<<
>>

З.Теоретическое понимание групповых исков в отечественной науке гражданского процессуального права

Среди российских учёных в настоящее время нет единого понимания существа понятий защиты неопределённого круга лиц, механизма защиты интересов многочисленной группы лиц, группового и косвенного (производного) исков.

Различия во взглядах, касаются первоосновы категорий, используемых при осуществлении характеристики настоящих процессуальных механизмов.

Групповые иски часто именуют коллективными исками.'1 Иски о защите неопределённого круга лиц отождествляют с групповыми исками, что пока ещё несколько преждевременно. Исторически сложилось так, что групповые иски берут своё [31]

начало из деятельности частноправовых английских судов справедливости. Процессуальная терминология судопроизводства по групповым искам в своей первооснове также являлась англоязычной.

Class action - class - совокупность от латинского classis (разряд), группа предметов или явлений, обладающих общими признаками.[32] Группа в первом значении - несколько человек, во втором - совокупность людей, объединённых общностью интересов, профессии, деятельности либо общим фактом несения убытков в результате совершения определённого правонарушения.

Action в переводе с английского языка может иметь двоякое значение, в первом значении это иск, во втором значении • судебный процесс. Коллектив, в отличие от группы, представляет собой значение, произошедшее от латинского слова collectivus, которое означало и означает совокупность людей, объединённых общей работой общими интересами.

Оба термина имеют право на существование, но, тем не менее, если исходить из традиционной отечественной юридической терминологии, понятие группы, на мой взгляд, будет более точным, а следовательно, более правильным. Группа истцов не является коллективом в наиболее часто используемом значении данного термина, в большей степени она представляет собой совокупность людей, часто даже не знакомых друг с другом и обладающих связью с истном-прсдставитслсм группы и его адвокатом либо представителем, параллельно являющимся адвокатом или представителем группы.

Настоящая группа истцов объединена общим основанием и предметом иска, что объясняется схожестью оснований и предмета исковых требований каждого члена группы в отдельности и наличием общего ответчика или нескольких ответчиков. Кроме того» очень часто настоящая группа лиц является неопределённой на момент обращения с иском в суд, но может быль определена позднее на стадии подготовки дела к судебному рассмотрению. При неопределённости группы её нельзя назвать коллективом, а, следовательно, иск, предъявляемый в защиту группы лиц любым истцом от своего имени и от имени группы лиц, может быть назван групповым, но нс коллективным иском.

Толкование терминов косвенный и производный иск также, на мой взгляд, сводится к особенностям толкования англоязычного юридического термина derivative, который допускает два толкования: первое из них производный, второе - косвенный. Для англоязычной юридической системы общего, прецедентного права, на мой взгляд, весьма характерным является использование общих юридических понятии,

включающих в себя множество значений без их щепетильной конкретизации. Для российской юриспруденции, относящейся к иной конти нстггальной системе кодифицированного, писаного права, стремящейся к устранению возможностей различной интерпретации юридических терминов и максимальной индивидуализации и конкретизации юридических понятий такой подход вряд ли уместен. Он способен породить не только терминологическую, но и смысловую путаницу. Производный - означает отведённый, перешедший, переданный, в данном случае речь идёт о передаче права требования исковой защиты акционерного общества его акционеру, то есть право некого «целого» подлежит защите его «частью» в лице одного или нескольких из

множества акционеров.

Понятие косвенный, применительно к подобному иску акционера, может быть истолковано как непрямой способ защиты собственного интереса. Полагаю, что рассмотрение иска акционера данного общества в качестве косвенного, в значении косвенного способа защиты собственного интереса подразумевает под собой исковое заявление непосредственно связанное с личными интересами истца, его желанием получения доходов исключительно, и в первую очередь, в отношении самого себя, НГО само по себе, отводит второстепенное место его требованию о защите интересов других акционеров и самой корпорации.

Если рассматривать derivative action с данной точки зрения, смысл существования настоящего иска становится недостаточно понятным, кроме тою, стирается возможная грань отличия настоящего иска от иска группового и личного искового заявления.

Если рассматривать derivative action исключительно или в основном в качестве иска в защиту собственного права акционера, защищающегося косвенным образом, становится недостаточно понятным, с какой целью акционеру нужно предъявлять такой иск в суд, если он не обеспечит ему никакой прямой выгоды. Акционер не восстановит своего права, нс получит какого-либо существенного возмещения убытков, кроме достаточно условного вероятного увеличения процента доходности его акций или их рыночной цены.

Акционер, обращаясь с derivative action в суд США. защищает права и интересы акционерного общества в большей степени, чем свои собственные интересы. Защита своих собственных интересов акционером при рассмотрении дела по настоящему иску судом имеет сугубо второстепенное значение. І Іраво предъявления настоящего иска в суд предоставляется акционеру законом от имени самого акционерного общества, которое в силу различных причин не может самостоятельно защитить свои права и интересы. Настоящими причинами могут быть: неправомерная или нерадивая деятельность админисі рации акционерного общества, совета директоров и др. Право

искового требования акционера по данному иску является производным, основанием наличия такого права у акционера является факт нахождения в его собственности акций данного акционерного общества, который обусловливает его правовой статус. В связи с этим, на мой взгляд, derivative action правильнее было бы именовать производным иском. Но, тем не менее, до принятия нормативных актов, содержащих указание наименования настоящих исков, derivative actions можно называть косвенными (производными) исками.

Проблематика исследования защиты многочисленной группы лиц в гражданском процессуальном праве не ограничивается понятиями и терминами указанными выше.

Особым вопросом является использование понятий, уже нашедших свое применение в российском законодательстве, например, понятия зашиты неопределенного круга лиц. Круг лиц в данном случае является неопределённым в значении неизвестным суду, не установленным с надлежащей для личного иска точностью в момент предъявления иска в защиту неопределённого круга лиц и в момент его рассмотрения в суде. В принципе, речь идёт об одной и той же совокупности пострадавших лиц, предполагающей в законодательстве стран системы общего права наличие такого определения как class или группа.

Группа лиц или class в значении правового термина стран общего права отличается двумя признаками множественностью и неопределённостью. Российская юридическая мысль отказалась от использования термина группа лиц, заменив его понятием неопределенного круга лиц.

