<<
>>

§ 1.2. История развития уголовного законодательства об ответственности за неоказание помощи в России

Как известно, история - свидетель прошлого, свет истины, живая память, учитель жизни, вестник старины. В этой связи не можем не отметить, что в России неоказание помощи приобрело характер преступного деяния достаточно давно.

Поэтому российское законодательство по данной проблеме имеет свою вековую историю. Уже в законодательстве дореволюционной России была предусмотрена уголовная ответственность за неоказание помощи. Впрочем до укрепления в нормах права обязанность оказания помощи ближнему рассматривалась как моральный поступок, то есть существовала как нравственный долг. Это говорит о том, что у людей имелось представление о взаимопомощи, которая заключалась в поддержке друг друга в опасных ситуациях.

В российском законодательстве, так или иначе, во всех важнейших правовых памятниках России, начиная с Русской Правды, предусматривалась

ответственность за преступления, связанные с неоказанием помощи.

Гл. 22 Соборного уложения 1649 г. раскрывает главным образом преступления против личности. Ввиду несовершенства юридической техники в ней легко увидеть также и иные составы. В Соборном уложении 1649 г. определена такая система, согласно которой за главами о преступлениях против основ феодального строя, следуют главы о преступлениях, касающихся прежде всего частных лиц. Порядок изложения глав не вполне соответствует тяжести преступлений. Так, если в гл. 21 говорится преимущественно о кражах, то в гл. 22 - об убийстве. Налицо отграничение убийства от имущественных преступлений. Следует сказать, что, несмотря на отделение еще в XV в. Убийства от разбоя, в Уставной книге разбойного приказа оно всё же рассматривается как отягчающее обстоятельство в одном ряду с разбоем, грабежом и татиными делами.

Следуя принципам феодального права, уголовно-правовые главы Соборного уложения 1649 г. закрепляют неограниченное право отца и матери по отношению к детям, мужа в отношении жены и господина к зависимому от него человеку[41] [42] [43].

Исходя из содержания ст. 5 гл. 22 рассматриваемого памятника дети по челобитным родителей подвергались торговой казни за непочитание и отказ кормить престарелых родителей . Нужно отметить, что русскому праву составы этих преступлений были известны давно. Например, в ст. 53 Псковской судной грамоты говорится: Аже сын отца или матерь не скормит до смерти, а пойдет из дому, части ему не взять54. Следовательно, данная статья лишает сына права на наследство, если тот отделился от отца и матери и отказал им в помощи.

Анализируя вышеназванную ст. 5 гл. 22 Соборного уложения 1649 г., можем сказать: действительно, в данном преступлении имеются основания, которые позволяют отнести его к составам неоказания помощи, поскольку престарелые родители - это люди, которые нуждаются в помощи: как материальной, физической, так и моральной. А если слова «почитать», «кормить» из этой статьи воспринять буквально, то есть в том значении, как они понимались в ту эпоху, то:

Почитать - почитание[44] (-ье), - с. уважительное отношение, забота, внимание.

Почитание[45] - забота, мысль.

Кормить - кормити (кърмити, кръмити) - растить, содержать.

Данные определения подтверждают вышесказанное, так как их смысл заключается в неоказании помощи беззащитным, т. е. лицам, которые не в состоянии проявлять о себе заботу.

Далее в соответствии со ст. 16 Соборного уложения 1649 г. была установлена обязанность крепостных людей (слуг) оказывать помощь своей госпоже. Причём данная помощь должна была быть оказана, если имело место покушение на её жизнь, здоровье или честь. Малая активность указанной категории лиц в защите своей госпожи, а тем более пособничество преступникам приводили к смертной казни . Обозначенная норма, как видим, имела лишь ограниченный характер, так как предусматривала защиту жизни, здоровья, чести госпожи, то есть женщины только высшего сословия.

Кроме того, в Соборном уложении 1649 г. имеется ст. 3, согласно которой убийство сына или дочери влекло для родителей тюремное заключение сроком на один год, а по отбытии - церковное покаяние.

Получается, в соответствии со ст. 3 детоубийство наказывалось сравнительно мягко. Однако необходимо отметить, что в ст. 26 речь идёт об убийстве незаконнорождённого младенца. Безнравственное поведение матери, прижившей ребёнка в блуде является квалифицирующим признаком, предопределяющим высокую меру наказания. Таким образом, данной нормой было предусмотрено наказание по совокупности.

