<<
>>

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Исследование социальной природы властных институтов Руси X-XIII вв. представляется уместным завершить еще одним, без которо­го невозможно объективно постичь характер ее государственности.

Речь идет о Русской православной церкви. Появившись на исходе X в., когда Русь уже прошла длительный путь своего становления и развития, она сравнительно быстро заняла в ней одно из важнейших властных мест.

В исторической литературе, как правило, подчеркивается тесная связь церкви и государства, но, думается, такая констатация не впол­не адекватна явлению. Точнее говорить не просто о «тесной связи», но о том, что церковь являлась органическим элементом государства. Наследуя византийский образец, она признала своим главой великого киевского князя, который законодательствовал в церковной сфере и обладал правом участия в поставлении епископов. Аналогичными за­конодательными правами на земельном уровне обладали и удельные князья.?

Летописная повесть об испытании веры свидетельствует, что для русской правящей верхушки этот выбор был больше, чем только верои­споведальный. По существу, это и обретение нового строя жизни, осно­ванного на законе. Не случайно, Владимир спрашивал миссионеров, прибывших к нему с предложением принять их веру: «Что есть закон ваш?». А киевские бояре, пораженные рассказом русских послов о гре­ческом богослужении, заявили Владимиру свое согласие на принятие новой веры со ссылкой на авторитет княгини Ольги. «Аще бы лихт» за­конъгремьскин, то не бы баба твоя приялА».?

С введением христианства на Руси образовалась еще одна власть, в чем-то параллельная княжеской, в чем-то соединявшаяся с ней и допол­нявшая ее. Речь здесь не только о власти духовно-церковной, которая имела огромную нравственную силу, но и об административно-судебной в различных сферах жизни. На церковные суды были возложены дела

2 Свидетельством этому могут быть церковные уставы князей Владимира Святославича и Ярослава Мудрого, а также грамоты Святослава Ольговича о епископской десятине Новгородской епархии, Ростислава Мстиславича — Смоленской епархии, Всеволода Мстиславича — Софийскому собору и церкви Иоанна Предтечи на Опоках в Новгороде.

2 ПВЛ. Ч. 1—С.75.

о разводах, о двоеженстве, нецерковных формах брака, изнасиловании, нарушении церковной собственности, в том числе и земельной. Церковь обладала исключительным правом судить игуменов, монахов, попов, дьяконов и другие категории церковных людей. К ведению церкви была отнесена служба мер и весов?

В процессе развития общественного и государственного строя и укрепления церковной организации сфера ее юрисдикции неизменно расширялась. Значительным было участие церкви в законотворчестве, о чем свидетельствует, в частности, Устав Ярослава, составленный Яро­славом Мудрым и митрополитом Иларионом, а также уставная грамота Смоленского епископа Мануила.

Еще более существенной была роль церкви в политической жизни страны. Показательным в этом отношении может быть свидетельство летописи 1096 г., в котором содержится приглашение Святополка и

Из летописи не видно сколь постоянной была подобная практика со­вместных княжеско-церковных дум, однако вряд ли может быть сомне­ние в том, что она имела место и в последующем. В пользу этого сви­детельствуют, в частности, известия об участии в политической жизни Руси киевских митрополитов и епископов земель. Они выступали в качестве княжеских советников, посредников в междукняжеских кон­фликтах. В ряде случаев их роль оказывалась решающей.

В 1097 г. военный конфликт между Мономахом и Святополком Изяс- лавичем из-за ослепления Давыдом Игоревичем Василька Теребовльско- го был предотвращен митрополитом Николой. Обращаясь к Владимиру,

' Я.Н.Щапов полагает, что это право было закреплено за епископиями только с конца ХП в. См.: Щапов ЯН. Государство и церковь Древней Руси Х-Х1ІІ вв. М., 1989. — С. 91-92, 94. Не исключено, однако, что оно восходит и к более раннему времени. Предполагать это позволяет одна из поздних редакций Уста­ва Владимира, говорящая об исконности на Руси этого церковного права, а так­же и то, что оно по своему происхождению византийское и могло быть введено церковными иерархами, преимущественно греками, уже в начальное время ста­новления церковного управления.

2 ПВЛ.Ч. 1. — С. 150.

Посольство киевлян во главе с епископом Каневским Демьяном к Изяславу Давыдовичу с приглашением на киевский стол. 1154 г. Миниатюра Радзивиловской летописи

В 1195 г. посредническое участие митрополита Никифора предотвра­тило военный конфликт между киевским князем Рюриком Ростислави- чем и владимиро-суздальским Всеволодом Юрьевичем из-за Днепровско- Поросской волости. Узнав, что она была отдана волынскому князю Роману Мстиславичу, и претендуя на нее сам, Всеволод пригрозил Рюрику воен­ным походом в Южную Русь. Не находя разумного решения, киевский князь обратился к митрополиту за советом и получил его.

з Там же. — С. 174.

2 Там же. — С. 175.

Свою роль высших арбитров в междукняжеских отношениях митро­политы исполняли вплоть до монголо-татарского вторжения на Русь. При этом, постоянно напоминали князьям об их ответственности пе­ред «отцами и дедами», которые собрали Русскую землю. Для них она оставалась единой и неделимой. Когда в 1189 г. венгры оккупировали Галичину и посадили на галицком столе королевича Андрея, митропо­лит Никифор обратился к киевским князьям с призывом защитить их Князья прислушались к совету митрополита и выступили в поход на Га­лич. Правда, не урядившись кому надлежало сесть в Галиче, вернулись, как заметил летописец, «во свояси».

