ­ственность обычно одинакова. Не до конца выполнялся принцип индиви­дуальной ответственности. По некоторым преступлениям наказывались не только виновные, но и безвинные - жена, дети. Ответственность преду­сматривалось не только за совершенное преступление, но и за умысел, за приготовление к совершению преступления, за начатое, но не оконченное преступление. Наиболее опасными считались групповые преступления и карались суровыми мерами наказания. Недоносительство также считалось преступлением.

Виды преступлений. На первом месте в Артикуле стоят преступления против православной церкви, которым посвящено две главы. Суровой смертной казнью - сожжением наказывались чародейство, «идолопоклон­ство» при условии нанесения вреда. За богохульство прожигали язык рас­каленным железом, а затем отсекали голову. Наказывалось недоноситель­ство о богохульстве. Преступлением считалось несоблюдение церковных обрядов, непосещение богослужений. Появление в храме в пьяном виде влекло за собой штраф, тюремное заключение. Совращение в раскол гро­
зило каторгой навечно и конфискацией. Переход в раскол священнослужи­телей карался колесованием.

По мере укрепления абсолютистского государства совершенствуется регламентация государственных преступлений. Умысел убить царя нака­зывался четвертованием и конфискацией имущества. Той же суровой ме­рой наказанию подвергали участников, пособников и подстрекателей во­оруженного восстания. За словесное оскорбление царя, его жены, наслед­ников отсекали голову. Всякий бунт и возмущение наказывались висели­цей. В 1700 г. стольник Яков Полтев за слова «разорили-де нас корабли в конце и в конец нам от кораблей погибнуть» был сослан на три года на ка­торгу. Крестьянин Смакин за подобные разговоры был бит кнутом, «за­пятнан иглами», подвергнут вырезанию ноздрей и сослан на каторгу по­жизненно[7]. Этот пример показывает также и то, что наказание назначалось в соответствии с классовой принадлежностью.

Законодатель призывал наказывать виновных прямо на месте пре­ступления. Петербург времен царя Петра часто горел. На одном из пожа­ров не обошлось без крупного грабежа. Чтобы наказать грабителей, по уг­лам рыночной площади были построены четыре виселицы, на которых по­весили по жребию четверых грабителей, принадлежащих к гарнизону и уличенных в воровстве[8].

Преобладающее место в Воинских артикулах занимают должностные преступления. Сурово карались неподчинение начальству, потеря или пор­ча оружия, обмундирования. К числу должностных преступлений относи­лось взяточничество, наказываемое конфискацией имущества и смертной казнью. Однако, несмотря на суровые карательные меры, взяточничество процветало. Однажды разгневанный Петр I сказал, что он повесит всех
взяточников в стране, на что генерал-прокурор П. И. Ягужинский хладно­кровно заметил: «Не хватит веревок»[9].

К преступлениям против порядка управления законодатель относил уничтожение, выставленных на всеобщее обозрение указов и распоряже­ний, за что полагались тяжкие телесные наказания, ссылка на каторгу или смертная казнь. Фальшивомонетничество наказывалось сожжением. Под­делка печатей, расходных ведомостей вела к суровым наказаниям, вплоть до смертной казни.

Преступлениями против суда были лжеприсяга, лжесвидетельство, за что преступники лишались двух пальцев.

К имущественным преступлениям относились кража, грабеж, насиль­ственное истребление или повреждение чужого имущества. Наиболее серьезным преступлением оставалось поджигательство, которое каралось сожжением. Грабеж наказывался колесованием. Традиционно сурово каза­лась церковная кража - колесованием. При наказании за кражу учитыва­лись рецидив и цена украденного. За кражу ценою более 20 рублей, или в четвертый раз, или во время наводнения, пожара, из государственных уч­реждений, у своего господина, на месте, охраняемом караулом, наказывали повешением. Похищение людей наказывалось отсечением головы. Ночно­го вора позволялось убить на месте без суда.

Преступлениями против нравственности были скотоложство, изнаси­лование, прелюбодеяние, двоеженство, недозволенная связь между близ­кими родственниками. Наказывались подобные преступления смертной казнью, телесными наказаниями, ссылкой на галеры, каторгу, тюремным заключением, штрафом и церковным покаянием. Не наказывалось изнаси­лование своей невесты, а также если виновный в совращении девицы же­нится на ней.

