<<
>>

Субъект хищения путем мошенничества с использованием цен­ныхбумаг. Психическая деятельность виновных лиц

Субъект хищения путем мошенничества с использованием ценных бумаг является одним из основных элементов криминалистической характеристики рас­сматриваемого преступления, поскольку анализ информации о личности лица, со­вершившего преступление, помогает сотрудникам правоохранительных органов решить ряд криминалистических задач, в частности:

1) выбрать оптимальные тактические решения и комбинации при розыске виновного лица и установлении личности подозреваемых;

2) определить подходящую меру пресечения обвиняемому, а также приемы воздействия при проведении различных следственных действий;

3) изучить причины совершенных преступлений и мотивы, которыми руко­водствовался преступник.

Существуют различные точки зрения относительно того, какие сведения о субъекте преступления необходимо установить при анализе элементов кримина­листической характеристики преступления. В частности, Р.С. Сатуев, Р.А. Шра- ер, Н.Ю. Яськова предложили разделять криминалистически значимые данные о личности преступника на «два типа информации»:

1. «Первый включает в себя данные о личности неизвестного преступни­ка, как по оставленным им следам на месте преступления, в памяти свидете­лей, так и по другим источникам с целью установления направления и прие­мов розыска преступника и его задержания. Чаще всего такая информация да­ет представления об общих свойствах некой группы лиц, среди которых может находиться преступник, реже - о некоторых качествах конкретной личности»1.

2. «Второй включает в себя информацию, полученную с помощью изу­чения личности задержанного подозреваемого или обвиняемого, используе­мую с целью исчерпывающей его криминалистической оценки»[127] [128].

По мнению В.Ф. Глазырина, «изучение данных о личности субъекта пре­ступления традиционно идет по пути исследования сведений о личности извест­ного следствию подозреваемого или обвиняемого и таких сведений, которые мо­гут иметь значение для расследования преступления и установления лица, его со­вершившего»1.

Необходимость построения психологического портрета преступника в про­цессе проведения расследования преступления отмечали в своих трудах В.Н. Кудрявцев[129] [130], Н.А. Селиванов, В.Г. Видонов[131], Ю.М. Антонян[132], А.Ю. Лаговский[133] и другие криминалисты.

В структуре личности преступника принято выделять социально­демографические и социально-психологические признаки[134]. Социально­демографические признаки включают в себя сведения о поле, возрасте, семейном положении, образовании, профессиональной принадлежности, сфере деятельно­сти (роде занятий), социальном и материальном положении, поведении в быту и на отдыхе, сведения об антиобщественном поведении, отклонения в поведении, хобби.

Социально-психологические признаки включают в себя ряд подструктур: направленность (мировоззрение, ценностные ориентации, социальные установки, ведущие мотивы деятельности); жизненный опыт (знания, навыки, привычки, проявляющиеся в выборе ведущих форм деятельности); психические формы от­ражения; психолого-биологические свойства; характер и способности[135]. Перечис­ленные социально-демографические и социально-психологические признаки лич­
ности преступников, в своей совокупности характеризуют различные категории лиц, совершивших преступление.

По результатам анализа материалов уголовных дел, расследованных в ор­ганах внутренних дел на территории 39 субъектов Российской Федерации, по обвинению в совершении хищений путем мошенничества, предметом или средством совершения которых явились ценные бумаги, а также в ходе прове­денного опроса сотрудников органов внутренних дел, занимающихся расследо­ванием дел указанной категории, и анкетирования помощников прокуроров, поддерживающих государственное обвинение по делам рассматриваемой катего­рии в суде из более 27 субъектов Российской Федерации, было установлено, что за период 1998 г.

- 1-е полугодие 2006 г. на территории 39 субъектов Россий­ской Федерации в 83% случаев рассматриваемые преступления были соверше­ны мужчинами, в 17 % - женщинами, причем представительницы слабого по­ла, как правило, участвовали в совершении преступлений группой лиц, выпол­няя заранее определенную роль. В редких случаях женщины являлись органи­заторами рассматриваемых преступлений[136].