Соборное уложение 1649 г. продолжало применяться в начале XVIII в., равно как и новоуказные статьи, но многие нормы права XVII в. фактически потеряли силу после государственных преобразований Петра I, законодательная деятельность которого в области уголовного права была чрезвычайно интенсивной. Исследователи насчитывают 392 указа уголовно-правового характера. Нормы указов и нормы общих актов являлись обычно казуальными[46]. Значительное внимание из уголовно-правовых документов Петровского времени

52

53

54

55

56

57

58

59

было уделено Артикулу воинскому 1715 г. с кратким толкованием[47]. Однако данный документ не рассматривал состав преступлений, связанных с неоказанием помощи.

Далее хотелось бы отметить Устав благочиния или полицейский, где имеются упоминания о взаимной обязанности граждан оказывать помощь. Данный документ подписан Екатериной II 8 апреля 1782 г. Он состоит из 14 глав, имеющих буквенную нумерацию и объединяющих 274 статьи, многие из которых разбиты на пункты и части.

15 принципов - афоризмов «Зерцала» разделены на 3 части. В первой из них содержатся 7 предписаний человеческого общения, адресованных абсолютно ко всем гражданам. Ими была закреплена указанная во вступительной фразе к «Зерцалу» взаимная между гражданами обязанность. Первая часть называется «Правила добронравия».

Во второй части записаны принципы взаимоотношений в семье - между супругами, между родителями и детьми. Из них необходимо выделить XI: Дети долг имеют оказывать родителям чистосердечное почтение, послушание, покорность и любовь и служить им самым делом, словами же и речьми отзываться об них величайшим почтением, сносить родительския поправления и увещания терпеливо без ропота, и да продолжится почтение и по кончине родителей61.

А третья часть относится к государственным учреждениям и должностным лицам.

Хотя принципы «Зерцала» и проповедовали социальный мир, общественную бесконфликтность, но всё же их нельзя отнести к нормам уголовного права, так как данные принципы никакой санкцией не были обеспечены.

Классификация российского законодательства была проведена при Николае I. В области уголовного права Российская империя продвинулась по сравнению с другими сферами права. Итогом указанной систематизации

60

явилось издание Уложения о наказаниях уголовных и исправительных. С этого момента начинается второй этап первого периода формирования уголовных норм, предусматривающих ответственность за неоказание помощи, охватывая историю законодательства России от Русской Правды до Великой русской революции 1905-1917 гг.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. представляло собой обширный кодекс, имевший 12 разделов, распадающихся на главы, некоторые из них содержат отделения, а отделения - отделы.

Разд. 10 вышеуказанного Уложения 1845 г. включал в себя 7 глав. Деяния, связанные с неоказанием помощи, подробно рассматривались в гл. 5. Всего в ней было 14 статей. Это ст. 1513-1522.

Н.С. Таганцев обращает внимание на то, что в особенной части Уложения имелись специальные нормы, в которых предусматривалась ответственность за неоказание помощи: ст. 1521 - погибающему вообще; ст. 1208 - погибающему при кораблекрушении; ст. 1209 - для спасения грузов или товаров с корабля, претерпевающего крушение[48].

По мнению Н.С. Таганцева, поступок лица, случайно находившегося при поединке и не убеждавшего противников помириться, может быть тождественным с неоказанием помощи погибающему (ст. 1511)[49].

Таким образом, Уложение 1845 г. явилось одним из первых кодифицированных уголовных законов, содержащих уголовную ответственность за вышеназванные преступления. В основном, эти нормы были сконструированы с формальным составом. Как видно, статей много в данном разделе, предусматривающих ответственность за неоказание помощи.

Это зависело также от различных критериев, таких как возраст потерпевшего, наличие определённых отношений, возлагающих обязанность заботы, психофизиологическое состояние потерпевшего и др.

62

За вышеуказанные преступления предусматривались такие санкции, как ссылка в Сибирь, заключение в смирительном доме, тюрьме, лишение всех прав и преимуществ, отдача в исправительные арестантские отделения, а также церковное покаяние. На наш взгляд, это не с проста, так как в то время совершение всякого преступления рассматривалось в социальном правосознании как грех. Нельзя забывать, что в основе русского права лежала христианская нравственность, и поэтому за многие преступления, помимо уголовного наказания, в санкции статьи предусматривалось дополнительное наказание - церковное покаяние.

Действительно, в то время присутствовало государственное осуждение аморального поведения, и это нашло своё выражение в неоказании помощи человеку, находящемуся в опасности.

Анализируя историю развития уголовного законодательства за неоказание помощи, не можем не отметить, что история помнит и о таких преступлениях, как неоказание помощи со стороны медработников.

В Русской Правде XI в. содержались указания на применение санкций к лекарям, которые имели свои домашние аптеки и чьё лечение приводило к неблагоприятным результатам[50].

