<<
>>

УСТАВ КНЯЗЯ ЯРОСЛАВА О МОСТЕХ, 60-Е ГОДЫ XIII В.

Введение

Принятый в 60-х годах XIII в. Устав князя Ярослава о мостех принадлежит к числу важнейших памятников новгородского административного законодательства. Он посвящен организа­ции мощения главных торговых магистралей Новгорода и до­рог, ведущих к пристаням и на городской Торг.

Памятник содержит подробные сведения о разверстке мосто­вой повинности в Новгороде, а в приписках —об организации строительства и ремонта Великого моста через Волхов, в кото­рой участвуют все городские и провинциальные сотни, а также об организации сплава строительных материалов для мощения торговых проездов и ремонта мостов.

В силу сложности датировки время издания Устава разными исследователями определялось в широком хронологическом диапазоне — от XI в. (время княжения Ярослава Мудрого) до второй половины XIII в. Истинная дата его происхождения определяется анализом упомянутых в тексте закона имен соцких.

Известные к настоящему времени списки Устава о мостех принадлежат к пяти видам: Археографическому, Пушкинско­му, Троицкому, Оболенскому и Бальзеровскому.

Важнейшей проблемой, решение которой должно предшество­вать комментированию статей Устава, является вопрос об опре­делении наиболее исправного списка памятника. Известные сейчас 15 списков Устава о мостех могут быть разделены на две группы. К первой (Пушкинской) относится единственный спи­сок Пушкинского вида и 4 списка Археографического вида. Ко второй (Карамзинской) —единственный список Троицкого ви­да, 3 списка Оболенского вида и 6 списков Бальзеровского вида.

Сравнивая обе группы, вряд ли можно сомневаться в пред­почтении Пушкинской генерации перед Карамзинской как наиболее сохранившей полноту исходного текста. Карамзинская группа в целом характеризуется необратимыми потерями, к числу которых следует отнести утрату слова изгои в словосоче­тании а с другими изгои до Острой городни,а также отсутствие слов трои риле после обозначения Волховской сотни.

Сопостав­ляя списки Карамзинской группы, наиболее исправным из них следует признать Троицкий, в котором еще не появились свой­ственные другим спискам этой группы искажения: тиможеном или тигорожаном вместо тигожаном, Бискупливместо Пискуп- Ли> Неретьского вместо Нередичьского, Загорожаны вместо Загородъцы, Володьская или Волоцкая вместо Водъская. Еще Дальше в этом искажении идут отдельные списки Бальзеровско-

234

Законодательство Древней Руси

го вида Карамзинской группы: варяджан вместо вережан, за горожаны или с горожаны вместо с загорожаны, Холопъская вместо Аопьская.

Спискам Оболенского вида свойственно непроникшее в Баль- зеровский вид искажение до Острой улицы вместо до Острой городни,а это значит, что Оболенский и Бальзеровский виды развивались независимо один от другого, восходя к общему ар­хетипу, близкому к списку Троицкого вида.

Что касается списков Пушкинской группы, то из них более сохранным оказывается Археографический вид. В Пушкинском списке потеряны слова коломляном до Нередичьского мосту, от великого ряду, огнищаном, присутствующие не только в списках Карамзинской группы, но и в списках Археографиче­ского вида. В нем также искажены некоторые слова: бережан вместо вережан, Клемяных вместо Климятиных. В списках Ка­рамзинской группы эти слова переданы в звучании, близком к тому, какое дает Археографический вид.

В списках Археографического вида имеются невоспроизводи­мые во всех других списках выражения, имеющие принципиаль­ный смысл. Только в них есть слово моститипосле упоминания Бориса и Глеба, слова до софьян, на месте которых во всех ос­тальных списках стоит до торгу. 18-я сотня называется Повол- ховской, тогда как в других списках она Волховская. Наконец, только в них назван Алфердов вымол, в остальных списках называемый Гералдовым или Гелардовым. Пушкинский список относительно этих последних случаев родствен спискам Карам­зинской группы. Поскольку же иные его особенности не реали­зуются в Карамзинской группе, следует утверждать, что Пуш­кинский и Карамзинские списки восходят к общему протогра­фу, занимающему промежуточное положение между ними и списками Археографического вида.

Сравнение списков Археографического вида позволяет приз­нать наиболее исправным тот из них, который помещен в при­ложении к Новгородской Первой летописи по Комиссионной рукописи. В других списках этого вида имеются существенные отклонения: Быкова вместо Бовыкова, Афедорова вместо Ал- фердова, отсутствие слов до от заднего, а от Алфердова вы­мола.

Воссоздание схемы взаимоотношений основных групп спи­сков Устава подтверждается самим существом последователь­ных искажений текста, что связано с «биографией» памятника. Характер этих искажений — стихийное, нецеленаправленное, нарастающее отклонение от правильного написания топонимов. Группировка списков не обнаруживает каких-либо следов ре­дактирования. Их деление на Пушкинскую и Карамзинскую группы обозначает не разные редакции, а только разные изво­ды. И если в Пушкинской группе (в первую очередь, в списках Археографического вида) новгородская топонимика оказывает­ся безупречной, то Карамзинская группа (ив меньшей степени Пушкинский вид) обнаруживает незнание переписчиками мест­ных наименований. Отсюда происходят бессмысленные тиможе-

Hbiи тигорожане, бережане, Неретьский мост, загорожаны, Во- лодьская и Холопъская сотни, Клемяные сени. Такой характер нарастающих искажений позволяет признать Пушкинскую группу в целом новгородским изводом, а Карамзинскую груп­пу — вненовгородским изводом. Этот вывод подтверждается и происхождением списков, дающих возможность несколько уточнить различия между новгородскими и вненовгородскими текстами.

Все списки Археографического вида извлечены из новгород­ских сборников или же из сборников, по своему происхожде­нию непосредственно тяготеющих к Новгороду. Списки осталь­ных видов содержатся в сборниках, к Новгороду не имеющих отношения. Между теми и другими, таким образом, стоит архе­тип Пушкинского и Троицкого видов, давший начало вненовго- родской традиции в переписке Устава. Новгородская же тради­ция сохраняется лишь в Археографической генерации.

