<<
>>

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИИ В ПЕРВЫЙ ГОД СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Д. А. Саломатов,

аспирант кафедры трудового права и права социального обеспечения РПА Минюста России

Советская власть приступила к формированию новой системы правового регулирования труда практически сразу после своего уста­новления.

Основой построения указанной системы в целом стали про­граммные установки Российской социал-демократической рабочей партии (далее — РСДРП)[40].

Первым актом Советской власти о труде стал «Декрет о восьми­часовом рабочем дне» от 30 октября 1917 г. (далее — декрет о восьми­часовом рабочем дне). Первоначально указанный акт был опубликован как «Постановление Рабочего и Крестьянского Правительства о вось­мичасовом рабочем дне, продолжительности и распределении рабочего времени» (далее — постановление). Через непродолжительное время в текст акта были внесены изменения (главным образом редакторского характера), после которых он был оформлен в виде декрета. Заметим, что внесенные изменения негативно повлияли на качество юридиче­ской техники акта. Так, первая статья постановления была перенесена в конец акта и стала 25-й статьей декрета о восьмичасовом рабочем дне, в результате нумерация статей декрета о восьмичасовом рабочем дне с первой по 23-ю на одну «отстает» от нумерации статей постанов­ления. В то же время содержащиеся в тексте данного декрета ссылки на статьи этого же акта в большинстве случаев абсолютно идентичны ссылкам в постановлении, имеющем, как было отмечено, иную нуме­рацию статей (ср., соответственно: ст. 8, 9, 13, 14, 15, 17, 18, 20, 22, 24 постановления и ст. 7, 8, 12, 13, 14, 16, 17, 19, 21, 23 декрета о восьми­часовом рабочем дне). Из других изменений укажем на ст. 25 поста­новления и ст. 26 декрета о восьмичасовом рабочем дне, в первом слу­чае устанавливающую санкцию за нарушение предписаний акта как три года тюрьмы, а во втором — лишение свободы до одного года.

Декрет о восьмичасовом рабочем дне ограничивал рабочий день восемью часами и установил 48-часовую рабочую неделю, запретив ночную работу женщин и детей до 16 лет.

Под ночным временем по­нимался промежуток с девяти часов вечера до пяти часов утра (ст. 6 постановления). Заметим, что программа РСДРП говорила об опреде­лении ночного времени как интервала с девяти часов вечера до шести часов утра. Кроме того, в соответствии с ней запрет ночного труда должен был распространяться на всех работающих. Положение же ус­танавливало такой запрет для ограниченного числа групп работников. Декрет о восьмичасовом рабочем дне устанавливал в качестве празд­ников воскресные дни и перечисленные в нем даты, ограничивавший сверхурочные работы и устанавливавшее двойную оплату за них, вво­дившее минимальную продолжительность воскресного и праздничного отдыха в 42 часа, а также предписывавший ряд мер по охране труда. Применение указанной нормы на практике встретило затруднения, вы­звавшие разъяснения Народного комиссариата труда РСФСР (далее — HKT) о порядке ее применения. Размер оплаты за сокращаемое в соот­ветствии с анализируемой нормой время установлен следующим обра­зом: при повременной оплате — как за восемь часов, при сдельной — по выполненной работе без каких-либо доплат, при работе в предпри­ятиях непрерывного производства — шесть часов оплачивались обыч­но, а два — как сверхурочные, т. е. в двойном размере. 13 сентября 1918 г. HKT определил, что непрерывный 42-часовой отдых установ­лен только для воскресных дней, а не для праздников вообще

Примечательно, что ст. 1 постановления (ст. 25 декрета о вось­мичасовом рабочем дне) распространяет сферу его действия на все предприятия и хозяйства, независимо от их размера и от того, кому они принадлежат, и на всех лиц, занятых работой по найму, а ст. 2 поста­новления (ст. 1 декрета о восьмичасовом рабочем дне), определяя ра­бочее время, говорит о нем лишь применительно к промышленному предприятию.

14 ноября 1917 г. было принято «Положение о рабочем контро­ле», легализовавшее и усилившее роль фабрично-заводских комитетов и иных выборных учреждений рабочих в деятельности предприятий.

