<<
>>

УСТАВ СВЯТОГО КНЯЗЯ ВОЛО ДИМИРА, КРЕСТИВШАГО РУСЬСКУЮ ЗЕМЛЮ, О ЦЕРКОВНЫХ СУДЕХ62

1. Во имя отца, и сына, и святого духа.

2. Се яз, князь63 Василии, нарицаемы Володимир64, сын Святославль, внук Игорев, блаженыя княгини Олгы; въсприял есмь святое крещение от грецьскаго царя65 и от Фотия патриарха царегородьского, взях пьрваго митрополита Леона66 Киеву, иже кьрсти всю землю Русьскую святымъ крещеньемъ.

3. По томъ же летом многым минушем создах церковь свя­тыя Богородица Десятиньную и дах ей десятину по всей земли Русьстеи ис княжения в сборную церковь от всего княжа суда десятую векшю, а ис торгу десятую неделю, а из домов на вся­ко лето от всякого стада и от всякого жита чюдному Спасу и чюднеи67 его матери66.

4. По томъ разверзъше грецьскыи номоканон и обретохом в немъ, оже не подобаетъ сих судов и тяжь князю судити, ни бояром его, ни судьям69.

5. И яз, съгадав16 с своею княгинею с Анною и71 с свои­ми детми72, дал есмь ты суды церквам, митрополиту и всем пискупиям73 по Русъскои земли.

6. А по семь не надобе въступатися ни детем моим, ни вну­чатом, ни всему роду моему до века, ни в люди церковные, ни во все суды их.

7. То все74 дал есмь75 по всем городом и по погостом, и по свободам, где76 нъ суть християне 77.

8. И своим тиуном приказываю церковнаго суда™, не оби- дети79 ни судити*9без владычня наместника*1.

Устав князя Владимира Святославича.

Синодальная редакция

9. А се церковнии суди: роспуст*2, смилное*3, застава­нье*4, пошибанье, умычка**, промежи мужем и женою о животе**, в племени или в сватьстве*7 поимуться, ведьство, зелииничьство, потвори**, чародеяния, волхвования, у река­ми я три: бляднею и зельи*9, еретичьство90, зубоежа.

или сын отца бьетъ91, или92матеръ, или дчи93, или снъха све­кровь94, братя или дети95 тяжються о задницю, церковная татба, мертвеци сволочатъ9*, крест посекуть или на стенах режють97, скот или псы, или поткы9* без великы нужи въведет", или ино100 что неподобно церкви подееть, или два друга иметася бити, единого жена иметь за лоно другаго и роздавить, или кого застанутъ с четвароножиною, или кто молиться под овином101, или в рощеньи, или у воды, или дев­ка детя повьржеть.

10. Те все суды церкви даны суть102. Князю и бояром и судьям их в ты суды нельзе въступатися.

11. То все дал есмь по пьрвых царев уряженъю и по все- леньскых святых103 семи зборов104великых святитель10*.

12. Аже кто преобидить нашь10* устав, таковым непроще­ным быти от закона божия и горе собе наследують.

13. А своим тиуном приказываю суда церковнаго не обидети и с суда™7 давати 9 частии князю, а 10-я святей церкви.

14.108 А кто пообидить суд церковный, платити ему собою, а перед богомъ тому же отвечати на страшнем суде пред тмами ангел, иде же когождо дела109 не скрыються110 благая или злая, иде же не поможетъ никто же кому, но токмо правда111 избавить от вторыя смерти, от вечныа мукы, от хрещения не- спасенаго, от огня негасимаго. Г осподъ рече: в день месть въздамь сдержащим неправду в разуме, тех огнь не угаснетъ и червь их не умретъ, створшим же благая — в жизнь и в ра­дость и неизреченную. А створшим злая112 в въскрешенье су­да, им же рече113, неизмолим суд обрести114.

15. Еже искони уставлено есть и поручено святым пи- скопьям11* городьскые и торговые всякая мерила и спуды извесы, ставила, от бога тако искони уставлено пискупу117 блюсти бес пакости, ни умалити, ни умножити, за все то дати ему слово в день суда великаго, яко же и о душах челове- ческах.

16. А се118церковные люди119: игумен, поп, дьякон, дети их, попадия120 и кто в клиросе, игуменья,хчернецъ, черница, проскурница, паломник121, лечець122, прощеник, задушьныи человек123, стороник, слепець, хромецъ. Манастыреве, болни- Це, гостинници, страннопрйимнице124.

17. То люди церковные, богаделные12*. Митрополит или12* пискуп ведает межи ими суд, или обида или127 котора, или12* вражда, или задница.

18. Аже будетъ иному человеку с тымь человекомь речь, то обчии суд129.

19. Кто преступить си правила, яко же есмы управили по

святых отецъ правилом и първых царев управленью, кто иметь преступати правила си, или дети мои130, или правнучата, или в котором городе наместник, или тиун, или судья, а131пооби- дять суд церковный, или кто иныи132, да будутъ прокляти в сии век и в будущий семию зборов святых отецъ вселень- 133

скых .