Устав о мостех, возникший как локальное новгородское постановле­ние, органически связался в Новгороде с Пространной Прав­дой, но он не имел никакого значения для остальных русских территорий и, выйдя в составе Пространной Правды за преде­лы Новгорода, отложился в некотором количестве списков Рус- ской Правды как непонятный и практически ненужный до­весок.

Выделяя в качестве наиболее достоверных списки Архео­графического вида, а среди них в первую очередь текст, со­хранившийся в Новгородской Первой летописи, мы, естест­венно, не отождествляем его с авторским текстом. Допуская и в нем наличие возможных искажений, мы можем выяснить их только анализом самого памятника и поисками в нем внутренних противоречий. Однако первый вопрос, возникаю­щий при переходе к такому анализу, касается общей компо­зиции источника, выяснения единства или сложности его сос­тава.

М. Н. Тихомиров обратил внимание на наличие в тексте Устава несомненной интерполяции. Перечисление сотен явно разбивает связный текст, а изъятие этого перечисления возвра­щает ему должную логичность и последовательность389. Разви­вая эту мысль, А. Н. Насонов писал: «В истории рукописных текстов довольно обычно, что запись, сделанная на полях руко­писи, при переписке попадает в середину текста. Так как все без исключения списки «Устава о мостех» содержат перечисле­ние сотен, то надо полагать, что вся запись о сотнях попала в текст устава вскоре после его составления, в XIII в., во всяком случае не позднее начала XV в.»390. Правильнее было бы написать: «не позднее XIV в.», поскольку Пушкинский список датируется этим столетием.

389

Тихомиров М. Н. Исследование о Русской Правде, с. 140.

390 Насонов А. Н. «Русская земля».., с. 124.

Еще одна интерполяция хорошо видна при первой же попыт­ке осмыслить последовательность топонимов Устава. Речь идет 0 перечислении тигожан, коло мл ян, нередичан, вережан и пидьблян (ст. 2), не имеющих никакого отношения к тому сю- ЖетУ, изложение которого нарушено их упоминанием.

Законодательство Древней Руси

Наличие этих интерполяций позволяет разбить весь текст Устава на три статьи: собственно Устав (ст.

1) и две вставки (ст. ст. 2 и 3).

Тексты Археографический вид

Известен в 4 списках:

1. Ар.—середины XV в., в приложении к Комиссионному списку Новгородской Первой летописи (ЛОИИ СССР, Архе- огр. 240). Используется как основной;

2. СлН — 1493 г., в приложении к Кормчей книге (ГПБ, Сол. 858/968);

3. ВА— 1495 г., в сборнике (Центральная библиотека АН Лит. ССР, ф.22, №49);

4. Е — первой половины XVI в. (ГБЛ, Егор. 245); здесь находится только начало Устава, со слов «Устав Ярослава» до слов «до Пискупли улици».

А се устав391 Ярослава князя392 о мостех393, о с ме ником поплата. ‘

7. В394Людин конец через греблю к Добрыни улици в го-; родная ворота до Пискупли. улице395, с прусы395 до397 Бори-! - са и393 Глеба399мостити.

2. А тигожанам до коломлян499, а коломляном до Нередичь-'

ского мосту, нередичяном до вережан, а вережаном до пидьб-^ лян, а пидьбляном до Чюдинчеве улице491. '

Іа. Чюдинчеве улице492с загородиц до городьних ворот,' а владыце сквозе городнаа ворота с изгои и с другыми изгоиі до Острой городне. J

3. 1-я Давыжа ста403, 2 Слепчева ста, 3-я Бьвыкова494ста,і 4-я Олексина ста495, 5-я Ратиборова ста499, 6 Кондратова ста,, 7 Романова ста, 8 Сидорова ста, 9 Гаврилова ста, 10 княжа ста,^ 11 княжа, 12 Ржевъскаа, 13 Бежичкаа, 14 Вочьскаа, 15 Обонис-} каа, 16 Лускаа497, 17 Лопьскаа493, 18 Поволховьскаа трои ри-і ле499, 19 Яжолвичьскаа двои риле.

16. До софьян, софьяном до тысячьского, тысячьскомуі до вощьник, от вощник посаднику до великого ряду, отве-і ликого ряду князю до Немецкого вымола, немцем до Ива-1 ня вымола, гтом419 до Алфердова411 вымола412 до от] заднего, а от Алфердова вымола413 онищяном414 до Будя*] тина вымола, ильинцам до Матфеева вымола, Михаилов*^ цам415 до Бардовы улице, а Виктовцам419 до417 Климяти* ных сеней.

Пушкинский вид

Известен в одном списке:

Пш — второй половины XIV в., в сборнике (ЦГАДА, ф. 135, V отд., рубр. I, № I).

А се устав Ярославль о мостех, осмеником поплата.

/. В Людин конецъ черес греблю до Добрыни улицы в город- наа ворота до Пискупли улицы, с прусы до Бориса ы Глеба.

2. А тигожанам до коломлян, а нередицанам до бережан, а бережанам до пидъблян, а пидъблянам до Ч юдинцеве улице.

1 а. А Цюдинцеве улице с загородци до городних ворот, а владыце сквозе городняа ворота с изгои и с другыми изгои до Острой городни.

3. 1-я Давыжа ста, 2-я Слепчева ста, 3-яя Бобткова ста, 4-я Олексина ста, 5-я Ратиборова ста, 6-я Кондратова ста, 7-я Романова ста, 8-я Сидорова ста, 9 Гаврилова ста, 10-я княжа ста, 11 княжа ста, 12 Ржевъская, 13 Бежичкая, 14 Вочкая, 15 Обониская, 16 Луская, 17 Лопъская, 18 Волоховъская 3-и риле, 19 Я желбичкая двои риле.

16. до торгу, софьяном до тысячкого, тысячкому до воіц- ник, от вощник посаднику до великого ряду, князю до Не­мецкого вымола, немцемъ до Еваня вымола, от Еваня вымола гтом до Гералда вымола до задънего, от Вералдова вымола до Бутятина вымола прочь, илъинцам до Матфеева вымола, Михайлове улице до Бардове улицы, а витковлянам до Кле- мяных сеньи.

