<<
>>

Анализ криминальных проявлений в сфере обращения ценных бумаг в дореволюционной России

Появление в хозяйственном обороте ценных бумаг неизбежно сопрово­ждалось возникновением преступных посягательств с использованием этих финансовых инструментов. Поэтому изучение преступности на рынке ценных бумаг как явления реальной действительности в историческом аспекте невоз­можно без исследования процессов формирования и развития самого рынка ценных бумаг1.

Историками права не выработано единого мнения относительно того, когда ценные бумаги появились в торговом обороте дореволюционной России. Предполагается, что прообразом ценной бумаги явились закладные кабалы, относившиеся «...к строго формальным документам, напоминая римские ли­теральные контракты, исполнение по которым обуславливается владением до­кументом и возвращением его должнику»[5] [6].

Одной из первых появившихся в гражданском обороте ценных бумаг яв­ляется вексель[7], о введении в обращении которого нет прямых указаний ни в нормативных правовых актах, ни в специальной литературе до конца XVII ве­ка. И. Табашников предполагал более раннее появление в обращении векселей на Руси, аргументируя свою точку зрения тем, что Новгород Великий входил в Ганзейский союз[8], в городах-членах которого вексель использовался для пере­вода денег при оплате сделок по купле-продаже товаров, выполнению работ и

оказанию услуг, предположительно начиная с XII века. Принимая деньги в од­ном месте, профессиональные менялы путем составления писем, получивших название векселей, вступали в сношение со своими коллегами в других горо­дах, и таким образом, клиент мог получить деньги в необходимом ему пункте назначения.

В XV веке вексель стал использоваться для оформления договора займа. Существенное препятствие к использованию векселя в торговом обороте (пер­воначально возможность его приобретения существовала только на ярмарках при проведении расчетов между купцами) вскоре было преодолено с появле­нием индоссамента.

В XVI веке появились биржи - специальные помещения для совершения сделок между купцами, а несколько ранее в Италии - банки как специальные организации, занимавшиеся совершением ряда операций. Однако историк С.М. Барац, являющийся приверженцем теории более поздне­го формирования российского вексельного оборота, отмечал в своей моногра­фии, что «древняя Россия стояла вне того движения, которое породило век­сель»1.

Формирование и государственное регулирование рынка ценных бумаг началось в период правления Петра I. В России стали активно использоваться векселя после издания ряда указов о переводе при помощи векселей казенных денег на содержание русской армии за границей. В 1729 году в период правле­ния Петра II был принят Вексельный устав[9] [10], являвшийся первым документом в России урегулировавшим столь детально вопросы формы и реквизитов вексе­ля, правил его составления и обращения. Помимо торговых отношений, век­сель стал активно применяться в гражданском обороте при оформлении долго­вых обязательств частных лиц. В связи с этим получили широкое распростра­нение злоупотребления с ним, наиболее общественно опасным из которых яв­лялось хищение путем мошенничества с использованием векселя.

Дореволюционной криминальной практике были известны следующие способы мошенничества с векселями:

1. Выдача необеспеченных векселей1.

2. Совершение передаточных надписей на векселях с дефектом[11] [12].

3. Выдача векселя неуполномоченным лицом.

4. Несоблюдение формы и реквизитов векселя[13].

5. Допуск к учету векселей, составленных и учитывавшихся от имени вы­мышленных лиц или же хотя и существующих, но без их участия и ведома.

6. Хищение денежных средств сотрудником кредитной организации по­средством составления подложных векселей на своих родственников или близких.

7. Понуждение к выдаче физическими лицами векселей под влиянием об­мана или злоупотребления доверием:

под предлогом подписания документов на благотворительные цели[14]; при понуждении к заключению невыгодной и незаконной сделки; при продаже имущества по очевидно завышенным ценам (в несколько раз превышающим себестоимость имущества);

при понуждении к заключению договора дарения («дружеский пода­рок»).

Такой способ мошенничества, как выдача необеспеченных векселей, широко использовался преступниками. Представляясь известными в опреде­ленных кругах, состоятельными гражданами или распространяя ложные слухи о своем недавно полученном наследстве, крупном выигрыше на бирже или приобретении имущества в результате успешной предпринимательской дея­тельности, преступники оформляли векселями покупки на значительные сум­

мы или долговые обязательства. Получив от векселедержателя денежные сред­ства или товар, мошенники скрывались. Впоследствии выяснялось, что сведе­ния о родстве со знатными лицами или владении виновными лицами золотыми приисками оказывались ложными1.