Народная медицина базировалась на морально-этических нормах, а светская медицина регулировалась положениями, которые содержались в Русской Правде. Нормы, напрямую затрагивающие врачебную деятельность, были закреплены в Судебнике, который появился во времена правления Иоанна IV.

Большее развитие государственная медицина в России получила с Аптекарского приказа 1581 г., который объединил в себе управление всем медицинским и аптекарским делом в стране[51].

Изданный в конце XVII в. царский указ «Боярский приговор» 1686 г., предусматривал санкцию за ошибки, которые были допущены в профессиональной медицинской сфере[52].

Важную роль в правовом развитии врачебной работы сыграл Врачебный устав, который регулировал вопросы уровня квалификации и ответственности медработников. Было 3 редакции вышеуказанного Устава, датированные 1857, 1892 и 1905 гг., в силу последней этот акт представлял собой три книги: первая - «Учреждения врачебные», вторая - «Устав медицинской полиции», а третья - «Устав судебной медицины»[53].

В гл. 1 разд. 8 Уложения 1845 г. содержатся статьи, предусматривающие ответственность медработников:

- за ошибку по незнанию (ст. 870);

- за незаконное врачевание лицом, не имевшим на то права и употреблявшим при лечении сильнодействующие вещества, если это повлекло вред здоровью пациента (ст. 871);

- за уклонение от оказания помощи больному (ст. 872)[54].

Необходимо отметить, что законодательство того времени в значительной

степени увеличило круг медработников как субъектов преступлений. К ответственности уголовной стали привлекаться практикующие врачи, фельдшеры, повивальные бабки и больничная прислуга[55] [56].

Среди документов судебной реформы Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, занимает особое место. Данный документ был утверждён императором 20 ноября 1864 г. Он состоит из вводной главы, содержащей общие положения, и последующих 12 глав, в 153 статьях которых в

систематическом порядке определяются противоправные деяния и наказания за них. Три главы делятся на отделения, некоторые статьи - на пункты и части.

Гл. 10 Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, называлась «О проступках против личной безопасности» и включала 13 статей. Были также среди них и статьи, которые предусматривали ответственность за разнообразные случаи поставления в опасность человеческой жизни и здоровья. А именно ст. 125 гласила, что за выставление без надлежащей осторожности клеток, горшков с цветами и тому подобных вещей на окна, а равно за недостаточное прикрепление вывесок или ставней виновные подвергаются денежному взысканию не свыше десяти рублей11. Также ст. 126 устанавливала, что за перевоз людей в ветхих или худых лодках и вообще за нарушение правил предосторожности, предписанных для речных перевозов, виновные подвергаются денежному взысканию не выше двадцати пяти рублей, .

Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 г. предусматривал санкцию за незаконную медицинскую и фармацевтическую деятельность. В нём запрещалось осуществлять таковую лицом, не имеющим на это право.

Уголовное уложение России 1903 г. продолжило линию на увеличение качества правового регулирования ответственности за деяния, связанные с неоказанием помощи.

Гл. 25 Уголовного уложения 1903 г. содержит составы, связанные с неоказанием помощи (ст. 489-497). Ответственность за данное преступление законодателем разграничена и по характеру обязанности, возложенной на специального субъекта, и по признакам внешней стороны.

Законодателем было отведено им отдельное место в системе Особенной части уголовного законодательства, при том, что они не относились к тяжким преступлениям и наказывались арестом или денежной пеней. Это свидетельствует о том, что к началу XX в. общество в абсолютной мере прониклось сознанием социальной опасности данного преступления. На наш [57] [58] [59] взгляд, имеются и минусы Уголовного уложения 1903 г. Например, в данном акте слишком большое число статей, устанавливающих наказание за обозначенное преступление, а самое главное, их формулировки не отличаются чёткостью, определённостью, в связи с чем существовала некая неопредёленность в осознании сути данного преступления, создавая сложности при квалификации деяния.

Второй период становления отечественного уголовного законодательства об ответственности за неоказание помощи, по нашему воззрению, также охватывает два этапа: первый - с 1917 по 1960 гг., второй - с 1960 по 1996 гг.

«После Октябрьской революции 1917 года все старые законы были отменены, в частности Устав о наказаниях 1864 года и Уголовное уложение 1903 года. Но уже с первых дней существования Советской власти народные суды привлекали к уголовной ответственности за неоказание помощи погибающему, независимо от того, лежала ли на виновном специальная обязанность заботиться о погибающих, и если была возможность без риска для себя оказать эту помощь. В качестве наказания за данные преступления к виновным применялось краткосрочное лишение свободы»[60] [61].

Декрет 1924 г. явился одним из главных документов, регламентирующих профессиональную сферу медработников и их ответственность после 1917 г.

