<<
>>

О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ ОЦЕНКИ ИМУЩЕСТВА ДОЛЖНИКА В ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ

А. В. Яковлев,

аспирант

Московского финансово-юридического университета

На современном этапе развития исполнительного производства оценка имущества должника, наряду с иными исполнительными дейст­виями, такими как арест имущества, его изъятие, реализация, — важ­нейший элемент в процессе обращения взыскания в исполнительном производстве.

Очевидно, что от надлежащей оценки имущества должни­ка зависят основные для взыскателя показатели качества реальной защи­ты его прав — полнота возмещения ущерба и оперативность такого воз­мещения. Справедливость оценки также важна и для должника — не­корректная оценка может привести к увеличению базы реализуемого впоследствии имущества, что неизбежно повлечет ухудшение матери­ального состояния должника и, фактически, может нарушить принцип соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения, закрепленный в п. 5 ст. 4 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об ис­полнительном производстве). По словам Д.Х. Валеева, с которыми трудно не согласиться, «данный принцип требует соответствия между действиями и их социальными последствиями»[102].

Ненадлежащая оценка имущества зачастую влечет обжалование результатов такой оценки. Так, согласно позиции Высшего Арбитражно­го Суда РФ, даже в том случае, когда для оценки имущества судебный пристав-исполнитель привлекал независимого оценщика, в судебном порядке может быть оспорено только постановление этого пристава- исполнителя, определяющее цену такого имущества (см.: информацион­ное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.05.2005 № 92 «О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оцен­ки имущества, произведенной независимым оценщиком»). Анализируя исполнительное производство как процесс, данный фактор может

придать ему «затяжной» характер, что также не способствует решению задач исполнительного производства, заключающихся в правильном и своевременном исполнении судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством РФ случа­ях исполнении иных документов в целях защиты нарушенных прав, сво­бод и законных интересов граждан и организаций (см.

Федеральный за­кон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Первоначальный вопрос, возникающий перед судебным приста­вом-исполнителем, — это определение стоимости имущества еще на этапе наложения ареста на имущество должника. Так, в примерной форме акта о наложении ареста (описи имущества) имеются обязатель­ные для заполнения графы «Предварительная оценка за единицу изме­рения без учета НДС» (руб.) и «Общая стоимость без учета НДС (руб.)» (приказ ФССП России от 11.07.2012 № 318 «Об утверждении примерных форм процессуальных документов, применяемых должно­стными лицами Федеральной службы судебных приставов в процессе исполнительного производства»). При этом, учитывая требования ч. I ст. 85 Закона об исполнительном производстве, устанавливающей, что оценка должна проводиться по рыночным ценам, если иное не уста­новлено законодательством РФ, можно полагать, что в том числе и предварительная оценка должна проводиться с учетом этой нормы. Стоит отметить: вопрос оценки имущества не теряет своей значимости и актуальности вплоть до момента реализации имущества должника с одной лишь оговоркой, что если речь идет о продаже арестованного имущества на торгах, то с момента совершения сделки вопрос о пра­вильности произведенной оценки утрачивает свою юридическую зна­чимость, поскольку это обстоятельство не может рассматриваться в качестве основания для признания торгов недействительными. Дан­ный вывод закреплен в позиции Высшего Арбитражного Суда РФ — возможные нарушения при проведении оценки арестованного имуще­ства не могут рассматриваться в качестве оснований для признания судом торгов недействительными в силу п. 1 ст. 449 ГК (см.: информа­ционное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.12.2005 № 101 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с признанием не­действительными публичных торгов, проводимых в рамках исполни­тельного производства»).

Также обращает на себя внимание вопрос правомерности привле­чения оценщика для оценки имущества постановлением судебного при­става-исполнителя.