РАЗНОЧТЕНИЯ

62

АП далее и о десятинех;

63—64 АП Володимер, нареченный з святемь крещении Василии;

65

Вл далее Констянтина;

66

Вл Михаила;

67—68 АП, ОУ Богородици;

69 АП, ОУ, тиуном;

70—71

АП, ОУ, РЕ нет;

72

ОУ далее с всеми князи и с своими бояры;

85

в основном списке слово умычка вставлено над строкой;

86

АП далее их;

87

АП, Белоз сватовьстве;

88

3 плод твори;

89

С зелием;

90

АП еретичеством;

91

АА, Ус убиет;

92—93

Лв дочка матерь биеть;

христианьсъкыми цари и князи в всех христианьских людех;

103

АП, ОУ далее отецъ;

104

АП, ОУ сбор вселенскых;

105

РЕ далее князю и бояром и судиям не прощено от закона божьа вступатися в тыа суды;

106 АП сии;

107

АП, ОУ судов из городских;

108— 114

РЕ нет;

109— 110

АП, ОУ открыются яве;

111

ОУ далее и добрыя детели;

112—113

АП, ОУ рекше неправо судившем на сем свете и лукавно;

115—116

АП богом святителемъ и

епископиям их;

127—128

АП, ОУ каторая;

129

РЕ, Вл далее А присуд и nt наполы;

130

АП, ОУ далее князи;

131—132

ОУ имуть обидети суды церк или отимати;

133

РЕ далее идет Проклинание се Владимера, в которое почі дословно входит ст.

14 Оснс списка. После последних слов статьи идет следующий А кто уставление мое поруі или сынове мои, или внуци . или правнуци мои, или от р моего, или от бояръ кто, а пору ми ряд, или уступятся в су митрополичи, что есми дал миі литу и епископом, по правил святых отецъ, судивше казн по закону. Аще кто иметь с церковный суды, что приданы j политу, станетъ с мною на стр< суде пред богомъ и будетъ на клятва святых отецъ 300 и

в Никеи всех святых. Амиі Вл после последних слов ст Основного списка в Волокола списке идет далее следующий

73

ОУ епископиям;

74—75

Белоз ведает митрополит и епископи;

76—77

Белоз живутъ;

78—79

ОУ не судити и наших судов без судии без владычня;

80—81

ОУ десятин деля;

82

Белоз роспуски;

94—95

РЕ, Вл или кто уречется скверными словы и прилагая отца и матеръ, или сестры, или дети, а любо племя;

96

Белоз одираютъ;

97

АП, ОУ трескы емлют из креста;

98 ЕФ птицы;

99

АП далее в церковь;

99 АП нет;

101

АП, ОУ или во ржи;

117

РЕ митрополиту;

118—119

РЕ, Вл люди церковни предании митрополиту по правилом;

120

РЕ далее диаконица;

121 РЕ пономарь;

122 ОУ далее вдовица;

123

РЕ, ВЛ далее прикладенъ;

124

РЕ, Вл далее а кто порты чернеческыя съврьжеть;

А се о десяти) княжа суда десятая десятая неделя, и < и из всего сход и от лова княжс стада, и от всяк в соборную церков или князь в девяти, соборная в десято ниа же иного h положити паче да ecu съгражаюті Иже кто разсыпу разсыплет того бог свята есть. И аь святый сеи устав, и горе себе наследу дословно повтори Проклинания свя

Статья 1

Статья не несет нормативной нагрузки, а представляет собой традиционное обращение к богу, во имя которого издается закон.

Статья 2

Статья указывает на факт крещения Руси, что и породило необходимость издания Устава.

В разных списках Устава мы встречаемся с различными именами византийских царей и первых русских митрополитов. Даже в разных списках одной, в частности Синодальной, ре­дакции в качестве первого русского митрополита упоминается то Леон (Основной список), то Михаил (список Волоколам­ского извода).

134

Щапов Я. Н. Княжеские уставы и церковь в Древ­ней Руси XI- XIV вв., с. 74-75.

Сборную, зборную

— соборную.

Векшю, векша

— денежная еди­ница, сменившая веверицу.

Аналогичная картина наблюдается и в списках Оленинской редакции. Этот факт, по-видимому, обусловлен различиями места и времени происхождения текстов и отражает стрем­ление разных церковных кругов увековечить в русской истории имя того или иного митрополита134. Согласно мне­нию Я. Н. Щапова, в архетипе Устава значилось лишь имя Леона, его же в качестве первого митрополита называет и Е. Е. Голубинский.

Статья 3

Статья устанавливает доходы церковной организации в лице церкви Св. Богородицы Десятинной.

Статьи 4 и 5

Статьи написаны в соответствии с правилами греческой пра­вославной церкви и представляют собой отказ князя от вмеша­тельства в дела, переданные церкви. Таким образом, закрепля­ется принцип разделения церковной и светской судебной компетенции.

Номоканон

— сборник офи­циальных и

неофициальных церковных поста­новлений, возникший в Византии и распространив­шийся в Древней Руси под названи­ем Кормчих книг,

Пискупиям

— епископствам.

135 ПСРЛ, т. I, Спб., 1846, с. 34, под 980 г.

Княгиня Анна — сестра византийских царей Василия и Константина — была выдана замуж за князя Владимира, за­интересованного в установлении династических связей с Визан­тией. Согласно Повести временных лет, Владимир в против­ном случае грозил даже пойти походом на Констан­тинополь.

Единственным условием для заключения брака, выдвинутым греческими царями, было принятие князем Владимиром хрис­тианского крещения. Это условие, по-видимому, сыграло ре­шающую роль при утверждении князя в решении принять христианство и крестить Русь.

Греческая царевна Анна стала последней и единственной христианской женой князя Владимира (до принятия хри­стианства у него было 5 жен, называемых в летописи водимыя, и 800 наложниц: 300 содержались в Вышгороде, 300 — в Белгороде и 200 — в сельце Берестовом)135.