Троицкий, Оболенский и Бальзеровский виды

Троицкий вид известен в одном списке:

Т—первой половины XV в., в сборнике (ГБЛ, Тр 765).

Оболенский вид представлен 3 списками:

1. О — второй половины XV в., в составе летописи (ЦГАДА, ф. 135, отд. V, рубр. II, № 3);

2. К — конца XV в., в составе летописи (ГПБ,

О.ІѴ. 298);

3. Б — 1680-х гг., в сборнике (ГБЛ, Муз. 6689).

Бальзеровский вид представлен 6 списками:

1. АрБ — второй половины XV в., в составе летописи (ЛОИИ СССР, Археогр. 23);

2. Л — конца XV — начала XVI в., в сборнике (ГБЛ, Муз. 3841);

3. Ун — третьей четверти XVI в., в сборнике (ГБЛя Унд. 820);

4. В — конца XVI—начала XVII в., в сборнике (БАН, 34.2.31);

5. Т — конца XV в., в сборнике (ГПБ, Г.IV. 211);

6. Вс — середины XVI в., в составе летописи (ГИМ, Воскр. 154-6).

О городских мостех, осменики поплата418.

1. В419Людин конецъ чрес греблю420 от Добрыни421 улицы в городняя ворота до Пискупли422 улицы423, а424 Пискуп- Ле425 улице420 с прусы427 до Бориса и428 Глеба,

2- А тигожаном420 до коломлян430, а коломляном до Норе-

Законодательство Древней Руси

дичкого431 моста, а нередичаном до вережан432, а вережаном до пидблян, а пидбляном до Чюдинчеве улиие.

1а. А Чюдинцеве улице с433загородци434 до городних43^

436 ворот, а владыце сквозе городняя ворота с изгои, а с други­ми до Острой городни437, Н

3. 1 Давыдъжа ста, 2 Слепьцева433, 3 Бовыкова439 ста, Олексина440 ста, 5 Ратиборова44іста, 10442 княжа ста, 11 кня-jj жа, 12 Ржевская, 13 Бежицская, 14 Водская443, 15Обонезь-ІІ ская, 16 Лузьская, 17 Лопьская444, 18 Волховская445, 19 Яжелбичьская двои445 рили.

16. до торгу447, софьяном до тысяцкого, тысячкому до вощ* ник, от воіцьник посаднику до великого ряду443, от великогі ряду449 князю до Немецкого вымола459, немцем до Еваня45\ вымола, гтом до Гелардова вымола до заднего, от Гелардовй вымола452 огнищаном до Будятина453 вымола454, ильин* цам455 до Матеева вымола455, а457 михаиловцем до Бардов ее458улки, а видковцем459 до Климятиных сеней.

РАЗНОЧТЕНИЯ

391

Е А се нет; СлН далее великого князя;

392

СлН нет;

393

СлН мосте, далее на поле номер главы 105;

394

ВА нет;

395

СлН далее а Пискупли улици;

396

ВА Прускои;

397—399

СлН Борисоглеба;

398

В А нет;

400 ВА коломнян;

401—402

ВА нет;

403

СлН стия;

404

СлН, В А Быкова;

405

ВА нет, оставлены чистые строки;

407

СлН, ВА Аучкаа;

407—408

ВА нет;

409

ВА далее оставлена чистая строка

410

СлН готвом; ВА гостом;

411

СлН Афедорова; ВА Афердова;

412—413

СлН, ВА нет;

414

СлН, ВА огнишдном;

415

ВА михаловчам;

416

СлН видковцам; ВА витьковца.

417

ВА нет.

418

В по плата;

419

Обол., Бальз. А в;

420

Бальз, гроблю;

421

о, Л, Ун, Т, ВС Добрынины;

422

Обол., Бальз. Бискупли;

423— 427

Обол, нет;

424

Л, Ун, В, Т, Вс, далее от, АрБ от а;

424— 426

В, Вс нет;

426

Бальз. Бискупли;

427

АрБ, Л, Ун пругы;

428

АрБ, В, Т, Вс нет;

429

Обол, тиможеном; Бальз.

тигорожаном;

430

О коломнян;

431

О неретьскога; К, Бальз. неретьского; Б перетского;

432

В варяджан;

433 Вс за;

434

Обол., АрБ загорожаны; Ун, В,

Вс горожаны,:

435

В городовых;

436

В нет;

437

Обол, улици;

439

Ун Быкова;

440

Л, Ун Ратиборова;'

441

Л, Ун, Олексина;

442 В нет;

443

О, К, Т, Вс Володьская; Б Волоцкая;

444

Обол. Лобьская; Вс Холопьская;

445

АрБ Волхвовьская;

446

Бальз, два;

447

Л, Ун далее убо;

448—449

АрБ, Л, Ун нет;

450—452 В нет;

451

Обол., Бальз. Иваня;

453

Обол. Будитина; Бальз. Будетътъна;

454—456 Б нет;

455

О, К ильиианом;

456

В далее до заднего, от Гелардова вымола огнищевам до Будеттина вымола;

457 В и;

458

Обол. Бардины;

438

Обол., Бальз, далее ста;

459

Обол., Бальз, видьковичам.

Законодательство Древней Руси

460 НПЛ, с. 27,

213-214.

461 Там же, с. 39,

230, 472.

462

Акты, относя­щиеся к истории Западной России, собранные и изданные Ар­хеографической комиссией. Т. I (1340-1506). Спб., 1846, № 120

462 Духовные и договорные

грамоты великих и удельных князей XIV—XV вв. М.—Л., 1950, с. 188, 191. № 59.

464

Там же, № 59. См. также: Семенов А. И. Осменники «Устава о мостех».— Новгородский исторический сборник. Вып. 10. Новгород, 1961.

463 «Церковь

Преображения господня возле Спасских ворот на воеводцком дворе построена в прошлом 7772 году майя в 18 день при великом князе Ярославе» (Воробьев А. В.

Заголовок

В нем автором Устава назван князь Ярослав. Поскольку в даль­нейшем тексте упоминаются церковь Бориса и Глеба в новго­родском Детинце, впервые построенная в 1146 г.460, а также тысяцкий, должность которого в Новгороде известна впервые в летописном рассказе 1191г.461, автором документа может быть один из трех одноименных новгородских князей конца

XII —XIII вв.: Ярослав Владимирович (1182—1184, .