Когда ведётся научная полемика о том, что такое групповой иск, речь идёт преимущество о представительском иске, который является наиболее распространённой разновидностью группового иска. Групповой иск и иск в зашиту неопределённого круга лиц понятия неидентнчные, вопрос заключается в соотношении данных понятий друг с другом. В Московской государственной юридической академии недавно была защищена диссертация Н.С. Батаевой на тему ’Судебная защита прав и интересов неопределённого круга лиц". Н.С. Батаева считаег неопределённым кругом лиц «количественно нс установленный, но предположительно многочисленный состав потенциальных истцов, нс позволяющий привлечь к участию в процессе всех пострадавших от действий (бездействия) одного и того же ответчика, объединённых общностью предмета и основания иска»11.

Настоящий состав потенциальных истцов, по её мнению, является не поддающимся установлению, ни до начала судебного разбирательства, ни после его окончания. Таким [33]

зо

Несмотря на бросающееся в глаза сходство отдельных норм, при чтении статьи 35 ГПК РСФСР между российским процессуальным соучастием и процессуальным институтом представительского иска существует досгаточно много веских различий, часть из которых указанна в нижеприведённой таблице.

1. Механизм группового иска не предусматривает обязанности личного участия в процессе всех участников группы, например, в США выступление нескольких учасгников, заменяется представлением интересов i-руипы одним из сё участников истцом-представителем.

2. Состав многочисленной группы лиц нс имеет ничего общего с количеством соучастников по российскому законодательству, качественным признаком является критерий многочисленности представляемой группы. Учасгников многочисленной группы должно быть столько, чтобы индивидуальное участие каждого из них в судебном процессе при рассмотрении одного дела сделалось невозможным. Число участников многочисленной группы лиц не ограничивается законодательством и судебными требованиями и может составлять любое количество.

3. Направленность зребования судебной защиты в групповом иске носит характер защиты интересов всей группы пострадавших лиц, включая собственный интерес истца- представителя. Процессуальное соучастие осуществляется сторонами от собственного имени в защиту собственных интересов.

4. Процесс по групповому иску носит обязательный характер, до наступления указанного судом срока участник группы обязаны заявить о своём желании выйти из рядов группы, либо суд вынесет судебное решение, которое будет распространяться на него.

образом, суд разрешает дело, не зная точно в защиту кого конкретно будет вынесено его решение, поэтому он выносит решение в отношении ответчика, признавая или не признавая его вину, без вынесения решения ио делу каждого из истцов персонально во всей их совокупности. Иными словами суд создаёт судебную преюдицию и обеспечивает возможность пресечения противоправных действий ответчика.

Особый интерес, на мой взгляд, представляет собой вопрос о соотношении института группового иска и процессуального соучастия.

Процессуальное соучастие, участие в одном процессе нескольких истцов или нескольких ответчиков, права, требования, или обязанности, которых отвечать по иску нс исключают друг друга. Как известно, основанием соучастия является, характер спорного материального правоотношения, характеризующийся множественностью либо управомоченных либо обязанных лиц[34] [35].

Соучастие принято подразделять на обязательное и факультативное, которое не носит обязательного характера, так как характер спорного материального правоотношения позволяет рассматривать дела в отношении каждого из субъектов в отдельном процессе. Основания факультативного соучастия, как считает С.А. Иванова, возникают в случае общности, рассматриваемых судом, требований, либо, когда требования возникают из одного и того же основания. Относительными особенностями соучастия в понимании российского гражданского процессуального права является то, что все соучастники обладают правами и обязанностями сторон, и каждый из них выступает самостоятельно по отношению к остальным участникам процесса, поэтому их действия не могут нанести вред другой стороне, и не могут быть обращены в пользу другой стороны.

Некоторые исследователи полагают, что «с юридической точки зрения групповые иски представляют собой процессуальное соучастие в чистом виде»[36].

М.К. Трсушников отождествляет групповой иск и соучастие, полагая, что групповой иск являегся соучастием в большом размере16.

В.В. Ярков и И.В. Решетникова в своих работах высказывают мнение о схожести института іруппового иска с процессуальным соучастием, называя его «гипертрофированным процессуальным соучастием» с точки зрения материального и процессуального права.

ЗІ

Соучастие по ГПК РСФСР Институт группового иска
1. Число соучастников является

определенным на момент предъявления

иска

1. Число участников группы может быть как определённым, так и неопределённым

на момент предъявления иска

2. Каждый из соучастников выступает в

процессе самостоятельно в качестве

стороны по делу.

2. Участники группы не могут принять

участие в процессе в полном составе и нс

обязаны этою делать, многочисленная

группа лиц выступает в качестве одной

стороны по делу.

3. Соучастники могут поручить ведение

дела одному из соучастников.

3. Участники группы обязаны поручить

ведение дела истцу-представителю и его

представителю (или адвокату).

Российское процессуальное соучастие носит факультативный или необязательный характер, суд может принять решение о рассмотрении дела соучастников в индивидуальном порядке и не обязан рассматривать дело в порядке соучастия, за исключением случаев обязательного соучастия, регламентируемых законом.

5. Многочисленная группа лиц, представляемая истцом-представителем, выступает в качестве единого участника процесса одной стороны по делу, она нс подлежит подразделению на множество составляющих сё индивидуальных участников в качестве сторон процесса, как того требует российский правовой институт процессуального соучастия.

На мой взгляд, процесс по групповому иску представляет собой отдельную разновидность искового производства, что означает гораздо более высокий и более сложный уровень развития процессуального механизма в сравнении с уровнем процессуального соучастия. Понимание механизма группового иска в качестве большого процессуального соучастия несколько искажает заключённую в нём юридическую идею. Данный иск представляют собой более высокий уровень процессуальной организации судопроизводства.

4. Характеристика существующих способов защиты больших групп истцов в России

Вопрос о зашите неопределенного круга лиц возникает в Российском обществе волнообразно. Первыми толчками пробуждения интереса к процессуальной проблематике зашиты интересов неопределённого круга лиц в России стали удары фондовых финансовых пирамид по средствам населения в 1993-95 годах.

