<<
>>

§ 3. Элементы эмиссии как сложного юридического состава.

Итак, эмиссия ценных бумаг - это сложный юридический состав, который порождает, изменяет, прекращает корпоративные правоотношения только при нак оплении соо тв ет ств ующих юридиче ских фак т ов в ст рог ой последовательности.

Процедура эмиссии состоит из следующих этапов: принятие решения о размещении эмиссионных ценных бумаг; утверждение решения о выпуске эмиссионных ценных бумаг; государственная регистрация выпуска эмиссионных ценных бумаг; размещение эмиссионных ценных бумаг; государственная регистрация отчета об итогах выпуска эмиссионных ценных бумаг. Каждый из этих этапов представляет собой элемент эмиссии как сложного юридического состава.

Соответственно, первым элементом эмиссионного состава выступает

решение о размещении ценных бумаг. Без принятия данного решения не может быть «запущена» процедура эмиссии. На это не раз обращалось внимание судебными инстанциями1.

Выше мы выяснили, что решения органов управления акционерным

обществом - это особые корпоративные акты, которые нельзя отнести ни к одной из разновидностей юридических фактов, определенных пунктом 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Закон не содержит родового понятия решения о размещении применительно

к акциям, оперируя такими конкретными терминами как - решение об учреждении акционерного общества; решение об увеличении уставного капитала акционерного общества путем размещения дополнительных акций посредством

1 См., например, Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 сентября

2011 г. № А53-15323/2011.

110

распределения их среди акционеров; решение об увеличении уставного капитала путем увеличения номинальной стоимости акций; решение об уменьшении уставного капитала путем уменьшения номинальной стоимости акций и другие. Решение о размещении упоминается лишь Законом «О рынке ценных бумаг», причем не уточняется его содержание, порядок принятия и значение1 .

Если обратиться к подзаконным актам, то мы обнаружим, что в Стандартах эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг (далее - Стандарты) лишь содержится указание на то, что порядок принятия решения о размещении ценных бумаг, а также его содержание должны соответствовать требованиям федеральных законов и настоящих Стандартов (п. 2.2.1)2.

Сложности обусловлены тем, что решения о размещении ценных бумаг принимаются в различных условиях. Отсюда разные требования к содержанию и порядку принятия. Так, например, решение об увеличении уставного капитала путем размещения дополнительных акций принимается общим собранием акционеров или советом директоров (наблюдательным советом) общества и должно содержать сведения о количестве размещаемых акций, о способе размещения, о цене, о форме оплаты. Решение об уменьшении уставного капитала путем уменьшения номинальной стоимости размещенных акций обязательно содержит информацию о категории и типе акций, стоимость которых уменьшается и номинальную стоимость акций после ее уменьшения. Устанавливается, что решение принимается общим собранием. Нет необходимости подробно анализировать содержание каждого решения, являющегося решением о размещении ценных бумаг. Необходимо лишь отметить, что принимается такое решение, как правило, общим собранием акционеров, оно должно обязательно содержать информацию о категории и типе размещаемых акций. Сведения иного характера могут содержаться в решении о размещении в зависимости от того, в какой форме оно принимается. Оформляются соответствующие решения

1 Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ // СЗ РФ, 1996, № 17, ст. 1918.

2 Приказ ФСФР России от 4 июня 2013 № 13-55/пз-н «Об утверждении Стандартов эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг» // Российская газета (специальный выпуск), 2013, № 244/1.

111

протоколами общего собрания или заседания совета директоров соответственно.

Такой порядок предусмотрен статьями 63 и 68 Закона «Об акционерных обществах»1. При этом принятие иных документов законом не предусмотрено. На это не раз обращалось внимание судебными инстанциями. Так, при рассмотрении одного из дел, Седьмой арбитражный апелляционный суд обратил внимание сторон на то, что факт проведения заседания совета директоров акционерного общества оформляется протоколом. Закон не допускает иных доказательств, подтверждающих факт проведения заседания совета директоров и принятых на нем решений2.

Значение данного этапа эмиссии сложно переоценить. Именно с принятия

решения о размещении начинается процедура эмиссии ценных бумаг. Но, к сожалению, приходится констатировать несистемное и противоречивое законодательное регулирование вопросов принятия данного решения.

Во-первых, необходимо четко определиться с природой решения о

размещении, с порядком его обжалования. (Речь идет о дискуссиях относительно сделочной природы решений органов управления акционерным обществом, приведенных выше в главе первой).

Во-вторых, необходимо ввести родовое понятие решения о размещении,

установить четкие требования к содержанию данного решения и к порядку его принятия. В перечень сведений, которые обязательно должны быть включены в решение целесообразно включить информацию о количестве, категории (типе) ценных бумаг, о способе размещения и цене. Отдельно можно установить дополнительные диспозитивные элементы решения о размещении, наличие которых обусловлено особенностями размещения, например, сведения о лицах, имеющих преимущественное право приобретения размещаемых акций.

В-третьих, необходим четкий и унифицированный подход к порядку

принятия данного решения. Целесообразно установить, кем принимается данное решение. Такое решение должно приниматься исключительно общим собранием

1 Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» // СЗ РФ, 1996, №

1, ст. 1.

2 Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 16 ноября 2009 г. № А45-14673/2007.

112

акционеров, то есть составлять исключительную компетенцию общего собрания акционеров.

Традиционно, общее собрание акционеров рассматривается как волеобразующий орган. Именно на общем собрании формируется воля хозяйственного общества, направленная на размещение ценных бумаг. Совет директоров же, как орган волеизъявления, лишь реализует принятые общим собранием решения. Участие совета директоров в эмиссии ценных бумаг, таким образом, должно ограничиваться реализацией решений, принятых общим собранием. В настоящее время общее собрание акционеров принимает следующие решения: увеличение уставного капитала общества путем увеличения номинальной стоимости акций или путем размещения дополнительных акций; уменьшение уставного капитала общества путем уменьшения номинальной стоимости акций; дробление, консолидация акций; реорганизация общества; внесение изменений и дополнений в устав. Но, к сожалению, законодатель не последователен в вопросе, допускается возможность принятия советом директоров решения об увеличении уставного капитала путем размещения обществом дополнительных акций в пределах количества и категорий (типов) объявленных акций. Такой подход законодателя вызывает значительные затруднения на практике. Суды нередко признают соответствующее полномочие, как за общим собранием, так и за советом директоров. Так, при рассмотрении одного из дел Арбитражный суд Республики Башкортостан пришел к следующим выводам. Возможность передать решение некоторых вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания акционеров, совету директоров, не лишает общее собрание акционеров права принимать решение по этим вопросам и не ограничивает права акционеров. Положения закона не содержат императивных указаний в отношении органа, который наделен правом решения вопроса об увеличении уставного капитала, не содержат положений, устанавливающих, что в уставе общества должен быть определен только один орган (либо общее собрание, либо совет директоров), решающий вопрос увеличения уставного капитала путем размещения дополнительных акций1 . Вряд ли такой подход можно считать

1 Решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 21 марта 2007 г. № А07-25696/2006.

113

удачным решением проблемы. Такого рода «смешанная» компетенция лишь порождает новые вопросы, но никак не способствует решению старых. Поэтому, как нам кажется, необходимо четкое определение в законе, кто уполномочен принимать решение о размещении акций. В этом смысле заслуживает одобрения формулировка статьи 39 Закона «Об акционерных обществах»: установлено, что размещение акций посредством закрытой подписки осуществляется только по решению общего собрания акционеров об увеличении уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций. Такая определенная формулировка позволяет принимать судам обоснованные и последовательные решения1.

Наконец, это родовое понятие должно носить наименование решение о размещении, а не решение об эмиссии, как предлагается некоторыми авторами2. Действительно, этим решением «запускается» вся процедура эмиссии, но его основное содержание составляют все-таки вопросы размещения ценных бумаг.

Существование такой конструкции, как решение о размещении наряду с решением о выпуске ценных бумаг нередко вызывает несправедливую, на наш взгляд, критику. Чтобы ответить на вопрос об обоснованности применения такой конструкции, необходимо проанализировать решение о выпуске ценных бумаг и понять, как оно соотноситься с решением о размещении.

Положительно, что законодатель гораздо более предметно и последовательно

регулирует процедуру принятия данного решения, устанавливает требования к его содержанию. Среди сведений, которые должны быть включены в решение о выпуске, закон называет вид, категорию (тип), номинальная стоимость и количество эмиссионных ценных бумаг; права владельца, закрепленные эмиссионной ценной бумагой; условия размещения эмиссионных ценных бумаг. Решение о выпуске ценных бумаг утверждается советом директоров.

Решение о размещении ценных бумаг и решение о выпуске ценных бумаг тесно взаимосвязаны. Стандартами установлено, что решение о выпуске ценных

1 См., например, Решение Арбитражного суда Волгоградской области от 18 апреля 2008 г. № А12-16139/2007.

2 См., например: Габов А.В. Ценные бумаги. Вопросы теории и правового регулирования рынка. М.: Статут, 2011. С. 551.

