<<
>>

§ 1. Политика «военного коммунизма» и се влияние на экономические отношения

Переломным моментом в развитии экономики, предпринимательских отношений явился 1917 год. После свержения царизма Временное правительство предпринимало попытки по совершенствованию законодательства, стимулирующего развитие предпринимательских отношений.

Так, оно разрабатывало мероприятия, направленные на снятие каких - либо ограничений в развитии товариществ и других организационно­правовых форм юридических лиц: Одной из таких мер являлось привлечение к участию в хозяйствующих субъектах рабочих, служащих, крестьян. В апреле 1917 г. министерство торговли и промышленности разрешило создавать компании при участии в их капиталах, прибылях и управлении ими рабочих и служащих.

Временное правительство пыталось также осуществлять деятельность, способствующую дальнейшей активизации роста акционерных обществ. 10 марта 1917 г. оно приняло Постановление, которое наделяло министра торговли и промышленности правом утверждать или изменять уже действующие уставы акционерных обществ. 22 марта Временным правительством было принято новое решение, в соответствии с которым разрешалось двойное увеличение уставных капиталов акционерных компаний. В апреле этого же года Временное правительство способствовало учреждению новых обществ, в капиталах которых могли участвовать рабочие, служащие, крестьяне. Но попытка втянуть рядовых іраждан в сферу акционерных отношений не имела практических результатов. Оценивая

деятельность Временного правительства по развитию предпринимательства, можно отметить, что серьезных результатов она не принесла. Это объясняется политической и экономической нестабильностью в стране и слишком малым сроком времени, отведенном Временному правительству историей.

В октябре 1917 года к власти пришли большевики, и начался новый этап в истории Российского государства, который знаменуется пересмотром всех положений в экономической сфере. Большевики, придя к власти, были вооружены марксистской моделью социализма.

В экономической сфере в соответствии с этой моделью средства производства при социализме становятся общественной собственностью. Общественной собственностью владеет и распоряжается государство. Товарно-денежных отношений при социализме и коммунизме не будет. Регулятором экономики будет не рынок, а план. Планирование осуществляется с учетом потребительной стоимости, т.с. с учетом удовлетворения личных потребностей людей в нужных вещах.

Марксистская модель обозначала, что распределение при социализме будет производиться через квитанции, жетоны, которые производители получат за «индивидуальные рабочие часы». При коммунизме ситуация изменится. Производительные силы общества будут развиты настолько сильно, а природа человека будет настолько изменена, что каждый будет получать по потребностям, а труд станет первой жизненной необходимостью.

После завоевания власти большевики считали, что переходный период к социализму' можно пройти быстро, штурмом. Позже В.И. Ленин в статье «К четырсхлстней годовщине Октябрьской революции» напишет: «...Поднятые волной энтузиазма, ... мы рассчитывали осуществить непосредственно на этом энтузиазме столь же великие (как и общеполитические, как и военные) экономические задачи. Мы рассчитывали, или, может быть, вернее будет сказать: мы предполагали без достаточного расчета- непосредственно велениями пролетарского государства наладить государственное

производство и государственное распределение продуктов по- коммунистически в мелко-крестьянской стране. Жизнь показала нашу ошибку»1. Но ог Октября 1917 года до этого признания В.И. Ленина прошло несколько лет, в течение которых осуществлялась политика «введения социализма», которая получила название «военный коммунизм».

Следует отметить, что некоторые мероприятия, которые характеризуют политику «военного коммунизма», осуществлялись еще царским и Временным правительствами. 'Гак, в России уже 17 февраля 1915 года указом правительства предоставлялось право командующим военных округов запрещать вывоз продовольственных продуктов из производящих местностей, устанавливать цены на сельскохозяйственную продукцию и применять реквизицию.

Осенью 1916 года царское правительство по инициативе министра земледелия Риттиха вводит обязательную поставку хлеба в государство согласно разверстке.

Уже при Временном правительстве 17 марта 1917 года была введена монополия на хлеб, в соответствии с которой все количество хлеба за вычетом запаса, необходимого для продовольствия и хозяйственных нужд хозяина, поступает в государство. Но до завоевания власти большевиками эти мероприятия носили эпизодический характер и сохранили в нетронутом виде рынок промышленных товаров.

Отметим, что государства, участвующие в I мировой войне, также вводили мероприятия, ограничивающие товарно-денежные отношения. Так, в Германии практически во всех отраслях народного хозяйства вводилось государственное регулирование: хлебная монополия, твердые цены на все виды продукции, учет товаров. Введена была трудовая повинность.

Эту политику некоторые немецкие социал-демократы так и называли политикой «военного социализма». Но между этой политикой и большевистской политикой «военного коммунизма» существуют большие

Ленин В.И. Поли. собр. соч. -Т. 44.-С. 151.

различия. В Германии экономическая политика проводилась с пониманием ее вынужденности и временности. В России же большевики политику «военного коммунизма» приняли за метод реализации идей К. Маркса и Ф. Энгельса,

Таким образом, после Октябрьской революции В.И. Ленин, большевики берут курс на «введение социализма». Причем сделано это было вопреки прежним представлениям В.И. Ленина, который ранее считал, что в России пег объективных предпосылок для социализма, что нужно вначале завершить буржуазно-демократическую революцию и создать предпосылки цивилизованности для последующего перехода к будущему социализму.

Важнейшие мероприятия, связанные с политикой «военного коммунизма», осуществлялись большевиками в аграрной сфере. С приходом к власти большевики в этой сфере ставили перед собой задачи завоевания доверия большинства крестьян (без этого не удержаться у власти), недопущения развития капитализма в деревне и разжигание в ней социалистической революции.

Кроме того, нужно было спасти страну от угрозы надвигающегося голода.

Для завоевания доверия крестьян большевики реализовали аграрную проірамму, заимствованную у эсеров. В декрете о земле большевики согласились на время с эсеровской программой уравнительного землепользования, т.е. с передачей крестьянам земли в личное пользование.

После знаменитого Декрета о земле, принятого II съездом Советов, большевики принимают еще целый ряд решений, направленных на передачу земли крестьянам. Так, Наркомзем принимает Декрет о социализации земли, который утверждается ВЦИК в феврале 1918 года и который предусматривает уравнительное землепользование'. Впервой Советской

1 СУ РСФСР. - 1918. - Xs 25. - Ст. 46.

Конституции эта идея получила правовое закрепление1.