Впервые в советском уголовном законодательстве ответственность за неоказание помощи была установлена УК РСФСР 1922 г.[62], где преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности расположились в гл. 5, разд. 3 которой посвящался оставлению в опасности и содержал нормы, предусматривающие ответственность, во-первых, за оставление в опасности беспомощного человека лицом, специально обязанным заботиться о нем, во- вторых, за неоказание помощи погибающему лицом, специально не

71

72

76

обязанным заботиться о нём, и, в третьих, за неоказание помощи больному лицами медицинского персонала (ст. 163-164).

Так, ответственность за оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни положении и лишённого возможности самосохранения по малолетству, дряхлости, болезни или вследствие иного беспомощного состояния, если оставивший без помощи был обязан иметь заботу о таком лице, регулировалась ч. 1 ст. 163 УК РСФСР 1922 г.

Ключевой смысл указанного состава заключается в том, что преступник не оказывает помощи потерпевшему, который находится в состоянии беззащитности, при условии, что должен был заботиться о потерпевшем.

В ч. 2 ст. 163 УК РСФСР 1922 г. санкция усиливалась до трёх лет лишения свободы, если оставленное без помощи лицо, лишённое возможности самосохранения, не находилось на попечении оставившего, но последним было поставлено в заведомо опасное для жизни условие. Видно, что обязанность заботиться об оставленном вытекала из предыдущих поступков виновного.

Далее в ст. 164 УК РСФСР 1922 г. предусмотрена ответственность лиц, специально не обязанных заботиться о погибающем, за несообщение надлежащим учреждениям или лицам об опасном для жизни положении другого лица, неоказание последнему помощи, которую он мог бы оказать. Обязательным отличием данного состава преступления было наступление смерти или тяжкого телесного вреда оставленного без помощи.

Ст. 165 УК РСФСР 1922 г. законодателем выделена в самостоятельный состав. Если посмотреть содержание ст. 163 и 165 УК РСФСР 1922 г., то можно увидеть некоторую в них схожесть. Так, ст. 163 своей сутью охватывала и ответственность лиц медицинского персонала, поскольку согласно своей профессии основным их долгом является оказание МП. Поэтому законодатель, когда выделил ст. 165 УК РСФСР в отдельный самостоятельный состав, полагаем, в первую очередь учитывал характер помощи, в которой нуждается больной, и специфику данной профессии.

Вышеуказанная норма УК РСФСР содержала простой и квалифицированный составы преступления. Простой состав данного преступления связан с ответственностью за неоказание помощи больному без уважительной причины лицом, которое было обязано её оказывать по закону или по установленным правилам.

Отметим, что основной состав указанного преступления имел бланкетную диспозицию. Как известно, последняя не определяет признаков соответствующего преступного деяния непосредственно в уголовном законе, а отсылает для этого к другим актам иной отрасли права. Следовательно, в данной ситуации ч. 1 ст. 165 УК РСФСР 1922 г. отсылает к законам или правилам, в которых содержатся ответственность за неоказание помощи больному без уважительной причины лицом, которое должно её оказывать. Однако до 1924 г. специального законодательства по данному вопросу не существовало. Только 1 декабря 1924 г. было принято Постановление ВЦИК и СНК «О профессиональной работе и правах медицинских работников», а затем 11 марта 1926 г. - Инструкция Наркомздрава, Наркомвнудела, Наркомтруда и ВЦСПС «О порядке и правилах оказания первой неотложной медицинской помощи».

Специальное законодательство, то есть вышеназванные документы, устанавливали, в каких случаях подлежит наказанию лицо за неоказание помощи больному по ст. 165 УК РСФСР 1922 г.

Также хотелось бы отметить важный момент, который касается квалифицированного состава вышеуказанной статьи, а именно: ответственность за отказ врача в оказании МП, если он заведомо мог иметь опасные для больного последствия. Это влекло за собой лишение свободы на срок до двух лет. На то время ст. 165 УК РСФСР 1922 г. своим содержанием вызывала немало противоречий и разногласий среди учёных. Например, И.И. Горелик в своей работе не раз высказывался по данному вопросу. Он полагал: выделение состава о неоказании МП требует конкретизации как самого состава, так и уголовно-правовых предписаний для медперсонала. Это необходимо, в т. ч. чтобы у потерпевших имелось основание требовать привлечения к ответственности недобросовестных медиков, пренебрегающих своим долгом и профессиональными обязанностями. В противном случае снижается предупредительно-воспитательное значение закона. Однако Постановлением ВЦИК от 10 июля 1923 г. была поставлена точка над «і»: словосочетание «отказ врача» было заменено на «отказ медицинского персонала». На наш взгляд, это очень правильное решение. Важность нововведения данного Постановления заключалась в том, что понятие «медицинский персонал» намного расширило круг лиц, которые могли нести ответственность за вышеуказанное преступление.

