<<
>>

ОСОБЕННОСТИ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ СТАТЬИ 11 ЕВРОПЕЙСКОЙ КОНВЕНЦИИ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ОСНОВНЫХ СВОБОД ЕВРОПЕЙСКИМ СУДОМ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

О. А. Лежникова,

аспирант кафедры трудового права и права социального обеспечения P ПА Минюста России

Право на труд является неотчуждаемым и естественным, право­вой механизм защиты которого должен быть безупречно выверен и реализован.

Совершенствование системы защиты трудовых и иных тесно связанных с ними прав является одной из важнейших задач, на­правленных на реализацию конституционных прав граждан Россий­ской Федерации*. Согласно ч. 3 ст. 46 Конституции каждый вправе в соответствии с международными договорами РФ обращаться в меж­государственные органы по защите прав и свобод человека, если ис­черпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Одна из основных ролей в системе международных способов судебной защиты трудовых прав граждан принадлежит Европейскому суду по правам человека (далее — ЕСПЧ), который при отправлении правосудия руководствуется положениями Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (ратифицирована Федеральным законом от 30.03.1998 № 54-ФЗ, далее — Конвенция).

Российская Федерация является лидером по количеству обраще­ний в ЕСПЧ. Жалобы против России составляют около четверти от всех поступающих в суд. В свою очередь количество жалоб против Российской Федерации, предметом которых прямо либо косвенно яв­ляется защита трудовых и иных тесно связанных с ними прав, немно­гочисленно (лидирующую позицию по числу жалоб в настоящее время занимает Турция). Вместе с тем, принимая во внимание латентный ха­рактер подобного рода нарушений, практика ЕСПЧ, затрагивающая вышеназванный правовой институт, ценна и необходима для всесто­роннего анализа не только учеными, но и правоприменителями в целях недопущения совершения действий, допущенных ранее странами —

1См.: Ершова Е. А. О некоторых спорных вопросах защиты трудовых прав ра­ботников //Трудовое право. 2003. № 12.

С. 12.

участницами Конвенции, признанными ЕСПЧ недопустимыми и нару­шающими положения ратифицированной ими Конвенции.

Из анализа статей, содержащихся в Конвенции, можно сделать вывод, что нарушение как минимум трех ее статей судебными органа­ми государства при разрешении трудовых споров может стать поводом для обращения в ЕСПЧ. К ним относятся ст. 4.1, запрещающая прину­дительный или обязательный труд, ст. 6.1, провозглашающая право на справедливое разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, и ст. 11, гарантирующая право каждого на свободу собраний и объединений, в том числе на создание и участие в профсоюзах.

В настоящей статье автором проанализированы основные подходы, применяемые ЕСПЧ при рассмотрении жалоб о нарушении ст. 11 Конвенции.

Следует отметить, что текстуально Конвенция не гарантирует трудовые права, тем не менее ряд прав, связанных непосредственно с трудовыми отношениями, такими, например, как право на создание и вступление в профсоюзы, она обеспечивает[19].

Право на создание и вступление в профсоюзы гарантировано ст. 11 Конвенции, в соответствии с которой каждый имеет право на сво­боду мирных собраний и на свободу объединения с другими лицами, включая право на создание профсоюзов и вступление в них для защиты своих интересов. Это право должно предоставляться без ограничений, исключая предусмотренные законом и необходимые в демократическом обществе для обеспечения интересов национальной безопасности и об­щественного порядка, предотвращения беспорядков и преступлений, защиты здоровья или нравственности, а также защиты прав и свобод других граждан. Статья 11 не препятствует введению законных ограни­чений на осуществление этих прав лицами, входящими в состав воору­женных сил, полиции или административных органов государства. Тру­довой кодекс в целом дублирует вышеназванную статью, закрепляя ст. 2 в качестве одного из принципов правового регулирования трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений право работников и работодателей на объединение для защиты своих прав и интересов, включая право работников создавать профессиональные союзы и всту­пать в них.

