<<
>>

ПРОБЛЕМЫ ОГРАНИЧЕНИЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ В СЕТИ ИНТЕРНЕТ

М. Н. Маркин,

аспирант кафедры информационного права, информатики и математики

PПА Минюста России

В последнее время все больше правоведов озабочены появлением и развитием в России так называемой интернет-цензуры, т.

е. внедрением комплекса технических средств и мер, направленных на ограничение дос­тупа пользователей российского сегмента сети Интернет к информации.

Так, еще в 2007 году Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности» № 114-ФЗ от 25 июля 2002 года на Фе­деральную регистрационную службу (ныне — на Минюст России) бы­ла возложена обязанность ведения списка экстремистских материалов, доступ к которым запрещен на всей территории Российской Федера­ции. Признание материалов (то есть любых сведений, вне зависимости от способа ее представления) экстремистскими осуществляется судом. Запрет на распространение подобных сведений устанавливается в ст. 13 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельно­сти». При этом КоАП предусмотрена ответственность за массовое рас­пространение экстремистских материалов, внесенных в вышеуказанный список (ст. 20.29 КоАП).

В настоящее время Список пополняется. Он содержит как указа­ние на материалы, размещенные в сети Интернет, так и на материальных носителях (в том числе и на бумажных). Надо сказать, что список сам по себе выполняет не только функцию изобличения уже созданных (и рас­пространенных) материалов, но выступает также и критерием «законно­сти» вновь создаваемых информационных материалов.

Иными словами, механическое копирование текста документа, признанного экстремистским материалом и внесенного в список, будет образовывать (с точки зрения прокурора, как лица, уполномоченного возбуждать дела об административных правонарушениях по ст. 20.29 КоАП) объективную сторону административного правонарушения. При этом в списке, как правило, указывается название конкретного документа (или литературного, музыкального произведения) и автор

этого документа.

Однако в списке можно встретить и пункты довольно неопределенного содержания, например пункт № 600.

В пункте под номером 600 экстремистским материалом признан CD-диск бело-желтого цвета с названием «РОНС Русский общенацио­нальный союз» и с надписью «информационный медиа-журнал, выпуск № 2» (решение Ленинского районного суда г. Владимира от 15.03.2010).

Синтаксическая конструкция этого пункта позволяет определить каждый CD-диск бело-желтого цвета, существующий в мире, как экс­тремистский материал, если на этот диск нанесена надпись «информа­ционный медиа-журнал, выпуск № 2» и название «РОНС Русский об­щенациональный союз». При этом на самом диске может не быть ни­какой информации вообще. В таком случае не понятно, что же является собственно экстремистским материалом — оптический диск определенного цвета, надпись на диске или все-таки информация, со­держащаяся на нем и считываемая с этого диска приводом компьюте­ра? О содержимом этого диска в пункте № 600 не сказано ни слова. Чтобы узнать содержимое диска, придется отправляться в архив Ле­нинского районного суда города Владимира и знакомится с материа­лами дела, по которому вынесено такое решение.

Таким образом, пункт № 600 Списка не несет сам по себе никакой ни смысловой, ни юридической нагрузки. В то же время, если взглянуть на диспозицию статьи 20.29 КоАП, мы можем предположить, что возбуж­дение дела об административном правонарушении происходит по фор­мальным основаниям (внешним признакам правонарушения), а именно сам факт массового распространения экстремистских материалов, вклю­ченных в опубликованный федеральный список экстремистских материа­лов, уже является поводом к возбуждению дела.

Пункт № 600 и сотни подобных ему пунктов в Списке создают неопределенность повода для возбуждения дела об административном правонарушении, а впоследствии и уголовного дела по ст. 282 УК. Из истории нам известно, что неопределенность и широта толкования ка­рательных норм закона всегда рождает произвол (практика применения ст.

58 УК 1926 г.).

Кроме того, изучение списка позволяет сделать вывод о том, что вынесение решения суда о признании материала экстремистским и о за­прете доступа к такому материалу не обязательно для исполнения сотруд­никами органов исполнительной власти.

Так, например, в пункте № 985 Списка утверждается, что сайг «Кавказ-Центр» (www.kavkazcenter.com),его зеркала: kavkaz. tv,

kavkaznews.com, kavkaz.org.uk, kavkazcenter.com, kavkazcenter.net, kavkazcenter.info,признаны решением Никулинского районного суда г. Москвы от 12.09.2011 экстремистским материалом. При этом предпола­гается, что доступ к указанному сайту должен быть запрещен на всей тер­ритории Российской Федерации. Иначе говоря, ни один человек, исполь­зующий доступ в Интернет в России, не должен попадать на этот сайт.

Из решения Никулинского районного суда г. Москвы от 12.09.2011 года можно сделать вывод о том, что весь сайт «Кавказ- Центр», все существующие на нем материалы и все вновь появляю­щиеся являются экстремистскими.

Однако под номером 1063 в Списке указывается статья «Идель- Урал. Воззвание к мусульманам Идель-Урала», расположенная по элек­тронному адресу информационно-телекоммуникационной сети Интер­нет http://kavkazcenter. com/russ/content/2011/01/09/78000.shtmlсогласно решению Кировского районного суда г. Уфы от 17.11.2011.

Мы видим, что как минимум с момента вынесения решения Ни­кулинского районного суда г. Москвы от 12.09.2011 года до момента вынесения решения Кировского районного суда г. Уфы от 17.11.2011 доступ к сайту «Кавказ-Центр» не был полностью закрыт на всей тер­ритории РФ для всех людей, находящихся на этой территории. В про­тивном случае суд не смог бы узнать о наличии на указанном сайте статьи «Идель-Урал. Воззвание к мусульманам Идель-Урала». Кроме того, остался не выясненным мотив, по которому Кировский районный суд г. Уфы решил особо выделить одну статью на уже признанном экстремистским сайте.

Бесполезность, если не бессмысленность, ведения списка экс­тремистских материалов в том формате, в котором он ведется, обнару­живается в пункте 1254.

Ниже приведем его полностью.

«1254. Видеоролик «Русский очнись! Против тебя идет война», размещенный 26.02.2010 г. А. С. Евглевским на интернет-сайте социаль­ной сети «Вконтакте», имеющий электронный адрес http://vkontakte.ru(решение Промышленного районного суда города Курска от 22.03.2012)».

Как видно из этого пункта Списка весь сайт «Вконтакте», рас­положенный по адресу http://vkontakte.ru(ныне http://vk.coni),должен быть признан экстремистским материалом.

В данном же пункте указан лишь общий адрес сайта, что гово­рит о невозможности идентифицировать конкретный видеоролик и конкретного автора этого ролика.

C 1 ноября 2012 г. введен в эксплуатацию Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запреще­но, в соответствии с требованиями ст. 15 Федерального закона «Об инфор­мации, информационных технологиях и о защите информации».

В Реестр включаются:

1) доменные имена и (или) указатели страниц сайтов в сети Ин­тернет, содержащих информацию, распространение которой в Россий­ской Федерации запрещено;

2) сетевые адреса, позволяющие идентифицировать сайты в сети "Интернет", содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено.

Создание и ведение реестра осуществляется Федеральной служ­бой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, в соответствии с постановлением Правительства РФ от 26.10.2012 № 1101.

Основаниями для включения в реестр сведений об информации, распространение которой в Российской Федерации запрещено являются:

1) решения уполномоченных Правительством РФ федеральных органов исполнительной власти, принятые в соответствии с их компе­тенцией в порядке, установленном Правительством РФ, в отношении распространяемых посредством сети Интернет:

а) материалов с порнографическими изображениями несовер­шеннолетних и (или) объявлений о привлечении несовершеннолетних в качестве исполнителей для участия в зрелищных мероприятиях пор­нографического характера;

б) информации о способах, методах разработки, изготовления и ис­пользования наркотических средств, психотропных веществ и их прекур­соров, местах приобретения таких средств, веществ и их прекурсоров, о способах и местах культивирования наркосодержащих растений;

в) информации о способах совершения самоубийства, а также призывов к совершению самоубийства;

2) вступившее в законную силу решение суда о признании ин­формации, распространяемой посредством сети Интернет, информаци­ей, распространение которой в Российской Федерации запрещено.

Следует отметить, что все вышеуказанные ограничения, уста­новленные законом об информации и комплекс технических мер,

предпринятых органами государственной власти с целью ограничения доступа к информации, распространение которой запрещено, вызвали довольно бурную реакцию общественности. Федеральный закон от 28.07.2012 № 139-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и раз­витию” и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу ограничения доступа к противоправной информации в сети Ин­тернет», внесший изменения в том числе и в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (ст. 15), породил волну протеста русскоязычных пользователей Сети.

10 июля 2012 г. на одни сутки была прекращена работа русскоя­зычного раздела сайта «Википедия» по решению, принятому на голо­совании большинством ее сообщества, путем скрытия содержимого всех страниц, а также размещения на главной странице проекта ин­формационного баннера в течение следующего дня (11 июля), в знак протеста против рассматривавшихся в Государственной думе поправок к закону «О защите детей от информации, причиняющей вред их здо­ровью и развитию», а также для привлечения внимания к законопроек­ту №89417-6.

Стоит ли говорить о мгновенно появившихся бесчисленных публикациях о введении «цензуры» в сети Интернет и т. д.

Вместе с тем когда все изменения, касающиеся так называемой «цензуры» вступили в силу, пришло время понять — действительно ли ограничивают предпринятые государством меры доступ к «запрещен­ной информации».

Ответ один — фактически никаких ограничений на распростра­нение какой бы то ни было информации в сети Интернет до сих пор нет, и никаким законом эти ограничения реально не введены. Иными словами, все принятые в 2002-2012 гг. законы в области ограничения доступа к информации, размещенной в Сети, никак отношения между распространителями и пользователями информации не изменили.

Коль скоро государство в законах провозглашает запрет на рас­пространение той или иной информации, оно должно этот запрет обес­печить.

И обеспечить не только карательными мерами (мерами админи­стративной и уголовной ответственности), но и мерами превентивными.

Одной из главных превентивных мер является ведение списков запрещенных к распространению в сети Интернет материалов, и пред­писание организациям, предоставляющим доступ в Интернет, блоки­ровать доступ пользователей к «запрещенной» информации. При этом

блокируется доступ со всех /P-адресов пользователей к конкретным сай­там, указанным в Федеральном списке экстремистских материалов и Еди­ном реестре доменных имен и сайтов с информацией, распространение которой в Российской Федерации запрещено. Однако сама информация, или сайт, доступ к которому ограничен, не блокируется и не удаляется.

В сети Интернет существуют так называемые «сайты- анонимайзеры» (www.anonymouse.org, www.hidemyass.comи др.) с их помощью сам пользователь сети Интернет может изменить свой IP- адрес случайным образом. Используя измененный /P-адрес пользова­тель перестает быть связанным каким-либо ограничениями своего «провайдера» (то есть организации, предоставившей ему доступ в Ин­тернет). Следовательно, пользователь с таким измененным адресом может получить доступ к любой информации на любом, находящемся в сети Интернет сайте.

Таким образом, любой пользователь с помощью «сайта- анонимайзера» может преодолеть защитные или запретительные меры, предпринимаемые всевозможными органами государственной власти и организациями. Простейшая для пользователя методика преодоления разного рода запретов и «цензуры» демонстрирует бессмысленность и неэффективность предпринимаемых мер. Кроме того, ни один закон не ограничивает и не запрещает пользователю получать доступ к сай­там с «запрещенной» информацией. Тезис, обозначенный выше, дока­зан - реально доступ к информации ничем не ограничен. Законы в об­ласти ограничения доступа к информации, размещенной в сети Интер­нет, лежат вне права, так как реально не влияют и не могут повлиять на взаимоотношения между распространителем информации и конечным ее потребителем. Разве что немного усложняют доступ к некоторой информации, так как приходится изыскивать новые способы доступа к ней. Кроме того, информация на многих сайтах, особенно в «соци­альных сетях» (Facebook,Вконтакте и т. п.) не проходит предваритель­ного контроля при размещении - «премодерации», а значит, может быть удалена администраторами таких сайтов только в порядке реаги­рования на запросы органв государственной власти, при этом, сам факт размещения и нахождения такой информации в открытом доступе хотя бы несколько часов уже предполагает, что некоторые пользователи получили доступ к этой информации, сохранили ее на своих матери­альных носителях, и могут впоследствии распространить эту информа­цию любым другим способом.

Из всего вышесказанного можно сделать следующий вывод: па сегодняшний день в России нет сколько-нибудь эффективной цензуры в сети Интернет. Но, с недавних пор, появилось много законных пред­посылок для принятия государством репрессивных мер к распростра­нителям информации, доступ к которой должен быть запрещен в соот­ветствии с Федеральным законом от 29.12.2010 № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и Федеральным законом от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

<< | >>
Источник: Восьмые Всероссийские Державинские чтения (Москва, 14 декабря 2012 года): сб. ст. : в 7 кн. Кн. 6. Проблемы трудового, исполнительного и ин­формационного права / отв. ред. В. Л. Гейхман ; РПА Минюста России. — М.: РПА Минюста России,2013. — 252 с.. 2013

Еще по теме ПРОБЛЕМЫ ОГРАНИЧЕНИЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ В СЕТИ ИНТЕРНЕТ:

  1. Специфика адвокатской деятельности, направленной на защиту детей от интернет-посягательств
  2. ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ АДВОКАТСКОЙ РЕКЛАМЫ
  3. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЛИЧНОСТИ, ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ АВИАПРОИСШЕСТВИЙ
  4. АДВОКАТСКИЙ ЗАПРОС: ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ РЕШЕНИЯ
  5. § 6. Налогообложение лизинговых операций и проблемы развития лизинга
  6. Проблемы осуществления страхования профессиональной ответственности адвокатов
  7. СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ АДВОКАТУРЫ: ПРОБЛЕМЫ ПРЕЗУМПЦИЙ
  8. ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ АДВОКАТОВ В РОССИИ
  9. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ АДВОКАТУРЫ В АСПЕКТЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОГРАММЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «ЮСТИЦИЯ»
  10. ПРАВО АДВОКАТА НА ПОЛУЧЕНИЕ СВЕДЕНИЙ: ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ
  11. ЯВКА С ПОВИННОЙ, СДЕЛАННАЯ В ОТСУТСТВИЕ АДВОКАТА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
  12. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИОБРЕТЕНИЯ СТАТУСА АДВОКАТА И ПОДГОТОВКИ К АДВОКАТУРЕ
  13. ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СТАТУСА СТАЖЕРА АДВОКАТА
  14. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СТАТУСА АДВОКАТА-ЗАЩИТНИКА В АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ
  15. ПРАВОВОЙ СТАТУС ПОМОЩНИКА И СТАЖЕРА АДВОКАТА ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ
  16. PRO BONO PUBLICO: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОКАЗАНИЯ АДВОКАТАМИ БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РОССИИ
  17. ПРОБЛЕМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ В ДИСЦИПЛИНАРНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ В КОНТЕКСТЕ КРИТЕРИЯ СУБЪЕКТИВНОЙ БЕСПРИСТРАСТНОСТИ СОСТАВА КВАЛИФИКАЦИОННОЙ КОМИССИИ
  18. Восьмые Всероссийские Державинские чтения (Москва, 14 декабря 2012 года): сб. ст. : в 7 кн. Кн. 6. Проблемы трудового, исполнительного и ин­формационного права / отв. ред. В. Л. Гейхман ; РПА Минюста России. — М.: РПА Минюста России,2013. — 252 с., 2013
  19. 10. 7. Негласная деятельность государственной администрации
  20. ИНФОРМАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДВОКАТА[CDVII]