Делая выводы по первому советскому УК 1922 г., не можем не отметить, что согласно вышеуказанному документу неоказание помощи преступно вне зависимости от того, специальная обязанность заботиться об оставленном без помощи возложена на виновного или нет.

Первый этап развития советского законодательства об ответственности за

77

неоказание помощи был также ознаменован принятием УК РСФСР 1926 г. Прежде всего необходимо отметить: указанный документ существенно изменил систему телесных повреждений в уголовном законодательстве. Если гл. 5 УК РСФСР 1922 г. делилась в зависимости от свойств объекта на 5 разделов, то УК РСФСР 1926 г. от такой системы отказался. Преступления, посягающие на жизнь, здоровье, честь и достоинство, личную свободу, а также иные, были помещены в одну 6 главу без какого-либо деления на разделы. В данной главе содержались три статьи, в которых была предусмотрена ответственность за неоказание помощи (ст. 156, 156.1 и 157 УК РСФСР 1926 г.) Хотя эти статьи практически не отличались от вышерассмотренных статей УК РСФСР 1922 г., но нельзя не сказать, что в данные нормы были внесены корректировки: уточнены диспозиции и снижены санкции.

В ст. 156 УК РСФСР 1926 г. была прописана ответственность за заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни [63]

состоянии, лишённого возможности принять меры самосохранения по малолетству, дряхлости, болезни или вообще вследствие своей беспомощности, в случае, если оставивший без помощи обязан был иметь заботу об оставленном и имел возможность оказать помощь.

Корректировка диспозиции заключалась в том, что в тексте данной нормы было указано на заведомое оставление без помощи и на имеющуюся у виновного возможность оказать помощь.

УК РСФСР 1926 г. Постановлением ВЦИК от 25 июня 1929 г.[64] был дополнен еще одной нормой - ст. 156.1, которая предполагала ответственность за неоказание помощи капитаном судна людям, гибнущим на море или на ином водном пути, если эта помощь могла быть оказана без серьёзной опасности для судна, экипажа и пассажиров.

Будучи бланкетной нормой, ст. 157 УК РСФСР 1926 г. не содержала ответа на главный вопрос: неоказание помощи больному в каких случаях вызывает уголовную ответственность? Для ответа нам нужно обратиться к уже упомянутым Постановлению 1924 г. и Инструкции 1926 г.

Ст. 157 УК РСФСР 1926 г., как и ст. 165 УК РСФСР 1922 г., предусматривала ответственность за неоказание помощи больному.

Как следует из Инструкции от 11 марта 1926 г., больным считалось лицо, которое нуждалось лишь в первой неотложной помощи в связи с тяжёлым травматическим повреждением, отравлением или внезапным заболеванием, опасным для жизни. При этом особого значения не имели ни диагноз, ни причина внезапного заболевания. Важно было только то, что жизни больного угрожает опасность.

Как за воинское преступление ответственность за неоказание помощи на территории лагеря для военнопленных наступала, в случае, если оставленным без помощи являлся больной или раненый

-79

военнопленный .

Второй этап развития советского уголовного законодательства об ответственности за неоказание помощи был обусловлен принятием УК РСФСР 1960 г. , который представил более совершенную систему преступлений против здоровья и тех, что ставили в опасность жизнь и здоровье, объединив в гл. 3 три статьи, регламентирующие ответственность за оставление в опасности, неоказание помощи больному и неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие (ст. 127-129).

Если проанализировать ст. 127 УК РСФСР 1960 г., то для лица, находящегося в опасном для жизни состоянии, опасность должна быть реальной, а помощь должна быть необходимой и не терпящей отлагательства. При наличии указанных в ч. 1 ст. 127 обстоятельств возникает не только моральная (как это было до УК РСФСР 1960 г.), но и правовая обязанность, в случае если она заведомо могла быть оказана виновным без серьёзной опасности для себя или для других лиц

о і

(бросить спасательный круг тонущему, дать противоядие и т. п.) .

Преступление, как правило, заключается в бездействии. Виновный не

делает того, что он обязан был сделать. Иногда оно может заключаться и в

82

действии .

Обязанность оказать помощь, предусмотренная ч. 2 ст. 127, может вытекать из личных отношений (родственник, муж и т. д.), служебной обязанности (врач, пожарный и т. д.), договорных отношений (няня, проводник и т. д.). Лицо, поставившее кого-либо в опасное для жизни состояние, обязано устранить возникшую опасность. Для того чтобы привлечь к уголовной ответственности за оставление в опасности по ч. 2 ст. 127 требуется, чтобы виновный мог и должен был оказать помощь. [65] [66] [67] [68]

Требуется заведомость, то есть опасное состояние, в котором оказался потерпевший, должно быть известно обвиняемому .