Следует обратить внимание, что ст. 30 Конституции также закреплено право каждого на создание профессионального союза, но не

на вступление в него, как это предусмотрено Конвенцией и TK, Феде­ральным законом от 12.01.1996 № 10-ФЗ «О профессиональных сою­зах, их правах и гарантиях деятельности».

Статья 11 рассматривает профсоюзную свободу как одну из форм или особый аспект свободы объединения, но не гарантирует ка­кого-либо конкретного обращения с членами профсоюза со стороны государства, ратифицировавшего Конвенцию. Государство должно выступать гарантом эффективной судебной защиты от дискриминации по признаку принадлежности к профсоюзу, уважать свободу профсо­юзной деятельности и гарантировать ее эффективное осуществление.

Нарушения ст. 11 Конвенции, явившиеся основанием для обра­щения в ЕСПЧ (на основе анализа имеющейся судебной практики), условно можно разделить на следующие виды:

1) ограничение объема профсоюзных прав (Schmidtи Dahlstrom против Швейцарии[20], National Unit of Belgium Policeпротив Бельгии[21]). В соответствии с практикой ЕСПЧ условия осуществления права на создание профсоюза находятся в усмотрении государства. Статья 11 не гарантирует права профсоюзов на обязательное их привлечение к уча­стию в консультациях, инициируемых государством;

2) ограничение свободы выражения мнения (Sismanи др. против Турции[22]). Поскольку право на свободу выражения мнения закреплено в ст. 10 Конвенции, в жалобах, направляемых в ЕСПЧ в порядке ст. 11, сторонами дополнительно указывается нарушение государствами в том числе ст. 10 Конвенции. При этом ст. 11 зачастую рассматривается как специальный закон[23]. Между тем исследуемый вид жалоб нередко носит абсурдный характер. Так, Palomo Sanchezи др.[24] обратились с жалобой (далее признанной судом неприемлемой) к Испании в свете следующих обстоятельств. Заявители были уволены за публикацию оскорбительной карикатуры, изображавшей сцену оказания сотрудниками компании

сексуальных услуг начальнику отдела кадров.

По словам заявителей, работодателем было нарушено их право на свободное выражение мне­ния (ст. 10) и на то, что причиной увольнения была их профсоюзная деятельность, а значит было нарушено право на свободу собраний и объединения (ст. 11), жалоба была признана ЕСПЧ неприемлемой[25];

3) ограничение права вступать или не вступать в профсоюз (Young, James and Websterпротив Соединенного Королевства[26], Siqurdur A. Siqurjonssonпротив Исландии, Gustqfssonпротив Швеции). Право на вступление в профсоюз разграничивается на активное (вступать) и нега­тивное (не вступать). Данный вид градации был предложен постановле­нием Большой палаты по делу Sorensenи Rassmusenпротив Дании;

4) ограничение прав профсоюзов по установлению собственных внутренних правил и выбора своих членов (Associated Society of Loco­motive Engineers and Firemenпротив Соединенного Королевства). Ев­ропейским судом по правам человека подтверждено существующее право профсоюзов на установление своих собственных внутренних правил и управление внутренними делами. Профсоюзы не являются политически нейтральными образованиями, цель которых сводится лишь к обеспечению благополучия его членов. Зачастую их деятель­ность отличается идеологической направленностью и они имеют усто­явшиеся взгляды на социальные и политические вопросы;

5) ограничение прав профсоюзов на участие в коллективных пе­реговорах. Право на заключение коллективного договора является од­ним из самых главных средств защиты прав членов профсоюза, наруше­ние которого недопустимо. Данный вид права, по мнению ЕСПЧ, среди основополагающих права на создание профсоюзов и вступление в них[27];

6) ограничение права на забастовку и на мирные собрания. Сво­бода участвовать в мирных собраниях имеет настолько важное значе­ние, что не может быть ограничена ни при каких обстоятельствах, если одновременно заинтересованное лицо в ходе мероприятия само не со­вершает каких-либо запрещенных действий. Однако допустимость

причиняемых окружающим неудобств не должна выходить за рамки разумного предела.