114

бумаг утверждается на основании и в соответствии с решением об их размещении

- п. 2.3.1. Но данное положение ни в коей мере не умаляет самостоятельного значения решения о выпуске. Нельзя согласиться с тем, что последнее представляет собой лишь форму удостоверения решения о размещении. В отличие от решения о размещении ценных бумаг, решение о выпуске оформляется отдельным документом, причем в трех экземплярах. Содержания решения о размещении и решения о выпуске не дублируются. В решении о выпуске урегулирован гораздо более широкий круг вопросов. Кроме того, законом признается за решением о выпуске самостоятельное значение. Статья 18 Закона

«О рынке ценных бумаг» устанавливает, что решение о выпуске ценных бумаг

является документом, удостоверяющим права, закрепленные ценной бумагой. Эмиссионная ценная бумага закрепляет имущественные права в том объеме, в котором они установлены в решении о выпуске данных ценных бумаг. Такая формулировка вызывает острые дискуссии относительно природы данного документа. Так, высказывается мнение о том, что решение о выпуске представляет собой особую ценную бумагу. Почву для подобного рода высказываний также создает неосторожные формулировки некоторых судебных решений. Так, в одном из своих постановлений ФАС Московского округа буквально поставил знак равенства между решением о выпуске и ценной бумагой1. Ценная бумага - это документ, удостоверяющий имущественные права. Безусловно, решение о выпуске подпадает под это определение, но если глубже проанализировать природу данного документа, то придем к выводу о том, что ценной бумагой оно не является. Решение о выпуске не отвечает признакам ценной бумаги. Так, права, удостоверенные эмиссионными ценными бумагами, могут осуществляться или передаваться без предъявления решения о выпуске. Более того, как мы выяснили выше, акции как объекты гражданских прав, возникают в момент государственной регистрации выпуска. Поэтому не совсем понятно, что удостоверяется решением о выпуске. Кроме того, объем прав закрепляется также в уставе хозяйственного общества, а также удостоверяется записями на лицевых счетах у держателя реестра или, в случае учета прав на ценные бумаги в депозитарии, записями по

1 Постановление ФАС Московского округа от 3 мая 2012 г. № А40-23157/11-104-192.

115

счетам депо в депозитариях. Если быть последовательными, то и за этими документами нужно будет признать свойства ценной бумаги. Признание за решением о выпуске ценных бумаг свойств ценной бумаги значительно усложнит оборот и породит массу вопросов. В первую очередь, не понятно, как они будут соотноситься с акциями, и где пределы «самостоятельности» этих ценных бумаг; во-вторых, какова будет природа этих ценных бумаг, к какому типу ценных бумаг они будут отнесены.

Решение о выпуске - это документ установленной формы. Оно не порождает

прав акционеров, а носит строго информационный характер. Права акционеров вытекают из бездокументарных эмиссионных ценных бумаг, принадлежащих акционеру. Решение лишь содержит информацию о том, какие акции будут размещены. Мы не можем согласиться с тем, что решение о выпуске является объективирующим документом, в котором содержится комплекс прав, закрепленный документарной ценной бумагой1 .

Важно, что эмитент не вправе изменить решение о выпуске эмиссионных ценных бумаг в части объема прав по эмиссионной ценной бумаге, установленных этим решением, после государственной регистрации выпуска эмиссионных ценных бумаг. Данный законодательный запрет обусловлен тем, что в момент государственной регистрации акции возникают как объекты гражданских прав. После, изменение объема прав по ним допустимо только в рамках соответствующей процедуры - конвертации. На это обращает внимание и ФСФР. В своем письме от 11 сентября 2007 года федеральная служба отмечает, что после государственной регистрации выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг, любое изменение прав по эмиссионным ценным бумагам приводит к необходимости проведения новой эмиссии и осуществлению государственной регистрации выпуска эмиссионных ценных бумаг с иным объемом прав2. Кроме того, данное правило служит защите прав инвесторов. Принимая решение о приобретении акций , лицо должно быть уверено в ст абильно сти

1 Шевченко Г.Н. Эмиссионные ценные бумаги: понятие, эмиссия, обращение. М.: Статут, 2006. С. 133.

2 Письмо ФСФР от 11 сентября 2007 г. № 07-ВМ-03/18750 «Об изменении объема прав по привилегированным акциям» // Вестник ФСФР России, 2007, № 9.

116

соответствующих отношений. При этом, помимо прочего, инве стор руководствуется и объемом прав, которые предоставляются соответствующей ценной бумагой. Иное решение вопроса означало бы, что лицо рассчитывает на приобретение одного объекта, а получает совершенно другой, что абсолютно не соответствует природе обязательства. Большинство авторов полагают, что решение о выпуске должно быть неизменным, постоянным1.

Суды также обращают внимание на недопустимость изменения решения о выпуске после государственной регистрации. Так, Второй арбитражный апелляционный суд при рассмотрении одного из дел подчеркнул, что поскольку пунктом 3 статьи 17 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» установлено, что эмитент не вправе изменить решение о выпуске (дополнительном выпуске) эмиссионных ценных бумаг в части объема прав по эмиссионной ценной бумаге, установленных этим решением, после государственной регистрации выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг, то, следовательно, любое изменение прав по эмиссионным ценным бумагам приводит к необходимости проведения новой эмиссии и осуществлению государственной регистрации выпуска эмиссионных ценных бумаг с иным объемом прав. Размещение акций с иным объемом прав осуществляется путем конвертации акций в акции той же категории (типа) с иными правами. Согласно пункту 6.1.3 Стандартов эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг решением о размещении акций, размещаемых путем конвертации в акции той же категории (типа) с иными правами, является решение о внесении изменений и (или) дополнений в устав акционерного общества. При этом определено, что при внесении в устав акционерного общества изменений в части прав по привилегированным акциям, решение о внесении в устав акционерного общества таких изменений принимается акционерным обществом до государственной регистрации выпуска привилегированных акций с иными правами, а государственная регистрация таких изменений осуществляется по результатам размещения привилегированных акций с иным правами и на основании зарегистрированного отчета об итогах их выпуска (п. 6.3.7).

1 См., например: Шевченко Г.Н. Указ. соч. С. 134.

117

Положительно, что в ныне действующих Стандартах появился раздел III

«Внесение изменений в решение о выпуске (дополнительном выпуске) ценных бумаг и (или) в проспект ценных бумаг». Теперь возможно внесение изменений в решение о выпуске ценных бумаг в части продления срока размещения и (или) изменения условий и порядка размещения ценных бумаг после государственной регистрации выпуска (дополнительного выпуска) ценных бумаг и (или) регистрации проспекта ценных бумаг соответственно и до погашения всех ценных бумаг соответствующего выпуска (дополнительного выпуска). Такие изменения подлежат государственной регистрации.

Пункт 3.2.4 устанавливает, что не допускается внесение изменений в

решение о выпуске (дополнительном выпуске) ценных бумаг в части изменения вида, категории (типа) размещаемых ценных бумаг; уменьшения (сокращения) количества размещаемых ценных бумаг; уменьшения (сокращения) срока размещения ценных бумаг; изменения способа размещения ценных бумаг; изменения иных условий и (или) порядка размещения ценных бумаг в случае, если внесение таких изменений нарушает права инвесторов и (или) владельцев ценных бумаг.

С определением объема прав, удостоверяемых акций, связан и другой вопрос.

В уставе акционерного общества должна содержаться информация о количестве, номинальной стоимости, категориях и типах акций, размещаемых обществом, а также о правах акционеров, владеющих ими. То есть, по сути, уставом определяется объем прав, удостоверяемый акцией. В Законе отсутствует четкое и однозначное решение проблемы коллизии содержания решения о выпуске и устава. Определенные выводы можно сделать путем системного толкования законов и подзаконных актов. Устав общества является его единственным учредительным документом. Требования устава общества обязательны для исполнения всеми органами общества и его акционерами. При этом, внесение изменений и дополнений в устав общества или утверждение устава общества в новой редакции осуществляется по решению общего собрания акционеров. Соответственно, это внутренний документ, который обязателен к соблюдению всеми участниками общества. Поэтому утверждая решение о выпуске ценных

118

бумаг, члены совета директоров не имеют права нарушать положения устава, то есть сведения об акциях, содержащиеся в решении о выпуске, должны соответствовать положениям устава. Ранее действовавшие Стандарты устанавливали четкое правило о том, что описание в решении о выпуске акций прав, предоставляемых акциями каждой категории (типа), должно соответствовать уставу акционерного общества1. В действующих Стандартах, также как и предыдущих, можно найти лишь косвенное подтверждение обязательности соответствия решения о выпуске уставу. Так, пункт 2.2.2 Стандартов определяет, что, если в уставе акционерного общества определены порядок и условия размещения объявленных акций определенной категории (типа), то порядок и условия размещения дополнительных акций этой категории (типа), определяемые решением об их размещении, должны соответствовать указанным положениям устава такого акционерного общества. Пункт 8.1.3 устанавливает, что конвертация привилегированных акций в обыкновенные акции и привилегированные акции других типов осуществляется на основании соответственно решения о размещении обыкновенных акций или привилегированных акций других типов и устава акционерного общества. Конвертация привилегированных акций в обыкновенные акции и привилегированные акции других типов не допускается, если возможность, а также порядок такой конвертации не предусмотрены уставом акционерного общества.