По мнению большевиков, задачи разжигания в деревне социалистической революции и спасения страны от yi-розы надвигающегося голода взаимосвязаны. Для борьбы с голодом нужно ограничить или запретить свободную продажу сельскохозяйственной продукции, ввести монополию на хлеб, забирая его у крестьян, обеспечивая продовольствием город, армию. Такой метод борьбы с голодом не является открытием большевиков. Как мы уже отмечали, его использовали правительства государств, участвовавших в 1-ой мировой войне, в том числе царское и Временное правительства России.

Поэтому с первых дней Советской власти большевики запрещают свободную продажу сельскохозяйственной продукции, в первую очередь, хлеба на рынке. 5 ноября 1917 года Военно-революционный комитет отдал распоряжение «....задерживать вес продукты, привозимые контрабандой в целях спекуляции...»[393] [394]. Мероприятия по запрету свободной торговли не только должны были решать проблему борьбы с голодом, но и нс допускать развитие капитализма в деревне. Для победы социализма, по мнению В.И. Ленина, нужно было ликвидировать не только крупный капитал, но и одолеть «мелкобуржуазную стихию». «Но можно ли буржуазию подавить и уничтожить тем, что уничтожен крупный капитал, - задавал вопрос В.И.

Ленин и отвечал на него, - Всякий кто учился азбуке марксизма, знает, что гак подавить буржуазию нельзя, что буржуазия рождается из товарного производства»[395].

10 ноября ВРК постановил: «Хищники, мародеры, спекулянты объявляются врагами народа. Лица, виновные в этих тягчайших преступлениях будут немедленно арестовываться... и отправляться в

кронштадтские тюрьмы впредь до предания их военно-революционному суду»1.. 15 ноября СНК продублировал данное решение ВРК[396] [397]. Исходя из этого, в ноябре ВРК разослал инструкцию комиссарам по разгрузке железных дорог о доставке продовольствия, в которой им предписывается реквизировать частные продовольственные грузы, а всех лиц, «...имеющих целую организацию по доставке продовольствия, арестовывать и передавать в распоряжение Советов»[398].

Проблему обеспечения города и армии продовольствием до мая 1918 года В.И. Ленин, большевики предполагали с помощью хлебной монополии, обеспечивая твердые цены и получая хлеб с помощью товарообмена с деревней. Мыслилось, что народный комиссариат продовольствия будет получать в свое распоряжение продукцию промышленности и обменивать ее на продовольствие в деревне.

Однако уже в апреле 1918 г. издаются декреты, посвященные деятельности рабочих отрядов, призванных реквизировать хлеб у крестьян. Первый из декретов уполномочивал профсоюзы, фабкомы и городские уездные Советы организовывать продотряды и отправлять их в зернопроизводящие губернии, чтобы «добывать хлеб по твердым ценам или за счет изъятия у кулаков». Второй декрет обязывал организовывать отряды для сбора урожая. В третьем - давалось пояснение об организации продотрядов, которые должны были включать «не менее 25 человек из числа, безусловно, честных и преданных революции рабочих и беднейших крестьян»[399].

Немного позже, 9 мая 1918 года, СНК принимает решение о введении продовольственной диктатуры. Согласно этому решению, «...ни один пуд хлеба не должен оставаться в руках держателей, за исключением количества,

необходимого для обсеменения их полей и на продовольствие их семей до нового урожая».

Всех крестьян, не подчинившихся декрету ВЦИК, объявляли «врагами народа», предавали их революционному суду с тем, чтобы виновные приговаривались к тюремному заключению на срок не менее 10 лет и изгнанию «навсегда из общины». «Все их имущество подвергалось конфискации, а самогонщики, сверх того, присуждались к принудительным общественным работам»1.

Данное решение, по сути, явилось объявлением гражданской войны против значительной части крестьянства. Этого большевики и нс скрывали. 4 июня Троцкий со свойственной ему прямотой провозгласил: «Иаша партия за гражданскую войну. Гражданская война уперлась в хлеб. Да здравствует гражданская война’»[400] [401]. С целью усиления правовой базы борьбы против крестьян СНК 22 июня 1918 года издал декрет «О борьбе со спекуляцией». В нем устанавливались строгие меры наказания для виновных «в сбыте, скупке или хранении с целью сбыта... продуктов питания, монополизированных республикой, а также «нормированных продуктов питания по ценам, выше твердых»[402].

Вместе с тем Ленин и его сторонники с конца второй половины

1918 года начинают поиск политики соглашения со средним крестьянством. В ноябре 1918 года упраздняются комбеды, которые свою энергию направляли не на созидание ценностей, а на их уничтожение. Большевики ищут новый путь проведения продовольственной диктатуры. 11 января

1919 года Совнарком принимает декрет о разверстке зерна. Исходя из потребностей государства, осуществлялась разверстка по губерниям и уездам. В августе 1919 года в постановлении Наркомпрода было объяснено, что «все количество хлеба и зерновою фуража, причитающеюся на губернию по разверстке, должно быть отчуждено у населения по

установленным твердым ценам»'.

Отмстим, что разверстка, по идее, являлась более проірессивной формой заготовки хлеба по сравнению с применявшимся ранее подворным учетом, так как давала какую-то определенность в задании. Если бы разверстка исходила из возможностей крестьянства, то ее можно было бы рассматривать переходной ступенью к продналогу 1921 года. Однако большевики исходили из неопределенного, растяжимого понятия «государственная потребность». В результате продотряды забирали нс только «излишки», но и зачастую самое необходимое, особенно у «классово чуждого элемента».

Все это не могло не сказаться на крестьянах. Они прятали хлеб, «спекулировали» им, несмотря на репрессии, вели вооруженную борьбу с большевиками. Таким образом, «введение социализма» в деревне наталкивалось на яростное сопротивление подавляющей части крестьянского

населения.

Следующей мерой большевиков по «введению социализма» являлась ликвидация частной собственности и утверждение собственности государственной в промышленности и торговле.

Однако после завоевания власти большевики не сразу стали национализировать предприятия, а пытались заложить предпосылки огосударствления промышленности путем введения рабочею контроля. Рабочий контроль, устанавливаемый большевиками после Октября 1917 года, качественно отличался от рабочего контроля на отдельных предприятиях в период с февраля до октября 1917 года. До Октября 1917 года его введение было составной частью борьбы большевиков за власть. После Октября 1917 года рабочий контроль был декретирован государством[403] [404] и помимо задачи укрепления власти большевиков должен был решать и задачу

подготовки экономики к национализации. Конституция РСФСР 1918 г. рассматривала рабочий контроль как первый шаг к полному переходу средств производства в собственность государства1.