Лица, обвиняемые в совершении мошенничества с использованием ценных бумаг, как правило, имеют высшее образование. Они обладают специальными знаниями в сфере выпуска и обращения ценных бумаг, а также сведениями отно­сительно состояния контроля и надзора за соблюдением законодательства в дан­ной сфере, способов борьбы правоохранительных органов с административными правонарушениями и преступлениями. В результате проведенного анализа уго­ловных дел и опроса сотрудников правоохранительных органов было установле­но, что 27 % обвиняемых в совершении мошенничества с использованием ценных бумаг получили высшее экономическое образование, 18 % - высшее юридиче­ское, 18 % - неполное среднее (из них 10 % - техническое), 10 % - высшее техни­ческое, 10 % - высшее военное, 17 % - иное высшее2.

Приведенные данные свидетельствуют о достаточно высоком интеллекту­альном уровне преступников, наличии высшего экономического и/или юридиче­
ского образования, что позволяет судить о подготовленности их не только к со­вершению преступления, но и достаточно активному противодействию правоох­ранительным органам в раскрытии и расследовании преступных посягательств на рынке ценных бумаг.

В 44 % случаев мошенничества с использованием ценных бумаг были со­вершены одним лицом, в 56 % - группой лиц (из них в 50 % случаев - группа лиц состояла из 2 - 3 человек, в 37,5 % - до 5 лиц, в 12,5 % - включала в себя более 5 лиц)1.

В случаях совершения мошенничества с использованием ценных бумаг группой лиц по предварительному сговору, преступление требует тщательной подготовки. Соучастники распределяют между собой роли, определяют, кто кон­кретно и какие функции будет выполнять. Для совершения незаконных манипу­ляций с ценными бумагами требуется совершение как фактических, так и юриди­ческих действий, включающих в себя оформление документации, отражение со­вершенных операций в документах бухгалтерского учета, подтверждение оплаты совершенных сделок. В связи с этим мошенничества с ценными бумагами зачас­тую совершаются лицом, выполняющим руководящие функции в организации (исполнительным или финансовым директором) в сговоре с бухгалтером (глав­ным бухгалтером) и (или) юристом (консультантом).

Существенное значение при анализе социально-демографических призна­ков субъекта рассматриваемого преступления играют его род занятий и сфера деятельности. На территории РФ за период 1998г. - 1-е полугодие 2006 г. в 44 % случаев хищение путем мошенничества с использованием ценных бумаг были со­вершены акционерами, в 22 % случаев - руководителями организаций, в 8,7 % случаев индивидуальными предпринимателями, в 8,7 % случаев - профессио­нальными участниками рынка ценных бумаг, в 4 % случаев - членами органов управления организации, в 4 % случаев - банковскими служащими, в 8,7 % слу­чаев - иными лицами[137] [138].

Предлагались различные классификации субъекта финансового мошенни­чества в зависимости от его профессиональной принадлежности. О.А. Луценко, проводивший анализ элементов криминалистической характеристики хищений в сфере банковской деятельности, пришел к выводу о том, что «преступления тако­го рода совершаются чаще всего организованными группами преступников, в ко­торые в зависимости от способа хищения входят: организаторы (1 группа), работ­ники учета и контроля - бухгалтеры, ревизоры, контролеры, работники денежных и валютных касс и др. (2 группа), руководители частных коммерческих структур, их бухгалтеры (3 группа), рядовые исполнители (4 группа), а также «преступни­ки-интеллектуалы» (5 группа), имеющие и использующие свои профессиональ­ные знания и навыки в одной узкой сфере (например, в сфере использования ком­пьютерной техники)»1.

А.М. Дьячков, рассматривая личность преступника, совершившего мо­шенничество в предпринимательской деятельности, отмечал, что «среди орга­низаторов этих преступлений были предприниматели, руководители структур­ных подразделений, бухгалтеры экономических субъектов и не работающие лица»[139] [140]. А.М. Дьячков пришел к выводу о том, что «по делам данной катего­рии в процессе расследования было сложно определить, кто же являлся орга­низатором при совершении группового мошенничества. Это обусловлено тем, что нередко финансовыми структурами руководят несколько человек, напри­мер - Совет директоров»[141].