Необходимо рассмотреть и другую ситуацию, когда вносится изменения в устав акционерного общества. Такие изменения должны обязательно сопровождаться последующей эмиссией нового выпуска акций. Речь идет о конвертации. Изменение устава само по себе не влечет автоматически изменения прав по ценным бумагам. Безусловно, действующая в настоящее время редакция статья 75 Закона «Об акционерных обществах» способствует защите прав акционеров. Но, право требовать выкупа акций в случае несогласия или неучастия

1 Постановление ФКЦБ РФ от 12 февраля 1997 г. № 8 (ред. от 11.11.1998) «Об утверждении Стандартов эмиссии акций и облигаций и их проспектов эмиссии при реорганизации коммерческих организаций и внесении изменений в Стандарты эмиссии акций при учреждении акционерных обществ, дополнительных акций, облигаций и их проспектов эмиссии, утвержденные Постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 17 сентября 1996 г. № 19» // Вестник ФКЦБ России,

№ 2, 15.02.1997.

119

в голосовании, во-первых, недостаточно для защиты акционеров, во-вторых, не вписывается в рассматриваемую конструкцию, ведь при изменении прав, удостоверяемых соответствующей конструкцией, возникают новые объекты гражданских прав, а они должны быть введены в оборот должным образом. Решение о внесении изменений и (или) дополнений в устав акционерного общества, касающихся прав, предоставляемых по соответствующим акциям, является решением о размещении акций. Причем государственная регистрация изменений устава осуществляется после размещения акций с иным объемом прав

- на основании зарегистрированного отчета об итогах выпуска акций с иным объемом прав1. Это необходимо учитывать регистрирующим органам. Как было отмечено выше, подобная норма содержится в Стандартах.

Таким образом, мы наблюдаем неразрывную связь между уставом общества и

решением о выпуске применительно к объему удостоверяемых акцией прав. Недопустимо изменение устава либо внесение в него дополнений без соответствующего изменения решения о выпуске. Кроме того, недопустимо изменение устава без осуществления новой эмиссии акций.

Стандартами установлено, что решение о выпуске ценных бумаг должно быть утверждено не позднее шести месяцев с момента принятия решения об их размещении. А.В. Габов справедливо отмечает, что смысловая нагрузка такого рода срока не очень понятна2. Более того, не ясно, каковы последствия нарушения данного срока. Можно ли данное нарушение рассматривать как достаточное для отказа в государственной регистрации выпуска ценных бумаг? В принципе, если расширительно толковать норму статьи 21 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», то на данный вопрос можно ответить утвердительно. Такой вывод можно сделать из судебной практики. Например, при рассмотрении дела о признании незаконным отказа Регионального отделения ФСФР в Северо-Западном федеральном округе в государственной регистрации выпуска ценных бумаг, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа выяснял точную дату

1 Письмо ФСФР РФ от 11 сентября 2007 г. № 07-ВМ-03/18750 «Об изменении объема прав по привилегированным акциям» // Вестник ФСФР России, 2007, № 9.

2 Габов А.В. Указ. соч. С. 556.

120

принятия решения о выпуске ценных бумаг1. Более правильной нам видится иная позиция - нарушение шестимесячного срока не может являться основанием для отказа в регистрации выпуска ценных бумаг2. Заслуживает одобрения правовая позиция, выраженная Тринадцатым арбитражным апелляционным судом. По его мнению, законом предусмотрен только один пресекательный срок - эмитент обязан завершить размещение выпускаемых эмиссионных ценных бумаг не позднее одного года с даты го сударственной регистрации выпуска (дополнительного выпуска) таких ценных бумаг. Шестимесячный срок утверждения решения о выпуске не предусмотрен законом о рынке ценных бумаг и поэтому не может рассматриваться как пресекательный, препятствующий эмитенту проводить размещение ценных бумаг3.

Нам также кажется, что принятие решения о выпуске - это вопрос, который

касается исключительно эмитента. Он может его принять, а может и не принимать. Такими своими действиями эмитент не нарушит прав третьих лиц, ведь акции как объекты гражданских прав еще не возникли. Речь идет о внут ренних о тношениях в акционерно м обще ств е . Непринятием соответствующего решения могут быть нарушены права акционеров. Поэтому, как нам кажется, законодательное регулирование данного вопроса должно быть перенесено в другую плоскость. Необходимо установить «уважительные» причины непринятия данного решения, а также порядок защиты акционеров в случае злоупотребления акционерным обществом своими правами.

Таким образом, в настоящее время предусмотрено принятие решения о

размещении и утверждение решения о выпуске (дополнительном выпуске) ценных бумаг. Для перехода к следующему этапу эмиссии - государственной регистрации выпуска ценных бумаг - необходимо наличие обоих документов. Лишь в совокупности они дают возможность эмитенту вступить в отношения по государственной регистрации выпуска. Эти решения носят самостоятельный

1 Постановление ФАС Северо-Западного округа от 1 октября 2009 г. № А56-19073/2008.

2 Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 6 апреля 2010 г. по делу № А65-18803/2009.

3 Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 июня 2009 г. по делу № А56-19073/2008.

121

характер, несмотря на то, что решение о выпуске производно. У них разная форма, содержание, а главное - правовое значение. Законодательное регулирование порядка принятия данных решений, установленные требования к их содержанию нельзя признать удовлетворительными. Необходимо точно определить, особенно применительно к решению о размещении, какой орган и в каком порядке принимает решение, какие сведения должны быть обязательно включены в его содержание. А это, как было показано выше, невозможно без установления родового понятия решения о размещении. Как нам кажется, за последним надо признать характер внутреннего документа, решение же об утверждении - это документ, имеющий значение для третьих лиц, в первую очередь, для потенциальных приобретателей акций. Соответственно, и требования к нему должны быть более жесткие, особенно в части удостоверяемых прав.

Следующим этапом эмиссии является государственная регистрация выпуска ценных бумаг. Данный этап эмиссии имеет особое значение, так как в момент государственной регистрации возникают акции как объекты гражданских прав. В настоящее время процедура государственной регистрации выпуска ценных бумаг регулируется Федеральным законом «О рынке ценных бумаг», а также Стандартами эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг.

Нередко условие о государственной регистрации рассматривают в качестве необходимого требования, предъявляемого к акции, как ценной бумаге. В обоснование данной позиции приводится то, что необходимые требования, которые могут предъявляться к ценным бумагам, определяются законом или в установленном им порядке1. Этой позиции также придерживается А.Ю. Синенко. С такими высказываниями сложно согласиться, учитывая, что ценная бумага возникает в момент государственной регистрации. До этого момента отсутствует объект гражданских прав. К чему предъявляются требования? Д.В. Ломакин справедливо отмечает, что это не требование к ценной бумаге, а основание ее возникновения2 . Еще более непонятной нам видится подход данных авторов,

1 Маковская А.А. Залог денег и ценных бумаг. М.: Статут, 2000. С. 59.

2 Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008. С. 195.

122

учитывая, что, по их мнению, ценная бумага возникает еще позже - в момент отчуждения первому приобретателю.

Эмитент вступает в правоотношения с государством в лице его регистрирующих органов1. Для осуществления соответствующих полномочий регистрирующий орган должен быть включен в Перечень регистрирующих органов, осуществляющих государственную регистрацию выпусков ценных бумаг. Стандартами достаточно четко определены права и обязанности регистрирующих органов. Установлено, когда осуществляется проверка достоверности представленных документов, когда регистрирующий орган вправе отказать в регистрации, предусмотрены ситуации, когда регистрирующий орган может приостановить эмиссию. В связи с этим необходимо отметить, что Стандарты по- разному расценивают те или иные нарушения. Во-первых, сама по себе регистрация не означает, что совершенно отсутствуют какие-либо нарушения закона. Так, А.Ю. Синенко справедливо приводит примеры: нефтяная компания может допускать несоблюдение требований экологического законодательства, в связи с чем к ней могут быть применены административные санкции. Не исключено даже, что в силу специфики такого эмитента данное обстоятельство может повлиять на стоимость размещаемых ценных бумаг. Однако такие нарушения не могут являться основанием для отказа в государственной регистрации. Задолженность по уплате налогов и других обязательных платежей также является нарушением законодательства, но не может служить причиной отказа в государственной регистрации выпуска2. Вторая группа нарушений именуется «устранимые нарушения». Это нарушения, которые не требуют для их устранения проведения общего собрания участников (акционеров) эмитента. К ним, в частности, Стандарты относят несоответствие формы документов и/или состава содержащихся в них сведений требованиям нормативных правовых актов федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг. На время

1 Постановление ФКЦБ РФ от 4 марта 1997 г. № 11 «Об утверждении Положения о регистрирующих органах, осуществляющих государственную регистрацию выпусков ценных бумаг» // Вестник ФКЦБ России, 1997, № 3.

2 Синенко А.Ю. Эмиссия корпоративных ценных бумаг. Правовое регулирование. Теория и практика. М.: Статут, 2002. С. 70.