К преступлениям против личности относились преступления против жизни - умышленное убийство, которое каралось отсечением головы; не­осторожное убийство наказывалось тюремным заключением, денежным штрафом, шпицрутенами; случайное убийство не наказывалось. Самыми тяжкими видами убийства были: убийство по найму, отравление, убийство отца, матери, ребенка, офицера. За такие убийства полагалось колесование. Так же законодатель выделял преступления против телесной неприкосно­венности, против чести. За побои и увечья наказывали строго, вплоть до отсечения руки. Устная клевета влекла за собой тюремное заключение, за письменную анонимную клевету (пасквиль) устанавливалась такая же мера наказания, к которой мог быть приговорен оклеветанный человек. Даже если в пасквиле, изложенные факты подтверждались, пасквилянт подлежал наказанию «понеже он истинным путем не пошел». За оскорбительные слова виновный должен был перед судом просить прощения у обиженного. Устанавливалась ответственность за самоубийство, покушение на само­убийство, участие в дуэли.

Виды наказаний. Смертная казнь различалась как обыкновенная (отсече­ние головы, повешение, расстрел), так и квалифицированная (четвертование, колесование, сожжение, заливание горла расплавленным металлом, заживо, по горло или грудь, закапывание в землю, повешение за ребро на крюке).

Широко были распространены телесные наказания: членовредитель­ские (вырезание и прожжение языка, отсечение рук, пальцев, носа, ушей, вырывание ноздрей, клеймение) и болезненные (битье кнутом, батогом, шпицрутенами и тому подобное).

Часто применялись ссылка на каторжные и другие принудительные работы, тюремное заключение: простое и жестокое, которое сопровожда­лось заковыванием в кандалы.

Лишение чести и прав осуществлялось позорящими наказаниями и шельмованием. К позорящим наказаниям относились повешение за ноги
после смерти, публичное покаяние на коленях и так далее. Шельмование вводиться законодательством Петра L Табличку с именем преступника прибивали к виселице, палач переламывал шпагу над его головой, и он объявлялся шельмой (вором). Преступник становился вне общества и вне закона: его можно было безнаказанно ограбить, побить, ранить и даже убить. Его отлучали от церкви (предавали анафеме), запрещали вступать в брак. Политическая смерть подразумевала конфискацию имущества, ли­шение чести и всех прав.

Имущественные наказания подразделялись на конфискацию имуще­ства, штраф в пользу государства и частных лиц, вычет из жалованья. Формулировки наказания были неопределенными, что вело к судебному произволу.

Цели наказания. Главной целью наказания было устрашение «дабы чрез то другим страх подать и оных от таких непристойностей удержать». Поэтому казни совершались публично. Другая цель наказания - возмездие: смертная казнь, телесные наказания. Важной целью наказания была изоля­ция преступника от общества: тюремное заключение, ссылка на каторгу. Большое значение приобрела такая цель наказания, как использование труда преступников при строительстве Петербурга, дорог, каналов, крепо­стей, на рудниках, мануфактурах, строительстве кораблей. Еще одной це­лью наказания было пополнение государственной казны за счет конфиска­ций, штрафов. Если осужденный не мог заплатить штраф, он должен был его отработать.

Процессуальное право. Общая тенденция исторического развития процессуального права - постепенное увеличение удельного веса розыска в ущерб состязательному суду. Замена состязательного принципа следст­венным, инквизиционным означала полную победу розыска в период правления Петра I. Это объяснялось усилением эксплуатации крестьян и ужесточением крепостного права в XVIII в., что вызывало масштабные
выступления трудящихся масс, вплоть до крестьянских войн. Государство использовало террористические формы правления, в которых важную роль играла судебная репрессия. От судебных органов требовалось не столько установление истины, сколько устрашение населения.