Для ответственности по ч. 2 ст. 127 УК РСФСР 1960 г. необходимо, чтобы лицо, которое находится в опасности, без посторонней помощи её устранить не могло из-за малолетства, старости, болезни вследствие своей

84

беспомощности (сон, бессознательное состояние и т. д.) .

Проанализировав ст. 128 УК РСФСР 1960 г. можем сказать, что за неоказание помощи больному отвечать может только лицо, обязанное оказать такую помощь по закону или по специальному правилу (врач, акушерка и т. п.).

Всякий медработник, занимающийся практической лечебной деятельностью, обязан в случаях, требующих скорой МП, оказывать первую МП согласно Инструкции, изданной Наркомздравом по согласованию с Наркомюстом, Наркомтрудом и ВЦСПС (ст. 8 Постановления от 1 декабря 1924 г. )[69] [70] [71].

Ст. 129 УК РСФСР 1960 г. предусматривала ответственность за неоказание помощи капитаном судна людям, гибнущим на море или на ином водном пути.

Третий период развития уголовных норм, предусматривающих ответственность за неоказание помощи, обусловлен принятием в 1996 г. УК РФ.

УК РФ практически сохранил все положения УК РСФСР 1960 г. о неоказании помощи. К статьям, предусматривающим ответственность за неоказание помощи, отнесены ст. 124, 125, 270 УК РФ. Эти составы преступления, а именно ст. 124, 125, 270 УК РФ, более подробно будут проанализированы нами в следующей главе диссертации.

Говоря об эволюции уголовного законодательства об ответственности за неоказание помощи, хотелось бы остановиться на ст. 265 УК РФ. Данный состав

преступления, на наш взгляд, также является одним из видов преступлений по неоказанию помощи. В настоящее время вышеуказанная ст. 265 УК РФ признана утратившей силу согласно ФЗ от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации»[72].

Действия водителя, не оказавшего без уважительных причин помощь потерпевшему в результате аварии на месте дорожно - транспортного происшествия (далее - ДТП), квалифицировались по ст. 211 и по ч. 2 ст. 127 УК РСФСР 1960 г. В случае невиновности водителя в ДТП, при этом жизнь или здоровье потерпевшего ставятся под угрозу в результате происшествия с управляемым им транспортным средством (далее - ТС), неоказание помощи также предполагало ответственность по

ч. 2 ст. 127[73].

В Постановлении Пленума ВС РФ от 9 декабря 2008 г. № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" разъясняется: действия водителя ТС, поставившего потерпевшего в результате ДТП в опасное для жизни или здоровья состояние и в нарушение требований (п. 2.6) не оказавшего ему необходимую помощь, если он имел возможность это сделать, подлежат квалификации по ст. 125 УК РФ (п. 19)[74] [75].

В ст. 125 УК РФ говорится о лице, которое поставило потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние. При этом лицо, которое соблюдает Правила дорожного движения (далее - ПДД), никого не ставит в опасное состояние. Соответственно, в таких случаях, можно утверждать об отсутствии одного из обязательных признаков

субъекта.

Характерно, что во многих зарубежных странах, например Швейцарии, Испании, Польши, оставление места ДТП предполагает ответственность за неоказание помощи (ст. 128 УК Швейцарии , ст. 195 УК Испании[76], ст. 162 УК Польши[77] [78]) и по общему правилу регламентируется как преступление против личности.

Необходимо отметить, что оставление места ДТП - распространённое деяние. При этом оно имеет наглядно выраженную негативную динамику.

Согласно Международной классификации причин смерти, ДТП относятся к классу внешних причин смерти. Ещё в 1974 г. Всемирная ассамблея здравоохранения приняла резолюцию WHA 27/59, в которой объявила ДТП одной из важнейших проблем здравоохранения. Всего в ДТП ежегодно в мире погибает 1,3 млн человек. Более того 20-50 млн человек

92

получают в авариях ранения .

Причинами смертей в результате ДТП являются многие факторы: и качество дорог, и вождение автомобиля в состоянии алкогольного опьянения, и невнимательность, и отсутствие культуры вождения, и игнорирование требований

ПДД[79].

По данным Госавтоинспекции РФ, за 2016 г. в России произошло 173694 ДТП, в результате которых погибло 20308 человек и 221140 - ранено; за январь- июль 2017 г. показатели следующие: всего в России произошло 86147 ДТП, в результате которых погибло 9332 человека и 110673 - ранено[80].