123

устранения этих нарушений эмиссия акций приостанавливается. Наконец, при наличии нарушений третьей группы регистрирующий орган отказывает в регистрации выпуска ценных бумаг. Их перечень определен пунктом 2.5.15 Стандартов. Как нам кажется, формулировки первых двух оснований слишком уж расплывчаты и нуждаются в уточнении. Конечно, толкуя данные положения Стандартов, мы можем прийти к выводу о том, что речь идет о наиболее существенных нарушениях законодательства Российской Федерации о ценных бумагах. Но этого явно недостаточно. На практике такое регулирование ведет к тому, что практически любое нарушение может стать основаниям для отказа в государственной регистрации. Отсюда - огромное количество исков об обжаловании отказа в государственной регистрации выпуска ценных бумаг. Причем суды нередко их удовлетворяют, поясняя, что те или иные нарушения не могут служить основанием для отказа в государственной регистрации выпуска ценных бумаг. Например, регистрирующим органом было отказано в государственной регистрации по причине того, что сообщение о проведении общего собрания акционеров общества направлено не каждому лицу, указанному в списке лиц, имеющих право на участие в общем собрании. Суд пояснил, что допущенное обществом нарушение порядка уведомления акционеров о проведении собрания не может являться основанием для отказа в государственной регистрации выпуска ценных бумаг. При этом было отмечено, что отказ в государственной регистрации выпуска ценных бумаг, неминуемо влечет негативные последствия для эмитента, потенциальных приобретателей акций, а также с определенной степенью и для существующих акционеров1. Вопросы вызывает и следующая формулировка - ложные сведения либо сведения, не соответствующие действительности (недостоверные сведения). Хотелось бы согласиться с А.Ю. Синенко - не совсем понятно, в каких целях законодатель разграничил эти ложные и недостоверные сведения, если последствия их включения в документы, представленные для государственной регистрации одинаковы2. Как нам кажется, необходимо внести изменения в закон и

1 Определение ВАС РФ от 1 марта 2011 года № А56-65960/2009.

2 Синенко А.Ю Указ. соч. С. 74.

124

подзаконный акт. Ложные сведения подразумевают недобросовестность эмитента, который сознательно идет на нарушение закона, включая в документы информацию, о недостоверности которой он знает или должен знать. Учитывая характер рассматриваемых отношений, можно было бы дополнить закон положениями о наложении на эмитента определенных временных ограничений на эмиссию ценных бумаг.

К сожалению, Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации недостаточно разъясняет вопросы отказа в государственной регистрации. Отмечено лишь то, что размещение акционерным обществом части дополнительных акций до государственной регистрации их выпуска является основанием для признания сделок по размещению этих акций ничтожными, но не может служить основанием для отказа в регистрации данного выпуска акций для последующего размещения их в установленном законом порядке1. В этой связи, целесообразно было бы осуществить обобщение судебной практики по вопросам отказа в государственной регистрации и дать соответствующие разъяснения судам и регистрирующим органам.

Специально определено, что государственная регистрация выпуска (дополнительного выпуска) акций не может быть осуществлена до полной оплаты уставного капитала акционерного общества - эмитента; до государственной регистрации отчетов (представления в регистрирующий орган уведомлений) об итогах всех зарегистрированных ранее выпусков (дополнительных выпусков) акций; до государственной регистрации в уставе акционерного общества - эмитента положений о номинальной стоимости и количестве объявленных акций соответствующих категорий (типов), а также о закрепляемых ими правах (в случае размещения дополнительных акций).

Но при учреждении акционерного общества государственная регистрация

выпуска (дополнительного выпуска) акций осуществляется до полной оплаты уставного капитала. О необоснованности подобного рода исключений говорилось выше.

1 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 23 апреля 2001 г. № 63 «Обзор практики разрешения споров, связанных с отказом в государственной регистрации выпуска акций и признанием выпуска акций недействительным» / «ВВАС РФ», 2001, № 7.

125

Государственная регистрация выпуска ценных бумаг осуществляется не всегда. Речь идет о размещении ценных бумаг акционерного общества при совмещении различных форм реорганизации. Так, статьей 19.1 Закона «Об акционерных обществах» установлено, что эмиссия ценных бумаг общества, создаваемого путем реорганизации в форме разделения или выделения одновременно с присоединением или слиянием, осуществляется без государственной регистрации выпусков его ценных бумаг и государственной регистрации отчетов об итогах их выпуска. Акции выделенного общества или общества, созданного в результате разделения, конвертируются в ценные бумаги общества, создаваемого в результате слияния, или ценные бумаги акционерного общества, к которому осуществляется присоединение. Соответствующему выпуску присваивается идентификационный номер. Это означает, что жесткие правила допуска таких ценных бумаг на рынок, которые свойственны процедуре государственной регистрации, не применяются. Как нам кажется, подобного рода исключение не имеет право на существование. Государственная регистрация - это обязательный элемент процедуры эмиссии. Наличие государственного регистрационного номера - один из отличительных признаков эмиссионных ценных бумаг. Пренебрежение государственной регистрацией ведет к нарушениям прав акционеров и инвесторов.

Объектом государственной регистрации является выпуск ценных бумаг.

Заслуживает критики непоследовательность законодателя, который применяет и такой термин как серия. Используется этот термин применительно к облигациям, но как нам кажется, подход к государственному регулированию эмиссии любых эмиссионных ценных бумаг должен быть унифицированным. В соответствии со статьей 2 Закона «О рынке ценных бумаг», выпуск эмиссионных ценных бумаг - совокупность всех ценных бумаг одного эмитента, предоставляющих одинаковый объем прав их владельцам и имеющих одинаковую номинальную стоимость. Многие авторы видят проблему в подобном законодательном решении, полагая, что регистрации подлежат имущественные объекты. Приводятся следующие доводы - подобного рода государственная регистрация не предусмотрена Гражданским кодексом Российской Федерации. Известно, что в соответствии с

126

положениями последнего, регистрируются действия, события и состояния1 . Мы не будем оспаривать, что именно эти юридические факты подлежат государственной регистрации. Но, тем не менее, не совсем понятно подобного рода критика. Так, Гражданским кодексом предусмотрена государственная регистрация юридических лиц, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей2. По нашему мнению, несоответствия здесь нет. Во всех трех ситуациях регистрируются именно действия: действие эмитента, направленное на введение в оборот новых объектов гражданских прав. Принимая решение о размещении, затем утверждая решение о выпуске, и представляя документы на государственную регистрацию, эмитент преследует конкретные цели - введение в оборот акций. В результате, выпуску присваивается государственный регистрационный номер, и акции возникают как самостоятельные объекты гражданских прав. Так же регистрируются действия учредителя по созданию нового субъекта права, а не имущественный комплекс. При регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя, так же речь о регистрации соответствующих действий этого физического лица. Законодателем одинаково решены эти проблемы - формально объектом регистрации выступает выпуск ценных бумаг, юридическое лицо и физическое лицо соответственно.

Индивидуальный государственный регистрационный номер присваивается целому выпуску, а не каждой отдельной акции, то есть он распространяется на все ценные бумаги выпуска. Таким образом, не осуществляется индивидуализация акции до степени ее индивидуальной определенности. Это вызывает серьезные возражения относительно возможности применения виндикации. Ведь объектом виндикации является индивидуально определенная вещь, сохранившаяся в натуре. Именно поэтому ряд исследователей рассматривают виндикацию в данном случае как условное понятие. Безусловно, если мы согласимся с теми авторами, которые полагают, что для истребования имущества в порядке виндикации достаточно, чтобы его можно было индивидуализировать и идентифицировать по каким-либо

1 Синенко А.Ю. Указ. соч. С. 70; Шевченко Указ. соч. С. 140.

2 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть 1) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // СЗ РФ, 1994, 32, ст. 3301.

127

признакам, т.е. доказать тождество имущества, находящегося у ответчика и утраченного законным владельцем, то данный вопрос снимается 1 . Но и в этом случае проблемы идентификации акции одного выпуска сохраняют свою актуальность2 . Именно поэтому нередко предлагается присваивать собственный идентификационный номер каждой акции в рамках выпуска3.

В целом применение такого способа защиты, как виндикационный иск, к

бездокументарным ценным бумагам не соответствует природе последних. Соответствующее требование, именуемое виндикационным, не является таковым ни по объекту, ни по субъекту. Применение виндикационного иска для защиты прав владельцев бездокументарных ценных бумаг недопустимо4 . Следует согласиться с авторами, предлагающими сконструировать абсолютно-правовой способ защиты бездокументарных ценных бумаг, сходный с виндикацией5.

В настоящее время, однако, в судебной практике четко определена возможность виндицировать акцию. Суды придерживаются позиции, в соответствии с которой, с формальной точки зрения акция - вещь, и на нее существует право собственности. Четко определено, что требование собственника (уполномоченного собственником лица) о возврате акций, предъявленное к добросовестному приобретателю, носит виндикационный характер6. Статьи 149.3

- 149.4 Гражданского кодекса Российской Федерации определяют порядок

1 Черепахин Б.Б. Виндикационные иски в советском праве // Труды по гражданскому праву. С. 177-178.

2 Добровольский В.И. Защита корпоративной собственности в арбитражном суде. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 33.

3 Бутина И.Н. Акции как ценные бумаги и гражданско-правовая защита прав и законных интересов их владельцев. Дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 161; Добровольский В.И. Указ. соч. С. 37-38.