1187—1196, 1197—1199 гг.), Ярослав Всеволодович

(1215—1216, 1223—1224, 1226—1228, 1230—1236 гг.) или Ярослав Ярославич (1265—1270 гг.). В современной литерату­ре существуют три возможных варианта датировки. С. В. Юш­ков и М. Н. Тихомиров связывали Устав с концом XII в., Б. А. Рыбаков и Л. В. Черепнин — с 30-ми годами

XIII в., В. Л. Янин—со временем княжения Ярослава Ярославича.

Подробный хронологический анализ документа см. в ком­ментарии к ст. 3.

Вслед за собственно заголовком Устава помещена фраза ос- меником поплата, т. е. плата осменикам. Существо этой долж­ности характеризуется уставной грамотой великого князя Ли­товского Александра киевским мещанам 1494: Которыя пере­куп ники на ряду седят и хлебы продают... тыи ecu маютъ давати осмънику воеводину в каждую субботу от товару по ден- зе... Таковую татьбу побережную маетъ судити осмник воево- дин462. В договорной грамоте тверского князя Бориса Алек­сандровича с Василием Темным 1456 г. определяется порядок взимания осмничего: А тамга и осмничее взяти, аже имет тор­говати; а поедет мимо, ин знает свои мыт да костъки, а боле то­го пошлин нет463. Следовательно, осменики контролировали в фискальных целях торг, взимая пошлину с действительного оборота (а тамги с осмничего от рубля алтын)464. Отметим эту их связь с торгом, важную для понимания документа в целом; Устав хотя и трактует порядок мощения улиц, связан с торго­выми делами.

Статья 1

Отсутствие в сборнике 1494 г. начального предлога «в» поз* воляет обратить внимание на то, что во всех остальных списках в первой фразе предлоги используются нелогично. Людин ко­нец примыкал к Детинцу с юга и юго-запада, будучи отделен от него греблей (рвом). Связь Людина конца с Детинцем осу­ществлялась через Спасские ворота. Время возникновения по­следнего названия (отсутствующего в Уставе) определяется не ранее 1264 г., когда при городских воротах от Людина конца была впервые сооружена Спасская церковь465. К Спасским во­ротам подходила Добрыня улица Людина конца, на которой летописи определяют место нахождения стоявшей около Спас-

ских ворот церкви Образа466. Следовательно, первой фразой Устава жителям Людина конца предписывается мостить через ров, примыкающий к Добрыне улице, и городские ворота до Пискупли улицы. Местоположение последней определяется в северной части Детинца по ее названию, связанному с владыч­ным (епископским, пискуплим) двором467. Надо полагать, что в первоначальном тексте документа предлог «в» в начале пер­вой фразы отсутствовал.

Прусы — обозначение Прусской улицы (у границы Людина и Загородского концов Софийской стороны), жители которой участвуют в мощении продолжающейся на территории Детинца Прусской улицы до церкви Бориса и Глеба. Эта церковь, по­строенная впервые в 1146 г., находилась в южной части Де- 468 тинца .

Статья 1а

Жителям Чудинцевой улицы, находившейся в Загородском конце, предписывается вместе с загородци, т. е. с остальными жителями этой части города, мостить до городских ворот (имеются в виду ворота, позднее названные Воскресенскими, когда при них в 1296 г. была сооружена Воскресенская цер­ковь469) .

Статья 1а разрезана вставкой (ст. 3). Последнюю фразу этой статьи следует читать: а владыце сквозе городнаа ворота с из- гои и с другыми изгои до Острой городне, до софьян. Здесь речь идет о проезде, пересекающем Детинец с запада на восток от Воскресенских до Пречистенских ворот (последние выводили на Волхов к Великому мосту). С севера к этому проезду при­мыкали владычный двор (северо-западный сектор Детинца) и часть территорий Софийского собора (северо-восточный сек­тор Детинца). Владыке предписывается с изгои и с другыми изгои мостить свою часть проезда, противолежащую его двору, до Острой городни,т. е. до софьян. Под Острой городней,нахо­дившейся, таким образом, на стыке епископского и соборного участков, можно понимать северную береговую городню моста через Кремлевский ручей, пересекавший Детинец с запада на восток и проходивший южнее рассматриваемого проезда, вплот­ную к нему. Именно в направлении этого моста производились работы, предписанные жителям Людина конца, поскольку от него начиналась Пискупля улица, ограничивавшая Владычный Двор с востока и разделявшая епископский и софийский уча­стки.

Статья 1б

Софьянам предписано мостить до тысяцкого, а тысяцкому — до вощник. Конечный пункт этого сообщения бесспорен — цер­ковь Ивана на Опоках, которая была центром купеческой корпорации вощников. Очевидно и направление мощения — от Острой городни через Великий мост до церкви Ивана на Опо­ках. Требует решения только вопрос о границе между участка-

Росписи строи­тельства Воевод­ского двора XVII в. в Новго­роде.— Реставра­ция и исследова­ния памятников культуры. Вып. I М., 1975, С. 64).

466 НПЛ, с. 275.

467 Янин В. Л.

Очерки комплекс­ного источнико­ведения: Средне­вековый Новго­род. М., 1977, с. 101-102.

468 Там же,

с. 123-125.

469 НПЛ, с. 328.

За конодател ьство Древней Руси

470

Традиционное отношение к финансовой орга­низации строи­тельства Великого моста хорошо выражено в цар­ской грамоте 1623 г. о сборах в Новгороде и на мостовое дело. Выделив треть средств на город­ские мосты из новгородских доходов только «для их разо­ренья» (имеется в виду шведское «разорение»), царь указал «развытить и собрать с Нова- города, с посаду и с уезду, с сох, по сошному раз­воду, со всех зе­мель с дворянских и с детей бояр­ских, и с мона­стырских сох и со всяких белых людей с дворов со всех без выбо­ру, чтобы никто в избылых не был, потому что дело всее земли и мостами ездят всякие люди» (Акты Архео­графической экс­педиции. Ч. III.