Имели место случаи выдачи векселей неуполномоченным лицом, в связи с чем в нормативных правовых актах предусматривалось исключение из обще­го диспозитивного правила о разрешении выдачи векселей всем лицам[15] [16].

Несоблюдение формы и реквизитов векселя как способ мошенничества с использованием ценных бумаг широко применялся преступниками. Используя доверчивость и неопытность векселедержателя, мошенники составляли век­сель с дефектом, делавшим его ничтожным. Получив товар или денежные средства от векселедержателя, виновные лица исчезали либо отказывались удовлетворять требования кредитора по векселю в обозначенный срок, указы­вая на его дефектность.

Возможности для злоупотребления создавала выдача бланко-векселей, т.е. векселей, в которых обозначен векселедатель и плательщик по векселю (в переводном векселе, т.к. в простом они совпадают). В тех случаях, когда цен­ная бумага попадала в руки злоумышленников, достаточно было внести в век­сель имя ремитента и предъявить его к платежу, впоследствии же законность владения векселем необходимо было отстаивать в суде,

С законодательным закреплением положений о создании кредитных ор­ганизаций в России появился новый способ мошенничества на рынке ценных бумаг - хищение денежных средств сотрудником кредитной организации по­средством составления подложных векселей на своих родственников или

близких.

Сотрудники кредитных организаций, используя свое служебное по­ложение, проводили в личных интересах определенные банковские операции, которые относились к функциям кредитных организаций и были связаны с ис­пользованием ценных бумаг, в частности, учет векселей и других срочных торговых бумаг или обязательств, основанных на торговых сделках, покупка и продажа ценных бумаг за собственный счет1. После совершения указанных операций банковский служащий должен был покрыть недостачу средств кре­дитной организации, поскольку для приобретения ценных бумаг требовались значительные средства. В этом случае он оформлял обязательства банка с по­мощью векселей на имя своих родственников или близких лиц, выступая в ка­честве векселедателя, а впоследствии переводил долг по векселю на третьих

лиц.

По делу, возбужденному в отношении Любарского-Письменного Е.П. по обвинению в злоупотреблениях в Екатеринославском коммерческом банке было установлено, что Лю- барский-Письменный Е.П. приобрел процентные бумаги Гартмановской, Донецко- Юрьевской компаний, после чего для покрытия долга составил подложные векселя на имя жены и изъял из банка 90000 рублей по ее акциям. Отвечая на доводы, приведенные сторо­ной обвинения при судебном рассмотрении указанного дел, относительно запрета креди­товаться в своем же банке лицам, занимающим руководящие посты, подсудимый обосно­вывал правомерность своих действий правилом, установленном в Положении от 29.04.1902 года о том, что во всех уставах банков, утвержденных до 1888 года, члены правления могут кредитоваться без ограничения. При запрете совершения указанной опе­рации она должна быть ликвидирована в течение года.[17] [18] В уставе Коммерческого банка за­прет на совершение данной операции не был зафиксирован.

Понуждение к выдаче физическими лицами векселей под влиянием об­мана или злоупотребления доверием применялось мошенниками в различных формах, в частности, под предлогом подписания документов на благотвори­тельные цели мошенники настоятельно просили потерпевшего подписать век­селя с обязательством об уплате значительной суммы денежных средств век­селедержателю.

Поскольку вексель является абстрактным обязательством, т.е.

«оторванным» от своего основания, в нем не оговаривались цели вексельного обязательства, и его держатель мог использовать полученные суммы долга по своему усмотрению.

Другой формой понуждения к выдаче физическими лицами векселей под влиянием обмана или злоупотребления доверием было понуждение к заклю­чению невыгодной и незаконной сделки. Преступники вступали в контакт с потенциальной жертвой и пытались найти ее «слабые места» (неопытность в договорной практике, склонность к распитию спиртных напитков) с тем, что­бы, заручившись доверием, заставить жертву выписать векселя в их пользу1.

Весьма распространенным преступлением был коммерческий подлог векселей, несмотря на то, что форма, реквизиты векселя, правила совершения операций с данной ценной бумагой были достаточно урегулированы Вексель­ным уставом 1729 года[19] [20].

При производстве следствия в отношении Берензона, Савицкого, Жукова и Слоним­ского по обвинению в подлоге векселей графа Шувалова было установлено, что подсудимые предъявили для реализации частным лицам 5 подложных векселей по 50000 рублей от гра­фа П.П. Шувалова и письмо на именном бланке графа, подпись которого была удостовере­на нотариусом. После проверки кредитоспособности графа Шувалова векселя были учте­ны кредиторами, средства по нам выплачены Берензону, а требования об оплате предъяв­лены графу[21].