Именным указом 21 февраля 1697 г. «Об отмене в судных делах оч­ных ставок, о бытии вместо оных распросу и розыску, о свидетелях, об от­воде оных, о присяге, о наказании лжесвидетелей и о пошлинных деньгах» Указ был дополнен и развит «Кратким изображением процессов или су­дебных тяжеб» от марта 1715 г., который основываясь на принципах Ука­за, развивает их применительно к военному судопроизводству. По форме сохраняются термины обвинительного процесса «челобитник» (истец) и «ответчик» (обвиняемый). Судом рассматриваются сначала доказательст­ва, представленные истцом, а затем доказательства выдвинутые ответчи­ком. Однако, несмотря на форму, законодатель ввел подлинный розыскной процесс со всеми его типичными чертами. «Краткое изображение процес­сов» имело ограниченную сферу применения, в основном военное судо­производство. Поэтому на практике использовалось Соборное уложение 1649 г., в части касающейся розыскного процесса, но и элементы состяза­тельного процесса сохранялись. Так, Петр I в Указе от 15 июня 1714 г. по­велевал «всякого чина судиям всякие дела делать и вершити по Уложе­нию». Сохранился суд помещиков над их людьми, сохранился и усилился розыскной характер процесса, еще более возросла жестокость наказаний. Характер феодального права не уменьшился, а наоборот, возрос. В ряде случаев не только степень, но и род наказания зависели от сословной при­надлежности обвиняемого и потерпевшего[10]. При правлении Екатерины II в инквизиционном процессе обвиняемый из низших классов не пользовался никакими процессуальными правами и с самого начала считался винов­
ным. В то время как статья 194 «Наказа» Екатерины II лицемерно гласила: «Человека неможно почитати виноватым прежде приговора судейского, и законы не могут лишить его защиты прежде, нежели доказано будет, что он нарушил оные»[11].

На первом месте в уголовном процессе стоял почин суда, окончатель­но утверждалась формальная сторона доказательств, на первое место ста­вилось собственное признание обвиняемого. Причем добиться его можно было «распросом с пристрастием» - пыткой. В «Кратком изображении» законодатель вводит специальную главу о применении пытки. Если обви­няемый под пыткой сознался, а затем, в суде отрекся от своего признания, объяснив, что не выдержал расспроса с пристрастием, его можно было пы­тать вторично, и только после третьей пытки, он освобождался с условием, что, если у обвинения появятся новые обстоятельства, он должен явиться в суд, где его можно снова пытать. Пытка была отменена только при Алек­сандре I.

В XVIII в. основная масса уголовных дел решалась по правилам ин­квизиционного процесса. Мелкие уголовные дела и гражданские дела рас­сматривались по Указу «О форме суда» от 5 ноября 1723 г.

1.1.

<< | >>
Источник: Булдыгерова, Л. Н.. Право Российской империи (XVIII - начало XX века) : учебное пособие / Л. Н. Булдыгерова ; [научный редактор В. Е. Степенко]. - Хабаровск : Изд-во Тихоокеан. гос. ун-та,2019. - 228 с.. 2019
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Уголовное право и процесс:

  1. О РАСШИРЕНИИ ПОЛНОМОЧИЙ АДВОКАТА- ЗАЩИТНИКА В КОНТЕКСТЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЗАЩИТЫ В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
  2. Тема 1.4 Участники арбитражного процесса. Представительство в арбитражном процессе
  3. ПРАВОВАЯ ПОЗИЦИЯ АДВОКАТА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ
  4. §7. Порядок рассмотрения жалоб на постановления об отказе в возбуждении уголовного дела
  5. § 1.3. Регламентация ответственности за неоказание помощи в уголовном законодательстве других государств
  6. ПАТЕНТНОЕ ПРАВО.
  7. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОБЯЗАННОСТИ АДВОКАТА УСТАНАВЛИВАТЬ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА УГОЛОВНОГО ДЕЛА
  8. 35. ЧАСТНОЕ И ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО: ПОНЯТИЕ, СООТНОШЕНИЕ
  9. 2. Право на защиту чести, достоинства и деловой репутации.
  10. § 3.2. Виды наказаний и особенности их назначения за неоказание помощи в уголовном законодательстве России и в других государствах
  11. Приложение №5 АНКЕТА для изучения уголовных дел (хищение путем мошенничества с использованием ценных бумаг-ст. 159 УК РФ)
  12. Общая характеристика вины в уголовном праве как признака субъективной стороны преступления
  13. § 1.2. История развития уголовного законодательства об ответственности за неоказание помощи в России
  14. ОБРАЩЕНИЕ К УПОЛНОМОЧЕННОМУ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ КАК ИНСТРУМЕНТ ЗАЩИТЫ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, ВОЗБУЖДЕННЫМ В ОТНОШЕНИИ СУБЪЕКТОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  15. Организованная форма соучастия как критерий дифференциации уголовной ответственности за преступления в сфере экономики
  16. Земельное право. Лекции, 2015
  17. Информационное право. Лекции,
  18. Гражданское право. Лекции,
  19. ПРАВО АДВОКАТА НА ПОЛУЧЕНИЕ СВЕДЕНИЙ: ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