4 Белов В.А. Бездокументарные ценные бумаги: Научно-практический очерк. М.: Центр ЮрИнфоР, 2001. С. 28; Суханов Е.А. Вступительная статья к книге В.А. Белова «Ценные бумаги в российском гражданском праве».М., 1996. С. 14.

5 Степанов Д.И. Вопросы теории и практики эмиссионных ценных бумаг // Хозяйство и право. 2002. №

5. С. 95.

6 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21 апреля 1998 г. № 33 «Обзор практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций» // «ВВАС РФ»,1998,

№ 6.

128

виндикации акций и по следствия удовлетворения соответствующих виндикационных исков1.

Но, даже формально признавая за акциями природу вещей, определенных родовыми признаками, нельзя закрывать глаза на существенные особенности этих объектов гражданских прав. С одной стороны, их отличительной чертой является публичная достоверность, а с другой, в силу бездокументарной формы необходимо повышенная защита участников соответствующих отношений.

Согласно статье 28 Закона «О рынке ценных бумаг» права владельцев на

эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска удостоверяются записями на лицевых счетах у держателя реестра или, в случае учета прав на ценные бумаги в депозитарии, записями по счетам депо в депозитариях. При этом четко установлен момент перехода прав по ценной бумаге приобретателю - в случае учета прав на ценные бумаги у лица, осуществляющего депозитарную деятельность, - с момента внесения приходной записи по счету депо приобретателя; в случае учета прав на ценные бумаги в реестре - с момента внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя. Пункт 2 статьи

149.2 Гражданского кодекса Российской Федерации также связывает переход прав по бездокументарной ценной бумаге с внесением соответствующей записи по счету приобретателя. Установлено, что распоряжение бездокументарными ценными бумагами, а также ограничения распоряжения ими могут осуществляться только посредством обращения к лицу, осуществляющему учет прав на бездокументарные ценные бумаги, для внесения соответствующих записей. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал, что внесение изменений в состояние лицевых счетов влечет за собой переход права собственности на ценные бумаги2. Именно эти положения закона приводят к недоразумениям на практике - нередко истцы пытаются привлечь в качестве ответчика по делу реестродержателя. Это недопустимо. Если мы все-таки распространяем такой способ защиты как виндикация на бездокументарные

1 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть 1) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // СЗ РФ, 1994, 32, ст. 3301.

2 Постановление ВАС РФ от 26 ноября 2002 г. № 5134/02 // «ВВАС РФ», 2003, № 3.

129

ценные бумаги, то необходимо быть последовательными, нельзя игнорировать природу соответствующих отношений. Собственник вправе истребовать свое имущество от лица, у которого оно фактически находится в незаконном владении1 . Более того, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в своем постановлении отмечает, что к держателю реестра такой иск не может быть предъявлен2 . Суд подчеркнул, что в соответствии со статьей 45 Федерального закона «Об акционерных обществах» в суд может быть обжалован отказ держателя реестра от внесения записи в реестр акционеров. На это не раз обращалось внимание и нижестоящими судебными инстанциями3 . Как нам кажется, допустимо привлечение реестродержателя в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований. Возникает ситуация, схожая с защитой прав на недвижимое имущество. Так, ответчиком по иску, направленному на оспаривание зарегистрированного права или обременения, является лицо, за которым зарегистрировано спорное право или обременение. Государственный регистратор не является ответчиком по таким искам, однако может быть привлечен к участию в таких делах в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. В таком случае возникает проблема, ведь на третье лицо, не заявляющее самостоятельное требование, нельзя возложить обязанность исполнить судебное решение. Такие обязанности, согласно пункту 1 статьи 174 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, можно возложить только на ответчика. Это подтверждается и судебной практикой. Так, ФАС Московского округа в одном из своих постановлений указал, что решение, обязывающее третье лицо совершить определенные действия, нарушает статью 174 Арбитражного процессуального

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // «ВВАС РФ», 2010, № 6.

2 Постановление Президиума ВАС РФ от 31 октября 2000 г. № 7290/99 // «Вестник ВАС РФ». 2001. №

3.

3 См., например: Постановление ФАС Московского округа от 8 августа 2000 г. № КГ-А41/3505-00; Постановление ФАС Московского округа от 14 мая 2001 г. № КГ-А40/2170-01; Постановление ФАС Московского округа от 31 мая 2004 г. № КГ-А40/4352-04; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11 июня 2003 г. № А05-7962/02-389/17.

130

кодекса Российской Федерации1 . В другом своем постановлении ФАС Московского округа отметил, что принять решение об обязании совершить определенные действия возможно только в отношении лица, имеющего процессуальное положение ответчика, а не третьего лица без самостоятельных требований2 . Получается, что регистратор внесет изменения в реестр только при получении передаточного распоряжения от ответчика. В настоящее время данная проблема решается на следующей законодательной базе. Пунктом 7.3.3 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг установлено, что регистратор вносит в реестр записи о переходе прав собственности на ценные бумаги по решению суда по предоставлении следующих документов:

копия решения суда, вступившего в законную силу, заверенная судом, и исполнительный лист (передается регистратору);

сертификаты ценных бумаг, принадлежащие прежнему владельцу, при документарной форме выпуска (передаются регистратору)3.

Статья 7 Федерального закона «Об исполнительном производстве» определяет, что в случаях, предусмотренных федеральным законом, требования, содержащиеся в судебных актах, исполняются органами, организациями, в том числе государственными органами, органами местного самоуправления, банками и иными кредитными организациями, должностными лицами и гражданами. Исполняются эти требования на основании исполнительных документов, в частности исполнительных листов, судебных приказов, постановлений судебного пристава-исполнителя. Статья 68 предусматривает такую меру принудительного исполнения, как обращение в регистрирующий орган для регистрации перехода права на имущество, в том числе на ценные бумаги, с должника на взыскателя. При этом статьей 88 уточняется, что в случае присуждения взыскателю бездокументарных ценных бумаг, указанных в исполнительном документе, судебный прист ав-исполнитель выно сит по ст ановление о спис ании

1 Постановление ФАС Московского округа от 9 января 2001 г. № КГ-А40/6025-00. 2 Постановление ФАС Московского округа от 8 декабря 2003 г. № КГ-А41/9496-03.

3 Постановление ФКЦБ РФ от 2 октября 1997 г. № 27 «Об утверждении Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг» // Вестник ФКЦБ России, 1997, № 7.

131

соответствующих ценных бумаг лицом, осуществляющим учет прав на них, со счета должника и зачислении на счет взыскателя1. В соответствии со статьей 45 Акционерного закона, внесение записи в реестр акционеров общества осуществляется по требованию акционера, номинального держателя акций или иных лиц не позднее трех дней с момента представления документов, предусмотренных нормативными правовыми актами Российской Федерации. То есть, получается, что истец может либо напрямую представить для исполнения соответствующий документ регистратору, либо воспользоваться службой судебных приставов. В нормах Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг можно усмотреть формальное противоречие законодательству. Но, пункт 7.3.3 Положения не нарушает прав и законных интересов акционеров. Более того, как справедливо указывается в литературе, непосредственное обращение к регистратору позволяет восстановить права и законные интересы истца гораздо быстрее и эффективнее2. Поэтому заслуживает одобрения правовая позиция Высшего Арбитражного Суда. В своем решении Суд отмечает, что признание недействующими норм Положения, определяющих обязанности регистратора, может повлечь серьезные отрицательные последствия для всех участников рынка ценных бумаг3.

Распространение на акции правового режима вещи также допускает применение такого способа защиты как иск о признании права собственности. То есть, в данном случае вновь ценные бумаги выпуска рассматриваются как индивидуально-определенные вещи. Еще как-то можно допустить применение такого способа защиты в качестве составного элемента другого способа. Ведь при решении вопроса о виндикации вещи, суд, в первую очередь, должен признать право собственности истца на эту вещь и уже потом решать вопрос о наличии или отсутствии условий для ее виндикации4 . Не совсем понятно, как применять иск о

1 Федеральный закон от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ (ред. от 28.07.2012) «Об исполнительном производстве» // СЗ РФ, 2007, № 41, ст. 4849.

2 Добровольский В.И. Указ. соч. С. 59.

3 Решение Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 мая 2011 г. № 4165/11.

4 Гражданское право: Учебник: В 4 т. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. Суханов Е.А. С. 581.