Вместе с тем критерия допустимости ни в практике ЕСПЧ, ни в комментариях и разъяснениях последнего не содержится;

7) ограничение и нарушение прав профсоюзов в публичном сек­торе. Право государственных служащих на создание и вступление в профсоюз не может быть нарушено. Кроме того, ЕСПЧ приходит к выводу, что работники государственного аппарата не могут быть ис­ключены из сферы действия ст. 11 Конвенции. В то же время ранее, в 1977 г., Комиссия ЕСПЧ разъясняла, что ст. 11 Конвенции касается только частных ассоциаций и профессиональных союзов. В рассматри­ваемом вопросе налицо противоречие правоприменительной позиции, толкование которой ЕСПЧ не дано.

Ограничение профсоюзных прав в государственном (публич­ном) секторе может быть оправдано лишь по убедительным и веским причинам. Следует повторно отметить отсутствие сформулированного критерия убедительности и вескости.

Систематизированный перечень вышеизложенных видов нару­шений, заявляемых при подаче жалобы в порядке нарушения ст. 11 Конвенции, не является исчерпывающим, а претерпевает изменения вслед за развитием трудовых отношений. В научной литературе все чаще высказывается мнение относительно возможности ужесточения государственного контроля деятельности профсоюзных организаций. Заявленные меры могут привести к расхождению с европейскими нор­мами и принципами[28], закрепленными в том числе Конвенцией, и явиться толчком к увеличению количества жалоб, заявляемых против Российской Федерации, с последующим расширением уже сущест­вующего списка нарушений ст. 11. В целом же во избежание допуще­ния возрастания числа жалоб против нашей страны очевидна необхо­димость приведения законодательства и правоприменительной практи­ки Российской Федерации в части реализации права на создание и вступление в профсоюз в соответствии со стандартами, сформулиро­ванными ЕСПЧ (по непротиворечащим и четко сформулированным правовым позициям).

<< | >>
Источник: Восьмые Всероссийские Державинские чтения (Москва, 14 декабря 2012 года): сб. ст. : в 7 кн. Кн. 6. Проблемы трудового, исполнительного и ин­формационного права / отв. ред. В. Л. Гейхман ; РПА Минюста России. — М.: РПА Минюста России,2013. — 252 с.. 2013

Еще по теме ОСОБЕННОСТИ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ СТАТЬИ 11 ЕВРОПЕЙСКОЙ КОНВЕНЦИИ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ОСНОВНЫХ СВОБОД ЕВРОПЕЙСКИМ СУДОМ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА:

  1. 25. КЛАССИФИКАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА: ПОНЯТИЕ, ВИДЫ. ГАРАНТИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА.
  2. Тема 5. Особенности методики экспертной идентификации человека по фрагментам папиллярных узоров
  3. Представительство по делам о защите прав и законных интересов группы лиц
  4. ОБРАЩЕНИЕ К УПОЛНОМОЧЕННОМУ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ КАК ИНСТРУМЕНТ ЗАЩИТЫ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, ВОЗБУЖДЕННЫМ В ОТНОШЕНИИ СУБЪЕКТОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  5. Тема 6. Административно-правовые гарантии прав, свобод и законных интересов граждан
  6. ОСНОВНЫЕ НАРУШЕНИЯ АДВОКАТСКИХ ПРАВ И МЕТОДЫ ИХ ПРЕСЕЧЕНИЯ
  7. Приложение № 6 ПРОЕКТ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН «О внесении дополнений в Федеральный закон «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг»
  8. Приложение №5 ПРОЕКТ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН «О внесении изменений и дополнений в закон РФ «О защите прав потребителей» (в редакции Федерального закона от 09.01.96 ЛГ?2 Ф-3).
  9. 38. СТРУКТУРА НОРМ ПРАВА. СООТНОШЕНИЕ НОРМЫ ПРАВА И СТАТЬИ НОРМАТИВНОГО ПРАВОВОГО АКТА
  10. 1. Загальні засади «ринкових свобод» ЄС.
  11. 3. Правосуддя, свобода й безпека
  12. 3. Свобода пересування і громадянство Союзу.
  13. 4. Свобода руху капіталів та платежів.
  14. 2. Свобода руху товарів.
  15. Лекція № 6.Ринкові свободи Європейського союзу