Большое значение для формирования трудового законодательст­ва представляет постановление Совета народных комиссаров РСФСР (далее — CHK) от 14 июня 1918 г.

«Об отпусках», впервые в россий­ской истории закрепившее за всеми рабочими и служащими, имеющи­ми непрерывный шестимесячный стаж работы у данного работодателя,

право на ежегодный оплачиваемый отпуск. В 1918 г. его продолжи­тельность устанавливалась в две недели. Закон наложил прямой запрет на платную работу во время отпуска.

18 мая 1918 г. декрет CHK «Об инспекции труда» (далее — дек­рет об инспекции труда) упразднил фабричную и горную инспекции, а также ряд государственных органов, осуществлявших надзорные и нормотворческие функции в сфере труда. Вместо них учреждалась инспекция труда, находящаяся в ведении HKT и его местных органов. Целью инспекции труда была охрана жизни, здоровья и труда всех лиц, занятых какой бы то ни было хозяйственной деятельностью. Для ее достижения инспекция наделялась широкими полномочиями, включая право свободного доступа во всякое время во все без изъятия места работы, отдыха и жилья трудящихся и их семей. Основным отличием инспекции труда от прежней фабричной инспекции был порядок фор­мирования ее кадрового состава: если фабричные инспектора назнача­лись на должность в административном порядке, то должность нового инспектора труда была выборной. Примечательно, что декрет об ин­спекции труда предполагал возможность занятия инспекторской долж­ности лицами обоих полов и вводил отдельные термины инспектора и инспектриссы труда. Позже — в августе 1918 г. — в помощь инспек­ции труда была создана техническая инспекция, призванная осуществ­лять надзор за соблюдением техники безопасности на предприятиях. Создание инспекции было обусловлено исполнением HKT возложен­ной на него п. 15 декрета об инспекции труда обязанности по приня­тию неотложных мер к организации технического надзора и наблюде­ния за паровыми котлами.

3 сентября 1918 г. постановлением HKT была установлена обя­занность заведующего предприятием при ликвидации дел или сокра­щении штата предупреждать увольняемых рабочих и служащих о предстоящем увольнении за две недели либо выплачивать им ком­пенсацию за указанный срок.

В случае если увольняемый рабочий не был застрахован, предприятие должно было уплатить пеню в кассу безработных в размере месячного заработка увольняемого. Отметим, что приведенная норма вызвала резкую критику Л. С. Таля, который назвал ее наравне с попытками ограничить свободу найма и увольне­ния рабочих крайностью и тяжким бременем для предприятия[41].

10 октября 1918 г. CHK издал «Декрет о трудовых книжках для нетрудящихся» (далее — декрет о трудовых книжках). Интересно, что текст данного декрета называет документ «трудовой книжкой», а при­ложение к нему, устанавливающее его формуляр, содержит наимено­вание «временное трудовое свидетельство». Они заменили прежние удостоверения личности, паспорта и т. д. для перечисленных в акте категорий граждан. Исходя из анализа текста акта можно утверждать, что ограничение круга лиц, получение которыми трудовых книжек обязательно, носило временный характер и этот круг подлежал расши­рению. Приведенный вывод сделан из содержания ст. 1 декрета о тру­довых книжках, говорящей о введении трудовых книжек в первую оче­редь для перечисленных категорий граждан, а также из прилагаемого к данному декрету формуляра документа установлено, что документ разработан «для буржуазии», что предполагает возможность разработ­ки другого вида того же документа для иных категорий граждан. Усло­вием действительности книжки устанавливалась ежемесячная отметка о выполнении общественных работ и повинностей либо об отсутствии таких работ и повинностей в данной местности. Без трудовой книжки лицо, обязанное ее иметь, лишалось права получения продовольствен­ных карточек и свободы передвижения.

Проводя реформирование системы правового регулирования тру­довых отношений, CHK уделял внимание и вопросам коллективных до­говоров. Так, 2 июля 1918 г. издается «Декрет о порядке утверждения коллективных договоров (тарифов), устанавливающих ставки заработ­ной платы и условия труда (Положение)». Оно не обязывало заключать коллективные договоры, но устанавливало требования к их содержанию, а также к порядку разработки и заключения.