132

признании права собственности в качестве самостоятельного способа защиты применительно к бездокументарным ценным бумагам. Ведь, он применяется тогда, когда лицо, считающее себя собственником, владеет имуществом, право на которое зарегистрировано за иным субъектом. А как мы выяснили выше, запись по счету равносильна владению. Таким образом, когда речь идет о бездокументарных ценных бумагах иск о признании права всегда сопутствует иску об истребовании акций из чужого незаконного владения. Исключения составляют отношения, возникающие из договора купли-продажи. В.И. Добровольский обоснованно указывает, что в случае уклонения лица от исполнения договора путем направления держателю реестра передаточного распоряжения, приобретатель акций вправе обратиться в суд с заявлением о признании права на акции. Решение суда станет основанием для совершения держателем реестра записей по лицевым счетам1. Отсутствие такого четкого положения в законе приводило к серьезным затруднениям на практике. Договор купли-продажи заключен, отказ направить передаточное распоряжение можно рассматривать как неисполнение обязанности передать товар. Пункт 2 статьи 463 Гражданского кодекса Российской Федерации был совершенно неприменим, так как речь не идет об индивидуально-определенной вещи. Получается, покупатель не имеет права понудить продавца направить передаточное распоряжение. Он может лишь отказаться от исполнения договора купли-продажи. Судебная практика по данному вопросу также была неудовлетворительной2 . При рассмо т рении бо льшинств а из дел с уды обраща ли вним ание на обязательственную природу возникающих отношений и на то, что нарушенное право покупателя подлежит защите посредством исков, направленных на исполнение обязательства. Несостоятельность такого подхода налицо - и г н о р и руе т с я п р и р од а бе зд о кум е н т а р н ы х ц е н н ы х бума г. О тд е л ь н о предусматривалась в договоре обязанность продавца предоставить подписанное надлежащим образом передаточное распоряжение реестродержателю эмитента. В

1 Добровольский В.И. Указ. соч. С. 63.

2 См., например: Постановление ФАС Уральского округа от 30 июня 2009 г. № Ф09-3302/09-С4; Постановление Президиума ВАС РФ от 1 марта 2005 г. № 10408/04; Постановление Президиума ВАС РФ от 1 марта 2005 г. № 8815/04.

133

действующей же редакции Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что при уклонении лица, совершившего отчуждение, от представления лицу, осуществляющему учет прав на бездокументарные ценные бумаги, распоряжения о проведении операции по счету, приобретатель вправе требовать в судебном порядке внесения записей о переходе прав на ценные бумаги на условиях, предусмотренных договором с лицом, совершающим отчуждение.

В отношении акций также пытаются применять реституцию. Здесь возникают сложности, связанные с действительностью последующих сделок. В настоящее время применительно к иным объектам гражданских прав сложилась достаточно непоследовательная судебная практика. Так, по мнению некоторых судов, все последующие сделки, основанные на ничтожной, также не порождают прав и обязанностей.1 Другие же, напротив, высказываются против такого рода практики, отмечая, что речь идет о конкретной сделке2. Представляется, более обо снованной правовая позиция, согласно которой не происходит

«автоматического» признания последующих сделок недействительными. Хотелось бы согласиться с В.В. Витрянским в том, что в целях защиты интересов третьих лиц и обеспечения в целом устойчивости имущественного оборота было бы целесообразно установить ограничения в использовании такого способа защиты нарушенного субъективного права собственности, как признание сделок недействительными и применение последствий недействительности ничтожных сделок в отношении последующих (кроме первой) сделок с чужим имуществом3. Применительно к акциям сложилась более устойчивая и последовательная судебная практика. Суды, как правило, признают все последующие сделки недействительными. Так, Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в одном из своих постановлений отмечает, что при признании первой сделки

1 Определение ФАС Московского округа от 6 июля 2000 г. №КГ-А40/2794-00; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 2 июня 1998 г. №Ф04/766-140/А03-9.

2 Постановление ФАС МО от 17 марта 1999 г. №КГ-А40/581-99; Постановление ФАС Московского округа от 31.08.1999 №КГ-А40/2771-99.

3 Витрянский В.В. Недействительность сделок в арбитражно-судебной практике // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А Л Маковский; Исследовательский центр частного права. – М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1998. С. 140.

134

ничтожной, все последующие сделки с переданными по ним акциями являются недействительными, а соответственно не переходит право собственности1. Примеры подобного рода решений можно приводить до бесконечности2. Возникает схожая с признанием выпуска акций недействительным ситуация, когда из обращения изымаются все акции у всех владельцев. В этом случае, как мы выяснили выше, необоснованно применяется конструкция недействительной сделки. Так, и зде сь совершенно не продуман подход к решению рассматриваемого вопроса. Непрерывная цепочка признаваемых по иску собственника недействительными сделок с его имуществом противоречит публичной достоверности ценных бумаг, создает почву для серьезных злоупотреблений. Получается, что любой добросовестный приобретатель акций рискует их лишиться по совершенно непонятным основаниям. Как нам кажется, необходимо внести соответствующие дополнения в закон или хотя бы запросить четкие разъяснения по данной проблеме Верховного Суда Российской Федерации. Нельзя однако не отметить, что признание сделки с акциями недействительной и применение реституции представляет собой довольно действенный механизм защиты прав акционеров. Применение данного механизма допускается судебной практикой, распространяющей реституцию не только на индивидуально- определенные вещи, но и на имущество, определенное родовыми признаками3 .

Хотелось бы также обратить внимание на тот факт, что признание

законодателем за акциями характера вещей, определенных родовыми признаками, обуславливает и иные особенности защиты. Возможно предъявление иска о признании незаконными действий реестродержателя по списанию акций и обязании реестродержателя произвести списание акций со счета третьего лица и зачисления акций на счет истца. Согласно статье 29 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» запись в реестре акционеров фиксирует право

1 Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 апреля 2007 г. № А14-13499-2006574/17.

2 Решение Арбитражного суда Ростовской области от 27 марта 2009 г. № А53-25514/2008; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27 июня 2011 года № А17-5373/2010.

3 Решение Арбитражного суда Волгоградской области от 16 июня 2009 г. № А12-10676/2008; Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 августа 2011 г. № № 14АП-4105/2011

135

собственности лица на соответствующее количество акций. Внесение в указанную запись изменений без ведома и указаний акционера является нарушением его права собственности. Держатель реестра акционеров общества не вправе по своей инициативе исключать из реестра записи о лицах, ранее внесенных в него. Исключение записи об акционере из реестра возможно лишь при представлении предусмотренных правовыми актами документов, подтверждающих переход права собственности на акции от данного лица к новому владельцу (с одновременным внесением записи о новом акционере), либо в случае признания в судебном порядке недействительным акта (договора), на основании которого была внесена запись в реестр о конкретном лице как собственнике акций, с одновременным восстановлением в реестре записи о предыдущем владельце акций. На это обращает внимание и Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации1. Пункт 5 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг устанавливает, что регистратор не имеет права аннулировать внесенные в реестр записи. Статьей 46 Закона «Об акционерных обществах» установлено, что держатель реестра акционеров общества по требованию акционера или номинального держателя акций обязан подтвердить его права на акции путем выдачи выписки из реестра акционеров общества, которая не является ценной бумагой. В случае отказа от внесения записи в реестр акционеров общества держателем реестра, акционер может обжаловать данный отказ в суд, по решению которого держатель реестра акционеров общества обязан внести в указанный реестр соответствующую запись (п. 6 ст. 149.2 ГК РФ). Иск об обжаловании отказа во внесении записи в реестр имеет общие черты с негаторным иском, направленным на защиту иных правомочий собственника, чем правомочие владения2.

Главный вопрос, который возникает применительно к данной ситуации -

возможно ли взыскание убытков с реестродержателя при ненадлежащем выполнении им своих обязанностей? Для ответа на этот вопрос необходимо

1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 апреля 1998 г. № 33 «Обзор практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций» // «ВВАС РФ», 1998,

№ 6.

2 Метелева Ю.А. Правовое положение акционера в акционерном обществе. М.: Статут, 1999 С. 158.

136

определиться с природой отношений, возникающих между акционером и регистратором. По мнению Д.И. Степанова, между регистратором и акционером возникает обязательственно-правовая связь, проистекающая из положений законодательства1 . Аналогичной точки зрения придерживается Г.Н. Шевченко2. А.В. Габов полагает, что регистратора и владельца ценной бумаги связывает обязательство, основными обязанностями регистратора по которому являются открытие и ведение лицевого счета в системе ведения реестра, обеспечение зачисления и списания ценных бумаг в соответствии с передаточными распоряжениями зарегистрированного лица, а также иные обязанности. Зарегистрированное лицо, в свою очередь, обязано соблюдать установленные правила ведения реестра, оплачивать услуги3. Мы не можем согласиться с такого рода подходом. Справедливо отмечает Д.В. Ломакин, что отношения, возникающие между регистратором и акционером, носят внедоговорный характер, они возникают в силу закона и на основании установленных им обстоятельств реальной действительно сти. Эти отношения отличаются от о собых корпоративных правоотношений, возникающих между эмитентом и акционером, а также от обязательственного правоотношения между эмитентом и регистратором, опосредующего предпринимательскую деятельность последнего. То есть перед нами разные по своей правовой природе отношения, соответственно регистратора нельзя рассматривать в качестве третьего лица, на которое возложено исполнение обязательства4.

Ранее нечеткая формулировка закона порождала острые дискуссии в теории и

приводила к путанице на практике. Так, было установлено, что общество, пор учившее в е дение и хранение рее ст ра акционеров обще ств а специализированному регистратору, не освобождается от ответственности за его ведение и хранение. Но при этом четко не определялся характер и основания этой

1 Степанов Д.И. Ответственность эмитента за действия регистратора //ЭЖ-Юрист, 2005, № 28. С. 3. 2 Шевченко Г.Н. Указ. соч. С. 262.

3 Габов А.В. Указ. соч. С. 971.