Следует отметить, что для дореволюционной криминальной практики была характерна лишь частичная подделка векселей, поскольку преступники не обладали необходимыми техническими средствами, для того чтобы изгото­вить поддельный документ целиком. Они вносили изменения в существующие бланки ценных бумаг[22].

Реагируя на распространившиеся злоупотребления с векселями, законо­датель ввел в XVII веке специальные нормы об уголовной ответственности за совершение мошенничества подобного рода. До середины XVI века мошенни­чество не выделялось в нормативных правовых актах как отдельный состав преступления, а действия лиц, виновных совершении хищения чужого имуще­ства обманным способом охватывались, прежде всего, таким видом хищения, как кража.

В частности, М.Ф. Владимирский-Буданов отмечает в своей моно­графии наличие запретов на хищение чужого имущества, установленных в до­говорах, заключенных между Русью и Византией в 911 г1. О фактах соверше­ния купцами мошеннических действий при реализации товаров упоминал в своей работе И. Фойницкий[23] [24] [25], писавший о «плутовском характере имуществен­ного торга» в рассматриваемый период. В Русской правде мошенничество также не выделялось особо из состава хищения, однако понятие кражи («тать­бы») было более детально разработано в данном нормативном правовом акте[26].

В Судебнике 1550г. впервые встречается понятие «мошенничество»: «Мошеннику та же казнь, что и татю» (статья 58)[27]. В последующих статьях за­конодатель использует термин «омащик», т.е. тот, кто совершает обман. Таким образом, обман как способ хищения чужого имущества стал выделяться как признак, характеризующий состав мошенничества.

В Соборном Уложении 1648г. устанавливалась уголовная ответствен­ность за совершение мошеннических действий[28], причем из состава мошенни­чества выделялись следующие деяния: «притворные сделки ко вреду третьих лиц»; «взятие лихвенных процентов»; «состав и подписка», т.е. составление поддельных актов. В Соборном Уложении признавались как уголовно­наказуемые деяния подлог документов, имеющих государственный характер (при наличии государственного интереса или с участием органов государст­

венной власти). За совершение подлога документов, носящих частно­имущественный характер, специально не устанавливалась уголовная ответст­венность. В данном случае применялись нормы о татьбе, мошенничестве и вымогательстве.

В Артикулах Петра I не устанавливалась ответственность за совершение мошеннических действий, в том числе и с ценными бумагами, а поскольку злоупотребления с векселями получили распространение, то действия винов­ных лиц квалифицировались по Соборному уложению 1649г.

В пункте 5 Указа «О суде и наказаниях за воровство разных родов и о заведении рабочих домов во всех губерниях» от 3 апреля 1781г.1 приводилась легальная дефиниция мошенничества, в которой выделялся «обман» или «вы­мысел» как способы совершения хищения путем мошенничества, виновное лицо «без воли, без согласия» собственника «присваивает» себе принадлежа­щее ему имущество.

В томе XV Свода законов Российской империи 1832г. мошенничество выделялось как самостоятельное преступление против собственности[29] [30], более детально понятие хищение путем мошенничества было раскрыто в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845г. как «всякое, посредством какого-либо обмана учиненное, похищение чужих вещей, денег или инаго движимого имущества»[31]. Законодатель акцентировал внимание на основном признаке мошенничества - обмане, а также подчеркивал, что предметом хи­щения может быть только движимое имущество. Хищение чужого недвижи­мого имущества путем мошенничества квалифицировалось как «присвоение через подлог и инаго рода обманы чужаго недвижимого имения»[32]. В Уголов­ном уложении 1903г. давалась схожая легальная дефиниция мошенничества[33].

В дореволюционной практике широкое обращение, помимо векселей, получили акции. В период правления Петра I на законодательном уровне были закреплены правила создания и деятельности акционерных обществ (далее -

АО), капитал которых состоял из долей, названных акциями1, однако первое АО «Российская в Константинополе торгующая компания» было учреждено значительно позже в 1757 году.

В XIX веке активно законотворческая деятельность в области регулиро­вания акционерных правоотношений получила свое развитие. В соответствии с Манифестом «О дарованных купечеству выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий» 1807 года было установлено три организационно-правовые формы юридиче­ских лиц: товарищество на вере, полное товарищество и товарищество по уча­стникам. Товарищество по участникам представляло собой прообраз совре­менного АО. Впоследствии Манифест был переработан в отдельную главу Торгового устава «О торговом товариществе».