Особая роль была отведена публичной власти в лице HKT, который, с одной стороны, своим утвер­ждением придавал коллективному договору законную силу, а, с другой, мог принуждать предпринимательскую сторону к заключению договора. Заметим, что данное положение во многом нормативно закрепляло уже сложившуюся практику — так, еще до его издания HKT придавал кол­лективным договорам законную силу при отсутствии согласия предпри­нимателей с их условиями (в качестве примеров приведем тариф рабо­чих металлической промьппленности Петрограда и железнодорожни­ков). Поскольку содержание коллективных договоров разрабатывалось, как правило, профсоюзами в одностороннем порядке и вступало в дей­ствие вне зависимости от воли предпринимателей, рассматриваемый

период можно считать началом формирования государственно­властных полномочий профсоюзов.

Среди прочих реформ в области правового регулирования тру­довых отношений первого года Советской власти отметим образование бирж труда и развитие законодательства о социальном страховании. В начале сентября 1918 г. безработные, зарегистрированные на бирже труда, утратили право на отказ от предлагаемой им работы, если ее условия не отклоняются от тарифа, установленного профсоюзом. В качестве санкции за нарушение нормы устанавливалось лишение пособия по безработице и очереди на бирже труда. Заметим, что уста­новленная санкция не носила репрессивного характера, в связи с чем мы полагаем преувеличением рассмотрение некоторыми исследовате­лями приведенной нормы как подтверждения тезиса о трудовой по­винности как единственно возможном средстве приведения в действие рабочей силы при разрушении рыночных механизмов. C 29 октября 1918 г. функции бирж труда стали выполняться органами HKT — от­делами распределения рабочей силы. Наем рабочей силы стал возмо­жен только через указанные отделы. Все предшествующее законода­тельство о биржах труда было отменено[42].

Таким образом, к концу 1918 г. Советская власть провела в жизнь целый ряд декретов, регулирующих трудовые отношения.

Ука­занные декреты легли в основу первого советского «Кодекса законов о труде» (опубликован 10 декабря 1918 г.). Обратим внимание на неод­нозначную оценку первых социалистических преобразований совре­менниками. Так, А. Лях отмечает, что «в течение полугода советская власть разрешила все основные вопросы регулирования наемного тру­да»[43]. В целом указанная точка зрения разделяется большинством со­ветских исследователей. Критика первых реформ Советской власти в области труда направлена в основном на констатацию невозможно­сти существования промышленности в условиях резкого понижения производительности труда и столь же резкого роста заработной платы, являющихся следствием проведенных реформ. Так, Л. Таль говорит о том, что рабочие организации, получившие власть на предприятиях,

«не считаются с действительною потребностью в рабочих руках и с ка­чественною удовлетворительностью нанимаемого рабочего или служа­щего»[44], что усугубляется обязанностью нанимать рабочих и служащих только через биржу труда. А. Билимович выражает схожую мысль, об­ращая внимание на то, что «производство было совершенно забыто и все внимание сосредоточено исключительно на вопросах распределения»[45]. Он критикует переход от сдельной заработной платы к повременной, имевшей в рассматриваемый период место на большинстве предприятий, говоря о том, что в сочетании с запретом произвольного увольнения это привело к росту прогулов и резкому падению производительности труда. Д. Пестржецкий указывает на то, что «в национализированных предпри­ятиях нормы оплаты труда определялись профессиональными союзам исключительно по потребности на прожиток, а не по принципу услуг. Сдельная плата была совершенно изгнана»[46]. Он приводит примеры из советской прессы, свидетельствующие о «непомерном» повышении зара­ботной платы и одновременном понижении производительности труда.

Представляется, что объективная оценка первых социалистиче­ских преобразований в области правового регулирования трудовых отношений не может быть однозначной и должна быть основана на учете всех аспектов этого процесса. Бесспорным является лишь то ог­ромное значение, которое указанные преобразования имели для фор­мирования трудового права как отрасли.