4 Ломакин Д. В. Ответственность эмитента за необоснованное списание акций: точка или многоточие? Комментарий к постановлению КС РФ от 28 января 2010 г. №2 // «ВВАС РФ», 2010. № 4. С. 88-102.

137

ответственности. В литературе предлагались разные варианты решения проблемы

- применения солидарной ответственности либо установление ответственности регистратора (как непо средственного исполнителя) с субсидиарной ответственностью эмитента. Суды же полагали, что обязанность по надлежащему ведению и хранению реестра акционеров перед акционерами несет само акционерное общество 1 . Они рассматривали акционерное общество в качестве должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение. При этом ответственность перед эмитентом должен был нести реестродержатель. Последний возмещал убытки, причиненные акционерам, и расходы по госпошлине2 . С момента внесения изменений в Закон «Об акционерных обществах» в 2009 году ситуация прояснилась: была установлена солидарная ответственность общества и регистратора за убытки, причиненные акционеру в результате утраты акций или невозможности осуществить права, удостоверенные акциями, в связи с ненадлежащим соблюдением порядка ведения реестра акционеров общества (п.4 ст. 149 ГК РФ). Исходя из вышеизложенного анализа природы правоотношений, возникающих между акционерным обществом, акционером и регистратором, вряд ли такое решение можно признать удачным. Такой подход означает фактически возмещение убытков одного участника акционерного общества за счет других3. Д.В. Ломакин отмечает, что возмещение акционерным обществом убытков отдельным акционерам, причиненных необоснованным списанием акций, повлечет уменьшение величины активов акционерного общества-эмитента. Следствием чего будут необъявленные дивиденды и упавшая капитализация акций. Соответственно для большинства акционеров возникнут неблагоприятные последствия4. Вряд ли такую «ненормальную» ситуацию можно рассматривать

1 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 декабря 2008 г. № А40-36156/08-62-250.

2 Решение Арбитражного суда Иркутской области от 16 апреля 2007 г. № А 19-2940/07-6.

3 Степанов Д.И. От субъекта ответственности к природе корпоративных отношений // «ВВАС РФ». 2009. № 1. С. 23.

4 Ломакин Д. В. Ответственность эмитента за необоснованное списание акций: точка или многоточие? Комментарий к постановлению КС РФ от 28 января 2010 г. №2 // «ВВАС РФ». 2010. № 4. С. 88-102.

138

как разновидность взаимного страхования, на которое будущие акционеры идут при приобретении акций1.

Таким образом, предложенную законодателем конструкцию солидарной ответственности нельзя признать приемлемой. Необходимо установление конкретных правил и процедур, а также четкое разграничение ответственности регистратора и эмитента. Последний в силу природы отношений, в которые он вступает, должен выступать в качестве субъекта субсидиарной ответственности, причем нужно ясно и недвусмысленно определить, что эмитент несет ответственность только при наличии вины, так как деятельность по ведению реестра акционеров не является для него предпринимательской2. Регистратор же должен нести ответственность по правилам статьи 401 (п. 3) Гражданского кодекса Российской Федерации.

Отсутствие договорных связей между акционерами и реестродержателем порождает и другое важное последствие. ФАС Центрального округа подчеркивает, что акционер стороной в договоре о ведении реестра не является. Характер и объем прав акционера в отношении регистратора и эмитента определяется законодательством. При нарушении данными лицами прав акционера, он вправе использовать в отношении регистратора и эмитента меры защиты права, соответствующие характеру совершенного нарушения. Законодательство, регулирующее деятельность по ведению реестра акционеров, не предусматривает возможности вмешательства акционера в договорные отношения между эмитентом и реестродержателем посредством заявления истцом иска о признании незаконными действий (бездействий) эмитента и реестродержателя по хранению, ведению и передаче реестра акционеров3.

1 Степанов Д.И. От субъекта ответственности к природе корпоративных отношений // «ВВАС РФ». 2009. № 1. С. 23.

2 Ломакин Д.В. Ответственность эмитента за необоснованное списание акций: точка или многоточие? Комментарий к постановлению Конституционного Суда РФ от 28 января 2010 г. № 2-П // «ВВАС РФ», 2010. № 4. С. 95-96.

3 Постановление ФАС Центрального округа от 30 сентября 2005 г. № А68-278/ГП-16-04.

139

Таким образом, как мы видим, признание за акциями характера вещей, определенных родовыми признаками, обуславливает определенные особенности защиты прав по ним.

Заслуживает одобрения возникновение на практике такого института как

восстановление корпоративного контроля1. К сожалению, Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации предусматривает иск о восстановлении корпоративного контроля исключительно для случаев проведения реорганизации с нарушением закона2. Как нам кажется, необходимо расширить с феру применения т акого спо соба защиты акционеров и дет ально регламентировать порядок его применения. Судебная практика в настоящий момент по рассматриваемому вопросу достаточно противоречива. Это, безусловно, вызывает острые дискуссии о правовой природе данной конструкции в науке, об условиях ее применения на практике. Важно проводить различие между восстановлением корпоративного контроля как самостоятельным способом защиты нарушенных прав и восстановлением корпоративного контроля как результатом удовлетворения иных исков3.

Государственная регистрация выпуска ценных бумаг обеспечивает публичность и доступность соответствующих сведений. В соответствии со статьей 42 Закона «О рынке ценных бумаг» Федеральный орган исполнительной власти по рынку ценных бумаг обеспечивает раскрытие информации о зарегистрированных выпусках ценных бумаг, профессиональных участниках рынка ценных бумаг и регулировании рынка ценных бумаг. Регистрирующий орган осуществляет ведение реестра зарегистрированных и аннулированных им выпусков ценных бумаг, а также выпусков ценных бумаг, эмиссия которых приостановлена или возобновлена. На основе этих реестров создаются соответствующие информационные базы, в частности информационные базы

1 См., например: Определение ВАС РФ от 18 апреля 2012 г. № А32-1496/2010; Определение ВАС РФ от

31 мая 2010 года № А56-55583/2008; Постановление ВАС РФ от 10 апреля 2012 года № А19-5794/2010.

2 «Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации» // «ВВАС РФ», 2009,

№ 11.

3 Русанова В.А. Корпоративные способы защиты прав участников хозяйственных обществ.: Дис. ...

канд. юрид. наук. М., 2012. С. 191.

140

данных, содержащие открытую и доступную для каждого заинтересованного лица информацию о санкциях, примененных в отношении лиц, совершивших правонарушения на рынке ценных бумаг, лицах, совершивших указанные правонарушения, зарегистрированных выпусках ценных бумаг, выданных им лицензиях. Регистрирующий орган обязан осуществлять в соответствии с актами Федеральной службы по финансовым рынкам раскрытие информации о зарегистрированных и аннулированных им выпусках ценных бумаг, а также выпусках ценных бумаг, эмиссия которых приостановлена или возобновлена. В развитии данного положения установлено, что информация, содержащаяся в реестре, является открытой и доступной для любого заинтересованного лица. Доступ к информации, содержащейся в Реестре, осуществляется путем размещения указанной информации на сайте регистрирующего органа в сети Интернет. Более того, предусмотрена возможность получение информации в виде выписки из реестра1.

К сожалению, действующим законодательством не предусмотрены последствия несоблюдения требования о государственной регистрации. Законодатель лишь указывает на те действия, осуществление которых недопустимо до момента государственной регистрации выпуска ценных бумаг. Отсюда - дискуссии в научной литературе. Предлагается рассматривать все акции выпуска, не прошедшего процедуру государственной регистрации, ничтожными2. В обоснование этой позиции приводится тот факт, что сделка купли-продажи акций, совершенная до регистрации в установленном порядке решения об их выпуске (эмиссии), недействительна. Г.Н. Шевченко, соглашаясь с тем, что государственная регистрация выпуска ценных бумаг является важным и необходимым юридическим фактом в фактическом составе, обусловливающим возникновение эмиссионных ценных бумаг, не рассматривает все бумаги незарегистрированного выпуска в качестве ничтожных3. В подтверждение своей

1 Приказ Федеральной службы по финансовым рынкам от 28 февраля 2006 г. № 06-21/пз-н «Об утверждении Порядка ведения Реестра эмиссионных ценных бумаг» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, 2006, № 16.

2 Синенко А.Ю. Указ. соч. С. 79.

3 Шевченко Г.Н. Указ. соч. С. 141.

141

позиции автор приводит процитированное выше положение Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 63 (п. 1). Нам же видится обоснованным мнение Д.В. Мурзина, в соответствии с которым эмиссионные ценные бумаги становятся собственно ценными бумагами и объектами гражданских прав лишь при условии государственной регистрации их выпуска1. Такой подход не противоречит ни действующему законодательству, ни разъяснениям высших судебных инстанций.