В действующей редакции Закона об исполнительном

производстве оценщик наделен статусом специалиста, что подтвер­ждается ст. 85: «Если судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика для оценки отдельной вещи или имущественного права, то судебный пристав-исполнитель назначает специалиста из числа ото­бранных в установленном порядке оценщиков». По мнению Д. Я. Малешина, В. М. Шерстюка, назначение специалиста для прове­дения оценки имущества должно оформляться соответствующим по­становлением судебного пристава[103], что и происходит на практике. Тем не менее в ст. 9 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оце­ночной деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон об оценочной деятельности) указано: «Основанием для проведения оцен­ки является договор на проведение оценки указанных в ст. 5 настояще­го Федерального закона объектов, заключенный заказчиком с оценщи­ком или с юридическим лицом, с которым оценщик заключил трудовой договор». Интересна точка зрения, изложенная Т. И. Абдреевым: «при­влечение оценщика на основании постановления пристава противоре­чит положениям и требованиям, изложенным в ст. 9 Закона об оценоч­ной деятельности, где однозначно говорится о том, что “основанием для проведения оценки объекта оценки является договор между оценщиком и заказчиком”, и законодательством об оценочной деятельности строго очерчен круг государственных органов, имеющих соответствующие правомочия принимать публичные акты, являющиеся основанием для проведения независимой оценки. Служба судебных приставов Минюста России не отнесена к кругу таких государственных органов. Таким обра­зом, постановление о проведении оценки, принимаемое данным госу­дарственным учреждением, не является законным и достаточным осно­ванием для реального осуществления любой независимой оценки»[104]. C данной точкой зрения автор не согласен, так как в силу «Положения о территориальном органе Федеральной службы судебных приставов», утвержденного приказом Минюста России от 09.04.2007 № 69 (далее — Положение о территориальном органе), в целях реализации своих пол­номочий территориальный орган имеет право: привлекать в установлен­ном порядке для выработки решений по вопросам, относящимся к уста­новленной сфере деятельности, научные и другие организации, ученых

и специалистов, в том числе на договорной основе (подп. 2 п.

7), а так­же заключать гражданско-правовые договоры (подп. 4). Учитывая на­званные нормы, автор полагает, что требования ст. 9 Закона об оце­ночной деятельности исполняются в полном объеме после заключения государственного контракта между территориальным органом ФССП России и оценщиком. В свою очередь, постановление судебного при­става-исполнителя о назначении специалиста для оценки имущества необходимо понимать как сложный юридический факт, влекущий по­следствия для названного контракта.

Научную полемику вызывает и вопрос конкуренции Закона об ис­полнительном производстве и Закона об оценочной деятельности. В дей­ствующей редакции Закона об исполнительном производстве оценке имущества посвящена ст. 85, которая устанавливает, что оценка имущест­ва должника, на которое обращается взыскание, производится судебным приставом-исполнителем по рыночным ценам, если иное не установлено законодательством РФ. В силу подп. 9 ч. 1 ст. 64 названного закона в процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав- исполнитель вправе привлекать для оценки имущества специалистов, соот­ветствующих требованиям законодательства РФ об оценочной деятельности, что позволяет сделать вывод о том, что большая часть отношений, связанных с оценкой имущества, урегулированы Законом об оценочной деятельности. В соответствии со ст. 1 Закона об оценочной деятельности таковая осуществ­ляется в соответствии с международными договорами РФ, настоящим феде­ральным законом, а также другими федеральными законами и иными норма­тивными правовыми актами РФ, регулирующими отношения, возникающие при осуществлении оценочной деятельности. Одновременное регулирование вышеназванными законами отношений, связанных с оценкой, позволяет го­ворить об определенной конкуренции данных нормативно-правовых актов. В связи с этим существуют различные точки зрения.

Первая заключается в том, что положения ст. 85 Закона об испол­нительном производстве могут применяться к рассматриваемым отно­шениям только в части, не противоречащей нормам Закона об оценоч­ной деятельности, поскольку последние носят специальный характер[105].

По мнению других авторов, основное место в регулировании отношений в исполнительном производстве занимает Закон об испол­нительном производстве. Закон об оценочной деятельности подлежит

применению липп» в той мере, в какой это не противоречит ему и су­ществу регулируемых им отношений[106].

Согласно третьей точке зрения, Закон об оценочной деятельно­сти не распространяется на отношения, связанные с исполнительным производством (данная позиция получила оценку в судебной практике: довод о том, что Закон об оценочной деятельности не применим к от­ношениям по оценке имущества, производимой в ходе исполнительно­го производства, признан судом ошибочным, см. постановление Феде­рального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19.03.2003 №А05-11589/02-565/17).

Существует и четвертая точка зрения, согласно которой предме­том регулирования каждого из названных законов являются различные отношения, в связи с чем вопрос о конкуренции норм некорректен. Признавая сходство таких отношений между собой (в связи с источни­ком их возникновения — процедурой оценки арестованного имущест­ва), тем не менее отмечается различие их субъектов[107].