На сегодняшний день действует Постановление Правительства РФ от 3 октября 2013 г. № 864 «О федеральной целевой программе «Повышение безопасности дорожного движения в 2013 - 2020 годах». Одной из главных социально-экономических и демографических задач РФ является безопасность дорожного движения. Аварийность на автомобильном транспорте наносит огромный материальный и моральный ущерб как обществу в целом, так и отдельным гражданам. Из-за дорожно-транспортного травматизма люди трудоспособного возраста исключаются из сферы производства; становятся инвалидами или гибнут дети[81].

Учитывая катастрофическую обстановку на дорогах, позиция законодателя по декриминализации деяния, выразившегося в оставлении места ДТП, на наш взгляд, является нецелесообразной. Как показывает практика, ст. 12.27 КоАП РФ, предусматривающая ответственность за невыполнение обязанностей в связи с ДТП, не в полной мере обеспечивает принудительное воздействие на поставарийное поведение участников ДТП. Кроме того, возрос процент водителей, скрывшихся с места ДТП, да и количество правонарушений на дорогах резко увеличилось, в результате многие ДТП остаются нераскрытыми, от чего в первую очередь страдают потерпевшие, поскольку они длительное время остаются без помощи. Более того, не представляется возможным установить виновника деяния, выявить причины и условия аварии, привлечь нарушителя к ответственности, тем самым не решается главная задача уголовного закона, а именно не восстанавливается социальная справедливость.

Согласно Постановлению КС РФ от 25 апреля 2001 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности статьи 265 УК РФ в связи с жалобой гражданина А.А. Шевякова» нарушение лицом, которое управляло механическим ТС, ПДД или эксплуатации ТС, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека либо смерть одного или более лиц (ст. 264 УК РФ), и оставление места ДТП лицом, управляющим ТС и нарушившим ПДД или эксплуатации ТС, в случае наступления указанных последствий (ст. 265 УК РФ) образуют самостоятельные составы преступлений, и, следовательно, установление ответственности за каждое из этих деяний не означает нарушения ст. 50 (ч. 1) Конституции РФ, гарантирующей каждому право не быть повторно осужденным за одно и то же преступление. Ст. 265 УК РФ не противоречит Конституции РФ. Разрешение же вопросов, связанных с уголовно-правовой квалификацией указанных деяний, включая оценку фактических обстоятельств, мотивов оставления места ДТП лицом, управляющим ТС и нарушившим ПДД или эксплуатации ТС, в случае наступления последствий, что предусмотрены ст. 264 УК РФ, относится к компетенции судов общей юрисдикции и должно осуществляться с учётом предписаний ст. 49 (ч. 1 и 2), 50 (ч. 1 и 2), 51 (ч. 1) и 55 (ч. 3) Конституции РФ[82].

В настоящее время случаи оставления места ДТП квалифицируются по ст. 125 УК РФ. Однако санкция данной нормы несоизмерима с теми неблагоприятными последствиями, которые сопряжены с данным деянием такового[83].

Ст. 125 УК РФ предусматривает наказание в виде:

- штрафа в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до шести месяцев;

- либо обязательные работы на срок до трёхсот шестидесяти часов;

- либо исправительные работы на срок до одного года;

- либо принудительные работы на срок до одного года;

- либо арест на срок до трёх месяцев;

- либо лишение свободы на срок до одного года.

Ст. 265 УК РФ предусматривала наказание в виде:

- ограничения свободы на срок до трёх лет;

- либо арест на срок до шести месяцев;

- либо лишение свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового.

Для сравнения можно привести положения ст. 223-3 УК Франции, в которых оставление человека в опасности наказывается пятью годами тюремного заключения и штрафом в размере 500 000 франков, а оставление без помощи, повлекшее увечье или хроническое заболевание, - пятнадцатью годами тюремного заключения98.

Более того, отметим, что в рамках исследовательской работы при написании диссертации нами был проведен социологический опрос в форме анкетирования среди медработников и сотрудников правоохранительных органов. В опросе участвовали 200 человек, из них 100 медработников и 100 сотрудников правоохранительных органов. На вопрос «Считаете ли Вы нужным вернуть ст. 265 «Оставление места дорожно-транспортного происшествия» в УК РФ 1996 г.?» из 100 сотрудников правоохранительных органов 80 человек ответили положительно, а 20 человек полагали, что необходимости в этом отсутствует (см. приложения 5-7).

В целях повышения степени защищённости участников дорожного движения от последствий ДТП в поставарийный период, принимая во внимание результаты социологического опроса, позицию Конституционного Суда РФ и учитывая катастрофическую обстановку на дорогах, полагаем: целесообразным будет возвращение в текст УК РФ ответственности за оставление места ДТП в ст. 265.1 УК РФ.