Государственная регистрация выпуска ценных бумаг предусмотрена и

зарубежными законодательствами. Так, очень подробно это вопрос урегулирован законами США. Закон о рынке ценных бумаг 1933 года предусматривает, что открытая реализация ценных бумаг возможна только после того, как Федеральная Комиссия по обращению ценных бумаг зарегистрирует специальное регистрационное заявление и проспект эмиссии. При этом выделяют три этапа процедуры государственной регистрации. На первом этапе - до представления регистрационного заявления в Комиссию - запрещено делать какие бы то ни было предложения по купле-продаже ценных бумаг. После представления требуемых документов в Комиссию наступает «период ожидания». В это время Комиссия изучает документы и ведет переговоры с эмитентами о внесении изменений или дополнительных сведений в представленные документы. В этот период эмитенту разрешается делать предварительные предложения о продаже ценных бумаг, но запрещается производить продажу. С регистрацией заявления наступает третий период. Разрешается продажа акций любым способом - через банки, фондовые биржи и т.п.2

Таким образом, государственная регистрация выпуска ценных бумаг - это не

требование, предъявляемое к ценной бумаге, а основание ее возникновения.

При государственной регистрации выпуска ценных бумаг эмитент вступает в отношения с государством в лице регистрирующих органов. К сожалению, в настоящее время регулирование этих отношений далеко от идеала. Необходимо установить обязательную государственную регистрацию выпуска - исключения

1 Мурзин Д.В. Ценные бумаги - бестелесные вещи. М.: Статут, 1998. С. 148.

2 Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). М.: Спарк, 1996. С. 53.

142

здесь недопустимы. Требуется корректировка и самой процедуры, в частности должны быть уточнены основания отказа в государственной регистрации выпуска. Необходимо также четко определить последствия несоблюдения требования о государственной регистрации выпуска ценных бумаг. Сама процедура должна быть унифицирована - речь идет о совершенно недопустимых «трансформациях» процедуры регистрации при учреждении акционерного общества.

Серьезные затруднения возникают в силу того, что государственной регистрации подлежит выпуск акций, а не каждая акция в отдельности. Признание акций вещами, определенными родовыми признаками, обуславливает определенную специфику защиты прав акционеров - речь идет об особенностях применения таких способов защиты как виндикация, реституция, иск о признании права собственности. Нельзя признать удовлетворительным сконструированную законодателем солидарную ответственность эмитента и реестродержателя. Требует уточнения и дальнейшего развития институт восстановления корпоративного контроля.

При размещении эмиссионных ценных бумаг путем открытой подписки или

путем закрытой подписки среди круга лиц, число которых превышает 500, каждый этап процедуры эмиссии сопровождается раскрытием информации.

На этапе принятия решения о размещении и решения о выпуске соответствующая информация раскрывается эмитентом в форме сообщения путем его опубликования в ленте новостей и на странице в сети Интернет1 . Нередко эмитенты пренебрегают этим требованием. По мнению судов, нераскрытие информации на данных этапах в соответствующих формах составляет административное правонарушение2.

На этапе государственной регистрации выпуска ценных бумаг информация раскрывается не только в форме сообщения путем опубликования в ленте новостей и на странице в сети Интернет, но также и в форме решения о выпуске (дополнительном выпуске) ценных бумаг и проспекта ценных бумаг путем

1 Приказ ФСФР России от 4 октября 2011 г. № 11-46/пз-н «Об утверждении Положения о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, 2012, № 8.

2 Решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 26 августа 2010 года № А65-16723/2010.

143

опубликования на странице в сети Интернет. То есть публикуются текст зарегистрированного решения о выпуске (дополнительном выпуске) ценных бумаг и текст зарегистрированного проспекта ценных бумаг. При этом устанавливаются дополнительные требования к перечню представляемых для государственной регистрации документов. Главное, что в этом случае среди документов, представляемых в регистрирующий орган, - проспект ценных бумаг (п.2.5.3 Стандартов). О природе данного документа говорилось выше. Подобного рода требование содержится в большинстве зарубежных законодательств. Так, в США Закон о ценных бумагах 1933 года устанавливает требование, согласно которому при регистрации выпуска ценных бумаг, подлежащих публичному размещению, в регистрирующий орган представляется проспект ценных бумаг, который должен удовлетворять требованиям закона1 . Законодательство Великобритании также требует опубликование проспекта ценных бумаг, предлагаемых к публичному размещению2.

Именно государство должно обеспечить раскрытие адекватной и точной информации3. Это самый эффективный и действенный механизм защиты прав инвесторов. В рамках Европейского Союза действует Директива о раскрытии данных о предлагаемых к допуску для котировки ценных бумаг и Директива о проспекте предлагаемого к публичному размещению выпуска ценных бумаг. Установлено, что гарантии интересов инвесторов требуют раскрытия информации о финансовом положении эмитента и конкретных данных о ценных бумагах4. Действует также Директива о гармонизации требований к прозрачности в отношении информации об эмитентах, ценные бумаги которых допускаются к торгам на регулируемых рынках. В тексте этого документа отмечается, что достоверное, полное и своевременное раскрытие информации эмитентами

1 Securities Act of 1933.

2 Financial Service Act of 1986; Public Offers of Securities Regulations 1995.

3 Note, «Disclosure as a Legislative Device», 76. Harvard Law Review 1273 (1963).

4 Директива Европейского Парламента и Совета 2003/71/ЕС от 31 декабря 2003 г. «О проспекте, подлежащем опубликованию при публичном предложении ценных бумаг или их допуске к торгам; Директива Европейского парламента и Совета № 2001/34/ЕС от 28 мая 2001 г. «О допуске ценных бумаг к официальной котировке на бирже и о порядке раскрытия информации о таких ценных бумагах».

144

помогает обеспечить устойчивое доверие инвесторов и позволяет лучше оценить состояние бизнеса и активов компании, что повышает как защиту инвесторов, так и эффективность рынка1.

Подводя итог, необходимо отметить, что размещению ценных бумаг

предшествуют принятие решения о размещении, утверждение решения о выпуске, а также государственная регистрация выпуска ценных бумаг. Лишь после завершения этих процедур эмитент имеет право переходить к размещению ценных бумаг.

Мы не подвергаем сомнению необходимость наличия именно двух решений - о размещении и о выпуске. Каждое из них имеет самостоятельное значение. Во избежание трудностей на практике, необходимо внести соответствующие изменения в законодательство.

Приходится констатировать неудовлетворительное законодательное регулирование и государственной регистрации выпуска ценных бумаг. Здесь также имеются пробелы и «каучуковые» нормы.

Размещение ценных бумаг - основной элемент эмиссионного состава. Лишь

после завершения процедуры размещения ценных бумаг их первые приобретатели становятся управомоченными субъектами по отношению к акционерному обществу. В настоящее время предусмотрены следующие способы размещения акций - распределение акций среди учредителей, среди акционеров; конвертация и подписка. В рамках же реорганизационных процедур применяются следующие способы размещения: конвертация, распределение и приобретение акций. Эти способы размещения, а также теоретические вопросы и проблемы, возникающие на практике, будут рассмотрены ниже в соответствующей главе.

Завершается процедура эмиссии государственной регистрацией отчета об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг. Данный этап эмиссии ценных бумаг рассматривался выше.

1 Директива 2004/109/EС Европейского Парламента и Совета от 15 декабря 2004 о гармонизации требований к прозрачности в отношении информации об эмитентах, ценные бумаги которых допускаются к торгам на регулируемых рынках.

145

<< | >>
Источник: Афаунова Фарида Аликовна. ЭМИССИЯ АКЦИЙ КАК ОСНОВАНИЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ИЗМЕНЕНИЯ КОРПОРАТИВНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва-2014.. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Элементы эмиссии как сложного юридического состава.:

  1. ГЛАВА I. ЭМИССИЯ АКЦИЙ КАК РАЗНОВИДНОСТЬ СЛОЖНОГО ЮРИДИЧЕСКОГО СОСТАВА.
  2. ГЛАВА II. РАЗМЕЩЕНИЕ АКЦИЙ КАК ЭЛЕМЕНТ ЭМИССИОННОГО СОСТАВА.
  3. Афаунова Фарида Аликовна. ЭМИССИЯ АКЦИЙ КАК ОСНОВАНИЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ИЗМЕНЕНИЯ КОРПОРАТИВНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва-2014., 2014
  4. § 2. Понятие эмиссии акций как основания возникновения правоотношения членства в акционерных обществах.
  5. 29. ЮРИДИЧЕСКИЙ СОСТАВ ПРАВОНАРУШЕНИЯ, ЕГО ЭЛЕМЕНТЫ
  6. §1. Процесс как юридическая категория
  7. 4. 3. Юридические факты как условие возникновения административно-правовых отношений
  8. СОЦИАЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ АДВОКАТУРЫ КАК РЕАЛИЗАЦИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА НА КВАЛИФИЦИРОВАННУЮ ЮРИДИЧЕСКУЮ ПОМОЩЬ
  9. 2. 1. Административное право как отрасль, как наука и как учебная дисциплина
  10. ОРАТОРСКОЕ ИСКУССТВО АДВОКАТА КАК НЕОБХОДИМОЕ УСЛОВИЕ КАЧЕСТВЕННОГО ОКАЗАНИЯ КВАЛИФИЦИРОВАННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ
  11. АДВОКАТСКАЯ МОНОПОЛИЯ КАК ГАРАНТИЯ УСПЕШНОЙ РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА НА ПОЛУЧЕНИЕ КВАЛИФИЦИРОВАННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ
  12. ТЕМА 1. АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ КАК ВИД ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