Диссертант полагает, что в зависимости от степени риска совершения хи­щения путем мошенничества с использованием ценных бумаг в коммерческой организации (наличие у лица определенных полномочий, доступа к документации организации, осведомленность) можно выделить три уровня субъектов хищения путем мошенничества с использованием ценных бумаг: индивидуальный,
средний и высший1. На индивидуальном уровне рассматриваемое преступле­ние совершается одним лицом, выполняющим, как правило, технические либо счетные функции: кассиром, бухгалтером.

На среднем уровне в совершении преступления участвует группа лиц по предварительному сговору, состоящая, в основном, из сотрудников среднего звена фирмы - главного бухгалтера, сотрудников юридического отдела, а так­же лиц, привлекаемых для проведения ревизии (инвентаризации), аудитора, в отдельных случаях - акционеров, поскольку для совершения мошеннических операций с ценными бумагами требуется придание этим действиям видимости юридической силы посредством оформления соответствующей документации, отражения их в формах бухгалтерской отчетности, бухгалтерском балансе, в заключениях органов, проводящих проверки достоверности ведения бухгал­терского учета, техническое оформление, что вызывает необходимость уча­стия в совершении преступления группы лиц. В совершении рассматриваемого преступления в качестве соисполнителей могут выступать профессиональные участники рынка ценных бумаг.

На высшем уровне хищения совершаются лицами, занимающими выс­шие руководящие должности в организации, - генеральным, исполнительным (коммерческим, финансовым) директором, членами совета директоров, су­мевшими, с одной стороны, заручиться доверием собственника основных ак­тивов юридического лица, с другой стороны, обладающими обширными пол­номочиями в отношении распределения его прибыли, а также имеющими дос­туп к документации хозяйственного общества и неограниченную информа­цию.

Актуальным вопросом при анализе субъекта хищения, совершенного пу­тем мошенничества с использованием ценных бумаг, является установление виновного лица, в случае если действия по завладению ценными бумагами или иным имуществом с использованием ценных бумаг осуществлялись предста­
вителем от имени представляемого или неуполномоченным лицом1. В крими­нальной практике распространены случаи, когда лица, организовавшие совер­шение преступления на рынке ценных бумаг, в целях избежания привлечения к ответственности за совершенное преступление передают на основании дове­ренности третьим лицам право на заключение определенной сделки (в частно­сти, заключение договора купли-продажи ценных бумаг).

Лицо, подписывающее договор по доверенности, не является стороной сделки, но действует от имени стороны по договору, и никаких прав и обязан­ностей по сделке у него не возникает[142] [143]. Таким образом, лицо, организующее за­ключение подобных контрактов, будет нести ответственность за совершение хищения путем мошенничества. Представитель, в свою очередь, будет привле­чен к ответственности в том случае, если он знал о совершении хищения цен­ных бумаг и сознательно участвовал в его осуществлении. Зачастую виновные лица назначают в качестве своих представителей для заключения незаконных сделок пенсионеров, инвалидов, лиц без определенного места жительства, иных лиц, которые соглашаются подписать любые документы бескорыстно или за незначительное вознаграждение.

Распространены случаи, когда от имени юридического лица действует якобы его сотрудник либо учредитель, ссылаясь на наличие фиктивной дове­ренности либо полномочий действовать без доверенности, закрепленных в уч­редительных документах организации. Указанное лицо будет нести самостоя­тельную ответственность за совершенные деяния. Заключенные им сделки бу­дут рассматриваться как «заключенные неуполномоченным лицом».

В организации и непосредственном осуществлении хищения путем мо­шенничества с использованием ценных бумаг, характеризуемого как «корпора­тивный захват», участвует, как правило, группа лиц по предварительному сго­
вору или организованная группа, профессионально занимающаяся провокаци­ей корпоративных конфликтов с целью последующего хищения активов пред­приятия. В качестве субъекта «корпоративного захвата» могут выступать сле­дующие лица:

1) миноритарный(е) акционер(ы) в сговоре с организацией-конкурентом;

2) соучредители АО;

3) привилегированные акционеры;

4) бывшие сотрудники организации (лица, занимавшие руководящие долж­ности, а также рядовые сотрудники, знающие специфику работы организа­ции в определенном секторе);

5) бывшие соучредители АО;

6) рейдеры;

7) заказчики;

8) регистратор;

9) трансфер-агент[144];

10) депозитарий;

11) иные лица.

Бывшие акционеры, соучредители АО, бывшие сотрудники организации, имеют представление о специфике деятельности АО, механизме распределе­ния его прибыли, способе воздействия на органы управления для принятия вы­годных определенным лицам решений, в связи с чем рейдеры часто привлека­ют их для осуществления «незаконного захвата» предприятия.

Некоторые специалисты в области противодействия корпоративным конфликтам в качестве основной функции рейдера называют создание пред­приятию максимального количества проблем, его финансовое истощение, скупка у собственников и директоров по низкой цене акций АО с целью по­следующей перепродажи предприятия как имущественного комплекса или его
активов с тысячекратной (стандартно от 500% и выше) прибылью третьим ли­цам по ценам ниже рыночных через подставные компании-однодневки (в том числе и оффшорные) без уплаты каких-либо налогов[145].

В качестве рейдеров могут выступать и отдельные физические лица, на­бирающие новую «команду» каждый раз для организации «корпоративного захвата», в состав которой входит постоянно действующее ядро специалистов, а может действовать и сплоченная организация, состав которой на высшем и среднем уровнях практически не изменяется в промежутках между соверше­нием очередных преступлений. В структуру подобной организации рейдеров входят три уровня: высший (организаторы), средний («черные юристы» или юристы нападения) и низший (силовое звено).

Организаторы «корпоративного захвата», как правило, являются пред­принимателями, имеющими частный бизнес с небольшим легальным оборо­том. Это позволяет им вступать в различные ассоциации, контактировать с чи­новниками из правительства, мотивируя это интересами бизнеса, не отражать в документах бухгалтерского учета и финансовой отчетности проведенные операции, не уплачивать налоги. Организаторы определяют тактику осуществ­ления «корпоративного захвата» и состав «команды» для его осуществления.

В состав среднего звена входят «черные юристы» или «юристы нападе­ния», обладающие специальными знаниями в различных отраслях права, в особенности гражданского, коммерческого, уголовного, административного и гражданско-процессуального права. Они занимаются составлением подлож­ных документов для возбуждения уголовных дел в отношении владельцев контрольного пакета акций хозяйственного общества, инициируют судебные разбирательства, проведение проверок и так называемых «правовых спектак­лей». Во многих случаях они обладают значительными связями в правоохра­нительных органах, позволяющими им успешно разрешать возникающие кон­фликты с хозяйственным обществом.

В состав низшего звена входят силовые структуры, осуществляющие физическое воспрепятствование деятельности органов управления АО, прове­

дению общего собрания акционеров, доступу руководителей на территорию предприятия. Силовые структуры, как правило, состоят из трех звеньев, вклю­чающих в себя организатора силовых захватов, сотрудников частного охран­ного предприятия и наемников[146].

Организатора силовых захватов можно охарактеризовать как бывшего сотрудника правоохранительных органов, возраста 35-40 лет, компетентного в юриспруденции, имеющего хорошие контакты с бывшими сослуживцами, а также представителями иных государственных структур. Организатор сило­вых захватов отвечает за подбор «команды» для решения возникающих кон­фликтов силовыми методами из числа бывших сотрудников правоохранитель­ных органов, в том числе тех ОВД, в зоне деятельности которых планируется провести «захват» предприятия, а также иных лиц.

В состав силовых структур входят сотрудники частного охранного пред­приятия, составляющие группу численностью около 15-20 человек среднего звена и один непосредственный руководитель, осуществляющий текущее ру­ководство операцией захвата.