Спб., 1836, № 146).

471

НПЛ, с. 349.

472 Семенов А. И.

Топография новгородского Торга в 1583 г.— Новгородский

ми софьян и тысяцкого. Трудно, однако, назвать какой-либо иной стык, кроме первой (западной) городни Великого моста.

К софьянам сооружение моста через Волхов отношения иметь не могло, это было общегородское и общегосударственное дело, непосильное для софийских попов, дьяконов, дьячков и прос- вирниц и требовавшее совершенно иной организации470. Оно могло финансироваться только всей землей. Иногда допуска­лись исключения, как, например, в 1338 г., когда делаша мост нов, что было вышибло, повелением владыкы Василья: сам бо владыка пристал тому, и почал и кончал своими людьми, но. тогда сама исключительность события побуждала летописца к панегирическим оценкам: «...и много добра створи христия- ном»471, чего мы не видим в других многочисленных случаях- возобновления строительства Великого моста. Поэтому, выби­рая между софьянами и тысяцким, вряд ли можно сомневаться в обязанности именно тысяцкого организовывать сооружение и ремонт моста через Волхов.

Посаднику предписано мостить от вощник, т. е. от церкви Ивана на Опоках, до великого ряду. Великий ряд новгородско­го Торга показаниями лавочных книг XVI в. локализуется на участке между церковью Успения на Торгу и Великим мо­стом472. Общее направление мостовой, обязанность сооруже­ния которой лежала на посаднике, — от церкви Ивана на Опо­ках к церкви Успения.

Князь мостит от Великого ряда до Немецкого вымола. < Великий ряд, находясь на южном краю Торга, соседствовал с княжеским участком Ярославова дворища. Обязанность князя сооружать именно эту мостовую вполне естественна. Князь мос­тил от Великого ряда (по-видимому, вдоль него) к берегу Вол- , хова, где и находился Немецкий вымол — пристань немецких купцов.

Если князь обеспечивал сообщение между Торгом и Немец­ким вымолом, т. е. в первую очередь экспорт новгородских то­варов, то на обязанности немцев лежало сооружение мостовой от Немецкого двора до Иваня вымола, который в силу этого возможно признать пристанью, принимавшей импорт. Местопо­ложение Немецкого двора определяется данными лавочных книг XVI в. к востоку от церквей Успения на Торгу и Параске­вы Пятницы. Общее направление мощения немцами — от Не­мецкого двора (южнее княжеского участка) к берегу Волхова, выше Немецкого вымола.

Готам, т. е. администрации Готского двора, предписано мос­тить до Алфердова вымола, до заднего. Местоположение Гот­ского двора определяется как данными письменных источников, так и отчасти раскопками, проведенными в 1968—1970 гг. на его территории473. Он располагался к югу от Ярославова дво­рища у берега Волхова, ближе к реке, нежели Немецкий двор. Последнее обстоятельство подтверждается и показаниями про­екта договорной грамоты Новгорода с Любеком и Готским бе­регом, датируемого 1269 г.: «Возчикам в Новгороде брать с каждой ладьи за перевозку в Новгороде с берега в Немецкий

двор 15 кун, а в Готский двор 10 кун»474. Алфердов вымол, очевидно, был пристанью Готского двора. Почему он называет- сЯ «задним», сказать трудно.

Огнищане должны мостить от Алфердова вымола до Будяти- на вымола. Под огнищанами (иное название бояр475) здесь могут пониматься только владельцы усадеб Славенского конца, кончанская застройка Славна выходила к берегу Волхова лишь на участках, расположенных к югу от Готского двора; севернее этих мест она была отделена от берега Торгом, Ярославовым дворищем и Готским двором. Поэтому, не локализуя с топогра­фической точностью Будятин вымол, мы можем утверждать, что он находился на берегу Волхова южнее Алфердова вымола.

Ильинцам положено мостить до Матфеева вымола. Традици­онное мнение комментаторов Устава, полагающих, что ильин- цъі — жители Ильиной улицы476, представляется неверным. Устав, перечисляя участки мощения на Торговой стороне, по­следователен в своем движении с севера на юг. Искать ильин- цев, следовательно, нужно в южной части Славенского конца. В самом деле, в южной его точке находится церковь Ильи на Славне, упоминаемая в летописи с 1105 г.477. Ее прихожане и являются искомыми ильин ца ми, на обязанности которых бы­ло мощение у самого южного вымола Новгорода — Матфеева.

Предписание михайловцам мостить до Бардовой улицы, а витковцам — до Климятиных сеней нарушает строгую последо­вательность отмеченного движения к югу, поскольку Михайло­ва и Виткова улицы располагались в районе Готского двора, сходясь у церкви архангела Михаила, которую источники лока­лизуют то на Михайловой, то на Витковой улице478. Это нару­шение объяснимо. В указанном районе Торговую сторону с вос­тока на запад пересекал ручей, в XIV в. заключенный в дренажную трубу (в XVI в. линия древнего русла этого ручья носила название «Труба»). Между тем поперек ручья проходи­ли главные магистрали Торговой стороны. Речь здесь, по-види- мому, и идет о сооружении мостов через ручей, возложенном на жителей Михайловой и Витковой улиц. Указанный район принадлежал к территории древнего Торга, о чем говорит лето­пись под 1152 г.: Априля 23 загореся церквы святого Михаила в сред Търгу, и много бысть зла; и погоре всь Търг и двори До ручья, а семо до Славна, и церквии съгоре 8, а 9-я Варязь- ская*72.

О чем же в целом говорится в Уставе? Археологические исследования позволяют утверждать, что в Новгороде мости- ЛИсь практически все улицы, иначе в условиях повышенной влажности почвы движение по ним было бы невозможным. Между тем Устав в высшей степени избирателен. Он развер­стывает мостовую повинность, касающуюся лишь общественных Центров: Детинца и непосредственных подходов к нему, глав- ньіх магистралей Торга, дорог, соединяющих Торг, иноземные Фактории и город как таковой с пристанями. Вероятно, забота 0 возобновлении рядовых уличных настилов лежала на самих г°Р°жанах. Однако в то же время в Уставе нет ни слова о столь

исторический сборник. Вып. I. Л., 1936, с. 27-31; он же. Древняя топография южной части Славенского конца Новгоро­да.— Новгород­ский историче­ский сборник.

