<<
>>

О КОЛЛЕКТОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ

Т. Ю. Астапова,

доцент кафедры организации службы судебных приставов и исполнительного производства PПА Минюста России, кандидат юридических наук, доцент

β соответствии с Федеральным законом от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» принудительное обращение взы­скания задолженности возлагается на ФССП России.

Ее компетенция и полномочия в указанной сфере не имеют субститутов, так как других упоминаний о государственных и коммерческих структурах, осущест­вляющих подобного рода деятельность, в законодательстве нет.

В то же время интенсивное развитие потребительского рынка со­провождается увеличением объемов просроченной задолженности по фи­нансовым обязательствам. Это побуждает субъектов гражданского оборо­та привлекать различные коммерческие организации. Последние в обще­нии с кредиторами заверяют их в оказании помощи по обеспечению взыскания с должников невыплаченных сумм, срок возврата по которым наступил. Речь идет о так называемых коллекторских агентствах.

Примечательно, что в мировой практике коллекторские агентст­ва и первые законы, регулирующие их деятельность, возникли сравни­тельно давно. Например, в странах Северной Америки они возникли в 60-х гг. XX в., их деятельность была регламентирована Актом о чест­ной практике взыскания долгов 1977 г.[70]

В России первые коллекторские агентства стали появляться лишь в начале XXI в. Изначально они создавались как дочерние пред­приятия банков и работали исключительно с их задолженностями. Так, в 2001 г. было зарегистрировано Агентство по сбору долгов при банке «Русский стандарт»[71]. Непосредственно же отправной точкой начала коллекторов как самостоятельных субъектов правоотношений следует

считать лишь 2004 г.[72], когда о своем существовании заявили такие компании, как ЗАО «Секвойя кредит консолидейшн» и ЗАО «Финан­совое агентство по сбору платежей».

В то же время, несмотря на признанность коллекторских агентств гражданским обществом, на сегодняшний день их деятельность в каче­стве субъекта соответствующих общественных отношений законом не институируется. В своей работе они руководствуются лишь общими нормами гражданского законодательства. Например, ч. 2 ГК, федераль­ными законами от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информаци­онных технологиях и защите информации», от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и многими другими.

К сожалению, такое обилие норм права не содержит специаль­ной правовой регламентации указанной категории. Так, в законода­тельстве отсутствует определение коллекторской деятельности, не ус­тановлены критерии и требования для коллекторских агентств и их работников, нет системы контролирующих органов, механизма полу­чения информации, составляющей профессиональную тайну, не опре­делены права и обязанности коллекторов, не выработаны дополни­тельные критерии по применению к ним мер ответственности и пр. И, как результат, каждая компания, осуществляющая деятельность по взысканию долгов, может называть себя коллекторской и устанавли­вать процессуальный порядок истребования задолженности, а следова­тельно, нарушать законные права и интересы человека и гражданина, ставя под вопрос законность всего института коллекторства.

Нужно заметить, что именно такую тенденцию подтверждает неуклонный рост статистики привлечения работников коллекторских организаций к гражданско-правовой, административной и даже уго­ловной ответственности. Это свидетельствует о необходимости урегу­лирования указанной сферы. Последнее может быть осуществлено не­сколькими способами, а именно путем внесения дополнений в уже су­ществующие нормативно-правовые акты или принятия отдельного закона о коллекторской деятельности. В любом случае, каким бы спо­собом ни было осуществлено реформирование действующего законо­дательства, его продуктивность прежде всего зависит от выбранного подхода к пониманию коллекторской деятельности.

На сегодняшний день одним из официально первых и наиболее признанных стал коллекторский подход.

В юридической литературе под ним рассматривают профессиональное, массовое, максимально автоматизированное взыскание преимущественно бесспорных долгов, схожих по основным параметрам.

Вторым по распространенности является юридический подход. От коллекторского он отличается тем, что позволяет в каждом кон­кретном случае появления задолженности подойти индивидуально, рассмотреть ее с точки зрения возможностей, которые предоставляют­ся для взыскания действующим законодательством[73].

Такой двойственный подход в первую очередь отражается на содержании коллекторской деятельности. C одной стороны, в публика­циях о коллекторстве говорят в его узком значении и подразумевают исключительно специализированную организацию, базирующуюся лишь на возврате кредитных денежных средств. Именно в таком виде оно первоначально зародилось не только в России, но и за рубежом. C другой стороны, в широком смысле слова под ним признают абсо­лютно любую деятельность, направленную на возврат денежных средств. Примечательно то, что такая последовательность развития деятельности по взысканию долгов в мире, а именно от узкого к широ­кому пониманию содержания коллекторства, наблюдается при изуче­нии исторических аспектов становления коллекторской деятельности.

Таким образом, анализ теоретических и практических аспектов показал, что сложилось два направления в установлении содержания коллекторской деятельности: первое привязано исключительно к тех­нологичному бизнесу, связанному с деятельностью менеджеров и эко­номистов на досудебной стадии. Второе направление ассоциируется с оказанием профессиональной юридической помощи в области взы­скания задолженностей в досудебном порядке, в судебном разбира­тельстве и при исполнительном производстве.

Соответственно, в юридической литературе определения коллек­торской деятельности выработаны по вышеуказанным направлениям. Так, согласно первому направлению, отраженному в проекте закона «О коллекторской деятельности», подготовленному Минэкономразвития

России и Ассоциацией российских банков, под коллекторством пони­мают определенные законом или договором или прочим соглашением сторон юридические и фактические действия, совершенные субъектом коллекторской деятельности, направленные на добровольное погаше­ние должником в пользу кредитора просроченной задолженности, про­водимые без обращения в суд либо без применения процедуры прину­дительного взыскания.