Известные компании «МММ» и «Русский дом селенга», а также другие финансовые компании, банки, привлекавшие средства населения, работая на фондовом рынке со средствами физических лиц, прекратили выплаты по своим ценным бумагам и разорили сотни тысяч инвесторов.

В 1995 году 12,6% всех гражданских дел в судах составили споры о защите прав потребителей из договоров с финансово-кредитными учреждениями, 13,3% - иски акционеров, вкладчиков, нс участвующих в хозяйственной деятельности предприятий, а 4 % трудовые споры об оплате труда. Случаи отказа судов в удовлетворении исков были крайне редкими ввиду того, что требования истцов носили бесспорный характер17. Болес трети всех дел в судах общей юрисдикции составили дела, для которых характерны были общность требований иегцов, наличие общего предмета доказывания, общего ответчика и единого способа удовлетворения требований истцов.

Указанные события имели огромный общественный резонанс и обратили внимание общественности на состояние правовой незащищённости граждан от любого рода финансовых махинаций в крупном масштабе и несовершенство существующих государственных механизмов привлечения к ответственности виновных лиц при возникновении аналогичных ситуаций.

Основным моментом, привлекшим внимание теоретиков права, стало отсутствие в России законодательства, реально способного регулировать процессы привлечения некоторыми компаниями средств физических лиц, выплаты определённых высоких дивидендов, разорения таких компаний и компенсации финансовых потерь, понесённых инвесторами.

" Ещё несколько лет назад, до начала рыночных преобразований в России не существовало проблемы защиты многочисленных групп лиц от правонарушений массового характера и вопрос о процессуальных механизмах рассмотрения большого числа исковых требований граждан в науке гражданского процессуального права практически не поднимался. По данной теме защиты интересов больших групп истцов писал известный исследователь гражданского процесса США, Великобритании и Франции В.К. Пучинский.

Работа в направлении защиты интересов широкого круга лиц активно проводилась в основном Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг Российской

Федерации. Результатом деятельности по созданию правовых норм о защите неопределённою круга лиц, начавшейся незадолго до наступления вышеуказанных событий, стала разработка проекта Федерального закона «О защите прав граждан в сфере рынка ценных бумаг».

Но, данный проект Федерального закона «О защите прав граждан в сфере рынка ценных бумаг» нс настоящего времени нс принят в том виде в каком его видели создатели настоящего законопроекта, также как не были приняты какие-либо изменения к ГПК РСФСР, способные обеспечить российским гражданам действие реального механизма судебной зашиты их прав и охраняемых законом интересов. Вопрос о введении в России института групповых исков был закрыт, отложен на неопределённое время, несмотря на то, что отдельные положения в данной области уже были разработаны и стали известны широкому кругу профессионалов, заинтересованных в разрешении проблем защиты больших групп истцов в России.

Динамика развития ситуации в стране не простила юристам и депутатам пренебрежительною отношения к процессуальным механизмам и опыту других стран, на протяжение многих десятилетий использовавших групповые иски в своих судах. Разразился финансовый кризис августа 1998 года. В докладе "О деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации О. Миронова в 1998 году1"[37] [38], приведены следующие сведения. В России в результате финансового кризиса 1998 года были ущемлены права более 70 миллионов граждан. Уполномоченному продолжают поступать многочисленные жалобы граждан на препятствия имеющиеся в судах при подаче и рассмотрении исков к коммерческим банкам о возврате денежных средств. Только в судах г. Москвы находятся десятки тысяч исковых заявлений о возврате вкладов. В Замоскворецком муниципальном суде г. Москвы при наличии нескольких тысяч исковых заявлений их рассматриваег один судья раз в неделю. Нарушение сроков при рассмотрении исков в судах, фактически превращается в массовое нарушение прав граждан. Эти факты легли в основу обращения Уполномоченного по правам человека к Председателю Верховною суда РФ В.М. Лебедеву о восстановлении конституционного права граждан на судебную защиту.

Для защиты многочисленных ірупп лиц в России сегодня приходится использовать процессуальные механизмы, которые совершенно не приспособлены для решения

данных задач. Дело в том, что во времена создания ГПК РСФСР в 1964 году, в эпоху рассвета командно-административной экономики, проблемы защиты многочисленных групп лиц не могли стоять так остро, как это происходит сейчас, поэтому такие процессуальные ч>едстна как институты соучастия и представительства имели совершенно иные цели и задачи. Тем нс менее, юристам не запрещено предпринимать некоторые попытки по убеждению судей в целесообразности поиска вариантов решения проблем защиты многочисленных групп лиц при разрешении определённых споров с учётом действующих сегодня положений законодательства Российской Федерации.

Защита нескольких лиц в одном судебном процессе в соответствии с нормами российского гражданского процессуального права возможна на основании статьи 35 ГПК РСФСР, допускающей участие в деле нескольких истцов или ответчиков. Как известно, несмотря на то. что иск, в соответствии с требованием настоящей статьи, может быть предъявлен несколькими истцами или к нескольким ответчикам, каждый из истцов или ответчиков по отношению к другой стороне должен выступать самостоятельно. Соучастники могут поручить ведение дела одному из соучастников.

Институт процессуального соучастия в ГПК РСФСР не предусматривает каких- либо возможностей защиты неопределённого круга лиц. Кроме того, ввиду того, что каждый из истцов по отношению к другой стороне должен выступать самостоятельно, институт соучастия неэффективен и по отношению к широкому кругу лиц. когда число соучастников может определяться сотнями или тысячами человек.

Соучастие, в российском значении термина, предполагает наличие нескольких, установленных лиц, обратившихся в индивидуальном порядке с исковым заявлением в суд и объединённых судом для участия в одном деле.

Процедура соучастия по делам о причинении убытков или вреда здоровью участников многочисленной группы лиц для суда является нелёгким процессуальным бременем, увеличивающимся в прямой зависимости от увеличения количества соучастников. Чем больше соучастников выступает по одному делу, тем менее вероятность того, что суд решится на рассмотрение дела в порядке соучастия. В соответствии с требованиями действующего іражданского процессуального законодательства каждый соучастник по делам такого порядка должен обратиться с иском, принять участие в рассмотрении дела лично или пору чип» ведение дела одному из соучастников. На первый взияд. при чтении процессуальных норм ст. 35 ГПК

РСФСР всё выглядит резонно и целесообразно, но если перейти к размышлению на практическом уровне, без труда можно осознать, что данный российский механизм процессуального соучастия будет давать сбои и создавать трудности для суда при первых же попытках ею применения к разрешению гражданского дела многочисленной группы лиц.

Допустим, ответчик продал свои акции десяти тысячам физических лиц, перевёл деньги, полученные от продажи на счёт своего аффилированного предприятия за рубежом, и объявив себя банкротом, отказал инвесторам не только в выплате дивидендов, но и в возврате денежных средств, затраченных на их приобретение. В результате многие инвесторы, скорее всего, решатся обратиться с иском в суд и укажут в исковом заявлении сумму своих убытков. Предположим, что вышеупомянутые истцы решат обратиться в один и тот же суд. Судье нужно будет рассмотреть порядка десяти (за вычетом числа смирившихся с нарушением инвесторов) тысяч исков.

Суды предпочитают не прибегать к рассмотрению настоящих споров в порядке соучастия, рассматривают определённое число исков по одному и тому же факту нарушения в индивидуальном порядке, ввиду того, что практически невозможно обеспечить участие в рассмотрении дела тысячи соучастников. Порядок разрешения дела о причинении убытков многочисленной группе лиц в порядке процессуального соучастия трудно себе представить, потому что в России нс существует ни одного зала судебных заседаний в котором возможно было бы разместить по меньшей мере тысячу истцов сразу, нет ни одного судьи, способного рассмотреть десять тысяч процессуальных документов за одно заседание и написать при этом тысячу решений по делу нс нарушив процессуальные сроки.

В связи с этим суды выносят по делам о причинении убытков многочисленной группе лиц различные индивидуальные решения (нет никакой гарантии, что настоящие решения не будут прозиворсчивыми по содержанию) и присуждают выплату определённого денежною возмещения тем инвесторам, которые успели опередить своих «собратьев по несчастью» с предъявлением иска в суд. Права оставшихся инвесторов после вынесения одного или нескольких индивидуальных решений по делу суд защитить не в состоянии.

Естественно, что такая ситуация нс могла не вызвать тревогу в самых различных кругах российского общества и послужила катализатором развития процессуальною института защиты неопределённого круга лиц в России.

К законодательству, регламентирующему обращение с иском в защиту неопределенного круга лиц можно отнести: Декларацию прав и свобод человека и гражданина: Конституцию РФ: Законы РФ: «О сан итарно-зп идем илогичес ком благополучии населения» от 19 апреля 1991 г.: «Об охране окружающей природной среды» от 19 декабря 1991 г; «О защите прав потребителей» от 5 декабря 1996 г.: «О краевой, областной администрации» от 5 марта 1992 г. с последующими изменениями и дополнениями; Федеральные законы РФ: «О рекламе» от 18 июля 1995 г.: «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 28 августа 1995 г.: «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г.; «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 г.;" О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг” и др.

Защита неопределенного круга лиц нс может осуществляться достаточно эффективно, если принять во внимание сё несостоятельность в качестве средства возмещения убытков или вреда здоровью, составляющих его лиц, но бесполезность иска в защиту неопределённого круга лиц в качестве средства частноправовой защиты граждан, скрашивается и частично оправдывается характером публично-правового воздействия подобного иска. Иск в защиту неопределённого круга лиц в состоянии пресечь противоправную деятельность ответчика, а также установить судебную преюдицию по делу многочисленной группы лиц, называемой также неопределённым кругом лиц.

В России существует несколько способов защиты интересов неопределённого круга

лиц:

1) Институт представительства, судебный представитель защищает интересы определённой группы лиц, оказавшихся в одинаковой фактической ситуации, в соответствии с полученными от них полномочиями по доверенности.

2) Институт соучастия, один или несколько соучастников защищают интересы остальных соучастников на основе полученных от них полномочий.

3) Институт защиты прав других лиц в соответствие со ст. 41, 42 ГПК РСФСР, согласно которых прокурору и органам государственного управления в случаях, прямо предусмотренных законом, предоставляется право защиты прав и интересов других лиц.

В соответствие с нормами ч. 6 ст. 12 закона «Об охране окружающей природной среды» граждане имеюч право ставить вопрос о привлечения к ответственности

виновных юридических лиц и граждан, предъявлять в суд иски о возмещении вреда, причинённого здоровью и имуществу граждан экологическими правонарушениями. Ст. 13 настоящего закона предоставляет право защиты экологических прав и интересов населения экологическим и иным общественным объединениям и позволяет им ставить вопрос о привлечении к ответственности виновных должностных лиц, предъявлять в суде или арбитражном суде иски о возмещении вреда здоровью и имуществу граждан, причинённого экологическими правонарушениями. Возмещение вреда здоровью граждан производится на основании решения суда по иску потерпевшего, членов его семьи, прокурора, уполномоченного на то органа государственного управления, общественной организации (объединения) в интересах потерпевшего.59 Настоящий закон стал одним из первых нормативных актов, отразившим характер возможной защиты широкого круга лиц в судебном порядке и перечислившим возможных субъектов обращения с иском в суд точки зрения закона.

Вслед за Законом «Об охране окружающей природной среды» в свет вышел Закон «О рекламе». Отдельные положения Федерального Закона «О рекламе» предоставили возможность федеральным антимонопольным органам и органам саморегулирования в обласні рекламы в установленном порядке предъявлять иски в суд, в арбитражный суд в интересах потребителей рекламы, в том числе неопределённого круга поіребителей рекламы, в случае нарушения их прав, предусмотренных законодательством Российской Федерации о рекламе.40 При удовлетворении иска в отношении неопределённого круга потребителей рекламы суд или арбитражный суд обязывает правонарушителя довести решение суда или арбитражного суда до сведения указанных потребителей через средства массовой информации или иным способом в установленный им срок.

Закон РФ «О защите прав потребителей» не только определил процедуру и возможных субъектов осуществления защиты прав широкого круга потребителей, но и впервые в российском процессуальном законодательстве ввёл понятие защиты неопределённого круга лиц.

Так, например, и. 4 ст. 40 вышеуказанного закона наделяет Федеральный антимонопольный орган (его территориальные органы) правом обращения в суд в защиту нрав потребителей в случаях обнаружения нарушений прав потребителей, позволяет ему предъявлять иски в суды в интересах неопределённого круга [39] [40] [41]

потребителей, в том числе о ликвидации изготовителя (исполнителя, продавца) или о прекращении деятельности индивидуального предпринимателя за неоднократное или грубое нарушение установленных законом или иным правовым актом прав потребителей.

Кроме того, ст. 44 и ст. 45 закона «О защите прав потребителей» предоставляют право защиты неопределенного круга потребителей органам местного самоуправления и общественным объединениям потребителей (их ассоциациям н союзам).

Закон «О защите прав потребителей» содержит в себе специальную ст.46, регламентирующую порядок осуществления защиты интересов неопределённого круга потребителей. В соответствии с настоящим законом, право обращения с судебным иском в защиту неопределённого круга потребителей предоставляется федеральному антимонопольному органу, федеральным органам исполнительной власти, органам местного самоуправления, общссгвснным объединениям потребителей. Ст. 46 закона «О защите прав потребителей» обязывает правонарушителя при удовлетворении иска судом довести в установленный судом срок через средства массовой информации или иным способом до сведения потребителей решение суда. При условии удовлетворении иска в защиту неопределённого круга потребителей суд обязан принять решение о возмещении общественным объединениям потребителей судебных расходов, связанных с рассмотрением дела, в том числе расходов по привлечению к участию в деле экспертов.

Указанные выше субъекты, определены в Законе РФ «О защите прав потребителей», в качестве лиц, на которых возлагается процессуальная роль защитников прав интересов неопределённого круга лиц в России.

Тем не менее, судебное решение, принятое в соответствии с законом РФ «О защите прав потребителей» не имеет правопорождающего значения в отношении неопределённого круга граждан или организаций. Настоящие иски существуют только для защиты общественного интереса. Они приводят к признанию правового акта недействительным, но совершенно не в состоянии защитить отдельные частноправовые интересы граждан. Каждому отдельному участнику неопределенного круга лиц, права которого были нарушены, необходимо обратиться с индивидуальным иском в суд для того. чтобы добиться возмещения причинённых ему убытков.

Недавно принятый Федеральный закон ” О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" предусматривает в ст. 19 возможность осуществления защиты прав неопределённого круга инвесторов Федеральным компенсационным фондом. Настоящий фонд обладает правом предъявления судебного

иска о защите прав и законных интересов неопределённого круга инвесторов в случаях нарушения их прав профессиональными участниками рынка ценных бумаг.

Кроме того. Федеральный компенсационный фонд вправе выплачивать компенсации инвссторам-физичсским лицам, которые нс могут получить возмещение по судебным решениям и приказам ввиду отсутствия у должника денежных средств и иного имущества. Право на получение компенсаций имеют инвесторы-физические лица в связи с причинением им ущерба профессиональными участниками, имеющими лицензию на осуществление соответствующего вида профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг. Осуществление компенсационных выплат производится за счёт средств федерального бюджета.

Отличительной особенностью данного Федерального закона является более узкий круг субъектов способных предъявлять иски о защите неопределённого круга лиц в суды в сравнении с ранее принятым законодательством о защите неопределённого круга лиц в сфере рекламной деятельности, потребительского рынка.

Данный закон не только не включил в себя первоначально имевшихся в проекте положений о групповых исках, но и нс предусмотрел норм о праве саморсгулирусмых организаций на рынке ценных бумаг предъявлять в суды и арбитражные суды иски в защиту инвесторов в том числе неопределённого круга инвесторов. В то время как часть 2 статьи 28 Федерального закона от 18 июля 1995 г. «О рекламе» предоставляет органам саморегулирования в области рекламы (ассоциациям и союзам юридических лиц) предъявлять иски в суд арбитражный суд в интересах потребителей рекламы, в том числе неопределённого круга потребителей рекламы, в случае нарушения их прав предусмотренных законодазельством Российской Федерации.

Статья 46 Закона «О защите прав потребителей» также предусматривает возможность предъявления исков в защиту неопределенного круга потребителей для ассоциаций потребителей. Таким образом, отсутствие подобных норм в Федеральном законе «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг», возможно вызвано причинами технического характера либо недостаточной проработкой данного вопроса в контексте общего развития российского гражданского права, при подготовке проекта данного закона к принятию.

При исследовании в качестве возможного механизма защиты прав граждан следует выделить процессуальный институт судебного приказа в соответствии с главой 11-1 ГПК, предоставляющей возможность предъявления иска гражданином в отношении финансовой, инвестиционной компании и банка. Заявитель может обратиться в суд с заявлением о выдаче судебного приказа ;шя истребования, причитающихся ему

денежных сумм, но и мої способ разрешения проблемы защиты многочисленной группы лиц, сегодня, вызывает сомнения по целому ряду оснований.

Прежде всего, дело не может быть рассмотрено посредством судебного приказа по существу, так как судебный приказ может быть оспорен должником в упрощённой форме. Судебный приказ не разрешит указанных выше вопросов подсудности и обеспечения иска. Кроме того, судебный приказ не в состоянии разрешить вопросы исполнения судебного решения. Проблемы очередности исполнения судебных приказов, возникнут при издании судебных приказов различными судами и возникновении конкуренции судебных приказов.

Таким образом, компенсация убытков может быть получена только теми взыскателями, которые успеют первыми обратиться за таким приказом, оставшиеся взыскатели, опоздавшие с подобным обращением, по-прежнему вынуждены будут остаться ни с чем.

В.В. Ярков считает, что на основании вышеизложенных причин институт судебного приказа не может эффективно использоваться в качестве средства защиты интересов неопределенного круга лиц и многочисленной группы лиц. применение судебного приказа целесообразно лишь для защиты отдельных граждан.

По моему мнению, низкая эффективность применения института судебного приказа и практически полная его бесполезность в качестве средства защиты неопределённого круга лиц объясняется характером норм, регламентирующих порядок функционирования настоящего процессуального института. Ст. 125.9 ГПК РСФСР предусматривает в качестве основания к отказу в выдаче судебного приказа несогласие должника с заявленным требованием.

На мой взгляд, правило п. 1. ст. 125.8 делает процесс применения процессуального института судебного приказа неэффективным. Массовое нарушение прав граждан практически всегда сопряжено с реальной возможностью разорения ответчика, претерпеванием им различного рода ограничений и лишений, связанных с особенностями юридической ответственности. Введение института судебного приказа вместе с п. I ст. 125.8 ГПК делает применение настоящего процессуального института рассчитанным на редкие случаи невнимательности ответчика. Полагаю, что в 90 случаях из 100 ответчик выразит своё несогласие с требованием заявителя о выдаче судебного приказа и тем самым обрекает рассмотрение спора на длительное время судебного разбирательства практически уже решённого дела.

Сравнительно недавно был принят Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 8 января 1998 года Настоящий закон предусматривает специальные нормы, регламентирующие порядок ліпшім прав широкого круга лиц, например, п. 4

ст. 11 настоящего закона обеспечивает представление интересов всех кредиторов при проведении процедур банкротства собранием кредиторов и комитетом кредиторов, образуемых в соответствии с данным законом. С момента принятия арбитражным судом к производству заявления о признании должника банкротом кредиторы не вправе обращаться к должнику в целях удовлетворения своих требований в индивидуальном порядке. Закон о несостоятельности (банкротстве) в ч. 2 ст. 36 определяет порядок в соответствии, с которым кредиторы в праве объединить свои требования к должнику и обратиться в суд с одним заявлением кредитора. Такое заявление подписывается всеми кредиторами, объединившими свои требования. Закон «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает возможность обращения группы, состоящей из двух и более кредиторов в суд с одним исковым заявлением, включающим в себя требования всех остальных членов группы. Настоящее обращение представляет собой разновидность российского группового иска.

И тем не менее прецеденты рассмотрения исков в защиту неопределённого круга лиц уже имеются, например, иски о защите неопределённого круга лиц, предъявленные в суды Екатеринбурга.

Общая практика рассмотрения подобных дел на сегодняшний день в Екатеринбурге состоит из одного единственного дела, которое касалось иска в защиту неопределённого круга абонентов городской телефонной станции и было с успехом выиграно городским обществом потребителей «Активист». Кроме того, общество потребителей «Активист» предъявило иск о защите неопределённого круга лиц к мясокомбинату «Екатеринбургский», который, на мой взгляд, как нельзя лучше характеризует механизм действия института возможной защиты неопределенного круга лиц в России.

Требованием искового заявления является признание действий мясокомбината «Екатеринбургский» противоправными в отношении неопределённого круга потребителей и прекращении этих действий. Городское общество потребителей «Активист» в соответствии со своим Уставом представляет интересы потребителей города Екатеринбурга, осуществляет действия по выявлению хозяйствующих субъектов, нарушающих права потребителей. В результате проведённой настоящим обществом проверки было установлено, что ответчик не соблюдал сроки хранения мясопродуктов, установленные законодатсльсгном для их реализации. Ответчик, по мнению истца, нарушил требования п.5 ст. 4. Закона РФ «О защите прав потребителей».

Истец просил суд:

1. Признать отмеченные действия ответчика противоправными в отношении неопределённого круга потребителей.

2. Обязать ответчика прекратить отмеченные противоправные действия.

3. Обязать ответчика довести в установленный срок через средства массовой информации до сведения потребителей решение суда.

в соответствии с п. 3 статьи 17 Закона «О защите прав потребителей в РФ» общественные объединения потребителей по искам, предъявляемым в интересах неопределённого круга потребителей, освобождаются от уплаты государственной пошлины.

На рынке ценных бумаг защита осуществляется Федеральным компенсационным фондом в соответствие со ст. 19 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг". Настоящий фонд вправе предъявлять судебные иски о защите неопределённого круга инвесторов.

В качестве примера можно также привести удовлетворение Ленинским районным судом г. Кемерово требования прокурора о признании незаконными и необоснованными выводов государственной экологической экспертизы Кемеровского областного комитета по экологии и природным ресурсам по проекту перекладки коксовой батареи на Кузнецком металлургическом комбинате. Заключение содержало в себе недостоверный вывод о том, что хозяйственная деятельность комбината не оказывает вредного воздействия на окружающую среду и не нарушает прав граждан на охрану здоровья. Прокурор утверждал, что перекладка коксовой батарей будет оказывать вредное воздействие на природную среду нс только на территории комбината, но и нарушит право жителей г. Новокузнецка на благоприятную среду обитания. В этом случае речь шла о защите интересов неопределённого круга лиц, требование прокурора было правомерным и право прокурора на обращение в защиту неопределённого круга лиц в суд неограниченно в том случае, если нарушение приобрело «особое общественное значение» в соответствие со смыслом ст. 22 и 27 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 ноября 1995 г.

Вероятно, отсутствие необходимых процессуальных механизмов рассмотрения подобных дел в некоторой степени стало способствовать зарождению некоторого самобытного гибрида «процесса по групповому иску», носящего в нашей стране усечённый характер института защиты интересов неопределённого круга лиц. Существующая защита неопределённого круга лиц с помощью прокурора, государственных и общественных организаций и других лиц, как уже было отмечено, к сожалению, нс идет дальше судебного предписания ответчику о прекращении им общественно опасной деятельности. Судебно-правовая защита по иску в защиту неопределённого круга лиц заканчивается в плоскости публично-правовых отношений и нс переходит в сферу частноправовых отношений. При переходе судебного спора о

нарушении прав многочисленной определённой или неопределённой группы лиц в сферу частноправовых отношений» возникновении вопросов о возмещении причинённых нарушением убытков эффективное рассмотрение дела становится невозможным.

Сложности, возникающие в связи с рассмотрением дел» в которых по одному и тому же факту нарушения выступает сразу несколько истцов, продиктованы отсутствием в ГПК РСФСР детально разработанного процессуального механизма защиты интересов многочисленной группы ЛИЦ с помощью группового иска.

Сегодня в России нет специального процессуального института, позволяющего быстро рассмотреть все однотипные дела по одному факту правонарушения.[42] [43]

Российские судьи в условиях загруженности районных судов вынуждены рассматривать каждый иск по таким делам в индивидуальном порядке.[44] Наличие в законодательстве норм материального права, декларирующих возможность защиты неопределённого круга лиц в условиях отсутствия процессуального института представительского иска, лишает суды возможности действенной защиты интересов многочисленной группы граждан или юридических лиц. Настоящая точка зрения выдвигается многими учёными. Например, И.В. Решетникова считает, что Закон РФ «О защите прав потребителей» ввёл в российский гражданский процесс правовой институт групповых исков, используемый в Америке с 18-19 веков, но он, «брошенный в российскую почву» без всякой адаптации, нс смог дать ожидаемых результатов. Самос страшное, что в итоге от подобных "нововведений" всегда страдают простые люди, оставаясь незащищёнными43.

Иск в защиту неопределённого круга лиц не стал непосредственным аналогом группового иска Великобритании или группового иска США, поэтому полагаю, что иск в защиту неопределённого круга лиц является примером наличия некой модели усечённой защиты, а следовательно, усечённого процесса, представляющего собой попытку компромиссного выхода из ситуации причинения убытков чрезвычайно многочисленной группе лиц.

Процесс законодательной работы в данной области сделал возможным применение иска о защите неопределённого круга лиц в сфере: защиты прав потребителей, лиц, пострадавших от загрязнения окружающей природной среды, лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью в случаях банкротства их должников и

контрагентов, участников отношений в области рекламы, граждан, подвергающихся воздействию последствии принятия незаконных нормативных актов, профессиональных участников фондового рынка и их клиентов.

Возможность применения группового иска в защиту неопределённого круга лиц не предусмотрена вообще. Применение судами исков в защиту неопределённого круга лиц также осуществляется очень неторопливо и осторожно, что может быть связано с консервативностью судебных органов власти и продиктовано желанием «следовать букве закона», которая совершенно нс отличается многословием на данную тему.

Вопрос исполнения судебных решений о защите неопределенного круга лиц является одним из показателей простоты практического использования настоящего процессуального механизма и одновременно его недостаточной эффективности. Иск в защиту неопределённого круга лиц нс является решением проблемы судебной защиты многочисленной группы лиц. Исполнение решения по иску о защите неопределённого круга лиц начинается с доведения его до сведения всех участников настоящего неопределённого круга лиц, так как требование о совершении настоящего действия прямо указано в ст.46 Закона РФ «О защите прав потребителей» в ред. ФЗ от 9.01.96. Суд обязываег правонарушителя довести в установленный срок через срсдсгва массовой информации или иным способом до сведения потребителей решение, вынесенное по делу. Ответчик по иску о защите неопределённого круга лиц обязан немедленно прекратить свою противоправную деятельность, и за свой счсг осуществить публикацию настоящего решения. Решение суда по иску о защите неопределённого круга лиц является обязательным для суда при рассмотрении любых личных исков участников неопределённого круга лиц по обстоятельствам данного дела.

Таким образом, исполнение судебного решения по иску о защите неопределённого круга лиц происходит в несколько этапов: I) прекращение противоправной деятельности ответчиком; 2) опубликование ответчиком данного судебного решения в средствах массовой информации; 3) рассмотрение судом множества личных исков участников неопределённого круга лиц по данному делу с учётом выводов вынесенного ранее решения. Рассмотрение судом множества личных исков на указанной третьей стадии является завершающим этапом «упрощенного» порядка рассмотрения дела и началом возникновения всех сложностей использования механизма исков в защиту неопределенного круга лиц. Н.С. Батаева отмечает, что «очень часто в стадии исполнения решения по таким искам (имеются в виду личные иски) истцы не могут получить возмещения убытков по причине отсутствия у ответчика имущества или

доходов, на которые может быть обращено взыскание, либо такое возмещение получают лишь те исты, которые первыми предъявили иск»[45].

Применение процессуально! о механизма защиты интересов неопределенного круга лиц не позволяет решить проблемы многих сфер общественной жизни. Например, фондовый рынок или рынок ценных бумаг представляет собой сферу, в которой каждый день сталкиваются права и интересы огромного множества физических и юридических лиц, работа каждою из них. соблюдение прав и интересов других лиц часто невозможны без координации усилий всех субъектов настоящих непростых экономических отношений. Инвесторы, акционеры, брокеры, дилеры, депозитарии, регистраторы, все они взаимодействуют друг с другом. Профессиональные участники рынка ценных бумаг работают с клиентами, инвесторами, кроме того, они работают друг с другом. Все профессиональные участники рынка ценных бумаг являются юридическими лицами, часто выступают в качестве акционерных обществ. Деятельность профессиональных участников рынка ценных бумаг очень тесно связана с интересами многочисленных групп акционеров.

На российском фондовом рынке сегодня действуют саморегулирусмыс организации: Национальная ассоциация участников Фондового Рынка (НАУФОР) и Профессиональная Ассоциация Регистраторов трансфер-агентов и Депозитариев (ПАРТ/ЧД), кроме того, существуют известные торговые площадки, такие как: Некоммерческое партнёрство «Российская торговая Система «РГС», Московская Межбанковская Валютно-Фондовая Биржа (ММВБ); Московская Фондовая Биржа (МФБ).

Работа ММВБ связана с деятельностью банков. МФБ пребывает в периоде становления, и в силу самого ряда различных причин политического, этического и профессионального характера пока что нс пользуется особым интересом и доверием российских, и в особенности, иностранных, профессиональных участников рынка ценных бумаг.