Уголовный кодекс Франции // URL:

http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1243018&subID=100104265,100104266,100104298,100105410,100105413,10 0105547,100105570#text (дата обращения: 15.12.2017).

Выводы:

Подводя итоги изложенного, отметим, что изучение истории российского уголовного законодательства позволило выделить три периода и пять этапов, включающих вопросы об уголовной ответственности за неоказание помощи:

I. Досоветский период: 1) от Русской Правды до принятия Уложения о наказаниях уголовных и исправительных от 15 августа 1845 г.; 2) с 1845 г. до 1917 г. - ознаменован наращиванием нормативного материала. Нормы, предусматривающие ответственность за неоказание помощи, наиболее полно были предусмотрены в Соборном Уложении 1649 г., Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г. и в Уголовном уложении 1903 г.

II. Советский период: 1) с 1917 г. до принятия УК РСФСР 1960 г.; 2) с 1960 г. до принятия УК РФ 1996 г. - характеризуется тем, что в начале данного периода уголовно-правовые нормы, которыми предусматривалась ответственность за неоказание помощи, были рассредоточены по декретам и постановлениям. УК в редакции 1922 г. и 1960 г. признавали преступным неоказание помощи вне зависимости от того, специальная обязанность заботиться об оставленном без помощи на виновного возложена или нет. Период действия УК РСФСР 1960 г. является наиболее интересным для действующего законодателя, поскольку имеет существенное сходство с действующим УК РФ. При этом УК РСФСР 1960 г. представлял собой более совершенную систему: преступления против здоровья и тех, что ставили в опасность жизнь и здоровье; все нормы, предусматривающие ответственность за неоказание помощи, были объединены в одной главе «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности».

III. Постсоветский период: 1) с 1996 г. по настоящее время.

Полагаем: целесообразным будет возвращение в текст УК РФ положений об ответственности за оставление места ДТП в ст. 265.1 УК РФ, изложив её в новой редакции:

Статья 265.1. Оставление места дорожно-транспортного происшествия

1. Оставление места дорожно-транспортного происшествия лицом, допустившим нарушение правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств при совершении дорожно-транспортного происшествия, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, -

наказывается ограничением свободы на срок до трёх лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового.

2. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть человека, -

наказывается принудительными работами на срок до четырёх лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет.

3. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, -

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет.

83

85

Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ (в редакции от 7 декабря 2011 г.) «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. - 2003. - № 50. - Ст. 4848.

87 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. М., 1999.

90

<< | >>
Источник: Назмутдинова Лилия Максутовна. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕОКАЗАНИЕ ПОМОЩИ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1.2. История развития уголовного законодательства об ответственности за неоказание помощи в России:

  1. § 1.3. Регламентация ответственности за неоказание помощи в уголовном законодательстве других государств
  2. § 3.2. Виды наказаний и особенности их назначения за неоказание помощи в уголовном законодательстве России и в других государствах
  3. ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С НЕОКАЗАНИЕМ ПОМОЩИ В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
  4. Назмутдинова Лилия Максутовна. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕОКАЗАНИЕ ПОМОЩИ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань 2018, 2018
  5. ГЛАВА 2. ВИДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫЕ С НЕОКАЗАНИЕМ ПОМОЩИ ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  6. РОЛЬ АДВОКАТУРЫ В РАЗВИТИИ ИНСТИТУТА БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РОССИИ
  7. § 2.1. Неоказание помощи больному
  8. 2. История банковской системы России
  9. ИНСТИТУТ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ В АДВОКАТУРЕ: ИСТОРИЯ, МОДЕЛИ, ПЕРСПЕКТИВЫ ВНЕДРЕНИЯ В РОССИИ
  10. § 2.3. Неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие
  11. § 1.1. Понятие и социальная обусловленность криминализации деяний, связанных с неоказанием помощи
  12. § 3.1. Понятие, цели наказаний и механизм их достижения за преступления, связанные с неоказанием помощи
  13. БЕСПЛАТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ АДВОКАТА: РЕТРОСПЕКТИВА, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ
  14. ГЛАВА 3. НАКАЗАНИЕ И ЕГО НАЗНАЧЕНИЕ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НЕОКАЗАНИЕМ ПОМОЩИ
  15. § 6. Ответственность за нарушения валютного законодательства
  16. § 3. Ответственность банка за нарушения налогового законодательства
  17. АДВОКАТСКАЯ МОНОПОЛИЯ: МИРОВОЙ ОПЫТ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ В РОССИИ
  18. Организованная форма соучастия как критерий дифференциации уголовной ответственности за преступления в сфере экономики