Вып. 9. Новгород, 1959, С. 62-63.

473 Рыбин Е. А. Раскопки Гот­ского двора

в Новгороде.— Советская археология, 1973, №3, с. 100-107.

474 ГВНП, с. 60, №31.

475 Алешков­ский М. X.

Социальные осно­вы формирования территории Нов­города IX- XV вв.— Совет­ская археология, 1974, № 3, С. 100.

476 Памятники

русского права. Вып. первый, с. 216.

477

НПЛ, с. 19, 203.

477 Семенов А. И.

Древняя топография южной части Славенского конца Новгорода, с. 56-60.

Законодательство Древней Руси

479 НПЛ, с. 29, 215.

480 Памятники

русского права. Вып. первый, с. 215.

481

НПК, т. 3: Переписная оброчная книга Вотской пятины 1500 г., 1-я поло­вина. Спб., 1868, с. 358.

482

Описание Российской империи в историческом, географическом и статистическом отношениях. Т. I, тетр. 1: Новгородская губерния. Спб., 1844, с. 58.

481 Памятники

русского права. Вып. первый, с. 215.

482 НПК, т. 3,

стб. 455.

483 ' НПЛ, с. 413.

486

Там же, с. 348.

484 Памятники

русского права. Вып. первый, с. 215.

485 Андрияшев А. М.

Материалы

важных общественных территориях, как, например, вечевые площади; не предусматривает он и мощение въезда в Детинец со стороны Неревского конца. Главная цель Устава — органи­зовать те магистрали, которые обслуживают Торг. Это относит- j ся непосредственно и к улицам Детинца, выводящим к Велико- 8 му мосту: именно по ним шло торговое движение с Софийской ( стороны города. Поэтому не приходится удивляться, что «no-J плату» Устав адресует осменникам — сборщикам торговой пош-| лины.

Статья 2

Перечисление в ст. 2 тигожан, коломлян, нередичан, вережац и пидьблян в контексте раскладки мостовой повинности на тер­ритории Детинца понуждало исследователей робко говорить о привлечении в кремль каких-то окрестных жителей. Приве­денная вставка, однако, имеет отношение к иному сюжету.

Тигожане — это не «жители одного из новгородских пред­местий»480, а население погоста Тигоды, находящегося непода-' леку от впадения в Волхов реки Тигоды, в 100 верстах, от Новгорода вниз по течению Волхова481. Ильинский Тигоц- кий погост граничил с расположенным ниже Солетцким пого­стом, на землях которого начиналась порожистая часть Волхова (так называемые Пчевжские пороги)482. <

Коломляне не могут быть жителями Коломцов или Колмова, находящихся вблизи Новгорода483. Под этим названием под­разумевается население Коломенского погоста, находящегося в 35 верстах от Новгорода вниз по течению Волхова484.

Нередицкий мост хорошо известен летописцу, записавшему под 1421 г.: Того же лета быстъ вода велика в Волхове и снесе'Великыи мост и Нередичкои и Жилотужъскыи485. Система мо­стов соединяла Новгород по правому берегу Волхова с восточ­ным ильменским берегом. Жилотужский мост, упоминаемый в первый раз под 1338 г.486, был перекинут через исток Жило-* туга (нынешний исток М. Волховца), а Нередицкий мост — че-| рез древний исток М. Волховца к югу от Городища. j

Вережане — не жители «Неревского побережья»487, а насе-j ление Поверяжья, местности по течению р. Веряжи, впадающей] в Ильмень в 25 верстах южнее Новгорода в Паозерье, но в сво-1 ем среднем течении отстоящей от Новгорода на 3 версты488.]

Наконец, пидъбляне, хорошо известные летописцу в связи] с рассказом о крещении новгородцев489, — жители Никольской го Пидебского погоста в 6 верстах от Новгорода, ниже по тече­нию Волхова490.

Если соединить все эти пункты в той последовательности, в какой они перечислены в тексте вставки, то получим маршрут движения по Волхову от Тигоды к Коломне, оттуда сначала по Волхову, а потом по Волховцу к Нередицкому мосту, затем через широкий исток Волхова на западный берег Ильменя к Веряже, наконец, от Веряжи к устью Пидьбы. Такой маршрут в связи с главной задачей Устава о мостех мог иметь только од-

позначный смысл. Для мощения улиц и сооружения моста нужен был строевой лес, который требовалось заготовлять и доставлять в Новгород. Сама повинность по транспортирова­нию этого леса должна была быть разверстана, а результаты такой разверстки мы и видим в рассматриваемой интерполяции.

Транспортировка леса из районов, расположенных ниже по­рогов, очевидно, была затруднительной. Не потому ли так лег­ко новгородцы предоставляли право порубки на Неве инозем­ным гостям: А приедет гость на Неву и понадобится ему дерево или мачтовый лес, рубить их ему по обеим берегам реки, где захочет491. Иное дело — область между Новгородом и по­рогами. Здесь лес, собранный в поймах Тигоды и Пчевжы492, транспортируется тигожанами до Коломны, затем коломнянами направляется дальше по Волхову до Нередицкого моста. Об­ходное вокруг Новгорода движение хорошо объяснимо: плото­гонам нужно было избежать прохода под Великим мостом. При сравнительно небольшой ширине Волхова (около 200 саженей) мост, опирающийся более чем на 20 быков, оставлял крайне уз­кие проходы, которые годились лишь для движения ладей. Другим препятствием для прохода под мостом была его незна­чительная высота, что хорошо передано на одном из клейм нов­городской иконы Варлаамия Хутынского493. Показательно также, что все вымолы — пристани расположены выше Велико­го моста, будучи наиболее доступны для подхода со стороны Ильменя494.

Нередичане собирали волховский лес и, вероятно, сплавной из Помостья, перегоняли его в Новгород. Следующий участок связан с повинностями веряжан. Верховья Веряжи, бывшей в древности достаточно полноводной, граничат с землями Никольского Питебского погоста. Думается, что слова до торгу, стоящие в начале ст. 1б в ряде списков вместо слов до софьян в оригинальном тексте вставки, завершали ее: а пидьбляном до торгу. Замена а пидьбляном до Чюдинчеве улице могла воз­никнуть для логической связи со следующей фразой: А Чюдин­чеве улице с загородци до городьних ворот, относящейся, одна­ко, к основному тексту Устава.