НАУФОР располагает особыми правилами учредительных документов, в соответствии с которыми вес члены настоящей саморегулирусмой организации обязаны при вступлении в неё подписать обязательную третейскую оговорку о том. что все споры между членами НАУФОР подлежат рассмотрению в Трегейском суде НАУФОР. Все профессиональные участники-члены НАУФОР, подписывая настоящую оговорку, автоматически лишают себя права рассмотрения возникающих между ними споров в любых судах, за исключением Треї ейского суда НАУФОР. Аналогичный способ

обращения к третейской форме судопроизводства (арбитражу) и предварительному соглашению о рассмотрении споров в данном порядке всё чаще используется в США во избежание рассмоірення судом дела по групповому иску. В ситуации с Третейским судом НАУФОР члены НАУФОР лишаются права рассмотрения своего спора в государственном арбитражном суде. Такое положение нс может являться благом для профессиональных участников рынка ценных бумаг.

В июне 1998 года члены НАУФОР. инвестиционные компании «Джи Эй Финанс» и «Ининвсст» получили денежные средства от своих контрагентов по сделкам по продаже ценных бумаг, но нс передали «проданные» ценные бумаги их новым владельцам. Целому ряду членов НАУФОР были причинены колоссальные убытки. При наступлении настоящих событий ни ответственные работники некоммерческого партнёрства «РТС», ни работники НАУФОР нс смогли предвидеть и предотвратить опасность совершения настоящих грубейших правонарушений и защитить права многочисленной группы своих собственных членов. Поскольку существовала подписанная ранее третейская оговорка, судебная защита была возложена на Третейский суд НАУФОР, который занялся рассмотрением целого ряда однотипных дел в порядке индивидуальною искового судопроизводства, потому что таковыми являлись требования закона, и Третейский суд НАУФОР нс располагал иными возможностями выхода из создавшегося положения.

Третейский суд НАУФОР собирался столько раз, сколько компаний-истцов обращалось с иском к вышеуказанным ответчикам. Эффективность деятельности Третейского суда была сведена к принятию решений на получение части возмещения своих убытков тем членам НАУФОР, которые обратились в третейский суд НАУФОР ранее остальных потерпевших. Все члены НАУФОР, обратившиеся в Третейский суд несколько позднее, после того, как все имеющиеся у должников «Джи Эй Финанс» и «Ининвест» денежные средства уже были распределены между заявившими требования кредиторами, также получили на руки решения Третейского суда, но никакой пользы данные решения им принести нс могли. Менсе удачливые члены НАУФОР не смогли даже окупить тс средства, которые были затрачены ими на выплату гонораров арбитров вышеуказанного Третейскою суда.

Настоящий пример является иллюстрацией беспомощности и низкой эффективности механизма третейских судов в том виде, в каком они существуют сегодня, при разрешении дел, связанных с нарушением прав и охраняемых законом интересов многочисленной группы лиц. Третейскому суду были переданы функции суда государственного, ио нс делегирована возможность самостоятельного принятия обеспечительных мер. Проблема третейских судов на фондовом рынке не в том, что

арбитры, рассматривающие споры, иногда являются полупрофессионалами в разрешении сложнейших юридических вопросов; и нс в том, что решение Третейского суда нс может быть пересмотрено вышестоящей судебной инстанцией по существу, что само по себе является несправедливостью, и даже не в том, что стороны при подписании третейской оговорки иногда лишаются права выбора между арбитражным судом и судом третейским. Проблема заключается в несостоятельности традиционной индивидуально-исковой системы рассмотрения споров при рассмотрении правонарушений в отношении многочисленной группы лиц, которая является единственно возможным процессуальным порядком рассмотрения дел в третейских судах.

Ситуация в стране показала, что ни суды общей юрисдикции, ни арбитражные суды, и, конечно же, ни третейские суды, нс в состоянии сегодня полноценно защитить интересы многочисленной группы лиц, независимо от того определенной или неопределённой она является.

В последнее время в связи с началом процесса становления в российском праве института косвенного (производного) иска открываются некоторые возможности использования настоящего иска в качестве средства судебной защиты прав акционеров.

Сфера применения косвенного (производного) иска ограничивается рынком ценных бумаг. Защита носит косвенный характер, акционеры защищают свои интересы нс прямо, а опосредованно, так как после возмещения убытков акционерного общества возрастает стоимость акций настоящего общества, находящихся в собственности настоящих акционеров[46]. Акционер, обращающийся с косвенным (производным) иском в суд, нс получает какого-либо возмещения своих убытков со стороны ответчиков, кроме возмещения понесённых им судебных расходов при условии выигрыша дела46. Таким образом косвенный (производный) иск является весьма условным средством защиты широкого круга акционеров, кроме того, возможности его использования сущссгвенно затруднены отсутствием разработанных процессуальных норм данного института в ГПК РСФСР.

Таким образом, козфицент эффективности су шествующих механизмов защиты многочисленных групп истцов в России достаточно низок по причине наличия значительного процента лиц остающихся без всякой защиты.

<< | >>
Источник: АБОЛОНИН ГЛЕБ ОЛЕГОВИЧ. ГРУППОВЫЕ ИСКИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ. ДИССЕРТАЦИЯ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ КАНДИДАТА ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК. Екатеринбург, 1999. 1999

Скачать оригинал источника

Еще по теме З.Теоретическое понимание групповых исков в отечественной науке гражданского процессуального права:

  1. Глава 4. Перспективы развития института групповых исков в гражданском процессуальном праве России
  2. История возникновения процессуального института групповых исков в США
  3. Глава 2. Характеристика процессуального института групповых исков стран системы общего прав
  4. Групповые искив процессуальных нормах других государств системы общего права
  5. Место групповых и косвенных (производных) исков в системе исковой защиты
  6. Предлагаемый путь развития института (рупповых исков в российском гражданском процессуальном праве
  7. Понятие групповых и косвенных (производных) исков
  8. Достоинства н недостатки института групповых исков США.
  9. Возможные пути развития институ та групповых исков в России
  10. Лекции по Гражданскому процессуальному праву,
  11. Приложение № 1: ПРОЕКТ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР»
  12. Глава 3. Особенности гражданского судопроизводства по групповым искам в США
  13. Тема 1.2 Предмет, система, принципы арбитражного процессуального права
  14. АБОЛОНИН ГЛЕБ ОЛЕГОВИЧ. ГРУППОВЫЕ ИСКИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ. ДИССЕРТАЦИЯ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ КАНДИДАТА ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК. Екатеринбург, 1999, 1999