Начало рабочему контролю положил Закон 1917 года "О рабочем контроле”[405] [406], утвердивший соответствующее Положение. В соответствии с Положением на предприятиях создавались органы рабочего контроля, наделявшиеся государственно-властными полномочиями. Данные органы осуществляли наблюдение за производством, устанавливали минимум выработки предприятия и принимали меры к выяснению себестоимости производимых продуктов, имели право контроля всей деловой переписки предприятия. Органы рабочего контроля устанавливали нормы выработки, контролировали распределение продукции и т.д. Их решения были обязательны для предпринимателей.

Впоследствии в Главе 2 Конституции РСФСР 1918 г. было отмечено: "Как первый шаг к полному переходу фабрик, заводов, рудников, железных дорог и прочих средств- производства и транспорта в собственность Советской рабоче-крестьянской Республики подтверждается советский закон о рабочем контроле и о Высшем Совете Народного Хозяйства в целях обеспечения власти трудящихся над эксплуататорами".

Постепенно представители рабочего контроля стали сосредотачивать в своих руках и оперативное управление предприятием. В итоге контрольные функции постепенно трансформировались в управленческие. А.В. Венедиктов в связи с этим отмечал: «В общем взаимоотношения фабзавкомов с заводоуправлениями сводились к тому, что предприниматель и его представитель — заводоуправление - могли осуществлять свои права по управлении) предприятием фактически только с разрешения (как бы оно

ии называлось и в какой бы форме оно ни давалось) фабзавкома или его контрольной комиссии. Протест фабзавкома (контрольной комиссии) или отсутствие его визы могли парализовать любое распоряжение администрации, касалось ли оно организации производства и труда или снабженческо-сбытовой и финансовой работы предприятия»1.

Введение рабочего контроля отрицательным образом сказалось на функционировании предприятий. Некомпетентные, да кроме того еще и ни за что нс отвечающие представители рабочего контроля не могли управлять производством, а предприниматели и не могли, и не хотели управлять, видя всю бесполезность своих усилий.

Многие предприниматели и служащие принципиально сопротивлялись вмешательству новых властей в сферу экономики. Это проявлялось по- разному. Владельцы предприятий останавливали производство, многие служащие, чиновники отказывались подчиняться представителям рабочего контроля. Служащие государственных учреждений, также нс подчинялись лицам, назначенным большевиками. Они стали организовывать забастовки, получившие название саботаж. Руководство большевиков было решительно настроено па его ликвидацию. В конце октября 1917 года Ленин предлагает за саботаж карать виновных «конфискацией всего имущества... и тюрьмою до 5 лет»[407] [408].

Борьбу с неповиновением производителен и чиновников новели Военно-революционный комитет, после его ликвидации ВЧК, революционные трибуналы. 26 ноября Военно-революционный комитет опубликовал заявление, в котором обьявил, что «саботирующие работу в важнейших отраслях народной жизни объявляются врагами народа»[409]. После этого борьба с предпринимателями и служащими частных предприятий, не

подчинявшихся рабочему контролю, усилилась. Их просто устраняли с предприятий, многих арестовывали, а сами предприятия национализировались.

В качестве примера приведем фрагменты из первого постановления С11К от 17 ноября 1917 года но этому поводу: «Совет Народных Комиссаров, заслушав доклад народного комиссара груда Л. Шляпникова о закрытии фабрики ... А.В. Смирнова, считает, что:

1. Закрытие фабрики... - недопустимо.

2. Материалы по обследованию дел на фабрике указывают на злую волю предпринимателя, явно стремившегося ... саботировать производство...

3. Фабрику ... со всеми находящимися при пей материалами, сырьем и прочим, объявить собственностью Российской республики»1.

Итак, «введение социализма» в промышленности началось с национализации предприятий, хозяева когорых не подчинялись рабочему контролю. В декабре 1917 года за отказ владельцев подчиниться Декрету о рабочем контроле были конфискованы: заводы Симского акционерного общества, акционерного общества Сергинско-Уфалейского горного округа, Невлянского и Кышгымского горных окруюв, Международного общества спальных вагонов, Русско-Бельгийского металлургического общества и др.[410] [411].

Таким образом, на первом этапе национализация носит «карательный» характер, что означало, что она направлена на преодоление сопротивления или саботажа хозяев, либо принятие карательных мер, связанных с их действиями. Так, в первое время 70 % всех проведенных актов национализации произошло из-за предпринимателей, которые либо отказывались подчиниться рабочему контролю, либо покидали свои предприятия[412]. Ленин, определяя характер национализации, 11 января 1918 года называет се как меру, направленную на то, чтобы «привести их

(хозяев предприятий - Р.О.) к повиновению»1.

Все эти мероприятия, связанные с борьбой против саботажников и укреплением рабочего контроля явились подготовительными мерами по национализации промышленности. Как отмечал Л.В. Венедиктов, рабочий контроль в целом — даже в его неразрывном единстве с деятельностью ВСНХ и местных СНХ — являлся лишь первым шагом к полному переходу фабрик и заводов в собственность социалистического государства. Для осуществления этого «полного перехода» была необходима национализация[413] [414] [415].

Следует отмстить, что .монополизация происходила нс только в промышленности. С установлением советской власти стали проводиться мероприятия, направленные на установление монополии внешней торговли. В сил>' этого Советским государством были введены в действие временные правила, определяющие порядок ввоза и вывоза за границу иностранных товаров? По установленным правилам на территорию РСФСР допускались только те товары, которые были разрешены Народным комиссариатом внешней торговли. В противном случае товары признавались контрабандными и подлежали конфискации таможенными учреждениями. Товары, прибывшие в пограничные пункты и порты РСФСР при отказе в их приобретении Народным комиссариатом внешней торговли предписывались к обратному отвозу за границу в трехдневный срок. По истечении этого срока товары конфисковывались как контрабандные. Таким образом, Народный комиссариат внешней торговли признавался единственным субъектом внешнеторговых отношений.

Монополизация в экономической сфере, по мнению большевиков, должна была способствовать победе социалистического уклада. К весне 1918 года по оценке В.И. Ленина в экономике Советской России существовало пять элементов общественно - экономических укладов:

1. Патриархальный (Натуральное хозяйство, не связанное с рынком).

2. Мелкотоварное производство (Крестьянские хозяйства, кустари).

3. Частнохозяйственный капитализм (Частные торговые и промышленные заведения, кулаки. В эту категорию входили акционерные общества).

4. Государственный капитализм (Подконтрольные предприятия).

5. Социализм (Государственные предприятия, коммуны, артели).