В качестве иной проблемы можно назвать фактическое отсутст­вие возможности реализации имущества по его рыночной стоимости. В Законе об оценочной деятельности под рыночной стоимостью объек­та оценки понимается наиболее вероятная цена, по которой данный объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены сделки не отра­жаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства, т. е. когда:

- одна из сторон сделки не обязана отчуждать объект оценки, а другая сторона не обязана принимать исполнение;

- стороны сделки хорошо осведомлены о предмете сделки и дей­ствуют в своих интересах;

- объект оценки представлен на открытом рынке посредством публичной оферты, типичной для аналогичных объектов оценки;

- цена сделки представляет собой разумное вознаграждение за объект оценки и принуждения к совершению сделки в отношении сто­рон сделки с чьей-либо стороны не было;

- платеж за объект оценки выражен в денежной форме (см.

ст. 3 Закона об оценочной деятельности).

Для осуществления сделки по рыночной стоимости требуется как минимум соблюсти типичный для данного имущества срок экспо­зиции. В случае несоблюдения такого срока речь может идти только об иной (не рыночной) стоимости. C учетом изложенного стоимость аре­стованного имущества должника, определяемая в рамках исполнитель­ного производства, не является рыночной по смыслу ст. 3 Закона об оценочной деятельности, что также подтверждается п. 10 и 11 ст. 87.

Подводя итоги, можно сделать следующий вывод: многие во­просы, связанные с оценкой имущества должника в исполнительном производстве, не находят четкого разрешения в современном законо­дательстве, что создает преграды для оперативного возмещения ущер­ба, причиненного взыскателю. Автор полагает, что требуется регуляр­ное повышение квалификации приставов в области оценки имущества, ужесточение требований к потенциальным кадрам службы судебных приставов. Действующие положения Закона об исполнительном произ­водстве таковы, что практически в 90 % случаев предполагают участие независимого оценщика при оценке, так как возможности самого су­дебного пристава крайне ограничены. Позитивным видится введение в подразделения судебных приставов должности специалиста для про­изводства оценки имущества, которая в настоящее время возможна только профессиональным оценщиком.

<< | >>
Источник: Восьмые Всероссийские Державинские чтения (Москва, 14 декабря 2012 года): сб. ст. : в 7 кн. Кн. 6. Проблемы трудового, исполнительного и ин­формационного права / отв. ред. В. Л. Гейхман ; РПА Минюста России. — М.: РПА Минюста России,2013. — 252 с.. 2013

Еще по теме О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ ОЦЕНКИ ИМУЩЕСТВА ДОЛЖНИКА В ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ:

  1. ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ АДВОКАТСКОЙ РЕКЛАМЫ
  2. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЛИЧНОСТИ, ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ АВИАПРОИСШЕСТВИЙ
  3. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СТАТУСА АДВОКАТА-ЗАЩИТНИКА В АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ
  4. ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО В ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СУДАХ, ЕГО ЗАДАЧИ И ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ИСПОЛНЕНИЯ Минск - 2011, 2011
  5. ПРОБЛЕМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ В ДИСЦИПЛИНАРНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ В КОНТЕКСТЕ КРИТЕРИЯ СУБЪЕКТИВНОЙ БЕСПРИСТРАСТНОСТИ СОСТАВА КВАЛИФИКАЦИОННОЙ КОМИССИИ
  6. Приложение 4 ПРОЕКТ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон от «Об исполнительном производстве»
  7. Кузнецов Валерий Федорович. Система исполнительного производства (вопросы теории и практики). Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Челябинск - 2004, 2004
  8. Восьмые Всероссийские Державинские чтения (Москва, 14 декабря 2012 года): сб. ст. : в 7 кн. Кн. 6. Проблемы трудового, исполнительного и ин­формационного права / отв. ред. В. Л. Гейхман ; РПА Минюста России. — М.: РПА Минюста России,2013. — 252 с., 2013
  9. ПРАВО ЗАЩИЩАТЬ (НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ДОПУСКА ЖЕНЩИН К АДВОКАТСКОЙ ПРОФЕССИИ)
  10. Административно-юрисдикционное производство. Производство по делам об административных правонарушениях
  11. Тема 2.6 Производство по делам, связанным с исполнением судебных актов арбитражных судов