Именно

княгиня Анна являлась проводницей идей византийской церкви и советником князя . Владимира. В соответствии с византийским традиционным образцом отношений между царем и церковью на Руси сложилась такая система, при которой князь являлся покровителем церкви. Поэтому церковный Устав издавался от имени князя.

153 Устав князя Владимира Святославича Синодальная редакция

Статьи 6—7

Статьи представляют собой наказ князя Владимира своим многочисленным детям (одних только сыновей было 12), вну­кам и другим родственникам не вмешиваться в компетенцию церковного суда. Князь Владимир подчеркивает бессрочное во времени и неограниченное четкой территорией действие сво­их установлений.

Погостом

— администра­тивно-территори­альным единицам.

Свободам — слободам, поселкам.

Критерий для определения пределов действия закона скорее персональный, а не территориальный: где живут христи­ане.

Статья 8

Владыка — священнослужитель высшей церковной иерар­хии: архиерей, епископ, архиепископ или митрополит.

Данная статья содержит приказ князя своим судьям не вме­шиваться в дела, отданные на рассмотрение церковного суда, и более того, не рассматривать впредь без участия наместника владыки даже те дела, которые традиционно входили в компе­тенцию княжеских судей (см. разночтения по списку ОУ).

Статья 9

Живот

— имущество.

Статья содержит перечень поступков, которые стали расце­ниваться с точки зрения церковного права как преступления. Устав кн. Владимира не определяет меру наказания за эти деяния.

Можно было бы предположить, что приглашенные на Русь византийские церковные иерархи принесли вместе с новой религиозной системой и новую правовую систему. Дей­ствительно, в русские Кормчие книги неизменно включались такие законодательные акты, как Эклога — византийский за­конодательный свод VIII в., Закон Судный людем — южносла­вянская переработка Эклоги, дополненная покаянными прави­лами136, Прохирон — византийский свод законов конца IX в. (879 г.), а также извлечения из Пятикнижия Моисея137. Эклога и Прохирон — скорее светские законодательные своды, содержащие нормы гражданского, семейного и уголовного пра­ва. В них отсутствуют указания на собственно церковные нака­зания — епитимии, отлучение, содержащиеся в канонических источниках права. Церковные наказания налагались в Визан­тии наряду со светскими. А в Эклоге и в Прохироне широко представлены как членовредительные наказания (отсечение РУки, отрезание носа, оскопление и т. п.), так и смертная

136

Закон Судный людем. Краткая редакция. Под ред. акад. Тихо­мирова М. Н.

М., 1961, с. 24.

137 Ключевский В. О.

Соч., М., 1956, т. 1, с. 209-210.

138

Закон Судный людем, Краткая редакция, 23.

Зелииничьство

— лекарничество, знахарство, ис­кусство исцелять или приворажи­вать посредством чудодейственных снадобий из зелий, трав.

Потвори

— чародейство, колдовство.

Волхвования

— волшебство, знахарство, заво­раживание, ис­кусство гадания,

врачевания.

Еретичество — вероотступни­чество, колдовство.

Снъха

— жена сына.

Поткы

— птицы.

Четвароножини

— скотина.

Овин

— строение для просушки хлеба в снопах.

Рощенье

— роща, лес.

казнь. Включение таких законов в русские Кормчие книги служило скорее цели ознакомления русских судей с византий­скими законодательными образцами (наряду с национальными законами), чем цели придания им обязательной силы закона. Соглашаясь с М. Н. Тихомировым, «можно сомневаться в том, что юридические нормы Закона Судного людем с их строгими византийскими наказаниями применялись в русской юридиче­ской практике XI—XIII вв.»138. Хорошо известно летопис­ное сказание о том, как приглашенные на Русь византийские епископы предложили князю Владимиру ввести за некоторые преступления смертную казнь. Князь Владимир поначалу со­гласился, но вскоре вынужден был отказаться от несвойствен­ных Древней Руси жестоких наказаний и вернуться к денеж­ным взысканиям, что соответствовало и интересам самого князя. Очевидно, что византийская система наказаний не соот­ветствовала русской обычно-прововой системе наказаний. Ведь ей, как это видно из Русской Правды, несвойственны ни чле­новредительные наказания, ни месть по принципу талиона, ни смертная казнь. Это несоответствие византийской системы наказаний русским обычаям, по-видимому, и привело к отсут­ствию в Уставе князя Владимира указаний на какие бы то ни было наказания вообще. Определенная система наказаний по­является в более позднем памятнике церковного права — Уста­ве кн. Ярослава. И хотя отсутствие собственных санкций в Уставе кн. Владимира не означает применения византийских наказаний, все же важно знать, с какими мерками пришли на Русь византийские служители церкви.

Нормы ст. 9 имеют, таким образом, двоякое значение — ма­териальное и процессуальное. С одной стороны, они объявля­ют общественно опасными такие поступки, которые не рассмат­ривались как преступления русским обычным правом; с другой — определяют подведомственность таких дел церков­ным судам.