Основной задачей социалистического государства являлась ликвидация многоукладное ти. Л для этого нужно было кардинально изменить характ ер и сущность экономических отношений в стране. Это и выразилось в процессе национализации.

Впервой половине 1918 года «введение социализма» в экономике усиливается: была национализирована значительная часть нефтяной, угольной, металлургической, машиностроительной, текстильной, химической промышленности. 28 июня 1918 года принимается Декрет о национализации крупной промышленности. Под его действие попало около 3/4 фабрично- заводской промышленности страны1. Поданному Декрету все промышленные предприятия железнодорожного транспорта перешли в собственность государства. Еще раньше был национализирован торговый флот[416] [417]. В целом, национализация крупной промышленности была в основном завершена к концу 1918 года[418].

В это же время стала национализироваться и средняя промышленность. 29 ноября 1920 года было принято и Положение о национализации мелких предприятий. Оно объявило национализированными все промышленные предприятия, находившиеся во владении частных лиц или обществ,

насчитывающие свыше 5 рабочих при наличии механического двигателя или 10 рабочих при отсутствии такою двигателя1.

Национализируя предприятия, большевики вроде бы приближались к марксистскому идеалу бестоварного хозяйства, в котором нет частной собственности. Однако обвальная национализация экономики страны усуі-убила тяжелый кризис: дисциплина упала; процветало воровство; многие предприятия не работали в силу некомпетентности новых руководителей и т.д. Ленин сам признавал это еще весной 1918 года, отмечая, что мы много панационализировалн, наконфисковали, набили, наломали[419] [420].

По в то же время вождь большевиков же весной подчеркивал, что важнейшей задачей повой власти является «доведение до конца национализации промышленности»[421]. Таким образом, весной 1918 года марксистская идея огосударствления всей промышленности взяла верх.

Руководство большевиков было крайне озабочено тем, что рабочие нс работали по-настоящему на «своих» предприятиях. На первом съезде совнархозов в 1918 году один из делегатов Гостев говорит о нежелании рабочих трудиться: «По существу, мы сейчас имеем дело с громадным миллионным саботажем. Мне смешно, когда говорят о буржуазном саботаже, когда на испуганного буржуа указывают как на саботажника. Мы имеем саботаж национальный, народный, пролетарский»[422].

Однако большевики не могли смириться с тем, что на национализированных предприятиях упала дисциплина труда, возросло воровство, резко снизилась эффективность производства. В связи с этим В.И. Ленин отмечал: «Русский человек - плохой работник но сравнению с передовыми нациями. И не могло быть иначе при режиме царизма и живости остатков крепостного права. Учиться работать - эту задачу Советская власть

должна поставить перед народом во всем ес объеме»1. В случае же нежелания учиться должно действовать внеэкономическое принуждение. Виноватых в нарушении трудовой дисциплины Ленин предлагал находить, отдавать под суд и карать беспощадно»[423] [424].

Насилие в решении экономических задач предлагается расширить за счет перевоспитания нежелающих работать или нарушителей трудовой дисциплины. Ф. Дзержинский предлагает использовать для этой цели концентрационные лагеря, которые называют «школой труда» и предлагает пропустить через нее всех несогласных с «трудовой» политикой большевиков[425] [426].

Таким образом,, концлагеря и лагеря принудительных работ помимо того, что они являлись средством ведения борьбы большевиков против оппозиции, инакомыслящих ДОЛЖНЫ были' выполнять еще одну функцию: стать «школой груда» и средством решения неотложных хозяйственных задач. Советская власть должна1 располагать мобильной рабочей силой, необходимой для заготовки топлива, расчистки дорог и железнодорожных магистралей и т.д. Выполнение этих работ и возлаїдлось на лагеря принудительных работ, которые в обязательном порядке создавались во всех губернских городах, а также в отдельных городах уездного значения. Система лагерей, как нельзя лучше, вписывалась в идею внеэкономического принуждения. За нерадивое отношение к работе, прогул или опоздание рабочего и служащего направляли в лагерь’, где он должен был перевоспитываться.

Важной мерой большевиков «по обучению» трудовой дисциплины являлось установление трудовой повинности. В первой Советской Конституции отмечалось, что се введение необходимо для уничтожения

паразитических слоев общества и организации хозяйства1. В первую очередь трудовая повинность касалась бывших «эксплуататорских классов». Декретом СНК от 5 октября 1918 года «О трудовых книжках для нструдящихся» представителям бывших имущих слоев населения устанавливалась определенная соответствующим органом Советской власти работа. Практически это означало лишение права выбора занятий, права выбора места жительства и права передвижения. Вместо паспортов представителям бывших имущих классов выдавались трудовые книжки для нетрудящихся. Они обязаны были ежемесячно делать отметки о выполнении возложенных на них повинностей и обязанностей[427] [428]. При соблюдении трудовой повинности выдавался продовольственный паек. В случае невыполнения работ- направляли в концентрационные лагеря с принудительным трудом.

С течением времени трудовая повинность распространяется не только на «нетрудящихся». Во многих районах страны объявляются трудовые мобилизации. Все и трудящиеся, и «нетрудящиеся» обязаны были выполнять повинности: іужевьіе (но подвозу топливных, военных, продовольственных и иных государственных ірузов), по заготовке дров, по чистке железных дорог от снежных заносов и т.д. Так, постановлением Совета рабоче-крестьянской обороны от 15 апреля 1919 г. отмечалось, что для расчистки снега брать крестьян; если эта работа не будет произведена, то некоторые крестьяне, взя тые в качестве заложников, будут расстреляны[429].

3 февраля 1920 года ВЦИК и СНК приняли постановление о порядке введения трудовой повинности[430]. Если ранее трудовая повинность касалась только «нетрудящихся», за исключением тех, кто привлекался к повинностям во время трудовых мобилизаций, то теперь она была распространена на всех

трудоспособных іраждан. Теперь каждый, независимо от тою, трудящийся он или «нетрудящийся», мог быть привлечен и на очистку железнодорожных путей от снега, и на заготовку дров, и на строительные работы и т.д.

Поело этого был создан Главный комитет но всеобщей трудовой повинности (Главкомтруд), председателем которого 19 февраля 1920 г. СНК утвердил Ф.Э. Дзержинского. На местах также создавались комитеты по труду для осуществления всеобщей трудовой повинности. Кроме того, специальной инструкцией Главкомтруда от 4 марта 1920 года на управление принудительных работ и сю местные органы была возложена задача по привлечению к труду лиц, не занятых общественно-полезным трудом, и по осуществлению массовых трудовых мобилизаций. В связи с этим данное управление преобразовывается в Главное управление общественных работ и повинностей НКВД РСФСР, а подотделы принудительных работ - в подотделы общественных работ и повинностей, включавшие в себя отделения лагерей принудительных работ и отделения трудовой повинности1.