Акции по общему правилу представляли собой именные ценные бумаги. При их переуступке от одного лица другому необходимо было сообщить об этом правлению общества и переписать акции на имя нового владельца. Одна­ко в некоторых АО имели хождение безыменные акции, обращавшиеся сво­бодно, что создавало возможность для совершения злоупотреблений.

В 1836 году было принято «Положение о компаниях на акциях», внес­шее новые обязательные требования к уставу АО, которые утверждались Ми­нистерством и подлежали официальному опубликованию. Деятельность ак­ционерных обществ получила широкое распространение в XIX веке, а к 1913 году число АО составило уже около 2000[34] [35].

Можно выделить следующие способы совершения хищения путем мо­шенничества с акциями, применявшиеся преступниками в дореволюционной России: сбыт акций с умолчанием или распространением ложных слухов о предбанкротном финансовом состоянии (платежеспособности) юридического

лица, спекулятивные срочные сделки на курс процентных ценных бумаг, вы­пуск необеспеченных акций и др.

В деле по обвинению Д.Д. Шумахера в совершении злоупотреблений в Московском коммерческом банке члены совета банка, зная о его финансовом крахе, не предприняли ни­каких действий к его ликвидации, мотивируя свое бездействие тем, что в уставе банка не было определено конкретно, какой орган (правление, совет или общее собрание акционеров) должен осуществлять данные процедуры при уменьшении его вкладочного капитала ниже минимальных пределов. Воспользовавшись недоработкой регулятивных актов деятельно­сти банка, члены совета совершили ряд злоупотреблений, в том числе и спекуляции с цен­ными бумагами, вследствие чего вкладчикам банка был причинен ущерб на сумму более 5 млн. рублей. На бирже были реализованы выпуски акций с умолчанием о действительном финансовом состоянии банка1.

Сбыт акций с умолчанием или распространением ложных слухов о предбанкротном финансовом состоянии (неплатежеспособности) юридическо­го лица мог быть совершен как представителями данного юридического лица (лица, действующие на основании устава или доверенности), так и профессио­нальными участниками рынка ценных бумаг (в дореволюционной России - маклерами). В частности, реализация акций без предоставления информации о негативном финансовом положении банка через маклера под вымышленными именами собственника имела место при совершении злоупотреблений в ком­мерческом ссудном банке в Москве[36] [37].

Одним из распространенных способов совершения хищения путем мо­шенничества на рынке ценных бумаг было совершение спекулятивных сроч­ных сделок на курс процентных бумаг и валюты[38]. В обвинительном акте по делу о крахе Коммерческого банка в Екатеринославле среди злоупотреблений, совершенных членами правления Банка указывалась «игра на бирже на сред­

ства самого банка в ущерб интересам его...от имени подставных лиц»1. В деле под условным названием «Банковская эпопея», судебное разбирательство ко­торого было описано Г.О. Розенцвейгом, лица, занимавшие руководящие по­сты в банке, совершали «игры на бирже с российскою и иностранною валютою и процентными ценными бумагами»[39] [40].

С середины XIX века уставы организаций постепенно становились сред­ством обхода существующего законодательства, поскольку правопримени­тельная практика часто не соответствовала положениям нормативных право­вых актов. В 1857 году после резкого снижения процентных ставок в государ­ственных банках инвесторы, желая сохранить свои доходы, начали активно вкладывать средства в покупку акций АО. Инвестируя средства в ценные бу­маги, физические лица желали надежно распорядиться принадлежащим им имуществом и получить от него определенный доход. Однако, вкладывая де­нежные средства в предприятия, обещавшие резкий рост процентов по ним, они должны были осознавать тот риск, которому подвергались, поскольку кредитные организации с надежной репутацией не могли предложить быстро­го получения дохода. Многие организации, получив значительные средства от вкладчиков и выплатив им незначительные суммы денежных средств, прекра­щали свое существование через непродолжительный срок. В результате сотни вкладчиков терпели убытки, не получив обратно ни дохода, ни вложенные средства.

Выпуск необеспеченных акций стал активно осуществляться во второй половине XIX века в Российской империи. М.Г. Ионцев охарактеризовал 1857, 1864 и 1869 годы как «бум акционерного надувательства»[41]. Организации, соз­дававшиеся для совершения мошеннических манипуляций со средствами вкладчиков, стали прообразом современных «финансовых пирамид».

Заключение недозволенных притворных сделок, в частности при совер­шении спекулятивных операций с ценными бумагами на бирже, рассматривал­

ся как имущественный обман. В дальнейшем нормативное регулирование в части уголовно-правовой охраны отношений на рынке ценных бумаг получило свое развитие в Уголовном уложении 1903г. Согласно статье 580 сообщение акционерам заведомо ложных сведений, которое могло причинить вред, при­знавалось уголовно-наказуемым деянием1.

В дореволюционной России ценные бумаги имели исключительно доку­ментарную форму, в связи с чем была очевидна необходимость осуществления всеобъемлющего государственного контроля за оборотом ценных бумаг, в осо­бенности ценных бумаг на предъявителя, поскольку несмотря на учет, осуще­ствлявшийся компетентными органами (правлением АО по акциям, принадле­жащим инвесторам, государственными комиссиями - по облигациям и иным государственным ценным бумагам), были распространены злоупотребления с ценными бумагами на предъявителя. Утрата владельцем ценной бумаги подобного вида влекла за собой потерю возможности осуществления права по ней.

В советский период возможность обращения частных ценных бумаг, вы­пускаемых физическими и юридическими лицами, была практически деклара­тивной[42] [43]. В 30-е гг. XX века стал складываться рынок государственных ценных бумаг, функционировавший вплоть до начала 90-х гг. XX века. Практически отсутствовала судебная статистика по привлечению виновных лиц к уголов­ной ответственности за совершение хищения путем мошенничества с исполь­зованием ценных бумаг[44]. Уголовные дела были, в основном, сфабрикованны­ми, и во многих случаях к ответственности привлекались невиновные лица1.

В результате проведенного анализа криминальных проявлений в сфере обращения ценных бумаг в дореволюционной России можно сделать вывод о том, что ценные бумаги появились в гражданском обороте России значительно раньше, нежели нормативное правовое регулирование охраны общественных отношений в сфере их выпуска или обращения. Значительное воздействие на выбор мошенниками способа осуществления преступного посягательства ока­зывала изменявшаяся обстановка, в том числе состояние регулятивного зако­нодательства, поскольку диспозитивные нормы зачастую не в полной мере регламентировали правила выпуска и обращения отдельных видов ценных бу­маг, что можно проследить при анализе конкретных способов совершения рас­сматриваемого преступления.

1.2.

<< | >>
Источник: Валласк Елена Владимировна. Криминалистическая характеристика и программы расследования хищения путем мошенничества с использованием ценных бумаг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург - 2006. 2006

Скачать оригинал источника

Еще по теме Анализ криминальных проявлений в сфере обращения ценных бумаг в дореволюционной России:

  1. Анализ криминальных проявлений в сфере обращения ценных бумаг в современной России
  2. Глава 1. Анализ криминальных проявлений в сфере обращения ценных бумаг в историческом аспекте
  3. РАССКАЗОВ ОЛЕГ ЛЕОНИДОВИЧ. ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА В СФЕРЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ (ХОЗЯЙСТВЕННОЙ) ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОМ ГОСУДАРСТВЕ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ИСТОРИКО - ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Краснодар - 2008, 2008
  4. Предмет преступного посягательства при совершении хищений путем мошенничества с использованием ценных бумаг
  5. Обстоятельства, подлежащие установлению по уголовным делам о хищениях путем мошенничества с использованием ценных бумаг
  6. Место и время совершения хищения путем мошенничества с ис­пользованием ценных бумаг
  7. Физическая деятельность субъекта хищения путем мошенниче­ства с использованием ценных бумаг
  8. Понятие, элементы криминалистической характеристики пре­ступления, связи и закономерности. Особенности обстановки хищения путем мошенничества с использованием ценных бумаг
  9. Глава 2. Криминалистическая характеристика хищений путем мошенничества с использованием ценных бумаг
  10. Краткие типовые программы начального этапа расследования хищений путем мошенничества с использованием ценных бумаг
  11. Приложение №5 АНКЕТА для изучения уголовных дел (хищение путем мошенничества с использованием ценных бумаг-ст. 159 УК РФ)
  12. Глава 3. Обстоятельства, подлежащие установлению, и краткие типовые программы расследования хищений путем мошенничества с использова­нием ценных бумаг
  13. Приложение № 6 ПРОЕКТ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН «О внесении дополнений в Федеральный закон «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг»
  14. ВАЛЛАСК Елена Владимировна. Криминалистическая характеристика и программы расследования хищения путем мошенничества с использованием ценных бумаг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург - 2006, 2006
  15. § 1.2. История развития уголовного законодательства об ответственности за неоказание помощи в России