Некоторым противопоказанием изложенному пониманию рассмотренной вставки является то обстоятельство, что значи­тельная часть маршрута по транспортировке леса направлена против течения Волхова и Волховца. Однако обратимся за справкой к квалифицированной характеристике Волхова, издан­ной задолго до изменения свойств этой реки в результате строительства Волховской гидроэлектростанции: «Падение Волхова на протяжении 206 верст не более 47 футов и 10 дюй­мов. Если из этого вычесть 2/3 для порогов, то для остального пространства 180 вер. останется не более 15 фут. склону. После этого не удивительно, отчего судоходство по Волхову чрезвы­чайно медленно; в безветрие, даже по течению, суда тянутся бичевою. При сильном напоре льда весною Волхов иногда оста­навливается и принимает обратное течение»495.

по историческом географии Новгородской земли. Шелонская пятина по писцо­вым книгам 1498- 1576 гг. Т. I: Списки селений. М., 1914, с. 3-15.

489

НПЛ, с. 160.

490

НПК, т. 3, стб. 13.

491 ГВНП, с. 59, № 31 (1269).

492

Об особом лесо­промысловом значении этого района в древно­сти говорит его специализация даже в XVIII в., когда из него в Петербург в тече­ние одного года поступил 1141 плот сосновых бревен (Чулков М. Историческое описание россий­ской коммерции. Т. 4, КН. 5. М., 1976, с. 641).

493

Гусев П. Л. Новгород XVI в.

по изображению на Хутынской иконе «Видение пономаря Тара- сия».— Вестник археологии и истории Вып XIII. Спб., 1900, с. 46.

494

В 1533 г. новго-

Законодательство Древней Руси

родцы берут лес для постройки церкви «на рли во Славне» (ПСРЛ, Т. 4, Ч. 1, вып. 3. Л., 1929, с. 550).

495

Рписание Российской империи, т. I, тетр. 1, с. 57-58.

496 Рыбаков Б. А. Деление Нов­городской земли

на сотни в XIII в.

— Исторические записки, № 2,

1938, с. 132-152.

497 Псковские

летописи. Вып. 2.

М., 1955, с. 245 (под 1563 г.).

498

Там же, с. 131 (под 1435 г.).

498 Памятники

русского права.

Вып. первый, с. 215.

499 Новгородские

летописи. Спб., 1879, с. 262.

501

Там же, с. 47.

502

Тверской Л. М.

Русское градо­строительство до конца XVII века.

Планировка и застройка русских городов.

Во второй интерполяции названо 10 городских и 9 провинци­альных, волостных сотен. Отсутствие 10-й провинциальной сот­ни наводит на мысль о неисправности списков уже на стадии Археографического вида, об утрате в них названия этой сотни. Б. А. Рыбаков локализовал провинциальные сотни Устава, свя-^ зав их с хорошо известными по писцовым книгам XV —. XVI вв. полупятинами. Естественно, что полупятин не девять, а десять, и одна из них не находит соответствия в сотнях Устава, о мостех. Это случилось с Белозерской половиной Бежецкой пятины, называемой в древности Помостьем496. Не говорит^ ли разночтение списков Археографического вида (78 Поволхов-і ская) и остальных списков (78 Волховская) о неисправности^ этого места? В оригинале оно могло выглядеть так: 78| По(мостьская, 19) Волховьская. Объединение двух сотен в одну: должно было повлечь и перемену нумерации последних со-, тен — Волховской и Яжелбицкой.

В списках сотен в двух случаях упоминаются рили: Вол- ховъская трои риле, Яжелвичьскаа двои риле: А на Волхове вода была до релей мостовых497; Того же лета наяли пскови­чи наимиты на новой мост на Пскове реке, а запас балки наимитов, а рилины и городни и дубья псковская49*. Это об­стоятельство позволяет принять в качестве достоверного мне­ние многих исследователей о том, что речь во вставке идет о разверстке по сотням «поплаты» за сооружение Великого вол­ховского моста499. Риль в данном случае служит единицей измерения мостового звена, поскольку трудно предполагать, что этот термин не обнимал и городню — самую трудоемкую и самую емкую по расходу строительных материалов деталь, моста. Великий мост, следовательно, делился по меньшей мере на 22 рили, а с учетом предполагаемой неисправности спи­сков — не меньше чем на 23 рили. Заметим, что в 1421 г. во время сильнейшего наводнения снесе великого моста 20 горо­день*99,при этом летописец отмечает, что мало убо некая от­части древеса у брега суши остася . На плане «Новгород­ского каменного города» 1701 г. Великий мост показан с. 25 опорами, из которых 4 были береговыми, а 21 — на' воде502. *

Связывая перечисление сотен с их обязанностью финансиро­вать сооружение Великого моста, мы поймем, почему эта запись оказалась на полях документа как раз против упоминания ты-3 сяцкого. На нем лежит организация работ на Волховском мос- ту, но ведь именно он является и главой соцких. і

Таким образом, обе вставки имеют прямое отношение к со­держанию Устава, уточняя существенные аспекты разверстки мостовой повинности. Наличие их во всех списках Уставав позволяет присоединиться к мнению А. Н. Насонова и считать,] что они находились на полях оригинального документа, бу-, дучи присоединены к нему вскоре после его составления. Если*, это так, то для дальнейших хронологических наблюдении^

сЛедУет рассмотреть имена городских соцких во вставке о сотнях.