Второе направление, закрепленное, например, в проекте закона «О коллекторской деятельности» Национальной ассоциации профес­сиональных коллекторских агентств, определяет, что коллекторской является осуществляемая от своего имени либо от имени кредитора систематическая деятельность, направленная на добровольное погаше­ние должником его задолженности перед кредитором либо на прину­дительное взыскание задолженности должника, а также деятельность по приобретению денежных требований к должникам коллекторским агентством с целью их самостоятельного предъявления.

Противоборство между вышеуказанными позициями лишь в предоставлении возможности коллекторским агентствам представ­лять интересы кредиторов в судебных и правоохранительных органах, а также в службе судебных приставов по вопросам погашения задол­женности. Приверженцы последнего направления считают, что отказ в таком правомочии будет противоречить сложившейся практике рабо­ты коллекторских агентств, которые нередко для взыскания задолжен­ности действуют через суд[74].

Абсолютно очевидно, что в такой ситуации отсутствие одного правомочия отрицает сложившуюся практику работы российских кол­лекторов, а именно вычеркивает судебную стадию и стадию исполни­тельного производства. Между тем не стоит забывать, что только то лицо, которое знакомо с основаниями и причинами возникновения просроченной задолженности, поведением должника и другими об­стоятельствами, ставшими известными в ходе движения долга, может наиболее эффективно выступить в суде, а также оказать содействие судебному приставу-исполнителю по поиску имущества должника. Более того, в таком случае кредитору не придется дополнительно тра­тить время и средства на поиск лиц для представления его интересов

в суде, службе судебных приставов и пр. Именно поэтому вполне мож­но согласиться с понятием коллекторства как совокупностью юридиче­ских и физических действий, направленных на лиц, имеющих задол­женность и не выплачивающих долг в установленные сроки.

Подобную точку зрения выражает и один из проектов, внесенных на рассмотрение Государственной Думой. Однако он говорит не о кол­лекторской деятельности, а о деятельности по взысканию просроченной задолженности в общем. Если разбираться в соотношении этих катего­рий, то можно сделать вывод, что деятельность по взысканию просро­ченной задолженности несколько шире и включает в себя деятельность по взысканию просроченной задолженности, осуществляемую любым лицом, в том числе самим кредитором, уполномоченным им лицом.

Таким образом, на современном этапе под коллекторской дея­тельностью следует рассматривать законную профессиональную сис­тематическую деятельность организаций, нацеленных исключительно на взыскание просроченной дебиторской задолженности, с использо­ванием специализированных навыков и законных средств. При этом не стоит забывать о наделении их специальным правовым статусом, со­гласно которому им будет предоставлена возможность оказывать услу­ги по содействию взыскания просроченной задолженности в суде, пра­воохранительных органах, службе судебных приставов по вопросам погашения задолженности.

<< | >>
Источник: Восьмые Всероссийские Державинские чтения (Москва, 14 декабря 2012 года): сб. ст. : в 7 кн. Кн. 6. Проблемы трудового, исполнительного и ин­формационного права / отв. ред. В. Л. Гейхман ; РПА Минюста России. — М.: РПА Минюста России,2013. — 252 с.. 2013

Еще по теме О КОЛЛЕКТОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ:

  1. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ «ИНОСТРАННЫХ АДВОКАТОВ» В РОССИИ И ВЕЛИКОБРИТАНИИ
  2. Восьмые Всероссийские Державинские чтения (Москва, 14 декабря 2012 года): сб. ст. : в 7 кн. Кн. 6. Проблемы трудового, исполнительного и ин­формационного права / отв. ред. В. Л. Гейхман ; РПА Минюста России. — М.: РПА Минюста России,2013. — 252 с., 2013
  3. 2. Расчетно-кассовый центр Банка России
  4. 2. История банковской системы России
  5. ИНСТИТУТ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ В АДВОКАТУРЕ: ИСТОРИЯ, МОДЕЛИ, ПЕРСПЕКТИВЫ ВНЕДРЕНИЯ В РОССИИ
  6. АДВОКАТСКАЯ МОНОПОЛИЯ: МИРОВОЙ ОПЫТ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ В РОССИИ
  7. § 1.2. История развития уголовного законодательства об ответственности за неоказание помощи в России
  8. ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ АДВОКАТОВ В РОССИИ
  9. Возможные пути развития институ та групповых исков в России
  10. РОЛЬ АДВОКАТУРЫ В РАЗВИТИИ ИНСТИТУТА БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РОССИИ
  11. Анализ криминальных проявлений в сфере обращения ценных бумаг в современной России
  12. АКТУАЛЬНОСТЬ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПОВ HABEAS CORPUS В РОССИИ И В МИРЕ
  13. Анализ криминальных проявлений в сфере обращения ценных бумаг в дореволюционной России
  14. 12.СОВРЕМЕННАЯ МОДЕЛЬ ФЕДЕРАТИВНОГО УСТРОЙСТВА РОССИИ: ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ, ПРИНЦИПЫ.
  15. Глава I. Защита многочисленной группы истцов в гражданском процессе России
  16. § 3.2. Виды наказаний и особенности их назначения за неоказание помощи в уголовном законодательстве России и в других государствах
  17. Глава 4. Перспективы развития института групповых исков в гражданском процессуальном праве России
  18. § 3. Ликвидация кредитной организации по инициативе Банка России (принудительная ликвидация)
  19. PRO BONO PUBLICO: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОКАЗАНИЯ АДВОКАТАМИ БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РОССИИ
  20. ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ФОРМЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДВОКАТОВ