<<
>>

§ 1. Предпосылки и основания возникновения и прекращения корпоративных правоотношений.

Теория юридических фактов - одна из наиболее разработанных областей правовой науки, и в частности науки гражданского права. Она отличается на редкость стройными классификациями, серьезными и обоснованными выводами.

Созданы самостоятельные учения о сделках, о неправомерных действиях. Достаточно сложно представить, что теорию юридических фактов можно дополнить какой-то новой и ценной информацией.

Но, корпоративное право - это особая сфера, сравнительно недавно возникшая подотрасль отечественного гражданского права. Применительно к корпоративным правоотношениям, проблемы юридических фактов мало разработаны. Не решенными остаются вопросы о роли, месте и значении административных актов; о понятии, особенностях и видах корпоративных актов; о юридиче ских со ставах; о соотношении о сновных и подчиненных правоотношений.

Как и любое другое правоотношение, корпоративное правоотношение

возникает, изменяется и прекращается на основании юридических фактов. В понятии юридического факта целесообразно выделить две составляющие - материальную и правовую. Они взаимодополняют друг друга. Только при наличии обоих аспектов можно говорить о существовании юридического факта.

Во-первых, юридический факт - это явление материального мира, существующее независимо от нашего сознания. То есть в качестве юридического факта не может выступать мотив, намерение, предположение или субъективное представление о чем-либо. Но, О.А. Красавчиков справедливо отмечает, что юридический факт как явление сложное может иметь в своем составе ряд более простых элементарных фактов, явлений, но состоять любой факт (в том числе и факт юридический) из признаков не может1 .

1 Красавчиков О.А. Категории науки гражданского права. Избранные труды. В 2 Т. Т. 2. М.: Статут, 2005. С. 65.

18

Далее, факт реальной действительности становится юридическим фактом только тогда, когда обладают значимостью для права.

То есть те или иные жизненные обстоятельства должны быть признаны юридическими фактами нормой права. Факты одного и того же вида могут быть или не быть юридическими фактами в зависимости от того, как они расцениваются законом1. Именно этим обусловлены особенности юридических фактов, отличающие их от иных явлений реальной действительности. Каждый конкретный юридический факт - не случайное изолированное явление, а в известном смысле и порождение данной правовой системы. Вовлечение тех или иных обстоятельств в орбиту правового регулирования в качестве юридических фактов зависит не только от социально-экономических причин, но и в немалой степени от уровня развития законодательства, совершенства юридических конструкций, развитости юридического языка, зрелости научной мысли, сложившихся правовых традиций и т.п. Углубленный анализ некоторых юридических фактов способен привести к обнаружению важных закономерностей, присущих правовой системе в целом2.

Таким образом, юридический факт представляет собой сложное явление. Это

обстоятельство реальной действительности, опосредованное нормой права (материальный и идеальный аспект юридического факта). Кроме того, необходимо иметь в виду обязательную наличность юридического факта. Не имевшее место в действительности явление или обстоятельство, наступление которого хотя и не вызывает сомнения, не может рассматриваться в качестве факта. Оно становится таковым лишь с момента наступления. В этом смысле для права «будущих фактов» не существует3 .

Общепринятой классификацией юридических фактов является деление их на

действия и события, в зависимости от волевого или неволевого характера процесса. Так, О.С. Иоффе отмечает, что именно характер процесса, а не

1 Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М.: Госюриздат, 1955. С. 163.

2 Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве.

М.: Юридическая литература, 1984. С. 21.

3 Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 61.

19

источника имеет решающее значение1. Не имеет смысла подробно анализировать эту общепризнанную классификацию. Необходимо лишь упомянуть, что действия распадаются на правомерные и неправомерные; правомерные при этом могут носить характер акта или поступка. События же бывают относительные и абсолютные.

Чаще всего правоотношение рассматривается как фактическое общественное

отношение, урегулированное нормой права2. Понятия правоотношение и общественное отношение соотносятся как форма и содержание. О.С. Иоффе подчеркивает, что правовое отношение есть не что иное, как условие существования или преобразования, способ движения и конкретизации, средство закрепления общественных отношений3. Будучи урегулированным правом, общественное отношение приобретает особые характеристики и черты, свойственные только правоотношению. А именно - это отношение возникает между конкретными лицами, их взаимное поведение юридически закреплено, возникающее правовое отношение регулируется государством и обеспечивается силой государственного принуждения.

Но, некоторые общественные отношения могут существовать только в форме правоотношений. К таким можно отнести корпоративные правоотношения.

Корпорация является юридическим лицом. Речь идет о правовой конструкции, существование неправовых связей внутри этой конструкции недопустимо и невозможно. Именно в силу этих особенностей корпоративных правоотношений для нас в первую очередь представляют интерес юридические акты. Достаточно сложно представить себе, что субъекты корпоративных правоотношений не преследуют цели достижения того или иного правового результата. И тем более невозможно, чтобы акционеры или инвесторы не знали о комплексе возникающих у них прав.

1 Иоффе О.С. Гражданское право. Избранные труды. М.: Статут, 2009. С. 631.

2 Там же. С. 513; Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М.: Юрид. лит., 1974. С. 79. По данному вопросу имеются и другие позиции. См., например, Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л.: Изд-во ЛГУ, 1959. С. 20.

3 Иоффе О.С. Указ. соч. С. 517-518.

20

Особый интерес с точки зрения юридических фактов представляет эмиссия акций. Среди элементов, составляющих эмиссию, различные по своей природе юридические акты - административно-правовые и гражданско-правовые.

Гражданско-правовые акты составляют сделки, которые заключаются в

процессе подписки. Сделка - правомерное действие, совершенное в соответствии с требованиями закона. Правомерность - это конститутивный элемент сделки как юридического факта. Невозможно предположить, что государство санкционирует приобретение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей путем совершения неправомерных действий. То, что законодательство связывает возникновение определенных гражданско-правовых последствий с совершением правонарушений, не означает, что оно санкционирует данные правонарушения1.

О.А. Красавчиков справедливо отмечает, что совершая сделку, лицо

устремляет свою деятельность к достижению именно положительных результатов. В том случае, когда результаты оказываются не положительными, а отрицательными в силу неправомерности совершенного действия, нельзя утверждать, что эти действия субъекта были направлены на возникающие нежелательные для него юридические последствия2 . В этой связи не представляется возможным согласиться с авторами, полагающими, что правомерность не является необходимым элементом сделки как юридического факта, а определяет лишь те или другие последствия сделки3 .

В п р о ц е с с е п од п и с к и з а к л юч а ют с я д о го во р ы - д ву с то р о н н и е , консенсуальные, возмездные. Договор - это особый юридический акт. Он предст авляет собой взаимные (вст речные) юридиче ские действия. Волеизъявления контрагентов имеют встречный характер и образуют единый вол е во й а кт. В с т р еч н ы е ю р и д и ч е с к и е д е й с т в и я у т р ач и ва ют с во ю самостоятельность. Адресатом выступает каждая из сторон по отношению друг к

1 Гражданское право: Учебник: В 4 т. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. Суханов Е.А. С. 445.

2 Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 176.

3 Генкин Д.М. Недействительность сделок, совершенных с целью, противной закону. М.: Юриздат, 1947. С. 50.

21

другу, а не третье лицо. Все это отличает рассматриваемое явление от сонаправленных действий.

Таким образом, договор - это не сумма двух односторонних сделок, а единый с юридической точки зрения волевой акт.

Воля и волеизъявление должны совпадать (такое совпадение презюмируется действующим законодательством). Несоответствие между действительными желаниями, намерениями лица и их выражением вовне может служить основанием признания сделки недействительной. Не подвергается сомнению тот факт, что воля и волеизъявление должны быть едины. Но соотношение этих двух явлений рассматриваются по-разному.

Так, по мнению О.А. Красавчикова, воля и волеизъявление соотносятся как форма и содержание1 . При этом отмечается, что речь идет не о каком-то психическом состоянии субъекта в период существования юридического отношения. Это означает, что в психике лиц, связанных юридическим отношением, в течение всего времени существования отношения не должны иметь место определенные волевые психические состояния2 .

Другие же авторы полагают, что волеизъявление - это выражение воли, но не ее форма. Оно результат действия воли, результат психического регулирования, его объективная цель, его продукт3 . Если придерживаться такой позиции, то говорить о соответствии либо несоответствии воли и волеизъявления не приходится. Здесь речь идет о принципе соответствия решения намерению.

Какой бы терминологией мы не пользовались, какую из теорий не

поддерживали бы, неизменным остается тот факт, что воля должна формироваться свободно, в отсутствие обмана или заблуждения.

Среди гражданско-правовых актов особое место занимают корпоративные акты - решения органов управления акционерным обществом и действия по исполнению этих решений. Именно решением органа управления акционерным

1 Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 152.

2 Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1940. С. 144.

3 Ойгензихт В.А. Воля и волеизъявление (Очерки теории, философии и психологии права). Душанбе, 1983. С. 210.

22

обществом запускается вся процедура эмиссии акций. В решении о размещении и в решении о выпуске содержится существенная информация, в частности сведения о количестве, категориях акций, способе размещения, порядке и форме оплаты. Действия по исполнению этих актов лежат в основе таких способов размещения акций, как конвертация и распределение акций среди учредителей (акционеров).

Исторически сложилось, что в сфере корпоративных правоотношений государство всегда играло заметную роль. И на современном этапе развития данной подотрасли гражданского права можно констатировать активное государственное участие в возникновении, изменении и прекращении корпоративных правоотношений. Причем имеет место как прямое, так и косвенное воздействие административно-правовых актов на движение правоотношений. Так, административные акты входят в состав элементов эмиссионного состава, как центрального корпоративного юридического состава. Речь идет, в первую очередь, об актах регистрации (выпуска ценных бумаг, проспекта ценных бумаг, отчета об итогах выпуска ценных бумаг). С одной стороны, это самостоятельные юридические факты, а с другой, это средство государственного контроля за гражданским оборотом. Государственная регистрация действия, события или права делает их публично достоверными. Для всех участников оборота это означает, что только зарегистрированные в соответствии с требованиями закона действия и события являются юридическими фактами, порождающими гражданско-правовые по следствия1 . Среди административных актов в эмиссионном составе также решение о признании выпуска несостоявшимся, решение о приостановлении эмиссии.

Пользуясь классификацией О.А. Красавчикова, эти акты и акты регистрации можно отнести к конкретным специальным предписаниям. Они являются таковыми, так как принимаются не только на основании нормы о компетенции. Имеются иные законы и подзаконные акты по данным вопросам.

Косвенно административно-правовые акты воздействуют на движение корпоративных правоотношений, выступая в каче стве предпо сылки

1 Суханов Е.А. Указ. соч. С. 432.

23

формирования определенного юридического состава, не являясь его элементом. Так, акт регистрации юридического лица не входит в эмиссионный состав, но при этом является его предпосылкой, в отсутствие зарегистрированного в установленном порядке акционерного общества невозможна и эмиссия акций.

Такого рода акты также рассматривают в качестве юридических условий. Они не входят в юридический состав, а примыкают к нему в качестве условия1. С такой позицией не представляется возможным согласиться. Дело в том, что, по нашему мнению, смешиваются разные категории, а именно в качестве юридического условия рассматриваются явления, которые, по сути, являются предпосылкой правоотношения - правоспособность и явления, которые являются ничем иным как юридическим фактом-правоотношением, отражающим участие данного субъекта в длящихся правовых связях.

Нередко в основе возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений, особенно корпоративных, лежат юридические составы. Под юридическим составом обычно понимается совокупность юридических фактов, необходимых для наступления определенных юридических последствий. Каждый отдельный юридический факт, образующий состав, является его элементом.

Анализируемая выше эмиссия акций - это сложный юридический состав.

Этапы эмиссии - составляющие ее юридические факты - должны наступать в строго определенной последовательности. Данный тезис, к сожалению, не является общепризнанным. Так, эмиссию ценных бумаг нередко рассматривают в качестве односторонней сделки2 . Обосновывается данная позиция тем, что необходимо и достаточно выражения воли только одной из сторон. Вряд ли такой подход соответствует легальному определению эмиссии акций. Подробнее процедура эмиссии и ее правовая природа будут рассмотрены ниже.

По мнению О.А. Красавчикова, юридические последствия порождает только

завершенный юридический состав. До завершения юридического состава никаких юридических последствий (понимая под этими последствиями движение

1 Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. Саратов: Издательство Саратовского государственного университета, 1980. С. 9-12.

2 Брагинский М.И, Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М.: Статут, 1997. С. 13.

24

правоотношения) для данного конкретного правоотношения не наступает. Он соглашался с О.С. Иоффе в том, что возникновение отдельных юридических фактов незавершенного состава создает возможность движения конкретного правоотношения, но эта возможность не имеет юридического значения1. Завершающий момент накопления состава представляет собой тот скачок, который переводит состав из одного состояния - фактического, в другое состояние

- юридическое. Количество переходит в качество - факты становятся юридическими, порождая установленные нормой права юридические последствия. Более того, ученый пришел к выводу о том, что отдельный факт не может быть рассматриваем как юридический, так как он является частичкой, стороной общего состава, который в силу своей незавершенности еще не обладает юридическим характером2. То есть он не усматривал правового значения за незавершенным юридическим составом, в отличие от М.М. Агаркова, который полагал, что существует определенная групп прав, которым не противостоят юридические обязанности - закон не запрещает определенное действие и придает ему юридическое значение, — связывает с его совершением либо возникновение, изменение, либо прекращение гражданских правоотношений3 .

Как нам кажется, даже незавершенный юридический состав порождает те

или иные правовые последствия, не остается безразличным для динамики правоотношения. Особенно это актуально для сферы корпоративных правоотношений, ведь нередко для их возникновения, изменения или прекращения необходимо наличия ряда взаимосвязанных юридических фактов. Так, отдельные этапы эмиссии акций порождают определенные последствия. Но конечная цель - возникновение, изменение и прекращение корпоративного правоотношения - реализуется только по завершении всех этапов. Наличие каких- либо промежуточных результатов не свидетельствует о том, что эмиссия не является юридическим составом. В этом смысле нельзя согласиться с тезисом С.А. Зинченко о том, что каждый из элементов в отдельности или какая-либо их

1 Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 113.

2 Там же.

3 Агарков М.М. Указ. соч. С. 71.

25

ч а с т ь н е д ол ж н ы с а м и п о р ож д ат ь п р а во от н о ш е н и е ( з а ве р ш е н н о е ,

незавершенное)1.

О.А. Красавчиков выделял сложные юридические составы. Сложность этих составов в том, первым его элементом является правоотношение. То есть правоотношение само становится юридическим фактом, порождающим другое правоотношение2 . В о снове данного тезиса то, что отече ственному законодательству известны главные (основные) и подчиненные (зависимые) правоотношения. Особенно ярко это проявляется в корпоративном праве. Основным корпоративным правоотношением является правоотношение членства (участия). Только при его наличии возможно возникновение иных (производных) корпоративных правоотношений.

Природа правоотношения участия вызывает острые дискуссии. Даже в

определении его наименования не наблюдается единства взглядов. Между терминами «участие» и «членство» пытаются провести четкую грань. Так, нередко отмечают, что данные понятия соотносятся как род и вид3. Также предлагается разграничивать данные понятия через статику и динамику социальных связей4 . Другие авторы полагают, что в рамках акционерного общества возникают и отношения участия, и отношения членства. В качестве участников называют владельцев привилегированных акций5 . Нам кажется, что попытки разграничить данные понятия обречены. Эти условные, сугубо теоретические изыскания не несут в себе практической и научной ценности, ведут

1 Зинченко С.А. Юридические факты в механизме правового регулирования. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 37-38.

2 Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 122.

3 Фроловский Н.Г. Управление предпринимательскими корпорациями в Российской Федерации

(правовой аспект): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Белгород, 2004. С. 15.

4 Могилевский С.Д., Самойлов И.А. Корпорации в России: правовой статус и основы деятельности. М.: Дело, 2007. С. 26-27.

5 Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1999.С. 23.

26

к путанице. Справедлива и обоснована позиция Д.В. Ломакина: участие и членство - тождественные понятия1 .

Корпоративное правоотношение участия - это гражданское правоотношение. Этот тезис небесспорен в науке. Целесообразно рассмотреть существующие на сей счет возражения.

Во-первых, корпоративное правоотношение участия рассматривается как

отношение субординации. Еще Гирке подчеркивал, что корпорация обладает корпоративной властью над ее членами: предписывающей, принуждающей, наказывающей и надзирающей, которая коренится в юридически признанном господстве социального целого над его членами и органами2 . Дооктябрьские исследователи отмечали властные элементы, присущие корпоративным правоотношениям. Так, А.И. Каминка говорил о корпорационной власти, проводя аналогию между государством и гражданами с одной стороны и корпорацией и ее участниками с другой. То есть, основной принцип отношений между корпорацией и ее участниками - в неравенстве союзной личности и отдельных ее составляющих лиц3 . Советские авторы также отмечали эту особенность корпоративных правоотношений4.

Действительно, решения органов управления юридического лица, в

частности акционерного общества, имеют обязательную силу для его участников. Эти решения принимаются по общему правилу большинством голосов. Теоретически и практически это означает, что акционеры, голосовавшие против, должны подчиниться принятому решению. То есть мажоритарные акционеры по существу могут определять решения коллегиальных органов управления. Но это никак не противоречит гражданско-правовой сущности рассматриваемых отношений, а именно равенству, диспозитивности и автономии.

1 Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008. С. 87.

2 Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву // КонсультантПлюс: Классика Российского Права.

3 Каминка А.И. Очерки торгового права (под редакцией и с предисловием В.А. Томсинова).М.: Зерцало, 2007. С. 175.

4 Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо; он же. Предпринимательство и право: опыт Запада // КонсультантПлюс: Классика Российского права.

27

Подобного рода обязательность присутствует во многих гражданских правоотношениях, что, однако, не приводит к трансформации их в какие-то иные правоотношения, например, в административные. Ведь, речь не идет о власти в собственном смысле слова. Отношение между корпорацией и ее участниками развиваются подобно любым другим гражданским правоотношениям - праву коррелирует обязанность. Субъект, на которого возложена обязанность, не подчинен управомоченному, а лишь функционально связан обращенным к нему материально-правовым притязанием. Равенство определяется с точки зрения общего гражданско-правового статуса, независимо от функции, которая возлагается на субъекты в конкретном правоотношении1. С этой точки зрения вряд ли можно рассматривать корпоративное правоотношение участия как отношения власти и подчинения, тем более учитывая, что статус субъекта корпоративных правоотношений приобретается в добровольном порядке. Более того, на акционера не возлагается обязанность выполнять распоряжения органов управления. Главной обязанностью акционера является обязанность оплаты акций. Акционер может даже не посещать общие собрания акционеров, не несет ответственность по обязательствам общества2, не обязан соблюдать устав (ведь последний является актом, регулирующим деятельность самого общества, и и м е н н о о н о о бя з а н о е го с о бл юд ат ь ) . О бя з а н н о с т ь н е р а з гл а ш е н и я конфиденциальной информации также нельзя рассматривать как проявления корпоративной власти хозяйственного общества. Такая информация может стать известной в силу ряда обстоятельств третьим лицам, лицам, осуществляющим руководство деятельностью акционерного общества, тогда они также, соответственно, станут носителями этой обязанности.

Другим доводом против отнесения корпоративного правоотношения членства к гражданским является отрицание его имущественного характера и включение его в группу так называемых организационных правоотношений. Так, А.В. Майфат указывает, что корпоративные правоотношения - это правоотношения

1 Иоффе О.С Указ. соч. С. 543.

2 Флейшиц Е.А. Буржуазное гражданское право на службе капиталистического монополизма. М.: Юридич. изд-во МЮ СССР, 1948. С. 6.

28

организационно-предпосылочного характера, аргументируя данный тезис тем, что акционерные правоотношения направлены на упорядочение (нормализацию) о р г а н и зуе м ы х от н о ш е н и й , а о бъ е ктом т а к и х от н о ш е н и й я вл я е т с я упорядоченность отношений, связей, действий участников «организуемого» отношения1 .

Вряд ли можно согласиться с отрицанием имущественного характера

основного корпоративного правоотношения. Такой характер обусловлен сущностной характеристикой акционерного общества как объединения капиталов. Главной целью акционерного общества как коммерческой организации является цель извлечения прибыли. Кроме того, главенствующую роль в статусе акционера играют именно имущественные права, как то право на дивиденд, на ликвидационную квоту. Неимущественные же права играют вспомогательную роль и также направлены на получения максимальной прибыли, ведь участие в управление обществом и контроль его деятельности ни в коем случае не является самоцелью. Да, корпоративное правоотношение участия носит управленческий характер. Интерес субъекта корпоративного правоотношения реализуется через принятия управленческих решений. Членские корпоративные правоотношения - это всегда отношения управления, это однако не означает, что акционеры осуществляют управление ради управления. Осуществляя управление акционерным обществом, акционер преследует сугубо имущественные интересы - увеличение прибыли и как следствие повышение дивидендов. Для акционера всегда есть возможность осуществления управления через участие в общем собрании. Воспользуется он этой возможностью или нет - другой вопрос. Имущественное правоотношение носит организационный характер2.

Справедливости ради, необходимо отметить, что О.А. Красавчиков, будучи одним из основоположников теории организационных правоотношений, относил последние к гражданским правоотношениям. С.Н. Братусь отмечал, что имущественные отношения, регулируемые гражданским правом, также в определенной степени являются организационными, подчеркивая, однако, при

1 Майфат А.В. Гражданско-правовые конструкции инвестирования. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 155.

2 Степанов П.В. Указ. соч. С. 13.

29

этом, что такая характеристика не является сущностной для гражданских правоотношений, в отличие от отношений, регулируемых административным правом1. Против вычленения особых организационных правоотношений в рамках гражданского права выступали О.С Иоффе, Ю.К. Толстой. О.С. Иоффе отмечал, что выделение в составе предмета гражданского права особых организационных отношений приведет к формированию их огромного множества, во многом превышающего долю сугубо имущественных отношений2.

Таким образом, корпоративное правоотношение участия - это разновидность

гражданского правоотношения.

Далее, возникает вопрос о месте корпоративного правоотношения членства в структуре гражданских правоотношений.

Данная проблема всегда была объектом пристального внимания

отечественных (в дооктябрьский период) и зарубежных цивилистов.

В дооктябрьский период правоведы уделяли внимание проблеме корпоративных правоотношений. Во многом в своих исследованиях отечественные авторы основывались на трудах Отто фон Гирке. Между корпорацией и ее участниками немецкий правовед различал некорпоративные отношения, чисто корпоративные отношения, отношения корпоративно- особенного права, т.е. смешанные отношения, находящиеся частично внутри, а частично вне корпоративной сферы 3.

Отношения, возникающие между акционером и акционерной компанией, исследовались И.Т. Тарасовым. Автор проводил четкое различие между компанией и ее членами. Отношения компании и акционера И.Т. Тарасов рассматривал по аналогии с отношениями векселедателя и векселедержателя, отмечая при этом, что акционер, подобно кредитору, не имеет права требовать у акционерной компании своей доли капитала до срока, на который она дана, и в течение этого срока компания считается собственницей своего капитала. Важно,

1 Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права.М.: Госюриздат, 1963. С. 65.

2 Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР (часть 1) // КонсультантПлюс: Классика Российского Права.

3 Суворов Н.С. Указ. соч.

30

что для И.Т. Тарасова рассматриваемые отношения новые, по его мнению, их надо осторожно подводить под известные, старые юридические построения, имея всегда в виду, что новые формы соединства вызывают и новые юридические отношения. В этом смысле он выступал против дробления этих отношений на составные части - вещные и обязательственные1.

А.И. Каминка анализировал права и обязанности членов корпорации. Он

поддерживал Гирке в выделении отношений между членами и союзом в особую группу; соглашался с тем, что эти отношения имеют особую корпоративную окраску. Каминка отмечал, что основная особенность этих отношений, действительно придающая им совершенно своеобразную окраску, заключается в том, что здесь нет той свободы, того равенства отношений, которое характеризует собой всю область обязательственных отношений, то есть корпоративные отношения характеризуются господством корпорации над ее членами. Но, признание этого господства не влечет за собой отрицание, по отношению к компании, самостоятельных прав акционеров, как на управление, так и на имущество2. То есть, вслед за И.Т. Тарасовым А.И. Каминка приходит к выводу о существовании особой категории правоотношений, не вписывающиеся в известную систему гражданских правоотношений.

Таким образом, дореволюционные авторы, рассматривали корпоративные правоотношения как самостоятельную новую группу правоотношений, не подпадающую не под одну из известных категорий правоотношений.

В советский же период существование корпоративных правоотношений

ограничивалось узкими рамками колхозно-кооперативных организаций. Эти отношения исследовались как внутренние, возникающие в рамках колхозов3. Так, С.Н. Братусь использовал понятие внутриколхозных отношений. Они характеризовались им, как отношения, основанные на кооперативном членстве. По его мнению, их специфика в том, что они представляют собой синтез трудовых

1 Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М.: Статут, 2000. С. 28-31. 2 Каминка А.И. Указ. соч. С. 177.

3 См., например: Братусь С.Н. Указ. соч. С. 108; Рускол А.А. Колхозные правоотношения в СССР. М.: Госюриздат, 1960. С. 28-31; Козырь М.И. Имущественные правоотношения колхозов в СССР. Автореф. дис. ... док. юрид. наук. М., 1965. С. 7.

31

и имуще ственных отношений. Наличие гражданско-правовых форм регулирования имущественных отношений, возникающих между колхозом и колхозником, объяснялось отставанием законодательства, недостаточно учитывающего положение колхозников как носителей трудовых прав и обязанностей.

К так называемым членским отношениям относили также правоотношения,

возникающие в жилищных и жилищно-строительных кооперативах. Так данные отношения рассматривались Ш.Д. Чиквашвили и Е.Н. Гендзехадзе. По их мнению, жилищные правоотношения возникают со времени принятия гражданина в члены кооператива. Так, Ш.Д. Чиквашвили отмечал, что фактом, обусловливающим возникновение жилищных правоотношений, является членство в кооперативе1.

Реформирование отечественной экономики привело к появлению новых

участников гражданского оборота. На смену простой системе субъектов хозяйственных отношений, включающей в себя в основном государственные предприятия, пришла разветвленная структура хозяйственных обществ и товариществ. Появление новых субъектов гражданского оборота, в частности акционерных обществ, повысило интерес к проблеме корпоративных отношений. Толчком для научных изысканий в этой области стало принятия ряда законодательных актов - Законы СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности», «О кооперации в СССР», «О собственности в СССР», «Об общих началах предпринимательства граждан в СССР»; Законы РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности», «О собственности в РСФСР», «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР»2.

1 Чиквашвили Ш.Д. Личные и имущественные правоотношения в жилищных кооперативах. М., 1973. С. 120.

2 Закон СССР от 19 ноября 1986 г. «Об индивидуальной трудовой деятельности» // Ведомости ВС СССР, 1986, № 47, ст. 964; Закон СССР от 26 мая 1988 г. «О кооперации в СССР» № 8998-XI // Ведомости ВС СССР, № 22, ст. 355; Закон СССР «О собственности в СССР» от 6 марта 1990 г. № 1305-1 // Ведомости СНД СССР и ВС СССР, 1990, № 11, ст. 164; Закон СССР «Об общих началах предпринимательства граждан в СССР» от 2 апреля 1991 г. № 2079-1 // Ведомости СНД СССР и ВС СССР, 1991, № 16, ст. 442; Закон РСФСР от 25 декабря 1990 г. № 445-1 «О предприятиях и предпринимательской деятельности» // Ведомости СНД и ВС РСФСР, 1990, № 30, ст. 418; Закон РСФСР от 24 декабря 1990 г. № 443-1 «О собственности в РСФСР» // Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР, 1990, № 30, ст. 416; Закон РСФСР от 3 июля 1991 г. «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР» //Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР, 1991, № 27, ст. 927.

32

Проблема корпоративных правоотношений в России в постперестроечный период впервые была поднята Д.В. Ломакиным1. Им было предложено выделение акционерного правоотношения в отдельную самостоятельную группу, как обладающего особым характером, включающее в себя элементы абсолютных и относительных правоотношений.

На современном этапе развития отечественной экономики и права не

ставится под сомнение тот факт, что корпоративные правоотношения - неотъемлемая часть правоотношений, возникающих в процессе правового регулирования имущественных отношений2 .

Основное корпоративное правоотношение участия (членства) нельзя отнести

к вещному. Такой подход поддерживается и судебной практикой. Так, согласно пункту 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» коммерческие и некоммерческие организации, кроме государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений, финансируемых собственником, являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями (участниками, членами), а также имущества, приобретенного этими юридическими лицами по иным основаниям (ст. 48, п. 3 ст. 213 ГК РФ). При разрешении споров по поводу имущества, возникающих между хозяйственным товариществом (хозяйственным обществом) и его учредителем (участником), следует исходить из того, что имущество в натуре, внесенное учредителем (участником) в уставной (складочный) капитал хозяйственного товарищества или хозяйственного общества, принадлежит последним на праве собственности3. Таким образом, у

1 Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. М.: Спарк, 1997.

2 См., например: Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право (вопросы теории и практики). М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2000. С. 24; Басин Ю.Г. Коммерческие корпоративные отношения и юридическая ответственность // Избранные труды по гражданскому праву / Сост., вступ. статья И.П. Грешникова. Спб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 154-186; Гонгало Б.М. Предмет гражданского права // Проблемы теории гражданского права. М., 2003. С. 20-21.

3 Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // «ВВАС РФ», 1996, № 9.

33

участников хозяйственных товариществ и обществ не возникает вещных прав на переданное юридическому лицу имущество.

Эти очевидные постулаты признаются не всеми авторами. Так, в качестве объекта этого «вещного» правоотношения признают имущественный комплекс хозяйственного общества, соответствующие вещные права на него возникают у участников такого общества1. Другие авторы полагают, что участники корпорации приобретают особое право собственности на ее имущество - абсолютное имущественное, но не вещное право 2 . Корпоративные правоотношения рассматриваются также как правоотношения собственности с множественным составом субъектов-собственников. Вещную природу в рассматриваемых отношениях усматривают и другие авторы3.

К.И. Скловский полагает, что отношения собственника акций и третьих лиц

выстраиваются как вещные, в том числе и право на доходы (дивиденды)4. По его мнению, отношения, возникающие между лицом, внесшим в имущество общества вклад, и обществом, нельзя рассматривать как сугубо обязательственные, хотя они и носят относительный характер. Автор справедливо приводит положения Закона РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности», пункт 3 статьи

11 которого устанавливал общую долевую собственность участников

акционерного общества, и обращается к русскому дореволюционному законодательству, признавая наличие в отношениях учредителя с обществом внушительного массива качеств, роднящих их с вещными правами. Как то, право на получение стоимости части имущества при выходе из общества с ограниченной ответственностью, преимущественное право покупки доли (акции) в обществе с ограниченной ответственностью и закрытом акционерном обществе,

1 Сперанский В.К. Именные эмиссионные ценные бумаги в системе корпоративного и акционерного правоотношений: Автореф. дис. ... канд. юрид наук. Краснодар, 2005. С. 10.

2 Зинченко С.А. Корпоративные правоотношения в реформируемом гражданском законодательстве России (проблемные вопросы) // Северо-Кавказский юридический вестник, 2011, № 2. С. 11.

3 См., например: Малыхина М.Н. Проблемы корпоративной собственности в законодательстве РФ. Ростов н/Д: СКАГС, 2004. С. 83; Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: Теория и судебная практика. Спб: Юридический центр Пресс, 2002. С. 492; Пахомова Н.Н. Основы теории корпоративных отношений (правовой аспект). Екатеринбург: Налоги и финансовое право, 2004. С. 11.

4 Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М.: Статут, 2008. Приложение. Некоторые проблемы преимущественного права покупки.

34

принятие некоторых наиболее важных решений в обществе с ограниченной ответственностью при условии единогласия1 . К.И. Скловский приходит к следующему выводу: при разрешении конфликтов, возникающих в сфере отношений учредителя с обществом, безоговорочное применение норм обязательственного либо вещного права не всегда приводит к успеху, права учредителя в отношение созданного им общества — обязательственные, но это нетипичное обязательство, как по способу возникновения, так и по содержанию.

Закон РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» не

единственный акт, устанавливавший общую долевую собственность. Так, Закон СССР «О собственности в СССР» определял, что собственность акционерных обществ является коллективной собственностью. Если следовать данной логике, получается, что отсутствует единый и единственный собственник имущества, что недопустимо с точки зрения отечественного законодательства. Такой подход характерен для стран общего права, признающих собственником также лицо, обладающее собственническими интересами, представляющими собой различные права, которыми оно наделяется в качестве участника корпорации в обмен на внесенный вклад. В американском праве акционеров нередко называют остаточными собственниками. Но даже в этом случае права акционеров, по существу, не являются правом собственности. Корпорация обладает правом собственности на свое имущество, акционеры обладают определенным набором прав по отношению к корпорации. Сама акция как ценная бумага является движимым имуществом, объектом права собственности2. От расщепленной собственности применительно к акционерным правоотношениям в англо- американском праве отказались, так как классическая схема траста предполагает невмешательство учредителя в деятельность трасти по управлению переданным имуществом, в то время как акционер активно участвует в управлении акционерным обществом3. В законодательствах стран европейского правопорядка

1 Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М.: Дело, 2000. С. 191.

2 Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). М.: Спарк, 1996. С. 40.

3 Gower L.C.B. Modern Company Law. P. 339-340.

35

права акционеров не признаются вещными1 . Таким образом, законодательство практически всех развитых стран рассматривает корпорацию в качестве собственника переданного ей в счет оплаты уставного капитала имущества.

Иное решение данного вопроса ведет к смешению экономических и

правовых конструкций. В основе корпоративных правоотношений лежат экономические отношения коллективной собственности. Но в юридическом понимании никакой долевой или коллективной собственности нет и быть не может. В противном случае, как справедливо отмечает Д.В. Ломакин, на акционеров как на собственников надо будет возложить ответственность по долгам акционерного общества2.

С принятием части первой ныне действующего Гражданского кодекса Российской Федерации на легальном уровне было четко установлено, что акционеры не приобретают права собственности на имущество акционерного общества, они становятся носителями обязательственных прав в отношении этого юридического лица (ст. 48 ГК РФ)3. Это и другие положения отечественного законодательства (ст. 2, 31, 32 ФЗ «Об акционерных обществах»4) легли в основу обязательственно-правовой концепции прав акционеров 5 . В качестве примера обязательственно-правовой концепции прав акционеров можно привести позицию В.В. Долинской с определенной долей условности, так как, несмотря на то, что единственным собственником переданного имущества она признает акционерное общество6, акционеров она рассматривает как экономических собственников - они

1 См., например: Закон Франции «О торговых товариществах»; Закон ФРГ «Об акционерных обществах».

2 Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008. С. 120.

3 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть 1) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // СЗ РФ, 1994, 32, ст. 3301.

4 Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» // СЗ РФ, 1996,

№ 1, ст. 1.

5 Эрделевский А.М. О защите личных неимущественных прав акционеров // Хозяйство и право. 1997.

№ 6. С. 70; Ломидзе О. Переход обязательственных прав участников юридических лиц // Российская юстиция. 1999. № 10. С. 17.

6 Долинская В.В. Акционерное право: Основные положения и тенденции. М.: Волтерс Клувер, 2006.

С. 252.

36

могут распоряжаться, как своим собственным, значительно большим капиталом, чем внесенный в оплату акций. В результате совершения крупных сделок происходит изменение экономических отношений собственности в акционерном обществе, оформляющихся в праве как приобретение/отчуждение имущества, в том числе акций общества, и далее опосредованно изменение количества голосов у конкретных владельцев акций1 . К.И. Скловский также полагает, что проявление вещной природы прав учредителя выражено, прежде всего, в его участии в совершаемых обществом крупных сделках (а также в праве требовать выкупа акций в указанных в ст. 75 ФЗ РФ «Об акционерных обществах» случаях)2.

С обязательственно-правовыми концепциями сложно согласиться. Так,

обязательство всегда ограничено сроком его исполнения. Этого нельзя сказать о корпоративном правоотношении участия. Временных ограничений оно не имеет. Исполнением оно не прекращается. Другой важной характеристикой обязательственных правоотношений является зависимость обязательства от оснований его возникновения. Это также нехарактерно для корпоративного правоотношения участия. Здесь определяющее значение имеют категория и тип акции, учредительные документы акционерного общества. И главное - объектом обязательства является совершение должником определенных действий. Неоспорим тот факт, что корпорация и ее участники должны и совершают ряд действий в пользу друг друга. Но, применительно к корпоративному правоотношению участия эти действия не определены четко, что недопустимо для обязательства. Так, без определения предмета договор считается незаключенным (п. 1 ст. 432 ГК РФ). Действительно, как справедливо отмечает Д.В. Ломакин, для определения конкретных действий требуются дополнительные юридические факты3 . Так, до решения общего собрания акционер не знает ни размера

1 Долинская В.В. Крупные сделки акционерных обществ // Настольный аудитор бухгалтера. 1997. №

12

2 Скловский К.И. Собственность в гражданском праве: Учеб.-практ. пособие. – 2-е изд. – М-: Дело, 2000. С. 197.

3 Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008. С. 111.

37

дивидендов, ни срока их выплаты. До принятия решения о выплате дивидендов общество не вправе выплачивать, а акционеры требовать их выплаты1.

Та к и м о б р а з ом , ед ва л и м ож н о р а с с м ат р и ват ь ко р п о р ат и в н о е правоотношение участия в качестве обязательственного.

Исходя из вышеизложенного анализа, можно сделать вывод о том, что нельзя отнести корпоративное правоотношение участия ни к обязательственным, ни к вещным. Еще М.М. Агарков обособил право членства в акционерном обществе, не отнеся его ни к вещным, ни к обязательственным правам2. Основное корпоративное правоотношение - это самостоятельный вид гражданских правоотношений. В первую очередь, это обусловлено тем, что корпорация не должна смешиваться со своими участниками даже во внутренних отношениях. Возникает сложное многообразное отношение, субъектами которого являются корпорация и ее участники. Последние обладает комплексом корпоративных прав по отношению к корпорации. Заслуживает одобрения формулировка статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации в ред. Федерального закона от 30.12.2012 № 302-ФЗ. Исходя из положений данной статьи, можно сделать вывод о том, что рассматриваемое правоотношение не включается ни в группу обязательственных, ни в группу вещных правоотношений.

Как нам кажется, недопустимо чрезмерное расширение понятия членских правоотношений на основе их управленческой природы. Так, А.В Габов полагает, что в рамках членских отношений (терминология А.В. Габова) их участники реализуют свои интересы по управлению юридическим лицом или (в предусмотренных законом случаях) определенным имущественным комплексом, не обладающим статусом юридического лица3. То есть, для возникновения корпоративных правоотношений не обязательно наличие юридического лица - корпорации. Вряд ли можно согласиться с таким подходом. Особенность

1 Постановление Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» // «ВВАС РФ», № 1, 2004.

2 Агарков М.М. Учение о ценных бумагах. М.: Финансовое изд-во НКФ СССР, 1927. С. 2.

3 Габов А.В. Ценные бумаги. Вопросы теории и правового регулирования рынка. М.: Статут, 2011. С. 130.

38

корпоративных правоотношений заключается в том, что одним из их субъектов является корпорация.

Корпоративные правоотношения всегда возникают в рамках, внутри корпорации. Необходимо вычленить корпорацию из всего многообразия юридических лиц. В настоящее время термин «корпорация» в отечественном законодательстве применяется для обозначения одной из разновидностей некоммерческих организаций - государственной корпорации. Отсутствие, однако, легальных формулировок, стройного и непротиворечивого законодательства о корпорациях не стало препятствием для научных дискуссий, результатом которых стало обозначение различных критериев для определения корпорации.

Так, в частности корпорацию от других юридических лиц пытаются отграничить с помощью критерия внутреннего управления. Корпорацией в данном смысле будет только организация, обладающая четкой внутренней структурой, проявляющейся в наличии системы органов управления. Соответственно, полные и коммандитные товарищества не являются корпорациями, так как управление деятельностью товарищества осуществляется по общему согласию всех участников. Такой позиции придерживаются авторы учебного пособия «Корпорации в России: правовой статус и основы деятельности»1.

Схожей позиции придерживается П.В. Степанов. По его мнению,

корпорацией должна признаваться организация, основанная на принципе членства (участия) с присущей ей системой органов управления, включающей волеобразующий орган или волеобразующие органы, высшим из которых является общее собрание участников, и волеизъявляющий орган, представляющий собой исполнительный орган юридического лица. Он также полагает, что хозяйственные товарищества не могут быть отнесены к корпорациям, так как внутренние отношения хозяйственных товариществ не предполагают корпоративную структуру органов управления товариществом, товарищи действуют от имени товарищества в отношениях с третьими лицами2.

1 Могилевский С.Д., Самойлов И.А. Указ. соч. С. 21-22.

2 Степанов П.В. Указ. соч. С. 9.

39

Таким образом, корпорациями можно считать только хозяйственные общества1. Думается, что такой подход неоправданно сужает понятие корпорации. Во-первых, ряду из этих признаков отвечают и другие юридические лица. Так, участники товариществ вправе принимать участие в распределении прибыли и получать ликвидационную квоту. Далее, в товариществе имеется складочный капитал, разделенный на доли. Имущество создается за счет вкладов. Особые возражения вызывает последний из признаков - наличие организационной структуры. Организационное единство - это атрибут юридического лица. Его обязательное наличие имеет глубокие исторические корни и связано с самостоятельностью и независимостью юридического лица по отношению к его участникам. О. Гирке отмечал, что юридическим лицом могла быть признана только обладающая собственной волей, самостоятельно существующая организация. Не подвергается сомнению тот факт, что товарищество в отечественном правопорядке признается юридическим лицом. А значит нельзя подвергать сомнению и то, что товарищество обладает самостоятельностью и обособленностью по отношению к своим участникам. Просто, говоря о товариществе, нельзя забывать о том, что в отличие от хозяйственного общества, первое - это объединение лиц, а соответственно, юридическая связь между участниками более тесная. Кроме того, как справедливо отмечает Н.В Козлова, товарищество не лишено органов управления. Так, учредительным договором товарищества могут быть предусмотрены случаи, когда решение принимается большинством голосов участников, фактически это означает наличие общего собрания участников товарище ства как высшего органа управления товариществом. А каждого товарища, который вправе действовать от имени товарищества, можно рассматривать в качестве единоличного органа управления2.

Предлагаются и другие критерии отграничения корпораций от иных

юридических лиц. Так, некоторые авторы ставят во главу угла волю и интерес. Для корпорации характерно формирование особого общего корпоративного

1 Могилевский С.Д., Самойлов И.А. Указ. соч. С. 21-22.

2 Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерки истории и теории. М.: Статут, 2003. С. 247.

40

интереса, отличного от частного интереса отдельного участника корпорации. Это цель приобретает самостоятельность, осуществляется уже не только ради целей отдельных участников, но даже вопреки им. Для осуществления этой цели необходима волевая организация. Юридическое лицо возникает тогда, когда государство признает цель, поставленную для себя множеством людей, и предоставляет юридическую силу той воле, которая предназначена для ее осуществления1.

Наиболее обоснованным представляется использование в качестве критерия,

позволяющего отграничить корпорацию от иных юридических лиц, критерий участия или членства. Этой позиции придерживаются Д.В. Ломакин, Н.В. Козлова, Ю.К. Толстой. В противном случае организация не может считаться корпорацией, и в ней невозможно возникновение каких-либо корпоративных правоотношений.

Этот подход был также воспринят и авторами Проекта изменений

Гражданского кодекса Российской Федерации. В Проекте четко определено, что юридические лица, учредители (участники) которых обладают правом на участие в управлении их деятельностью (право членства), являются корпоративными организациями (корпорациями). К ним относятся хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы, общественные организации граждан, ассоциации и союзы. Иные юридические лица именуются унитарными организациями. К ним Проект относит государственные и муниципальные унитарные предприятия, фонды, учреждения, а также религиозные организации2.

Таким образом, корпоративное правоотношение участия (членства) является

гражданским правоотношением, соответствует всем его конститутивным признаком. При этом корпоративное правоотношение членства не включается в группу обязательственных или вещных правоотношений. Оно всегда возникает в рамках корпорации, вне корпорации оно немыслимо. Будучи основным,

1 Суворов Н.С. Указ. соч.

2 Проект Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // http://www.rg.ru/2012/04/06/gk-popravki-site-dok.html

41

рассматриваемое правоотношение лежит в основе движения иных (производных)

корпоративных правоотношений.

Участие (членство) представляет собой комплекс связей участников организации, как между собой, так и с самой организацией, что проявляется в наличии у них субъективных прав и обязанностей1 . Участие - это длящееся правоотношение, а не юридический факт-состояние, на основании которого возникают соответствующие правоотношения 2.

А.К. Стальгевич, Ю.К. Толстой предлагали выделить состояния в особую

группу юридических фактов3. О.С. Иоффе также признавал самостоятельность таких юридических фактов4. Юридические факты-состояния обосабливает также В.Б. Исаков. При этом он разграничивает факты-состояния и правоотношения. По его мнению, состояния отражают длящиеся, стабильные характеристики общественных отношений и участников отношений; состояния обладают сильным

«составообразующим действием» - за время своего существования они участвуют

в возникновении многих правоотношений, активно формируя тем самым индивидуальный правовой статус субъектов; разновидностью фактов-состояний является состояние в правоотношениях. При этом он отмечает, что некоторые юридические состояния являются правоотношениями, но не всякое юридическое состояние - правоотношение, равно как и не всякий факт-правоотношение может расцениваться в качестве юридического состояния.

Другие авторы не согласны с выделением в самостоятельную группу юридических фактов-состояний. По мнению Р.О. Халфиной, юридическим фактом является возникновение или прекращение того или иного состояния. Состояние всегда является видом либо действия, либо события 5 . С.Ф. Кечекьян отмечал, что то или иное состояние входит в фактический состав,

1 Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. М.: Спарк, 1997. С. 15.

2 Зайцева В.В. Акционерное общество в праве капиталистических государств. М., 1979. С. 15.

3 Толстой Ю.К. Указ. соч. С. 14; Стальгевич А.К. Некоторые вопросы теории социалистических правовых отношений // Советское государство и право. 1957. № 2. С. 31.

4 Иоффе Гражданское право. Избранные труды.М.: Статут, 2009. С. 633.

5 Халфина Р.О Указ. соч. С. 288.

42

предусмотренный гипотезой нормы, и в этом смысле является «предпосылкой» правоотношений, но юридическим фактом, обусловливающим возникновение (изменение или прекращение) правоотношения, оно не является1.

О.С. Иоффе полагал, что в качестве юридического факта могут выступать не

только явления внешнего мира, но и права и обязанности, а также сами правоотношения. Все вышеперечисленное, в свою очередь, может выступать в качестве элементов фактического состава2. Как нам кажется, с таким подходом необходимо согласиться. Он позволит нам обосновать тезис о том, что участие - это правоотношение, и то, что оно лежит в основе движения других корпоративных правоотношений не противоречит его природе.

Целесообразно привести следующее высказывание В.Б. Исакова: «В форме правоотношений выступают важнейшие, наиболее значимые существенные связи. Поэтому нет ничего удивительного в том, что право использует в качестве юридических фактов такой элемент реальности, как правовые отношения. Закрепление в нормах права фактов-правоотношений обусловлено и требованием законности, внутренними закономерностями правопорядка, предполагающего скоординированное возникновение и существование правовых связей. Наконец, надо указать на то, что факт-правоотношение обладает значительной социальной емкостью. В обобщенном, концентрированном виде он вбирает в себя широкий массив социальных обстоятельств. Все это делает факты-правоотношения привлекательными для использования в правовом регулировании».

Термин «факт-правоотношение» может создать впечатление, что

юридическим фактом выступает все правоотношение в целом. На самом деле это не так. Факт-правоотношение отражает правовую связь в обобщенном виде. Поэтому юридическое значение имеет, как правило, сам факт существования (или отсутствия) того или иного правоотношения 3.

1 Кечекьян С.Ф. Правоотношение в социалистическом обществе. М., 1958. С. 173.

2 Иоффе О.С. Гражданское право. Избранные труды.М.: Статут, 2009. С. 635.

3 Исаков В.Б. Юридические факты в российском праве. Учебное пособие. - М.: Юридический Дом

«Юстицинформ», 1998. С.19.

43

Таким образом, участие - это вид корпоративного правоотношения. Оно возникает между юридическим лицом и участниками этого юридического лица1.

Большинство производных корпоративных правоотношений рассматривают в качестве обязательства, как то отношения по выплате объявленного дивиденда, ликвидационной квоты, отношения с участием регистратора2. Особенностью этих гражданских обязательств является то, что они неразрывно связаны с корпоративным правоотношением участия (членства), они опосредуют процесс участия в деятельности корпорации. Мы согласимся с Д.В. Ломакиным, полагающим, что подобного рода связанность позволяет объединить указанные правоотношения и корпоративное правоотношение членства в новый тип гражданских правоотношений, именуемых корпоративными3.

Не все авторы, однако, придерживаются этой позиции. Так, П.В. Степанов

полагает, что права на получение прибыли и ликвидационной квоты имеют корпоративную природу. По его мнению, решение общего собрания корпоративной организации, а также факт ее ликвидации являются условиями реализации данных единых прав, а не свидетельствуют о наличии двух самостоятельных прав - корпоративного и обязательственного.4

К сожалению, авторами Проекта изменений Гражданского кодекса

Российской Федерации четко не определена грань между корпоративными правоотношением участия и иными правоотношениями, возникающими в рамках корпорации. Так, установлено, что участники корпоративного юридического лица приобретают право на участие в управлении этим юридическим лицом (право членства). К корпоративным правоотношениям Проект относит отношения,

1 Данную позицию поддерживает ряд авторов. См.: Ломакин Д.В. Акционерное правоотношения. М.: Спарк, 1997. С. 29; он же. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008. С. 89; Белов В.А., Пестерева Е.В. Хозяйственные общества. М.: Юрист, 2002. С. 125; Шабунова И.Н. Корпоративные отношения как предмет гражданского права // Журнал российского права. 2004. № 2. С. 40-41.

2 Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008. С. 125-129.; Суханов Е.А. Ю.К. Толстой на путях поиска

«людского субстрата» юридического лица // Гражданское право России - частное право / Отв. ред. В.С. Ем. М.: Статут, 2008. С. 577.

3 Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008. С. 129.

4 Степанов П.В. Указ. соч. С. 10.

44

связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими. Отдельно указывается, что помимо прочего, участник хозяйственного общества имеет право принимать участие в распределении прибыли товарищества или общества, участником которого он является; получать в случае ликвидации товарищества или общества часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимость. Таким образом, только путем системного анализа соответствующих норм можно прийти к выводу о том, что правоотношения, возникающие в корпоративной организации, распадаются на две группы. Целесообразнее было бы, основываясь на соответствующих научных исследованиях, четко разделить возникающие в рамках корпорации правоотношения в зависимости от их правовой природы.

Выделяют корпоративные правоотношения в узком и широком смысле. В

узком смысле корпоративные правоотношения - это внутренние отношения в ко р п о р а ц и и , а в ш и р о ком - от н о ш е н и я , в о з н и ка ю щ и е в с вя з и с предпринимательской деятельностью корпорации как юридического лица. Здесь речь идет о государственном регулировании создания и деятельности корпораций1. Другие авторы, признавая данную классификацию, наполняют ее иным содержанием. Отношения, связанные с организацией и деятельностью акционерных обществ, - это корпоративные правоотношения в узком смысле, а отношения, связанные с регулированием деятельности акционерных обществ и акционеров (внешние акционерные правоотношения), - это корпоративные правоотношения в широком смысле2 . Вряд ли вышеперечисленные классификации имеют практическое значение. Они также не позволяют понять сущность и особенности корпоративных правоотношений. Выделение внутренних и внешних корпоративных правоотношений только больше усложняет проблему и ставит новые вопросы. Более того сама формулировка «внешние корпоративные правоотношения» противоречит логике и сути рассматриваемого явления. Корпоративные правоотношения возникают внутри корпорации, это

1 См., например: Корпоративное право. Учебник для студентов ВУЗов. М., 2008 // Отв. ред. Шиткина И.С. С.18-19.

2 Долинская В.В. Акционерное право: Основные положения и тенденции. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 91.

45

внутриорганизационные отношения, они возникают, изменяются и прекращаются в связи с участием в деятельности корпорации. Нецелесообразно чрезмерно расширять понятие «корпоративные правоотношения»1 . Такие точки зрения приводят к размыванию самого института.

Большинство корпоративных правоотношений возникает, изменяется и прекращается на основе тех же юридических фактов, что и другие гражданские правоотношения, например, гражданско-правовая сделка. Но, тем не менее, целесообразно выделить такие юридические факты и составы, которые являются основанием динамики исключительно корпоративных правоотношений и в этом смысле являются корпоративными.

Необходимо начать с основного корпоративного правоотношения - правоотношения членства. Данное правоотношение порождается сложным юридическим составом - эмиссией акций. В процессе эмиссии появляются управомоченные по отношению к акционерному обществу субъекты, первые приобретатели акций. Необходимо сказать несколько слов о такой категории как акция.

Закон содержит следующее определение акции - акция - эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации. Акция является именной ценной бумагой (ст. 2 ФЗ «О рынке ценных бумаг).

Соответственно, акцию можно рассматривать в разных аспектах - в качестве ценной бумаги, в качестве составной части уставного капитала акционерного общества. Как ценная бумага, акция обладает следующими признаками: это и м е н н а я ц е н н а я бу м а г а ( е д и н с т в е н н а я ф о р м а , п р е д у с м о т р е н н а я законодательством), каузальная ценная бумага (в литературе справедливо

1 См., например: Кашанина Т.В. Хозяйственные товарищества и общества: правовое регулирование внутрифирменной деятельности. М.: Инфра-М, Кодекс, 1995. С. 10-14; Долинская В.В. Акционерное право: Учебник / Отв. ред. А.Ю. Кабалкин. М.: Юрид. лит., 1997. С. 10-12; Пахомова Н.Н. Цивилистическая теория корпоративных отношений. Екатеринбург: Налоги и финансовое право, 2005. С. 68; Гританс Я.М. Корпоративные отношения: Правовое регулирование организационных форм. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 11.

46

отмечается, что невозможно существование акции вне акционерного общества), акция может быть выпущена только акционерным обществом.

В силу темы настоящего исследования нас больше интересует природа акции как составной части уставного капитала акционерного общества. Необходимо обратить внимание на вопрос о номинальной стоимости акции, на проблему прав акционеров, удостоверяемых акцией.

Обязательное наличие номинальной стоимости предусмотрено законом (п.1 ст. 25 ФЗ «Об акционерных обществах»). Такое императивное положение закона не должно вызывать критики, так как оно вполне объяснимо. Акция может быть частью уставного капитала только при наличии у нее определенной номинальной стоимости. Вряд ли можно согласиться с предложениями об отмене данной категории1. Действительно, ряд зарубежных законодательств не знает понятия номинала акций. Так, в большинстве штатов США допускается выпуск акций без номинальной стоимости. Отказ от традиционной категории номинальной стоимости восполняется в американском законодательстве иными средствами. Во- первых, установлением строгой персональной ответственности директоров (ответственность возлагается на совет директоров, так как именно его решением производится оценка вкладов); во-вторых, обязательным требованием предоставления регулярной информации акционерам обо всех акциях, выпущенных в счет предоставления услуг в будущем и долговых обязательств2. Проблема формального равенства акционеров в условиях отсутствия номинальной стоимости акций, так или иначе, решается тем, что директора, как правило, устанавливают примерную цену акций. В отечественном же правопорядке отказ от категории номинальной стоимости акций видится необоснованным, так как только при ее наличии можно говорить об успешной реализации функций уставного капитала - гарантийной и определительной. А положение о том, что номинальная стоимость всех обыкновенных акций должна быть одинакова, обеспечивает равенство акционеров. В связи с этим хотелось бы

1 См., например: концепция развития корпоративного законодательства, подготовленная Министерством экономического развития и торговли РФ в 2006 году.

2 Model Business Act // http://academic.cengage.com/resource_uploads/downloads/0324595743_145749.pdf 47

также вспомнить о так называемых дробных акциях. Их существование во многом подрывает категорию номинальной стоимости акций.

Другим важным вопросом является вопрос о природе прав, принадлежащих акционерам. Проблема состоит в том, что лицо, становясь акционером, приобретает не только имущественные права, как то право на дивиденд, но и некоторые неимущественные - право на управление, право на информацию, на контроль. Как было отмечено выше, неимущественные аспекты в корпоративных правоотношениях но сят исключительно вспомогательный характер, неимущественные права теснейшим образом связаны с имущественными, ведь их реализация также направлена на увеличение прибыли. При этом нельзя забывать о том, что имущественные и неимущественные права, принадлежащие акционеру, составляют единый неделимый комплекс. Они могут быть переданы другому лицу только в своем единстве.

Что касается производных корпоративных правоотношений, то в основе их

возникновения могут лежать совершенно разнообразные юридические факты. В первую очередь, для любого из них необходимо наличие правоотношения членства (причем для некоторых из них его недостаточно). Так, для возникновения правоотношения по выплате объявленного дивиденда необходимо, в первую очередь, приобретение доли участия в уставном капитале хозяйственного общества, в нашем случае акции (что само по себе приведет к возникновению корпоративного правоотношения членства); далее - необходимо принятие решения о распределении части чистой прибыли между участниками общим собранием участников хозяйственного общества. И только после этого возникает соответствующее обязательственное правоотношение. Но, и до принятия решения о выплате дивидендов общим собранием, акционеры обладают правом на дивиденд, обусловленным членством. Это право, однако, будет носить корпоративный, а не обязательственный характер. То есть существует корпоративное и обязательственное право на получение прибыли. Некоторые авторы придерживаются крайней позиции, полагая, что право на получение

48

прибыли является единым и возникает с момента возникновения участия в организации1.

Игнорирование теоретической основы корпоративных правоотношений на сегодняшний день ведет к нарушению прав акционеров и необоснованному уклонению хозяйственных обществ от выплаты дивидендов. Суды, ссылаясь на положения Федерального закона «Об акционерных обществах» и на абз. 2 пункта 16 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

«О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных

обществах»2 отказывают акционерам в удовлетворении исков. Такое решение, например, было принято Восьмым арбитражным апелляционным судом3. Общими собраниями акционеров ОАО «Омскметаллооптторг» не принимались решения о выплате дивидендов за период с 2003 года по 2005 год. Соответственно, по мнению апелляционного суда, суд первой инстанции обоснованно отказал истцам в удовлетворении заявленных требований.

Другим не менее важным правом акционера является право не ликвидационную квоту. Для возникновения соответствующего правоотношения необходимо наличие процедуры ликвидации общества и завершение расчетов с кредиторами. Юридическими фактами же, влекущими возникновение данного правоотношения, будут соответствующие решения общего собрания - решения о ликвидации, о назначении ликвидационной комиссии, об утверждении промежуточного и окончательного ликвидационного баланса.

Для возникновения информационных правоотношений, по общему правилу,

достаточно наличие членских правоотношений. Важно, что лицо должно обладать статусом акционера именно на момент предъявления требования о предоставлении информации. Это означает, что акционер имеет право получить доступ и к тем документам, которые были составлены до приобретения им статуса

1 Степанов П.В. Указ. соч. С. 21.

2 Постановление Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» // «ВВАС РФ», 2004, № 1.

3 Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 11 марта 2008 г. № А46-3054/2007.

49

акционера1. Но, когда речь идет о документах бухгалтерского учета и протоколах заседаний коллегиального исполнительного органа, необходимо обладание не менее 25 процентами голосующих акций общества. На это не раз обращалось внимание судами2.

В рамках закрытых акционерных обществ возникают особые корпоративные правоотношения по реализации преимущественного права приобретения акций. В качестве юридического факта, порождающего данное правоотношение, выступает намерение акционера продать свои акции.

Для возникновения, изменения и прекращения корпоративных правоотношений, как и любых других правоотношений, недостаточно фактической основы. Необходимо наличие предпосылок - нормативных, правосубъектных и материальных3 . Можно провести различие между предпосылкой правоотношения и его основанием. Юридический факт выступает связующим звеном между предпосылкой и правоотношением, именно он превращает возможность в действительность. Юридические факты - это конкретная (частная) правовая основа для динамики конкретных гражданских правоотношений4.

Так, норма права (нормативная предпосылка) не может непосредственно

породить правоотношение, она создает лишь потенциальную возможность для возникновения, изменения и прекращения правоотношения. Правосубъектность, также как и норма права, создает лишь юридическую возможность обладания правами, для превращения которой в действительность необходимы юридические факты5.

1 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 18 января 2011 г. № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ» // «ВВАС РФ», 2011, № 3.

2 Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 8 июля 2008 г. № А45-6464/2008; Решение Арбитражного суда Челябинской области от 2 октября 2008 г. № А76-5576/2008.

3 Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 51; С. 56.

4 Там же. С. 76.

5 Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 96-97.

50

Таким образом, предпосылки возникновения, изменения и прекращения правоотношения создают условия, потенциальную возможность существования соответствующего правоотношения, а основанием правоотношения являются те обстоятельства, которые трансформируют эту возможность в действительность, то есть ведут к возникновению конкретного отношения между конкретными субъектами. Такими обстоятельствами являются юридические факты.

Особое значение для динамики корпоративных правоотношений имеют нормативные предпосылки. Детальная урегулированность корпоративных правоотношений нормами законов и подзаконных актов позволяет в большей степени гарантировать права миноритарных акционеров и кредиторов акционерного обще ства. Особенно это характерно для зарубежного законодательства. Ярким примером может по служить корпоративное законодательство Великобритании. Так, в ранее действовавшем Законе «О компаниях» 1985 года, а также в новом акте, окончательно вступившем в силу 1 октября 2009 года, предусмотрены типовые уставы. В развитие этих актов принимались типовые образцы - Table A Aticles и The Companies (Model Articles) Regulations 2008. Типовой устав, предусмотренный Законом «О компаниях» 2006 года, применяется, если компания не зарегистрировала свой собственный устав. Если устав был зарегистрирован, он применяется постольку, поскольку не исключает либо не изменяет соответствующие положения типового устава (ст. 20).

В России, к сожалению, прослеживается иная тенденция - корпоративные правоотношения урегулированы достаточно общим образом, детальную регламентацию же соответствующие отношения получают в учредительных документах хозяйственного общества, в то время как эти акты должны играть вспомогательную, восполнительную роль. Очень часто эти акты необоснованно рассматривают как результат локального нормотворчества1. Нередко суды в своих решениях прямо относят внутренние документы к локальным нормативным

1 См.: Кашанина Т.В. Указ. соч. С. 92-95; Шиткина И.С. Холдинги: правовое регулирование и корпоративное управление: научно-практическое издание. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 281; Долинская В.В. Акционерное право: Основные положения и тенденции. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 167-170.

51

актам1 . А.В. Габов отно сит к локальным нормативным актам акты саморегулируемых участников рынка ценных бумаг; принимаемые профессиональными участниками рынка ценных бумаг правила осуществления конкретных профессиональных видов деятельности; кодексы профессиональной этики и корпоративного управления; внутренние документы акционерных обществ, регулирующие деятельность органов управления акционерных обществ; управленческие решения, принимаемые органами управления (руководящими органами) юридического лица2 . В.В. Долинская выделяет следующие характеристики этих актов: нормативность, системность, обязательность для участников юридического лица, письменная форма, обеспечение исполнения принудительной силой. И.С. Шиткина полагает, что рассматриваемые акты обязательны для участников и органов корпорации не в силу публичного принуждения, а исходя из самой сущности корпоративной формы организации предпринимательской деятельности, заключающейся в том, что участники корпорации при вступлении в нее добровольно приняли на себя бремя подчинения воли большинства, которая, в частности, выражается в принятии внутренних документов. Нормативность локальных актов носит внутренний характер, ограниченный рамками конкретной организации3.

Кроме того, нормативность внутренних актов пытаются доказать тем, что они якобы устанавливаются либо санкционируются государством4.

Вряд ли на основании только лишь этих признаков можно отграничить локальные нормативные акты от иных категорий, например, гражданско-правовых договоров. Как справедливо отмечает Д.В. Ломакин, эти черты, а главное нормативность, как регулирование повторяющихся типичных ситуаций, присущи

1 См., например: Решение Арбитражного суда Тульской области от 31 января 2011 г. № А68-8972/2010.

2 Габов А.В. Указ. соч. С. 43-45.

3 Шиткина И.С. Холдинги: правовое регулирование и корпоративное управление: научно-практическое издание. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 279-290.

4 Общая теория государства и права: Академический курс: В 2 т. / Под. ред. М.Н. Марченко. Т. 2. Теория права. С. 215; Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 168.

52

долгосрочному гражданско-правовому договору1. Очень важное замечание было сделано Г.В. Цеповым - нормативный акт рассчитан на многократное применение независимо от того, какова судьба лиц, на которых он распространяет свое действие. Исчезновение предмета правового регулирования само по себе не влечет отмены закона. Абсолютно противоположная ситуация складывается применительно к уставу и другим внутренним документам хозяйственного общества. Их существование немыслимо в случае реорганизации или ликвидации последнего. Тезис о санкции государства также достаточно спорен. Ведь акт государственной регистрации имеет значение лишь для третьих лиц, а для участников корпорации изменения приобретают силу с момента их принятия в установленном порядке 2 . Более того, органы, осуществляющие государственную регистрацию изменений, не производят их проверку на соответствие действующим нормативным правовым актам. Соответственно, говорить о санкционировании изменений в учредительные документы корпораций со стороны государства не приходится3.

Таким образом, внутренние акты нельзя рассматривать в качестве

нормативных предпосылок корпоративных правоотношений. В настоящее время к нормативным предпосылкам можно отнести Гражданский кодекс Российской Федерации, Федеральный закон «Об акционерных обществах», Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью»4, Федеральный закон «О рынке ценных бумаг»5, ряд подзаконных актов, в первую очередь акты ФСФР Российской Федерации, в частности Стандарты эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг, регулирующие эмиссию акций, опционов

1 Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008. С. 138.

2 Цепов Г.В. Акционерные общества: теория и практика. М.: Проспект, 2009. С. 31.

3 Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008. С. 139.

4 Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 г. № 14-

ФЗ // СЗ РФ, 1998, № 7, ст. 785.

5 Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ // СЗ РФ, 1996, № 17, ст. 1918.

53

эмитента, российских депозитарных расписок и облигаций юридических лиц1 (далее Стандарты).

Нередко к нормативным предпосылкам корпоративных правоотношений относят Кодекс корпоративного поведения2, одобренный Правительством РФ 28 ноября 2001 года и рекомендованный Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг 3 . С таким подходом сложно согласиться, ведь Кодекс носит сугубо рекомендательный характер. На этот существенный факт не раз обращали внимание суды. Так, Арбитражный суд Смоленской области при рассмотрении одного из дел отметил, что Кодекс корпоративного поведения носит рекомендательный характер, не содержит императивных норм, поэтому несоответствие его положениям не является основанием для удовлетворения исковых требований 4 . Кодексом корпоративного поведения урегулирован ряд важных вопросов, как то структура управления акционерным обществом, порядок реорганизации и ликвидации общества, выплата дивидендов. Принятие такого рода акта, бесспорно, является шагом вперед в регулировании корпоративных правоотношений. Безусловно, Кодекс даст основу для системного анализа практики корпоративного управления, для формирования этических стандартов в сфере корпоративного управления5. Но с другой стороны, нельзя не согласиться с Д.В. Ломакиным в том, что положения данного акта будут иметь ценность только в том случае, если найдут закрепление в акционерном законодательстве6 . По аналогии с Кодексом, рекомендованным ФКЦБ крупные акционерные общества

1 Приказ ФСФР России от 4 июня 2013 № 13-55/пз-н «Об утверждении Стандартов эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг» // Российская газета (специальный выпуск), 2013, № 244/1.

2 Пахомова Н.Н. Основы теории корпоративных отношений (правовой аспект). Екатеринбург: Налоги и финансовое право, 2004. С. 178.

3 Распоряжение ФКЦБ 4 апреля 2002 г. № 421/р «О рекомендации к применению Кодекса корпоративного поведения» // Вестник ФКЦБ России, 2002, № 4.

4 Решение Арбитражного суда Смоленской области от 2 февраля 2010 г. № А62-8394/2009.

5 Костиков И.В. Российский Кодекс корпоративного поведения: Институт для практической деятельности // Кодекс корпоративного поведения, корпоративное поведение в России / Под общ. ред. И.В. Костикова. М., 2003. С. 38.

6 Ломакин Д.В. Изменения в акционерном законе и вопросы охраны прав акционеров //

Законодательство. 2002. № 11. С. 46.

54

принимают свои внутренние Кодексы, которые именуются по-разному - Кодексы корпоративной этики, Кодексы корпоративного управления, Кодексы корпоративного поведения. Эти документы имеют обязательную силу для всех органов управления, должностных лиц и работников общества1.

Участие в гражданских правоотношениях и в корпоративных в частности немыслимо без правосубъектности. Это спорная категория в науке гражданского права. Нет единого мнения о функциях и месте правосубъектности в правоотношении, о том, что понимать под правосубъектностью, какие элементы в нее включать.

Большинство исследователей рассматривают правосубъектность как

предпосылку гражданских правоотношений, как возможность лица выступать в кач е с т в е у ч а с т н и ка п р а в о от н о ш е н и й . Та к , О . А . К р а с а вч и ко в п од правосубъектностью понимал социально-правовую способность, юридическое качество лица2. Она, по его мнению, служит юридической мерой способности участия лиц в соответствующих гражданских правоотношениях3. Р.О. Халфина отмечала, что правосубъектность - это общая предпосылка участия граждан и организаций в правоотношениях4. На аналогичной позиции стоял С.Н. Братусь5 .

Интересной позиции придерживался М.М. Агарков. Он также рассматривал

правоспособность как способность иметь гражданские права, как предпосылку гражданского правоотношения. Но правоспособность, как утверждал ученый, явление динамическое. Гражданская правоспособность для каждого данного лица в каждый определенный момент означает возможность иметь определенные конкретные права и обязанности в зависимости от его взаимоотношений с

1 См., например: Кодекс корпоративного поведения ОАО Банк «Петрокоммерц». 2 Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 32.

3 Там же. С. 39.

4 Халфина Р.О. Указ. соч. С. 120

5 Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 1.

55

другими лицами. Это означает, что лицо не может оказаться субъектом любого гражданского правоотношения в любой момент1 .

Однако не все авторы определяют правосубъектность в таком ключе. Так, А.В. Мицкевич полагает, что правосубъектность включает в себя не только общие права и обязанности, но и конкретные, определенные по содержанию права и обязанности, непосредственно вытекающие из действия законов2. Так называемую специальную правоспособность выделяли также С.Ф. Кечекьян и С.С. Алексеев3. Как нам кажется, с такой позицией трудно согласиться. Здесь происходит смешение разных правовых категорий - право как элемент статуса, потенциальная возможность и право как элемент структуры реального правоотношения.

Корпоративные правоотношения, как и любые другие гражданские

правоотношения, требуют наличия правосубъектности участников - юридических и физических лиц. Корпорация и ее участники обладают гражданской право- и дееспособностью. В этой связи они подчиняются общим положения Гражданского кодекса Российской Федерации о правосубъектности, как то момент возникновения дееспособности гражданина, правоспособности юридического лица, недопустимо сть лишения и ограничения право спо собно сти и дееспособности гражданина, презумпция общей правоспособности юридических лиц. Вступая в корпоративное правоотношение, его субъекты участвуют в гражданском обороте. Как мы выяснили выше, корпоративные правоотношения - это разновидность гражданских правоотношений, соответственно нет необходимо сти выделять какую-то само стоятельную корпоративную правосубъектность. Более того, как справедливо отмечает Д.В. Ломакин, если признать, что становясь участником корпорации, лицо приобретает корпоративную правоспособность, значит, он не обладает конкретными правами и

1 Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР,1940. С. 71.

2 Мицкевич А.В. Субъекты советского права. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1962. С. 30.

3 Кечекьян С.Ф. Указ. соч. С. 85; Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. Т. 2. М.: Юрид. лит., 1982.

С. 144.

56

обязанностями. В чем тогда разница между участником корпорации и любым другим физическим лицом? 1 Кроме того не понятно, когда тогда возникают соответствующие права и обязанности.

Необходимо, однако, отметить, что не каждый субъект гражданского права

обладает возможностью иметь корпоративные права. Так, для участия в той или иной корпорации физическое лицо должно отвечать определенным требованиям, например, достижение определенного возраста либо принадлежность к малочисленным народам. Еще больше ограничений установлено для юридических лиц и государственных органов.

Как было сказано выше, одним из участников корпоративных

правоотношений всегда является корпорация. Учреждение общества является важнейшей правосубъектной предпосылкой корпоративных правоотношений. Статус юридического лица, а соответственно и правосубъектность, акционерное обще ство приобрет ает в момент го сударственной регист рации. Но государственной регистрации для участия гражданском обороте недостаточно. Необходимо наличие определенного корпоративного юридического факта (действия) - формирование уставного капитала с его реальной оплатой. Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 34 Федерального закона «Об акционерных обществах» не менее 50 процентов акций общества, распределенных при его учреждении, должно быть оплачено в течение трех месяцев с момента государственной регистрации общества. Только после этого общество может приступать к осуществлению своей основной деятельности.

Другой предпосылкой возникновения корпоративных правоотношений выступает интерес. Категория интереса всегда была предметом острых дискуссий. Основоположник теории интереса Рудольф фон Иеринг рассматривал субъективное право через интерес. По его мнению, право находится в связи с интересом, интерес принимает форму права2. Право - это практическое понятие, представление цели. Оно двойственно - включает в себя цель и средство ее

1 Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008. С. 146-147.

2 Рудольф фон Иеринг. Борьба за право. М., 1874. С. 16.

57

достижения. При этом в понятие цели Иеринг включал и интерес1. Изначальна возникнув как обоснованная критика теории Савиньи, теория интереса сама стала предметом «нападок». Так, по мнению Г.Ф. Шершеневича, Иеринг смешивает сущность права и цель2. Аналогичной позиции придерживался С.Н. Братусь3. Он отмечал, что интерес - это только цель, а не сущность права, право - лишь средство обеспечения или охраны интересов. Р.О. Халфина также полагала что, несмотря на то, что интерес оказывает значительное влияние на мотивацию поведения, и что право в объективном смысле выражает волю господствующего класса или общества в целом, вряд ли целесообразно рассматривать интерес как один из конституирующих элементов субъективного права4. С.Ф. Кечекьян рассматривал интерес в двух смыслах - как психическое состояние индивида (стремление получить определенное благо) и как само благо, которым индивид стремится овладеть. Он решительно настаивал на том, что интерес не может составлять существа права в субъективном смысле слова5. Ряд советских авторов, все-таки, включали интерес в содержание субъективного права6. Как нам кажется, интерес, как философская и правовая категория имеет существенное значение для практической реализации субъективного права. Именно интерес движет субъектами правоотношений в реализации ими своих прав и в этом смысле выступает как предпосылка правоотношений. Но интерес нельзя включать в само понятие субъективного права, как меру возможного поведения. Интерес представляет собой потребность, которая движет участниками гражданского оборота. В этой связи его можно рассматривать как материальную предпосылку правоотношения, пользуясь терминологией О.А. Красавчикова.

1 Рудольф фон Иеринг. Указ. соч. С. 11.

2 Шершеневич Г.Ф. Общая теория права: Учебное пособие: В 2 т. Т. 2. Вып. 2, 3, 4. С. 196-198.

3 Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М.: Юридическое издательство Министерства юстиции СССР, 1947. С. 24.

4 Халфина Р.О. Указ. соч. С. 231. 5 Кечекьян С.Ф Указ. соч. С. 52.

6 Толстой Ю.К. Указ. соч. С. 45; Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М.-Л., 1948. С. 39.

58

Мы не можем не согласиться с тезисом о том, что личные интересы участников акционерного общества подчиняются общему корпоративному интересу. Справедливо отмечается, что общий корпоративный интерес, являющийся проявлением самостоятельности воли корпоративной организации по отношению к воле ее участников, отражает интересы всей совокупности участников организации, а не отдельных ее членов1. Действительно, для удовлетворения общих интересов и создается корпорация. Эти интересы становятся предпосылкой большинства корпоративных правоотношений. Но, у участников есть и собственные интересы, отличные от интересов корпорации. Они являются предпосылкой таких правоотношений как правоотношения по распределению прибыли, по получению ликвидационной квоты, информационные правоотношения, свои интересы участники преследуют и при управлении корпорацией. Корпорация как юридическое лицо имеет и свои интересы, которые не совпадают с вышеназванными группами интересов. Нередко эти группы интересов противоречат друг другу, возникает конфликт интересов. Чаще всего сталкиваются интере сы мажоритарных и миноритарных акционеров. Корпоративные правоотношения - эта особая сфера гражданско-правового регулирования. Здесь невозможно избежать конфликта (хотя иногда законодатель идет по этому пути, ликвидируя одну из сторон конфликта, например, ст. 84.8 ФЗ

«Об акционерных обществах»), поэтому необходимо стремиться к недопущению

неблагоприятных последствий, которые он может породить.

Но подобного рода классификацию нельзя абсолютизировать. Корпорация, будучи самостоятельным участником гражданского оборота, конечно, обладает своими собственными интересами, закон наделяет ее правами и обязанностями для удовлетворения этих интересов, но рассматривать их в отрыве от потребностей участников корпорации нельзя. Первостепенное значение имеют общие интересы и интересы участников, для удовлетворения которых и создается соответствующее юридическое лицо. И даже при реализации интересов корпорации, например, извлечение прибыли реализуются интересы ее участников,

1 Степанов П.В. Указ. соч. С. 9.

59

ведь ими была создана предпринимательская корпорация именно для получения имущественных выгод.

Таким образом, интерес - это предпосылка возникновения корпоративных правоотношений. На практике наблюдается переплетение общих и частных интересов, их столкновение.

Подводя итог, отметим следующее:

1. Корпоративное правоотношение, как и любое другое правоотношение, возникает, изменяется и прекращается на основании юридических фактов. В силу того, что рассматриваемые отношения могут существовать только в форме правоотношений, главными юридическими фактами в данной сфере выступают юридические акты. Именно они составляют эмиссию акций.

2. Особое значение в сфере корпоративных правоотношений приобретают

юридические составы. Центральным юридическим составом является эмиссия акций. Именно она влечет возникновение основного корпоративного правоотношения - правоотношения участия. Корпоративное правоотношение членства - это гражданское правоотношение имущественного характера. По своему характеру и содержанию оно отвечает всем признакам гражданских правоотношений. Более того, это само стоятельное гражданское правоотношение, которое не подпадает под известные категории вещных и обязательственных правоотношений. Корпоративное правоотношение участия всегда возникает в рамках корпорации и представляет собой именно отношение между юридическим лицом и его участниками. Оно лежит в основе возникновения, изменения иных (производных) корпоративных правоотношений.

3. Производные правоотношения, за редким исключением, обладают всеми

признаками обязательственных правоотношений, но при этом тесно связаны и зависимы от правоотношений участия. Юридические факты, лежащие в основе производных корпоративных правоотношений, распадаются на группы: во-первых, само длящиеся правоотношение участие выступает здесь в качестве юридического факта - без него невозможно существование иных корпоративных правоотношений; во-вторых, решения органов управления

60

акционерным обществом, в частности решения общего собрания акционеров; в-третьих, отдельные действия акционеров.

4. Как и для любого другого правоотношения, для динамики

корпоративного правоотношения необходимо наличие определенных предпосылок. Среди нормативных можно назвать Гражданский кодекс Российской Федерации, Федеральный закон «Об акционерных обществах», Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью», Федеральный закон «О рынке ценных бумаг». Важное значение имеют подзаконные акты, в первую очередь акты ФСФР Российской Федерации, в частности Стандарты эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг. Участники корпоративных правоотношений должны обладать прав о субъектно стью , причем гражданской , попытки выделить самостоятельный вид корпоративной правосубъектности необоснованны. К материальным предпосылкам относят интерес - общие интересы участников, их собственные интересы и интересы корпорации. Подобная классификация имеет условный х арак тер . Применительно к корпоративным правоотношениям эти группы интересов теснейшим образом переплетаются.

<< | >>
Источник: Афаунова Фарида Аликовна. ЭМИССИЯ АКЦИЙ КАК ОСНОВАНИЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ИЗМЕНЕНИЯ КОРПОРАТИВНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва-2014.. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Предпосылки и основания возникновения и прекращения корпоративных правоотношений.:

  1. Афаунова Фарида Аликовна. ЭМИССИЯ АКЦИЙ КАК ОСНОВАНИЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ИЗМЕНЕНИЯ КОРПОРАТИВНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва-2014., 2014
  2. § 2. Понятие эмиссии акций как основания возникновения правоотношения членства в акционерных обществах.
  3. 22.ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО: ПОНЯТИЕ, ПРИНЦИПЫ, ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  4. История возникновения процессуального института групповых исков в США
  5. Приложение №2 Алгоритм №1 осуществления преступного посягательства, характеризуе­ могокак «корпоративный захват»
  6. СОДЕРЖАНИЕ.
  7. ВВЕДЕНИЕ.
  8. 38. СТРУКТУРА НОРМ ПРАВА. СООТНОШЕНИЕ НОРМЫ ПРАВА И СТАТЬИ НОРМАТИВНОГО ПРАВОВОГО АКТА
  9. Приложение №5 АНКЕТА для изучения уголовных дел (хищение путем мошенничества с использованием ценных бумаг-ст. 159 УК РФ)
  10. Приложение № 7 ПРОЕКТ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН «О внесении изменений и дополнений в закон РСФСР «Об охране окружающей природной среды»
  11. Приложение №5 ПРОЕКТ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН «О внесении изменений и дополнений в закон РФ «О защите прав потребителей» (в редакции Федерального закона от 09.01.96 ЛГ?2 Ф-3).
  12. § 3. Элементы эмиссии как сложного юридического состава.
  13. § 1. Размещение акций в процессе создания акционерного общества.
  14. Краткие типовые программы начального этапа расследования посягательства на предприятие, как имущественный комплекс
  15. 39. ДИСПОЗИЦИЯ В СТРУКТУРЕ ПРАВОВОЙ НОРМЫ: ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, ЗНАЧЕНИЕ
  16. Возбуждение дела по групповому иску
  17. Субъективная сторона
  18. § 1. Особенности развития предпринимательских отношений в пореформенный период