Для повышения эффективности экономики большевики пытались осуществить милитаризацию труда. Милитаризация труда осуществлялась путем перевода предприятий на военное положение. Так, военное положение на железных дорогах было введено еще 30 декабря 1918 года[431] [432] [433].

Кроме тою, в соответствии с идеей милитаризации труда создавались «трудармии», которые должны были решать и военные, и хозяйственные задачи. Данная идея начала реализовываться с января 1920 г. Постановлением Совета обороны от 15 января 1920 года первой на трудовое положение была переведена 3 армия Восточного фронта. Она стала называться 1-ой революционной армией труда5.

Вскоре, вслед за 3 армией на трудовое положение были переведены:

S-я (Кавказская трудовая), 7-я (Петроградская), 4-я Туркестанского фроігга (2 революционная). Кроме тою, в 1920 году создаются Украинская, 2 особая железнодорожная Донецкая трудовые армии, в январе 1921 г. - Сибирская армия. Для руководства деятельностью трудармий при наркомате труда создавалось Главное управление трудовых частей Республики1.

Итак, в сфере экономики произошли большие изменения, связанные, прежде всего, с процессом национализации. Одновременно с этим процессом происходит свертывание товарно-денежных отношений. Как мы отмечали выше, большевики при этом исходили из марксистского положения ликвидации товарно-денежных отношений при социализме и коммунизме. По глубокому убеждению марксистов, социалистическая экономика могла вполне обходиться без денег.[434] [435] Один из наиболее активных приверженцев идеи бестоварной экономики Ю. Ларин отмечал, что: " ...вскоре деньги потеряют свое значение и останутся только тем, что они есть в действительности: цветной бумагой".[436]

Но прежде чем ликвидировать деньги, нужно было решить задачу овладения финансовыми центрами - государственными и акционерными коммерческими банками, т.е. осуществить их национализацию. Национализация банков должна была решить несколько задач: подорвать экономическое могущество противников большевиков и одновременно укрепить экономическую базу диктатуры партии; облегчить переход от рабочего контроля к национализации промышленности; осуществить в перспективе безденежное развитие экономики.

Утром 14 декабря 1917 года все частные банки Петроірада были заняты вооруженными отрядами красногвардейцев. В этот же день вышел в свет Декрет СНК РСФСР "О национализации банков1’, в соответствии с кото­

рым банковское дело объявлялось государственной монополией, а всем частным акционерным банкам было предписано объединиться с Государственным банком1.

В соответствии с Декретом:

1) . Банковское дело объявлялось государственной монополией;

2) . Все существовавшие частные акционерные банки и банкирские конторы объединялись с Государственным Банком;

3) . Активы и пассивы ликвидируемых предприятий перенимались Государственным банком;

4) . Порядок слияния Частных банков с Государственным Банком должен был определяться особым декретом;

5) . Временное управление делами частных банков передавалось Совету Государственного Банка;

6) . Гарантировалось обеспечение интересов мелких вкладчиков.

Далее принимается постановление СНК от 2 декабря 1918 г. «О ликвидации иностранных банков»[437] [438]. В соответствии с Декретом СНК от 26 января 1918 г. «О конфискации акционерных капиталов бывших частных банков»[439] акционерные капиталы бывших частных банков (основные, резервные и специальные) переходят к Государственному Банку Российской Республики на основах полной конфискации. Все банковские акции аннулируются и всякая выплата дивидендов по ним, безусловно, прекращается.

Не оставили без внимания руководство Советского государства и государственные долги. На основании Декрета ВЦИК от 21 января 1918 г. «Об аннулировании государственных займов»[440] все государственные займы, заключенные царским и Временным правительствами аннулировались с декабря 1917 г. Равным образом аннулировались и гарантии, данные

названными правительствами по займам различных предприятий и учреждений.

Позже, в Инструкции "О порядке национализации частных банков" от 10.12.18 г. подчеркивалось» что под национализацией следует понимать нс только слияние частных банков, но и реорганизацию их деятельности на принципиально новых началах, применительно к тем задачам, которые возлагаются на Народный банк РСФСР условиями советского строя.

Проблема национализации банков нашла отражение в «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа», принятой III Всероссийским Съездом Советов в январе 1918 г. Национализация банков получила правовое закрепление и в первой Советской Конституции[441].

Осуществление монополизации банковской сферы позволила получить контроль над всеми финансовыми потоками в государстве, однако привела к фактической потере финансовой самостоятельности производственных единиц, утрате доверия к национальной валюте среди населения и иностранных рыночных институтов.

Процесс централизации всех денежных ресурсов в руках государства основывался нс только на национализации банков. Руководство Советского государства для реализации этой же цели стало изымать драгоценные металлы у населения. Так, в соответствии е Декретом ВЦИК от 14 декабря 1917 г. было решено:

1. Все деньги, хранящиеся в банковских стальных ящиках, должны быть внесены на текущий счет клиента в Государственном банке.

2. Все владельцы стальных ящиков обязаны немедленно по вызову явиться в банк с ключами для присутствия при производстве ревизии стальных ящиков.

3. Ящики, принадлежащие злонамеренно уклонившимся лицам, подлежат вскрытию следственными комиссиями и все содержимое конфискуется Государственным Банком.

Несколько позже в развитии Декрета принимается Постановление Наркомфина от 29 апреля 1919 г. о сейфах1, по которому ценности, хранящиеся в сейфах Народного Банка РСФСР, стоимость которых не превышает 10000 рублей, возвращаются владельцам, за исключением золота в монетах и слитках и золотых изделиях, содержащих более 16 золотников чистого золота. Декрет СНК от 25 июля 1920 г. «О реквизициях и конфискациях»[442] [443] детализировал:

1. ІІризнать подлежащими конфискации:

- платиновые, золотые и серебряные монеты,

- золото и платина в слитках и сыром виде.

2. Признать подлежащими конфискации изделия из благородных металлов, кроме серебра, в том случае, если количество превышает устаї ювленные норм ы.

Для централизации денежных ресурсов большевики устанавливали жесткий контроль над денежным оборотом. Так, в соответствии с циркуляром Наркомфина от 10 октября 1918 г. «О ликвидации обществ взаимного кредита», немедленно со дня опубликования настоящего распоряжения всем обществам взаимного кредита воспрещались какие бы то ии было активные и пассивные операции. Все свои наличные средства, ликвидируемые общества, обязаны были немедленно перенести в Отделение народного банка РСФСР.