Церковь стремилась к тому, чтобы брак заключался на всю жизнь и в идеале оставался бы нерасторжимым. Брак мог быть расторгнут лишь в исключительных случаях, причем лишь после церковного судебного разбирательства. Обоснова­нием нерасторжимости брака служили книги Священного пи­сания Ветхого и Нового завета: книга Бытие (гл. 2, ст. 21—25; гл. 3), Евангелие от Матфея (гл. 19, ст. 1—12), Евангелие от Марка (гл. 10, ст. 1—12), Евангелие от Луки (гл. 16, ст. 18). Не вдаваясь в подробности канонического уче­ния о браке, следует заметить, что даже не все христианские церкви признают вышеуказанные ссылки на Библию достаточ­ным обоснованием нерасторжимости брака. Но тем не менее определенный смысл в возведении в закон этого принципа есть. Люди должны были привыкнуть к мысли, что брак поч­ти нерасторжим, и стремиться выработать такие нормы поведе­ния, которые бы позволили супругам ужиться. Это способство­вало проявлению более бережного отношения их друг к другу. Но нельзя не заметить, что задача устранения антаго­

низма при таких условиях могла быть решена лишь путем ус­мирения природных страстей.

Трактовка термина смилное как внебрачной связи мужчины и женщины не является общепризнанной. Е. Е. Голубинский, например, выводил понятие смилное от слова мило (приданое) и подразумевал здесь тяжбы из-за приданого139. А. С. Пав­лов же объединял рядом стоящие слова ст. 9 и понимал под смилным заставаньем — «брачный сговор с назначением не­устойки»140. Но следует заметить, что термин, производный от слова «заставанье», употребляется также в словосочетании в ст. 9 или кого застанутъ с четвароножиною. Однако ни о ка­ком «брачном сговоре» с четвароножиною говорить не прихо­дится. Поэтому представляется более убедительным мнение К. А. Неволина, согласно которому смилное должно означать «любовную связь между лицами, как соединенными, так и не­соединенными браком». При выдвижении такого объяснения К. А. Неволин осуществил сравнительный анализ других сла­вянских языков, что помогло ему выяснить действительное значение слова смилное. При этом он оставался далеким от категоричности и допускал, что слово смилное означало не са­мостоятельный состав преступления, а служило прилагатель­ным к слову заставанье, но при этом, как он верно заметил, мысль законодателя, по существу, не изменяется141. И. И. Срезневский переводил слово смило как приданое, но словосочетание смилное заставанье предлагал переводить как прелюбодеяние142.

139 Голубинский Е. Е. История русской

церкви, т. I, полутом I.

М., 1901, С. 531.

140

Павлов А. С. Курс церковного права, Св.-Тр. лавра, 1902, с. 138.

141 Неволин К. А. О пространстве церковного суда

в России до Петра Великого— Поли. собр. соч., т. VI, Спб., 1859, с. 282.

142 Срезневский И. И.

Материалы для словаря древнерусского языка, т. III, Спб., 1912, стб. 443.

Думается, что смилное все же может быть выделено в самос­тоятельный состав преступления — не освященную церковью совместную жизнь мужчины и женщины. Определенным аргу­ментом в пользу раздельного толкования понятия смилное и заставанье является употребление в одном из списков Крести­нинского вида (в вариантах он обозначен ИК) понятий смил- ные и застатье в разных числах: во множественном и единст­венном. По-видимому, составитель расценивал их как разные составы преступлений, поскольку не согласовал числа.

Таким образом, церковь стала признавать половую жизнь лишь в освященном ею браке и пресекать внебрачные связи. Согласно книге Исход (гл. XXII, ст. 16—17), внебрачная по­ловая связь с девицей влекла следующие последствия: Если обольстит кто девицу необрученную и переспит с нею, пусть даст ей вено (и возьмет ее) себе в жену; а если отец не согла­сится (и не захочет) выдать ее за него, пусть заплатит (отцу) столько серебра, сколько полагается за вено девицы. По визан­тийским законам, добрачная связь влекла аналогичные послед­ствия для мужчины: если он принадлежал к числу состоятель­ных, то должен был заплатить соблазненной им девушке литр золота; если он был среднего достатка — половину своего состояния; если бедный, то должен был быть высечен, остри­жен и выслан. Этих последствий можно было избежать лишь в случае заключения брака (Эклога, тит. XVII, ст. 29, анало­гичные установления есть и в Прохироне). Очевидно, что

Повьржеть

— родит, но, воз­можно, выкинет,

избавится от плода.

Роспуст — развод супругов без разрешения цер­ковного суда.

Промежи мужем, и женою о животе

— имущественные споры между

супругами.

143

Заповедь св.отецъ ко исповедаю- щимся сыном и дщерем, ст. 22.— Голубинский Е. Е. История русской церкви, т. I, пол. I, с. 513.

природное влечение людей направлялось церковью в русло брачной жизни. Следует сказать, что наряду со стремлением к достижению нравственных целей церковноправовые нормы о браке были направлены на обеспечение господства церкви над массой. Семья — устойчивая общность людей. Общество составлялось из однородных социальных клеток. Если учесть, что, согласно церковным правилам, муж и жена должны были исповедоваться у одного и того же духовного лица143, то ста­нет ясным механизм управления семьей, а через нее — и массой.

Согласно книге Второзаконие (гл. XXII, ст. 22), если най­ден будет кто лежащий с женою замужнею, то должно предать смерти обоих... А если муж тяготился лишь подозрениями о неверности своей жены, но не имел четких улик, то, согласно книге Чисел (гл. V, ст. 11—31), ему предлагалось передать ее в руки священнослужителей для испытания с помощью хит­роумных ордалий. Предполагалось, что, подвергнув жену рев­нивого мужа испытаниям, можно было получить четкие дока­зательства ее прелюбодеяния либо верности.

Устав кн. Владимира не указывал на последствия застава­нья, по византийским же законам прелюбодеи подвергались отрезанию носа, после чего брак прелюбодейки подлежал рас­торжению, а прелюбодею, наоборот, запрещалось разлучаться с женою. Причем если муж прелюбодейки знал о ее связи с другим мужчиной и допускал это, его следовало высечь и из­гнать (Эклога, тит. XVII, ст. 27—28).

144

Неволин К. А. О пространстве церковного суда., с. 121.

145 Павлов А. С.

Курс церковного права, с. 138.

146 Памятники

русского права.

Вып. второй,

с. 125.

Е. Е. Голубинский и К. А. Неволин относят слово пошиба- нье к словам промежи мужем и женой о животе, поскольку слово умычкавставлено в тексте использованного ими списка над строкой144. Но более вероятным кажется мнение А. С. Павлова, согласно которому пошибанье представляет са­мостоятельный состав, означающий изнасилование чужой же­ны или дочери145. Пошибанье как самостоятельный состав преступления встречается и в Уставе кн. Ярослава (ст. 3 Крат­кой ред.), и в договоре Новгорода с немцами (ст. 7)146.

Согласно книге Второзаконие (гл. XXII, ст. 28—29), изна­силование влекло за собой следующие последствия: Если кто- нибудь встретится с девицею необрученною, и схватит ее и ляжет с нею и застанут их, то лежавший с нею должен дать отцу отроковицы пятьдесят (сиклей) серебра, а она пустъ бу­дет его женою, потому что он опорочил ее; во всю жизнь свою он не может развестись с нею. Очевидно, наряду со штрафом в качестве наказания расценивалось и навязывание жены. Из­насилование же обрученной девицы каралось смертной казнью (Второзаконие, гл. XXII, ст. 25—27). По византийским зако­нам, изнасилование каралось отрезанием носа (Эклога, тит. XVII, ст. 30).

В Повести временных лет описаны языческие обычаи сла­вян, в том числе и умычка, являвшаяся обычной формой вступления в брак. Причем умычке предшествовала предвари­тельная договоренность жениха с невестой. Церковь стала вес-

ти борьбу с языческими браками, поскольку в результате зак­лючения браков вне церкви масса выходила из-под влияния священнослужителей.

Фраза промежи мужем и женою о животе может быть проч­тена, по мнению А. С. Павлова, как пря межи мужем и же- ной147. Подобные дела нетипичны для церковного суда. В ос­новном церковь сосредоточивала внимание на регулировании личных неимущественных отношений супругов, т. е. на духов­ной стороне брака. Имущественные же отношения регулирова­лись светской властью. Но следует обратить внимание на то, что Русская Правда регулирует имущественные отношения в семье лишь применительно к наследственному праву. В Уставе же кн. Владимира имеются в виду, очевидно, споры об имуще­стве при жизни супругов.

147

Павлов А. С.

Курс церковного права, с. 139.

В племени или в сватьстве поимуться.— нарушение запрета половых отношений в кругу близких родственников и свойст­венников. Этот запрет основывается на книге Левит (гл. XVIII, ст. 6—21; гл. XX, ст. 10—21), где предусматрива­ются за его нарушение очень суровые наказания, в основном в виде смертной казни.

Запрет был вызван стремлением исключить половые влече­ния сына к матери, брата к сестре и т. д. Соблюдение запрета способствовало сохранению мирных отношений в семье, если ее понимать в широком смысле, как объединение не только близких родственников, но и проживающих вместе с ними свойственников. Следует заметить, что нарушения запрета так называемых кровосмесительных связей сурово карались по ви­зантийским законам. Вступающие в половые отношения роди­тели и дети или братья и сестры подлежали смертной казни, другие родственники, а также свойственники — отрезанию носа (Эклога, тит. XVII, ст. 33; аналогичные положения со­держатся и в более поздних законах).

Ведьство, зелинничьство, потворы, чародеяния, волхования: все это подлежало суду церкви по крайней мере по двум при­чинам. С одной стороны, церковь стремилась изучить и ис­пользовать всевозможные способы исцеления людей или пси­хологического воздействия на массы. Но помимо накопления знаний церковь преследовала и другую цель. Отстраняя лиц, обладающих известным влиянием на людей, церковь стреми­лась оградить свою собственную монополию воздействия на массы, поскольку люди, обладающие способностью исцелять, могли, с церковной точки зрения, составить определенную кон­куренцию священнослужителям или даже Иисусу Христу. Та­ким образом церковь пыталась оберегать массы от веры в новых пророков и исцелителей.

В книге Второзаконие (гл. XIII, ст. 1—5) содержатся сле­дующие предостережения: Если восстанет среди тебя пророк, или сновидец, и представит тебе знамение или чудо, и сбудет- ся то знамение или чудо, о котором он говорил тебе, и скажет притом: пойдем вслед богов иных, которых ты не знаешь, и будем служить им, — то не слушай слов пророка сего, или

148

Новгородская Первая летопись старшего и млад­шего изводов. М.-Л., 1952, с. 65.

149

Щапов Я. Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси, с. 48.

150 Неволин К. А. О пространстве

церковного суда.., с. 282.

151 Срезневский И. И.

Материалы для словаря.., т. III, стб. 1261.

152 Павлов А. С.

Курс церковного права, с. 142.

153 Грибовский В. Н.

Что такое «зубоежа» как преступление.

Спб., 1905.

сновидца сего; ибо чрез сие искушает вас Господъ, Бог ваш, чтобы узнать, любите ди вы Господа, Бога вашего, и от всей души вашей... Далее говорится о предании этих пророков смерти. В книге Левит предписываются аналогичные последст­вия для волхвов: Мужчина ли или женщина, если они будут вызывать мертвых или волхвовать, да будут преданы смерти: камнями должно побитъ их, кровь их на них (Левит, гл. XX, ст. 27).

Врачевание допускалось только под эгидой церкви. Неда­ром, согласно ст. 16 Устава кн. Владимира, лечець отнесен к церковным людям. По византийским законам колдуны и зна­хари подлежали казни мечом (Эклога, тит. XVII, ст. 43). Церковь пыталась жестоко расправляться с волхвами и на Руси. Новгородская летопись сохранила рассказ о сожжении четырех волхвов в 1227 г.: Сожгоша вълхвы 4, творяхуть е по- творы деюще, а бог весть148. Как подметил Я. Н. Щапов, да­же сам летописец сомневался в справедливости этой кары по отношению к волхвам149.

Урекания три: бляднею и зельи, еретичьство — К. А. Нево­лин усматривает в этих словах «укоризну или обвинение в не­законном сожительстве», зелейничестве или еретичестве150. Но, по всей видимости, справедливое обличение в поступках, которые стали рассматриваться церковью как противозакон­ные, не должно было подлежать пресечению, а скорее, наобо­рот, должно было поощряться церковью. Вероятно, подлежали пресечению не соответствующие действительности упреки, кле­ветнические наговоры. Именно так переводит слово урекание И. И. Срезневский: «Наговор, нарекание, осуждение нагово­ром, клеветою»151. Обращает на себя внимание тот факт, что перечисленные в статье дела стали рассматриваться как прес­тупные лишь после того, как на них стала распространяться юрисдикция церкви.

Зубоежа — В. И. Сергеевич и М. Ф. Владимирский-Буданов понимают под зубоежей укусы во время драки. Такое пред­ставление вытекает из сравнения Устава кн. Владимира с Уста-^ вом кн. Ярослава, в котором прямо указывается на случай дра­ки с укусами (ст. 30 Устава кн. Ярослава Краткой редакции). А. С. Павлов, пытаясь выяснить, почему зубоежа была отнесе­на к церковному суду, высказал предположение, что под зу~ боежей следует понимать не простой укус, а соединенный с особенною волшебною силою, которая причиняла укушенному вред, порчу152.

В. Н. Грибовский, специально исследовавший этот вопрос, попытался доказать, что под зубоежей следует понимать see-.'роядину, т. е. запрет церкви употреблять в пищу животных, задушенных собаками во время охоты153. Обоснованием этого запрета В. Н. Грибовский считал ссылки на Ветхий завет, в котором сказано: Только плоти с душею ее, с кровью ее, не ешьте (Бытие, гл. 9, ст. 4). Но следует заметить, что между зубоежей и звероядиной мало общего. Пожалуй, не лишено смысла осторожное замечание К. А. Неволина, согласно кото-

рому под зубоежей имеется в виду вампир, т. е. «мертвец, ко­торый по суеверному представлению, высасывает кровь у лю­дей»154. Действительно, смысл этого слова не совсем ясен. Возможно, К. А. Неволин не так уж неправ, только речь, по­жалуй, должна идти не о мертвеце, а о живых людях — людоедах. Магический каннибализм был широко распро­страненным явлением на низших ступенях развития человече­ства. Что касается вышеприведенного мнения В. И. Сергеевича и М. Ф. Владимирского-Буданова, то их трактовка зубоежи как пристрастия к укусам тоже не противоречит вышеприве­денному объяснению.

154 Неволин К. А. О пространстве церковного суда.., с. 279.

Или сын отца бьетъ, или матеръ, или дни, или снъха све­кровъ — в других списках той же Синодальной редакции эта фраза выглядит более четко, в частности в списках Румянцев­ского извода значится: ...или сын отца биетъ, или дочка ма­теръ, или сноха свекров. Обоснованием отнесения к церковно­му суду названных дел являлось слово бога, обращенное к Моисею: Кто ударит отца своего или свою матъ, того долж­но предать смерти (Исход, гл. 21, ст. 15). Обращает на себя внимание то, что законодатель указал в данной статье на такие пары, ссоры среди которых проистекают на почве однотипных мотивов. Эта мотивация прекрасно раскрывается в русском эпосе, в частности в былине «Бой Ильи Муромца с сыном». Основным мотивом былины является мотив ревности сына к отцу и готовность убить отца на почве влечения к матери. После неудачного покушения на жизнь отца сын убивает мать, будучи не в силах совладать с собой. Трагедия завершается убийством Ильей Муромцем своего сына.

Братя или дети тяжються о задницю —судя по ст. 108 Рус­ской Правды, дела о наследстве решались князем. В Уставе же кн. Владимира они отнесены к компетенции церковного су­да. По-видимому, в XI в. этот вопрос еще не был четко урегу­лирован. Вероятно, по обычному праву, нашедшему отражение в Русской Правде, дела о наследстве решались князем. Впос­ледствии церковь, по-видимому, стала стремиться отвоевать эту категорию дел, распространить на них свою юрисдикцию, ссылаясь при том на книгу Чисел (гл. XXVII, ст. 1—11). Интерес к делам такого рода мог обусловливаться тем, что споры о наследстве нередко раскрывали тайны внутрисемей­ных отношений; кроме того, рассмотрение подобных дел дава­ло церкви статью доходов.