Поскольку следующим этапом административной и политиче­ской карьеры соцких была должность тысяцкого, имеются все основания сравнить этот список со списком новгородских ты­сяцких в поисках совпадающих имен. Устав называет следую­щих соцких: Давыда, Слепца, Бовыку, Олексу, Ратибора, Кон­драта, Романа, Сидора и Гаврилу. В летописном списке «А се тысячьскыи новгородскыи» имеются два имени, совпа­дающих с именами соцких Устава, — Кондрат и Ратибор. Оба названы там в следующей очередности: «...Вячеслав (1228 г.), Борис Негочевич (1228 г.), Микита Петрилович (1230 г.), Фед Якунович (1234г.), Клим (1255 г.), Жирохне (Жирослав, 1257, 1262—1263 гг.), Кондрат (1268г.), Ратибор Клуксович (1268—1270 гг.)...»503. В скобках мы приводим даты летопис­ных упоминаний этих тысяцких, доказывающие, что очеред­ность имен в списке была хронологической. Очевидно, что наиболее поздней возможной датой составления вставки о сот­нях может быть только год избрания Кондрата на должность тысяцкого, иными словами, год, когда Кондрат перестал быть соцким.

Л.-М., 1953,

с. 186, рис. 137.

503

ПСРЛ, т. 4, ч. 1, вып. 3, с. 626;

Т. 23. Спб., 1910, с. 166.

Предшественник Кондрата Жирохне (иначе Жирослав) был избран на должность тысяцкого в 1257 г.504, его служба про­должается и в 1262 г., поскольку Жирослав является одним из авторов договора, заключенного в этом году505. О тысяцком Кондрате летопись сообщает только в связи с Раковорской би­твой 18 февраля 1268 г., в которой он пропал без вести. Нако­нец, Ратибор Клуксович избран в 1268 г. на место Кон­драта506.

504 НПЛ, с. 82, 309.

505 ГВНП, с. 56, №29.

506 НПЛ, с. 86-88, 317-319.

Упоминание о Кондрате как о тысяцком встречается не только в летописи. Он назван также в двух докончаниях Новго­рода с князем Ярославом Ярославичем, составленных между 27 января 1265 г. и 18 февраля 1268 г.507, но не ранее. Следо­вательно, в самый начальный период новгородского княжения Ярослава Ярославича Кондрат мог еще быть не тысяцким, а только соцким.

507 ГВНП, с. 9-10, № 1, 2. О дате этих докончаний см.: Янин В. Л.

Очерки комплексного источниковеде­ния, с. 112-115.

Что касается наиболее ранней из возможных дат, то пред­ставляется весьма сомнительной возможность относить Устав ко времени князя Ярослава Всеволодовича, т. е. до 1236 г. Б. А. Рыбаков, придерживающийся такой датировки, полагает, Что Кондрат и Ратибор, ставшие тысяцкими в 60-х годах XIII в., вполне могли быть соцкими еще в 30-х годах этого сто­летия508. Такая возможность, разумеется, не исключена, но маловероятна. Б. А. Рыбаков пытался в летописных рассказах 0 времени Ярослава Всеволодовича отыскать лиц, с которыми можно было бы связать имена соцких Устава. Кроме Кондрата и Ратибора, действовавших в позднейшее время, он называет Олексу Путиловича, Гаврилу Игоревича, Гаврилу Милятинича, Романа Михайловича, Давида и Сидора. Однако все эти отож­дествления неправомерны. Соцкие, представительствовавшие От непривилегированных сословий, не могут быть ни боярами,

508 Рыбаков Б. А.

Деление Новгородской земли на сотни в XIII в , с 148.

248

Законодательство Древней Руси

509 НПЛ, с. 88, 319.

ни духовными лицами. Между тем Олекса Путилович, оба Гав­рилы и Роман Михайлович — бояре, Давид — стольник архие­пископа, а Сидор — хутынский игумен. На наш взгляд, больше шансов на правильное отождествление с соцкими Устава имеют «приятель» Ратибора Гаврила Кыяниновиць, Олекса Мъртьки- нич и Роман Болдыжевич, упомянутые в летописном рассказе 1270 г.509. Однако более важен другой аргумент. Между вре­менем Ярослава Всеволодовича и избранием в тысяцкие Кон-і драта эту должность в Новгороде занимали Фед Якунович,; Клим и Жирослав. Если бы Устав относился ко времени Ярое-* лава Всеволодовича, мы нашли бы в списке соцких этого доку­мента не только Кондрата и Ратибора, но и Жирослава, и Кли­ма, и Феда. Но их там нет, названы совсем другие лица,, Это позволяет нам датировать Устав о мостех в пределах пер­вой половины княжения Ярослава Ярославича — между 126J и 1267 гг. !

<< | >>
Источник: Чистяков О.И.. Российское законодательство X—XX веков. В девяти томах. Т. I. Законодательство Древней Руси.— М.: Юрид. лит.,1984.— 432 с.. 1984

Еще по теме УСТАВ КНЯЗЯ ЯРОСЛАВА О МОСТЕХ, 60-Е ГОДЫ XIII В.:

  1. § 2. Либерализации экономических отношений и влияние этого процесса на институт юридического лица в годы ноной экономической политики
  2. Чистяков О.И.. Российское законодательство X—XX веков. В девяти томах. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русскогоцентрализо­ванного государства. — М.: Юрид. лит.,1985. — 520 с., 1985
  3. Чистяков О.И.. Российское законодательство X—XX веков. В 9-ти т. Т. 5. Законодательство периода рас­цвета абсолютизма. — М.: Юрид. лит.,1987. — 528 С., 1987
  4. § 2. Юридические лица в торговой (предпринимательской) деятельности во второй половине XIX в. - начале XX в.
  5. § 3. Формирование и развитие хозяйственно-правовой мысли в Советском государстве
  6. § 3. Размещение акций банком. Отчуждение акций акционерами
  7. § 1. Документы, необходимые для регистрации. Виды лицензий
  8. Чистяков О.И.. Российское законодательство X—XX веков. В девяти томах. Т. I. Законодательство Древней Руси.— М.: Юрид. лит.,1984.— 432 с., 1984
  9. ТРЕБОВАНИЯ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ К ЛИЦАМ, ПРЕТЕНДУЮЩИМ НА ПОЛУЧЕНИЕ СТАТУСА АДВОКАТА
  10. К вопросу о понятии и сущности фактических брачных отношений в контексте обеспечения традиционных семейных ценностей
  11. § 1. Переход от новой экономической политики к государственно- плановой экономике
  12. ОБ УЧАСТИИ АДВОКАТА В ПРОЦЕДУРЕ МЕДИАЦИИ