Третью группу силовых структур составляют наемники, среди которых могут находиться бывшие заключенные, спортсмены, сотрудники правоохра­нительных органов низкого звена, а также «гастарбайтеры» числом от 50 и бо­лее человек.

Следует отметить, что во многих случаях в качестве соучастника «кор­поративного захвата» выступает реестродержатель (регистратор, трансфер- агент или депозитарий), если АО не осуществляет самостоятельно деятель­ность по ведению реестра акционеров.

Как отмечает М. Колесников, «во всем акционерном направлении разви­тия корпоративных споров ключевым должен быть контроль над деятельно­стью компаний, ведущих учет прав на акции (компаний-регистраторов и ком­
паний-депозитариев). Ведь обладание информацией о движении акций - еще одно тактическое преимущество перед противником».1

Личностные факторы, характеризующие субъекта, совершившего хище­ние путем мошенничества с использованием ценных бумаг, проявляются в его психической деятельности (внутренняя составляющая) и физической деятель­ности (отображение во внешней среде действий преступника, совершаемых под влиянием психических процессов).

Психическая деятельность лица, виновного в совершении хищения пу­тем мошенничества с использованием ценных бумаг, включает в себя несколь­ко аспектов: формирование умысла на совершение преступных действий, на­личие мотивов и целей преступного поведения, а также мотивов самооправда­ния.

Особенность субъективной стороны мошенничества заключается в том, что она не только предшествует исполнению преступления, формируясь в ви­де умысла на совершение хищения путем обмана или злоупотребления дове­рием, корыстной цели, мотива, плана преступного поведения, но и сопровож­дает его от начала до конца преступных действий.

При совершении хищения путем мошенничества с использованием цен­ных бумаг виновное лицо осознает общественную опасность противоправного изъятия чужого имущества, предвидит неизбежность причинения ущерба в ре­зультате совершения указанного деяния и желает наступления этих последст­вий. Корыстная цель является обязательным признаком субъективной стороны хищения, совершенного путем мошенничества. Виновный осознает, что неза­конно и безвозмездно изымает и (или) обращает чужое имущество в свою пользу или пользу других лиц с целью незаконного обогащения. Преступник осознает, что он совершает общественно-опасные и противоправные действия, но, тем не менее, руководствуясь корыстными мотивами, активно направляет свою волю к тому, чтобы преступным путем завладеть чужим имуществом.

Корыстная цель при совершении мошенничества имеет значение «для квалификации приготовительных действий к хищению, а также покушения на его совершение и совершение хищения в соучастии, поскольку указанные при­знаки свойственны именно прямому умыслу при совершении общественно­опасного деяния. В частности, установление направленности умысла на хище­ние чужого имущества в том или ином размере необходимо потому, что в за­висимости от размера похищенного имущества деяние может квалифициро­ваться не как преступление, а как административное правонарушение»1.

Ю.М. Антонян охарактеризовал субъектов финансового мошенничества как корыстолюбивый, утверждающийся и игровой тип преступника в зависи­мости от доминирующих мотивов осуществления преступного посягательст­ва[147] [148].

Диссертант полагает, что мотивы преступников, совершающих хищения путем мошенничества с использованием ценных бумаг, можно разделить на обя­зательный и факультативные. Обязательным мотивом совершения хищения путем мошенничества на рынке ценных бумаг является корысть, т.е. стремление к обо­гащению, поскольку наличие корыстной цели характеризует любой вид хищения чужого имущества[149]. Факультативные мотивы могут быть самыми разнообразны­ми:

1) получение власти;

2) самоутверждение;

3) исследовательский интерес;

4) хулиганские побуждения;

5) месть.

Факультативным мотивом совершения рассматриваемого преступления может выступать стремление к получению власти, в частности при осуществле­
нии хищения путем мошенничества контрольного пакета акций, предоставляю­щего право его владельцу не просто на участие в управлении делами АО, а право решающего голоса по всем вопросам на общем собрании акционеров.