Не только в XI в., но и в более позднее время существовала путаница в вопросе о подсудности этих споров. Как подметил В. О. Ключевский, внук Владимира Мономаха — Всеволод в своем Уставе о церковных судах, людях и мерилах торговых Упомянул о том, что поначалу он сам рассматривал имущест­венные споры между детьми от одного отца и разных матерей. Но, не будучи уверенным в правильности своих поступков, он предписал впредь рассматривать такие дела епископам155.

155 Ключевский В. О Соч., т. I, с. 260; ср.: Павлов А. С Курс церковного права, с. 143-144. Текст Устава кн.

Всеволода см.: ДКУ, с. 158, ст. ст. 24-25.

Церковная татба, мертвеци сволочатъ, крест посекуть или На стенах режють, скот или псы, или поткы без великы нужи

въведет, или ино что неподобно церкви подееть — все это по­сягательства на церковное имущество, символику и порядок в церкви.

По византийским законам кража в церкви каралась ослепле­нием, если совершалась в алтарной части, или сечением, остри- жением и изгнанием — если совершалась в нефе (Эклога, тит. XVII, ст. 15).

По этим же законам разграбление могил каралось отсечени­ем руки (Эклога, тит. XVII, ст. 14, то же самое предусмат­ривалось и Прохироном, и другими более поздними зако­нами).

Согласно 88 правилу Трулльского собора, введение скота в церковь запрещалось под страхом отлучения (Древнеславян­ская кормчая XIV титулов без толкования, т. I, вып. I, с. 195—196). Это правило было переработано в Уставе кн. Владимира в соответствии с русской действительностью, что выразилось в указании на псы и поткы.

Или два друга иметася бити, единого жена иметь за лоно другаго и роздавить — в этой фразе, по-видимому, заключен казус, когда два друга станут биться, а жена одного из них схватит другого за гениталии и повредит их.

Основанием включения этого состава в Устав кн. Владимира являлась, по-видимому, одна из заповедей Моисея: Когда де­рутся между собою мужчины, и жена одного (из них) подой­дет, чтобы отнять мужа своего из рук бьющего его, и протя­нув руку свою, схватит его за срамный уд, то отсеки руку ее: да не подащит (ее) глаз твой (Второзаконие, гл. 25, ст. 11 — 12).

Или кого застанутъ с четвароножиною — обнаружение ско­толожства. Запрет устанавливается церковью на основании слова бога, открытого Моисею: Кто смесится со скотиною, то­го предать смерти, и скотину убейте. Если женщина подойдет к какой-нибудь скотине, чтобы совокупиться с нею, то убей женщину и скотину: да будут они преданы смерти, кровъ их на них (Левит, XX, 15—16). По византийским законам смертная казнь заменялась оскоплением (Эклога, тит. XVII, ст. 39; аналогичные положения повторяются и в более поздних законах). Таким образом, пресекая отклонения, церковь нап­равляла влечение людей в русло брака.

156 Рыбаков Б. А. Язычество древ­них славян, М., 1981, с. 34.

Или кто молиться под овином, или в рощеньи, или у во­ды — речь идет о церковном суде над теми, кто не покончил с пережитками языческих обычаев. В данном контексте пере­числены собственно древнерусские языческие обычаи; у иных язычников они могли отличаться своеобразием, что не влияло на воинственность церкви по отношению к ним. Причем эта воинственность характерна была не только и не столько для христианской церкви, сколько для иудейской. Но заповеди, переданные богом через Моисея, почитались и христианской церковью.

Б. А. Рыбаков упоминает о культе Сварожича (бога огня) под овином, где зажигали огонь для просушки снопов156.

Оберегая снопы от уничтожения огнем, славяне бросали в него необмолоченный сноп ржи как жертву огню.

Или девка детя повьржеть— данная фраза понимается И. И. Срезневским как девка дитя родит, но слово повьржеть может означать, согласно словарю И. И. Срезневского, также «бросит, покинет, оставит». Такое понимание слова повьржеть вытекает из летописного сказания: И поведаши Володимиру яко поверженъ есть на торговищи и посла тысяцъкого, и прие- ха, види повержена Игоря мртвого (Ипатьевская летопись под 6655 г.). Очевидно, что фраза может означать также случаи, когда «девка» избавится от младенца, а если толковать фразу расширительно, то речь может, вероятно, идти и об избавле­нии от плода. В пользу расширительного толкования фразы можно сослаться на следующие древнерусские документы: «Поучение новгородского архиепископа Ильи-Иоанна», в кото­ром содержится недвусмысленная фраза: Егда жена носит в утробе, не велите ей кланяться на коленях, ни рукою до зем­ли, ни в великыи пост: от того бо вережаютъся и изметают младенца157, а также «Заповедь святых отець ко исповедаю- щимся сыном и дщерем», предусматривающую наказание жен­щине, которая свой плод зелья ради извережет[5\ Кстати, вероятно, именно за это занятие зелейники подвергались гоне­ниям со стороны церкви. Не оставались безнаказанными и обращавшиеся к ним женщины. Согласно постановлению Трулльского собора, избавление от плода приравнивалось к убийству и виновная подвергалась десятилетнему церковному отлучению. Византийское законодательство восприняло эти идеи. Согласно Эклоге, попытка избавления от плода замуж­ней женщиной каралась сечением и изгнанием (Эклога, тит. XVII, ст. 36). В Прохироне наказание распространялось и на незамужних женщин. Ограничение свободы женщины решать свою собственную судьбу и судьбу еще не родившегося ребенка было направлено на пресечение внебрачных свя­зей.