Исследование системы правового регулирования труда в первый год Советской власти позволяет выделить ряд характерных для нее черт:

1. Начиная с декрета о восьмичасовом рабочем дне предметом правового регулирования является наемный труд любого работника безотносительно к виду предприятия, на котором он занят.

2. Для первых советских актов о труде характерен низкий уро­вень юридической техники, вызванный не всегда высокой квалифика­цией составителей актов, а также той поспешностью, с которой они принимались.

3. Направленность на установление и повышение гарантий за­щищенности работника.

4. Акты рассчитаны на регулирование отношений с участием на сто­роне нанимателя как советских, так и частных предприятий и учреждений.

При этом специфика правового регулирования трудовых отношений зависит от типа предприятия и учреждения.

5. Для системы правового регулирования труда первого года Советской власти характерна высокая динамичность, большая частота изменения норм, нарастание массива правовой материи, характерные для этапа становления правовой системы и переходного периода в раз­витии общества и государства.

6. В течение первого года Советской власти были сформированы основные институты законодательства о труде, легшие в основу первого кодифицированного акта о труде. Большая часть этих институтов в из­мененном или неизменном виде существует до настоящего времени.

7. Характерная для первых советских актов о труде связь с доре­волюционным законодательством в целом для системы правового ре­гулирования труда первого года Советской власти не типична. Наибо­лее характерно она проявляется в декрете о восьмичасовом рабочем дне, который прямо указывает на отдельные положения Устава о про­мышленном труде как на источник права.

8. В силу сложной внутригосударственной и международной об­становки, а также иных причин эффективность законодательства о труде не была высокой. В качестве примера укажем на то, что в соот­ветствии с данными секции статистики труда Московского областного Совета народного хозяйства, в марте 1918 г. из 289 предприятий толь­ко 40 установили сокращенный рабочий день для подростков[47].

<< | >>
Источник: Восьмые Всероссийские Державинские чтения (Москва, 14 декабря 2012 года): сб. ст. : в 7 кн. Кн. 6. Проблемы трудового, исполнительного и ин­формационного права / отв. ред. В. Л. Гейхман ; РПА Минюста России. — М.: РПА Минюста России,2013. — 252 с.. 2013

Еще по теме ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИИ В ПЕРВЫЙ ГОД СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ:

  1. § 1. Правовое регулирование валютных отношений
  2. Глава V. Эволюция предпринимательских отношений в период формирования и функционировании административно-командной системы в Советском государстве и ее влияние на хозяйственно- правовые идеи
  3. Восьмые Всероссийские Державинские чтения (Москва, 14 декабря 2012 года): сб. ст. : в 7 кн. Кн. 6. Проблемы трудового, исполнительного и ин­формационного права / отв. ред. В. Л. Гейхман ; РПА Минюста России. — М.: РПА Минюста России,2013. — 252 с., 2013
  4. 7 Правовое регулирование; отношений между кредитными организациями и их клиентами
  5. 12. Валютные отношения и их правовое регулирования
  6. Тема: «Гражданско-правовое регулирование личных неимущественных отношений».
  7. Чжан Лянвэй (Китайская Народная Республика). ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТОРОВ В КНР. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018, 2018
  8. § 3. Формирование и развитие хозяйственно-правовой мысли в Советском государстве
  9. 9. 2. Виды правовых форм осуществления исполнительной власти
  10. Глава II. Организационно - правовые формы коллективных лиц в предпринимательстве: становление, развитие, правовое регулирование (IX в. - середина XVIII в.)
  11. Механизм административно-правового регулирования
  12. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СТАТУСА АДВОКАТА-ЗАЩИТНИКА В АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ
  13. Лизинг и его правовое регулирование
  14. К ВОПРОСУ О МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДВОКАТА
  15. Современное зарубежное избирательное право : монография / под ред. А.Г. Орлова, Е.А. Кремянской. Моск. гос. ин-т меж- дунар. отношений (ун-т) МИД России, каф. конст. права. — М. : МГИМО-Университет,2013. — 336 с., 2013