Одновременно осуществлялся принудительный перевод всех расчетов на безналичные, и ограничивалось обращение любых форм

наличности. Так, Декретом СНК РСФСР от 02.05.18 г. "О соблюдении единства кассы"1 провозглашалось:

1. Все денежные средства (наличные деньги, процентные бумага и ценности), находящиеся в заведывании и на хранении Советских учреждений или должностных лиц, должны вноситься в кассы Народного Банка или Государственного Казначейства.

2. Все платежи кредиторам Советских учреждений или должностных лиц производятся кассами Народною Банка или Государственного Казначейства по ассигновкам и чекам.

3. Все учреждения и лица, имевшие наличные денежные средства, обязывались к сдаче их в кассы Народного Банка или Государственного Казначейства.

4. Советские учреждения и должностные лица в праве были иметь

лишь авансы, отпускаемые им на мелкие операционные и командировочные расходы. • •. . _ .

Следует отмст ить, что данные нормы были распространены Декретом СНК от 6 января 1920 г[444] [445] на кооперативные общества и учреждения.

В соответствии с Декретом Совета- Народных Комиссаров от 23 января 1919 года «О расчетных операциях между Советскими учреждениями, Советскими и находящимися в ведении или под контролем Советских организаций предприятиями и о приобретении ими предметов за наличный расчет»[446] устанавливались правила, в соответствии с которым все взаимные расчеты .между Советскими учреждениями, а также национализированными, муниципализированными и находящимися иод контролем ВСНХ, Народного комиссариата продовольствия и провинциальных СИХ и подотделов, промышленными и торговыми предприятиями должны были производиться бухгалтерским способом/ без участия денежных знаков. Предприятия, производящие оплату наличными частным отечественным и иностранным

производителям, обязаны были сообщать об этом в каждом отдельном случае соответствующему финансовому органу Совета Депутатов по месту жительства получателя.

Следует отметить,. что, несмотря на принимаемые меры но ограничению наличных расчетов, большевики вводят новые денежные знаки советского образца. В юридическом отношении это выразилось в Декрете СНК от 4 февраля 1919 г. «О выпуске новых денежных знаков 1, 2-х и 3- рублевого достоинства»1, Декрете СНК от 15 мая 1919 г. «О выпуске в обращение новых кредитных билетов образца 1918 г.»[447] [448], Декрете СНК от 21 •октября 1919 г. «О выпуске «Расчетных знаков РСФСР достоинством в 15, 30 и 60 рублей и кредитных билетов достоинством в 5000 и 10000 рублей»[449], Декрете СНК от 4 марта 1920 г. «О денежных знаках»[450].

Но в результате тяжелейшего экономического кризиса денежные знаки стремительно обесценивались. За первый год после революции (1917-1918) количество денег в обращении увеличилось в 2,4 раза, за второй год - еще в 3,2раза, за третий- в 5,1 раза, за четвертый- в 7,5 раза и, наконец, за пятый - почти в 200 раз[451]. .

Однако большевиков это нс очень беспокоило. Ведь они ставили перед собой задачу полного устранения «всякого влияния денег на соотношение хозяйственных элементов». Специалисты, в том числе ведущие ученые - С. Струмилин, М. Смит и другие, разработали проекты декретов о переходе вместо денежных к трудовым (в часах) или энергетическим (в калориях) измерителям затрат труда[452]. Более того, в конце 1920- начале 1921 годов принимаются декреты, «ликвидирующие» деньги. 'Гак, 4 декабря 1920 года принимается декрет СНК «О бесплатном отпуске населению

продовольственных продуктов», 17 декабря - декрет СНК «О бесплатном отпуске населению предметов широкого потребления», 23 декабря — декрет СНК «Об отмене денежных расчетов за пользование почтой, телеграфом, телефоном и радиотелефоном??, 27января 1921 года- декрет СНК «Об отмене платы за жилье и коммунальные услуги» и т.д.

В целом, в области финансов в период «военного коммунизма» Советской властью решались задачи экспроприации буржуазии мерами финансовой политики, и введения безденежных расчетов, как меры к уничтожению денежной системы вообще. Большая часть декретов, направленных на борьбу с финансовым капиталом и с имущим классом вообще, стоит вне всякой зависимости с досоветским законодательством. К ним можно отнести декреты об аннулировании государственных займов и частных ценных бумаг, о запрещении сделок с ценными бумагами, о регистрации их, о национализации банков и конфискации их капиталов, о ревизии сейфов и т.д.

Кроме того, органы советской власти проводили изъятия драгоценных металлов из оборота и их конфискацию. Абсолютный приоритет отдавался безналичным платежам через банковскую систему, полностью монополизированную государством. Вместе с тем, не прекращалась эмиссионная политика, характеризующаяся выпуском денежных знаков нового советского образца, которые катастрофически обесценивались.

Итак, экономическая политика до весны 1921 г. ставила своей цслыо полную экспроприацию торгово-промышленного и финансового капитала, поглощение всего частного хозяйства государством, натурализацию заработной платы и всемерное усиление в экономике переходного хозяйства социалистических начал. А это, в свою очередь, приводило к полному огосударствлению всех сторон общественной жизни.

В таких условиях строгого контроля и жесткого регулирования экономической сферы со стороны государства по новому ставился вопрос о

субъектах хозяйственной деятельности. В годы «военного коммунизма» возникали идеи о создании потребительско - производственных коммун, в которые должны были войти население, предприятия, магазины и т.д. Предполагалось, что это будут своего рода юридические лица коммунистического типа. Однако данной идее новых «юридических лиц» нс было суждено реализоваться па практике.

В то же время старым коммерческим юридическим лицам не нашлось места в экономике страны на данный период развития. Болес того, они подверглись уничтожению. Вернее сказать, осуществлялась смена организационно - правовой формы коммерческих частных предприятий. Практически все они были национализированы государством.1 Как мы отмечали выше, национализация началась с крупных предприятий ведущих отраслей промышленности. Именно в этих отраслях хозяйства находились крупные акционерные общества. На всех без исключения национализированных предприятиях выплаты по аннулированным акциям не производились. Был запрещен выпуск акций на предъявителя. Оборотоспособность оставшихся именных акций была существенно ограничена. Прежде всего, это проявлялось в ограничении права распоряжения владельцами (акционерами) своих акций. Так, акции нельзя было продавать, дарить, обменивать. Передача акций в порядке наследства должна была сопровождаться соответствующей регистрацией в органах местной власти.

До 1 марта 1919 года национализированные акционерные общества продолжали свою деятельность в прежней организационно - правовой форме. Директора, члены правления продолжали управлять компаниями, считая состоящими на государственной службе. Они финансировали и получали доходы от деятельности акционерных компаний. Акционеры, имеющие в

' Вольф В. Ю. І Ірсдисловис к книге "Акционерные общества и товарищества в торговле и промышленности", СПб., 1923. С. 3 - 4.

собственности небольшие пакеты акций, приравнивались к владельцам аннулированных государственных облигаций. С 1 марта 1919 года национализированные акционерные общества перешли на государственное сметное финансирование. Декретом от 4 марта 1919 года акции и паи акционерных компаний были безвозмездно аннулированы.1 После этого малая часть уцелевших акционерных обществ продолжала свою деятельность в состоянии "анабиоза”.[453] [454] В основном это были компании, которые осуществляли свою деятельность в местностях, которые были подконтрольны белогвардейским частям.

Следует отметить, что законодательное оформление функционирования коммерческих юридических лиц в первые годы существования Советского государства было крайне противоречивым. С одной стороны, можно отметить, что органами государства принимались нормативные акты, направленные на регулирование вопросов создания и деятельности хозяйственных товариществ и обществ. Среди принятых нормативных актов можно отметить Постановление ВСНХ РСФСР от 18 февраля 1918 года «О порядке регистрации уставов кооперативных товариществ и их союзов»,[455] Декрет СНК РСФСР от 18 апреля 1918 г. «О регистрации акций, облигаций и прочих процентных бумаг», [456] Декрет СНК РСФСР отЗ сентября 1918 г. «О порядке открытия кредитных учреждений и их отделений»,[457] Положение СНК РСФСР от 3 августа 1918 г. «О регистрации торговых и промышленных предприятий»,[458] Правила СНК РСФСР от 3 августа 1918 г. «О переходе но частным сделкам торговых и промышленных

предприятий и о преобразовании предприятий» 1 и др. С другой стороны, перечисленным нормативным актам не суждено было коренным образом изменить существующее положение дел, сложившихся к этому времени в отношении деятельности частных товариществ. На уцелевших не национализированных акционерных обществах, находившихся на территории Советской России, различными декретами[459] [460] вводились новые, суженные правовые рамки существования коммерческих юридических лиц. Можно сказать, что частнопредпринимательское хозяйство жило в условиях приспособления к новым "сжатым" условиям рынка. В целом же, институт коммерческих юридических лиц в годы «военного коммунизма» практически прекратил свое существование, так как он не вписывался в марксистскую концепцию построения нового общества.

Основными субъектами хозяйственной деятельности в годы «военного коммунизма» становятся национализированные предприятия. Поэтому интересен вопрос об юридической личности государственных предприятий, о іражданской правоспособности предприятия вообще.

В применении к государственным (как национализированным, так и бывшим казенным) предприятиям в опубликованных нормативных актах периода «военного коммунизма» не встречается термин «юридическое лицо», хотя сам институт юридического лица был уже использован советским законодательством в применении к государственным организа­циям. Утвержденное ВЦИК и СНК 25 июня 1918 г. положение о Социалистической Академии общественных наук[461] предоставляло Академии «права юридическою лица». Наделялись правами юридического лица также ряд главков ВСНХ[462].

Проблеме гражданской правоспособности государственных предприятий большое внимание уделял известный советский исследователь Л.В.Венедиктов. Так, он отмечает, что государственному предприятию гражданская правоспособность была необходима лишь в той мере, в какой оно принимало непосредственное участие в гражданском обороте. В этом аспекте оно заключало договоры купли-продажи, имущественною найма (аренды) или получало ссуды в банке. Гражданская правоспособность акционерною или иного товарищества, которому до национализации принадлежало промышленное предприятие как определенный комплекс орудий и средств производства, прекращалась в силу национализации предприятия. Носителем прав и обязанностей, связанных с национализированным предприятием, становились само Советское государство, как единый и единственный собственник всего фонда государственной собственности, и хозяйственный государственный орган, созданный государством для непосредственного упраиления национализированным предприятием. Именно национализированное предприятие, как хозяйственный госорган, и являлся носителем гражданской правоспособности в тех пределах, в которых этого требовало его непосредственное участие в гражданском обороте, в которых Советское государство это его участие допускало и регулировало. То обстоятельство, что нормативные акты тою времени нс пользовались в применении к государственным предприятиям термином «юридическое лицо», не имело значения для правовой позиции государственного предприятия, определенной всей совокупностью действовавших в тот период правовых норм и характером реальных общественных отношений, этими нормами урегулированных[463]. В силу этого понятие социалистического государственного предприятия следовало понимать в двух смыслах: 1) как социалистический госорган, на который государство возлагало

непосредственное управление определенным государственным имуществом, и 2) как объект государственной социалистической собственности, в непосредственном управлении этого органа находившегося.

Следует отметить, что национализация предприятия, как правило, не прерывала его производственной деятельности, а, следовательно, и его договорных отношений с другими предприятиями. При этом даже на начальной стадии «военного коммунизма», когда в практике отдельных государственных предприятий применялись некоторые приемы и формы старой деловой техники «оформления заказов», между ними не возникало гражданско-правовых отношений. Так, основанием возникновения обязанности одного предприятия изготовить или поставить продукцию и другого предприятия - перечислить причитавшуюся за эту продукцию сумму являлся административно-правовой акт планово-регулирующего органа, порождавший административно-правовую ответственность предприятий, их руководителей и должностных лиц перед государством. На практике исполнение взаимных обязательств по договорам государственных предприятий с частными подрядчиками (поставщиками) обеспечивалось административно- и уголовно-правовыми, а не гражданско-правовыми средствами. Частный подрядчик, не выполнявший своего обязательства, — например, не сдававший заготовленных им по договору с лесозаготовитель­ными государственными организациями дров или пытавшийся сдать под видом вновь заготовленных дров дрова выработки прежних лег, — привлекался к уголовной ответственности с конфискацией предмета договора*.

В дальнейшем даже такой особый порядок заключения и исполнения договоров нс применялся. Централизация всего процесса снабжения государственных промышленных предприятий и распределения их продукции, а также полное прекращение банковского кредитования государ-

ственпых предприятий и перевод их на сметное финансирование устраняли необходимость в заключении договоров между госорганами.