157

РИБ, т. VI, Спб.; 1908, с. 363, ст. 16.

158

Заповедь св.

отец... ст. 138.— Голубинский Е. Е. История русской церкви, с. 509- 526.

Обобщая содержание ст. 9 Устава кн. Владимира, следует заметить, что церковному суду подлежали дела, вытекающие из внутрисемейных конфликтов, необузданных проявлений природных влечений, из обращения к нецерковным авторите­там (волхвам, чародеям, зелейникам), из неуважения к цер­ковной символике, имуществу и т. д.

Статьи 10—11

Уряженью — распоряжению, постановлению.

В статьях настойчиво повторяется запрет, содержащийся в СТ. ст. 4—5 этого же Устава, причем указываются авторитет­ные правовые источники ст. 9: постановления первых христи­анских царей и семи Вселенских церковных соборов.

Статья 12

Норма, содержащаяся в статье, сформулирована скорее как правило морали, а не как сугубо правовая норма.

Законодательство Древней Руси

Хрещения

— крещения.

Пискуп

— епископ.

С пуды

— мера объема сыпучих тел, на­пример зерна.

Извесы, ставила

— названия древ­нерусских весов.

И кто в клиросе

— певцы, поющие во время службы

у алтаря.

Котора

— ссора, раздор, распря.

Статья перекликается со ст. 3 и содержит приказ князя сво­им тиунам отдавать десятую часть доходов от светского суда в пользу церкви.

Статья 14

Статья адресовалась, вероятно, тиунам и иным должност­ным лицам, дерзнувшим вмешиваться в дела церковного суда, в то время как ст. 12 скорее всего адресовалась простым миря­нам, нарушившим запреты Устава. Указание ст. 14 платити ему собою также характеризуется неконкретностью, но, вероят­но, обозначает все же какую-то земную меру ответственности вдобавок к ответственности перед богом.

Статья 15

Статья указывает со ссылками на божественные установле­ния на прерогативу церкви следить за правильностью мер и весов. Основаниями этой прерогативы служили книги Священ­ного писания: Второзаконие, гл. 25, ст. 13—15, Левит, гл. 19, ст. 35—36, Иезекиль, гл. 45, ст. 10. Оговаривая исключитель­ное право надзора за мерами и весами, церковь укрепляла свой авторитет и материальное положение за счет пошлин от взвешивания и т. п.

Статья 16

Статья содержит перечень лиц духовного сана, лиц, нахо­дившихся под патронатом церкви, а также заведений, состоя­щих на ее содержании. В состав церковных людей входило не только духовенство, но и люди светских сословий, пользовав­шиеся защитой церкви: лечцы, хромцы, слепцы и др. Помощь несчастным и содержание благотворительных заведений, безу­словно, повышали авторитет церкви.

Статья 17

Статья указывает на подсудность этих лиц суду митрополи­та или епископа и перечисляет основные категории дел.

Статья 18

Статья относит к компетенции общего суда — суда князя и епископа — дела, участниками которых являлись и церков­ные, и светские люди.

Статья 19

Статья вновь напоминает в заключительной части Устава о проклятии тем, кто станет вмешиваться в дела, переданные церкви,

<< | >>
Источник: Чистяков О.И.. Российское законодательство X—XX веков. В девяти томах. Т. I. Законодательство Древней Руси.— М.: Юрид. лит.,1984.— 432 с.. 1984

Еще по теме УСТАВ СВЯТОГО КНЯЗЯ ВОЛО ДИМИРА, КРЕСТИВШАГО РУСЬСКУЮ ЗЕМЛЮ, О ЦЕРКОВНЫХ СУДЕХ62:

  1. Чистяков О.И.. Российское законодательство X—XX веков. В девяти томах. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русскогоцентрализо­ванного государства. — М.: Юрид. лит.,1985. — 520 с., 1985
  2. Чистяков О.И.. Российское законодательство X—XX веков. В 9-ти т. Т. 5. Законодательство периода рас­цвета абсолютизма. — М.: Юрид. лит.,1987. — 528 С., 1987
  3. § 2. Юридические лица в торговой (предпринимательской) деятельности во второй половине XIX в. - начале XX в.
  4. 3. Административные правонарушения в области охраны собственности
  5. § 3. Размещение акций банком. Отчуждение акций акционерами
  6. К вопросу о понятии и сущности фактических брачных отношений в контексте обеспечения традиционных семейных ценностей
  7. § 1. Документы, необходимые для регистрации. Виды лицензий
  8. Чистяков О.И.. Российское законодательство X—XX веков. В девяти томах. Т. I. Законодательство Древней Руси.— М.: Юрид. лит.,1984.— 432 с., 1984
  9. Государственная служба: понятие и принципы
  10. 3. 4. Источники административного права
  11. §7. Производство по дисциплинарным делам в сфере государственного управления
  12. 7. 3. Общественные организации (объединения) как субъекты административного права
  13. PRO BONO PUBLICO: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОКАЗАНИЯ АДВОКАТАМИ БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РОССИИ
  14. § 1. Реорганизация и ликвидация кредитной организации
  15. Тема 1.1 Система арбитражных судов в Российской Федерации
  16. § 7. Правление банка