Мотив самоутверждения присущ, как правило, лицам, совершающим хи­щения с ценными бумагами, связанные с осуществлением деятельности профес­сиональными участниками рынка ценных бумаг. Виновное лицо совершает рас­сматриваемый вид преступления ради того, чтобы доказать свою квалификацию, получив сверхприбыль от выполнения незаконной операции с ценными бумагами и став, таким образом, одним из членов микро коллектива, успешно осуществ­ляющего подобные «сделки» с котирующимися на бирже ценными бумагами.

По мнению Н.А. Подольного, «мошенники, совершающие свои преступле­ния на рынке ценных бумаг, по системе своих ценностей стоят ближе всего к ин­теллигенции. Они разделяют те же взгляды на мир и общество, придерживаются тех же стереотипов поведения в быту, с уважением относятся к литературе, ис­кусству и науке. Словом, их каждодневное поведение, которое не связано с дея­тельностью рынка ценных бумаг, ничем не отличается от поведения самого обыкновенного интеллигента»; причем «...во многих случаях свою преступную деятельность сам мошенник, действующий на рынке ценных бумаг, не восприни­мает как противозаконную»[150]. Мошенники объясняют свои действия как проявле­ние риска, похожего на азартные игры, в которых, поставив на карту все средства, можно либо крупно выиграть, либо все потерять.

Следует отметить, что элемент риска присущ любой сделке на рынке цен­ных бумаг, однако законные действия сторон сделки, хотя и подвергаются риску, тем не менее, направлены на достижение правомерного результата, мошенник же изначально стремится к достижению иной цели - завладению чужим имуществом обманным способом под видом наступивших в результате риска на рынке ценных бумаг неблагоприятных последствий, и в его действиях присутствует риск иного качества - быть разоблаченным.

Исследовательским интересом руководствуются, как правило, лица, совер­шающие мошенничество с ценными бумагами в сети Интернет. Они пытаются претворить в жизнь свои планы о хищении путем мошенничества средств Интер­нет-банка или организуют финансовую пирамиду с суррогатами ценных бумаг.

Хулиганские побуждения также присущи, в основном, мошенникам на рынке ценных бумаг в сети Интернет. Попытка блокировать функционирова­ние компьютерной системы в режиме on-line, организующей осуществление операций с ценными бумагами, и осуществить хищение ценных бумаг или де­нежных средств клиентов мошенническим способом может быть обусловлена внутренним протестом против глобализации, выражающейся в компьютериза­ции международных расчетов, против состоятельной жизни предпринимате­лей, иных лиц, вкладывающих зачастую свои средства в ценные бумаги, на фоне социальной неблагоустроенности.

Мотивом мести руководствуются, как правило, либо бывшие служащие организаций, государственных органов, уволенные в связи со служебными злоупотреблениями или по иным причинам, либо бывшие партнеры по бизне­су, завистливые конкуренты, желающие причинить вред удачливому предпри­нимателю, подорвать его деловую репутацию, бывшие супруги или родствен­ники.

Для всех лиц характерна самооценка совершаемых ими действий, в том числе и для преступников. А.Р. Ратинов отмечал следующие особенности само­оценки преступников:

1) самооценка преступников в целом отличается от самооценки законопос­лушных лиц менее критическим отношением к себе и характеризуется преимуще­ственно социально одобряемыми качествами;

2) самооценка преступников неадекватна. При двух вариантах неадекват­ности (необоснованно завышенной и чрезмерно заниженной) основной массе преступников свойственно относительное преобладание завышенной самооценки;

3) в самооценках преступников делается акцент на качествах, посредством которых отвергается сходство с шаблонным образом преступника, распростра­ненном в обыденном сознании («негативная идентификация») с частичным при­
нятием роли и образа, что выражается в признании у себя некоторых черт пре­ступного стереотипа;

4) самооценка однотипных категорий преступников (рецидивистов и впер­вые осужденных) в основных чертах является сходной, а у различных категорий отличается спецификой и коррелирует с характером (специализацией) их пре­ступной деятельности[151].