О том, сколь велика была роль митрополитов Киевских в государ­ственном мироустройстве на Руси, свидетельствует попытка Андрея

Крестное целование Рюрика Ростиславича и черниговских Ольговичей Роману Галицкому при митрополите Киевском.

1202 г.

Миниатюра Радзивиловской летописи

1 ПСРЛ. Т. 2. — Стб. 684.

2 Там же. — Стб. 663.

Боголюбского учредить во Владимире на Клязьме другую митрополию. Она оказалась неудачной. Патриарх Лука Хризоверх, обсудив просьбу владимиро-суздальского князя на архиерейском соборе, прислал ему грамоту с решительным отказом. Основным аргументом был тот, что каноны Византийской церкви запрещают разделять территорию одной митрополии на две.

Неделимость митрополии автоматически подтверждала неделимость и территории всей Руси, равно как и столичного статуса Киева — цер­ковного и политического. В конце концов, с этим вынужден был сми­риться и Андрей Боголюбский, отославший епископа Федора в Киев на суд митрополита Киевского.

На земельном уровне роль аналогичную митрополичьей игра­ли епископы, являвшиеся советниками князей и их посланниками.

В 1177 г. епископ черниговский Порфирий возглавил посольство Святослава Всеволодовича к Всеволоду Большое Гнездо, целью которо­го было ходатайство об освобождении заключенных во Владимире кня­зей Глеба и Ярополка Ростиславичей.?

Чрезвычайно обширной представляется, по летописным свидетель­ствам, компетенция новгородских владык. Они всегда находились в

‘ ПВЛ.Ч. 1—с. 165.

2 ПСРЛ. Т. 2. — Стб. 366.

3 Там же. — Стб. 380.

4 Там же. — Стб. 606.

гуще общественно-политических событий, исполняя роль мировых по­средников между людьми и князем, а также между враждовавшими го­родскими концами.

В целом, церковная власть, будучи административно и территориаль­но уподобленной княжеской, отличалась от последней неизмеримо боль­шей стабильностью и централизацией. Удельные князья нередко пребы­вали в оппозиции к великому киевскому, но ни они, ни, разумеется, их епископы не могли позволить себе такого по отношению к митрополиту Киевскому. Вплоть до монгольского нашествия они регулярно посылали своих кандидатов в Киев на епископское их поставление митрополитом и великим князем.

Конечно, взаимоотношения двух властей — княжеской и церковной — не всегда были идиллическими, ничем не омрачавшимися. Извест­ны случаи княжеских непослушаний, а иногда и гонений на церковных иерархов. И тем не менее, без постоянного сотрудничества с церковью князья не могли обойтись. В ней они искали и, чаще всего, находили поддержку своим решениям и действиям, придавая им если не юридиче­скую, то, определенно, нравственную легитимность.

Подтверждением сказанному могут быть действия двух князей — владимиро-суздальского Всеволода Юрьевича и волынского Владимира

Крестное целование Рюрика Ростиславича Всеволоду Юрьевичу при митрополите Киевском. 1203 г. Миниатюра Радзивиловской летописи

Разумеется, примеров функционирования церковной власти в лето­писи больше, однако и приведенных достаточно, чтобы убедиться в ее значительной роли в государственной жизни Руси. По существу, цер­ковь, располагая централизованной иерархией управления, являлась одним из важнейших гарантов государственного единства страны.

' ПСРЛ. Т. 25 / Московский летописный свод конца XV в. М.-Л., 1949. — С. 108.

2 ПСРЛ. Т. 2. — Стб. 905.

<< | >>
Источник: Толочко П.П.. Власть в Древней Руси. X-XIII века / П. П. Толочко. — СПб,2011. — 200 с.. 2011

Еще по теме ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ:

  1. 2. Заключение, изменение и расторжение договора.
  2. Заключение
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. Заключение
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. Защита прав адвокатами в механизме правоохранительной деятельности при заключении брака
  7. 3. ДОГОВОР ХРАНЕНИЯ
  8. § 6. Договор банковского вклада
  9. Дополнительная литература
  10. 1 вопрос: 1. Понятие, договора подряда, его элементы и содержание.
  11. 8. 3. Прохождение государственной службы
  12. О РАСШИРЕНИИ ПОЛНОМОЧИЙ АДВОКАТА- ЗАЩИТНИКА В КОНТЕКСТЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЗАЩИТЫ В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
  13. АКТУАЛЬНОСТЬ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПОВ HABEAS CORPUS В РОССИИ И В МИРЕ
  14. ЯВКА С ПОВИННОЙ, СДЕЛАННАЯ В ОТСУТСТВИЕ АДВОКАТА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
  15. ОГЛАВЛЕНИЕ
  16. Введение.
  17. 5.ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ И ВИДЫ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ
  18. Приложение №5 АНКЕТА для изучения уголовных дел (хищение путем мошенничества с использованием ценных бумаг-ст. 159 УК РФ)
  19. 8.ВНУТРЕННИЕ ФУНКЦИИ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВА. ФОРМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