Указанные сведения могут помочь следователю в составлении психологи­ческого портрета преступника в случаях, когда он не известен. При наличии группы лиц заподозренных в совершении хищения путем мошенничества с ис­пользованием ценных бумаг данные о самооценке типичного субъекта рассмат­риваемого преступления могут являться основой для выдвижения версий о моти­вации мошенников, о способе сокрытия следов совершенного преступления.

Для мошенника характерна завышенная самооценка своей личности, чувст­во превосходства над другими, самоуверенность, а также наличие мотивов само­оправдания своих действий, которое может быть самым различным: 1) соверше­ние преступлений в интересах организации, либо третьих лиц; 2) несовершенство и несправедливость законодательства, устанавливающего ответственность за со­вершенные ими деяния; 3) отсутствие причинной связи между совершенными ви­новными лицами вредными деяниями и наступившими последствиями.

Среди мотивов самооправдания преступников, разработанных А.Р. Ратино- вым и Г.Х. Ефремовой, для лиц, совершающих мошенничества с использованием ценных бумаг, характерны следующие мотивы: 1) искаженное представление о криминальной ситуации, в которой избирательно преувеличивается значение од­них элементов и преуменьшается роль других, в результате чего возникает иллю­зия необязательности применения уголовного наказания; 2) убеждение в фор­мальности нарушаемых норм, обыденности подобных действий, в силу чего они расцениваются как допустимые; 3) гипертрофия собственных личных качеств в
утверждении своей исключительности, ставящей лицо, по его мнению, выше за­кона1.

Таким образом, психическая деятельность субъекта преступного посяга­тельства включает в себя осознание общественной опасности противоправного изъятия чужого имущества, предвидение неизбежности причинения ущерба в результате совершения указанного деяния и желание наступления этих по­следствий, определение корыстной цели и мотивов совершения преступления и промежуточных целей, планирование преступной деятельности, а также дру­гие психические процессы, управляющие поведением субъектов преступления.

1 (1) Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Психологическая защита и самооправдание в генезисе преступного поведе­ния //Личность преступника как объект психологического исследования. М., 1979. С. 49.

(2) Ратинов А.Р. Изучение самооценки преступников. // Юридическая психология. / Сост. и обш. Ред. T.H. Курбатовой. - СПб., 2001. С. 156- 157.

2.4.

<< | >>
Источник: Валласк Елена Владимировна. Криминалистическая характеристика и программы расследования хищения путем мошенничества с использованием ценных бумаг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург - 2006. 2006

Скачать оригинал источника

Еще по теме Субъект хищения путем мошенничества с использованием цен­ныхбумаг. Психическая деятельность виновных лиц:

  1. Физическая деятельность субъекта хищения путем мошенниче­ства с использованием ценных бумаг
  2. Обстоятельства, подлежащие установлению по уголовным делам о хищениях путем мошенничества с использованием ценных бумаг
  3. Предмет преступного посягательства при совершении хищений путем мошенничества с использованием ценных бумаг
  4. Глава 2. Криминалистическая характеристика хищений путем мошенничества с использованием ценных бумаг
  5. Приложение №5 АНКЕТА для изучения уголовных дел (хищение путем мошенничества с использованием ценных бумаг-ст. 159 УК РФ)
  6. Краткие типовые программы начального этапа расследования хищений путем мошенничества с использованием ценных бумаг
  7. Понятие, элементы криминалистической характеристики пре­ступления, связи и закономерности. Особенности обстановки хищения путем мошенничества с использованием ценных бумаг
  8. ВАЛЛАСК Елена Владимировна. Криминалистическая характеристика и программы расследования хищения путем мошенничества с использованием ценных бумаг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург - 2006, 2006
  9. Место и время совершения хищения путем мошенничества с ис­пользованием ценных бумаг
  10. Глава 3. Обстоятельства, подлежащие установлению, и краткие типовые программы расследования хищений путем мошенничества с использова­нием ценных бумаг
  11. § 2. Формирование правовых основ участия юридических лиц в предпринимательской деятельности
  12. Глава VI. Совершенствование организационно-правовых основ деятельности юридических лиц в предпринимательской сфере в конце XX- начале XXI вв.