Всеми государственными предприятиями управлял Высший совет народного хозяйства (ВСНХ), созданный в 1917 году1 как единый орган руководства народного хозяйства с задачей планомерного регулирования всех его отраслей. Он наделяется широкими полномочиями по объединению и координации деятельности ранее созданных местных регулирующих учреждений, включая наркоматы торговли, промышленности, продовольствия, земледелия, финансов, специальные совещания по топливу, металлу, транспорту и другие. Этой функцией ВСНХ охватывал деятельность Всероссийского Совета рабочего контроля и аналогичных ему фабрично- заводских и профессиональных организаций2.

ВСНХ осуществлял руководство предприятиями через главки и центры, которые были не только органами руководства и контроля, но и высшими и средними звеньями оперативного управления государственной промышленностью. Как отмечал один из исследователей того периода С.Н. Братусь, к середине 1919 года окончательно сложилась та система хозяйственного управления и формирования хозяйственных связей, что впоследствии получила название "главкизма". Органами, планирующими и регулирующими деятельность предприятий, являлись преимущественно главные отраслевые управления, входящие в систему ВСНХ - главки. Продукция распределялась по нарядам главков без оформления договоров. 1'лавкизм характеризовался не только централизацией планирования, но и централизацией оперативных функций3.

Централизованная аппаратная система государственного управления, получившая название «главкизм», в ходе реализации политики «военного коммунизма» превращалась в громоздкий и сверхнентрализованный аппарат 1 Собрание Узаконений и Распоряжении РСФСР. 1917. N 5. Ст. 83.

“ Ю.М. Аристаков. Структуры и связи в социалистической экономике. М., 1984. С. 9.

5 С.Н. Братусь. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. С. 215.

управления. Главные комитеты (главки) и центральные управления (центры), руководившие различными отраслями экономики, росли, как хрибы после дождя. В августе 1918 года было около 20 главков, к концу года их число более чем удвоилось. а в 1920 х-оду число их увеличилось до 52*.

Вот как описывала экономическую ситуацию времен «военного коммунизма» очевидец той поры Е.А. Драбкина: «Вдобавок к материальным трудностям промышленность унаследовала от времен «военного коммунизма» бюрократическую систему управления, в которой ... вместо рыбы царила ... Главрыба, вместо соли - Главсоль, вместо стекла и спичек - Главстекло и Главсничка»[464] [465].

В результате резко увеличивался мощный бюрократический аппарат, который забирал, раздавал, делил, распределял, ничего не производя. В 1913 году чиновники составляли 6,4 % общего числа работающих, в 1920 г. - 13,5%. В 1917 г. в учреждениях работало около 1 миллиона человек, в 1921г. - 2,5 миллиона. В системе ВСНХ (без работников сферы

производства) к 1922 г. только обслуживающий персонал насчитывал 1 млн. 200 тыс. работников[466].

Негативно влияло на деятельность государственных предприятий отсутствие их оперативной самостоятельности. Официальной реакцией на сложившуюся ситуацию становится критика на IX съезде РКП (б) (март- апрель 1920 г.) существовавшего положения, при котором промышленность превратилась в совокупность вертикальных объединений лишь на верхушке связанных ВСНХ, характеризующихся хозяйственным "изоляционизмом"[467].

В связи с этим съезд принял решение о пересмотре структуры управления промышленностью. Данные решения были реализованы Декретом ВЦИК РСФСР (1920 г.) "О местных экономических органах"1, в соответствии е которым предприятия были разделены на три группы.

Предприятия особо важного государственного значения, а также наиболее крупные предприятия были оставлены в непосредственном управлении центральных органов ВСНХ (главков, центров).

Предприятия второй, группы были переданы в управление іубсовнархозов. Функции планирования производства и сбыта продукции этих предприятий сохранялись за ВСНХ.

Предприятия третьей группы были переданы в непосредственное и полное управление іубсовнархозов.

В результате таких преобразований часть оперативно-хозяйственных функций управления передавалась от ВСНХ губернским совнархозам. Это позволяло в большей мере учитывать потребности и интересы промышленных, предприятий, но существенно не повлияло на активность хозяйственной деятельности предприятий. По мнению Л.Л. Пушкина, как специфические хозяйственные органы Советского государства, совнархозы представляли собой органы хозяйственного руководства предприятиями, своеобразные хозяйсгвенныс объединения предприятий, центры хозяйственных систем[468] [469]. Но они не могли изменить сущность централизованного неэффективного аппарата управления экономикой.

Таким образом, в первые годы Советской власти была создана система, которая в сфере экономики привела к утверждению жесткой, бюрократической, неэффективной организации труда. Во многом благодаря этой неэффективной организации положение в экономике стало катастрофическим. От метим, что тяжелейшее положение в экономике страны было связано и с последствиями долгих лет войны. Ущерб, нанесенный за

годы двух войн, составил около 765 444, 9 млн. рублей золотом, т.е. более половины всего национальною богатства. Огромны были людские потери. Начиная с 1914 года, они, по подсчетам С.Г. Струмилина, достигли 21 млн. человек. 4,4 млн. человек в возрасте от 16 до 49 лет стали инвалидами1.

В результате всех негативных факторов промышленное производство в 1920 г. но сравнению с 1913 г. сократилось в 7 раз. Валовая продукция сельского хозяйства в 1920 г. составила лишь 67% довоенного уровня.[470] [471] Чугуна выплавлялось только около 3 % довоенного производства, угля добывали 27% от уровня 1913 г., нефти - 41 %. Резко уменьшился выпуск продукции легкой промышленности. Производство хлопчатобумажных изделий уменьшилось в 20 раз. Общая картина производства к уровню 1913 г. варьировалась от 10 до 20%. Подсчеты стоимости произведенной продукции в довоенных ценах показывают, что стоимость готовых товаров достигла в 1920 г. всего лишь 12,9% уровня 1913 г.[472] [473]. На 50 человек населения производилась одна пара обуви. В 1920 году в Москве рабочие в день получали 225 г хлеба, 7 г мяса, 10 г сахара’.

Все это вызывало недовольство населения страны. Рабочие на многих предприятиях начинают бастовать. Эти забастовки жестоко подавляются. Руководство профсоюзов выступает против методов милитаризации. В.И. Ленин, обеспокоенный бунтом коммунистов в профсоюзном аппарате, подвергает Троцкого критике. В РКП(б) возникла дискуссия «О профсоюзах», в центре которой были проблемы хозяйственного строительства. Идеи Троцкого о милитаризации труда и огосударствлении профсоюзов не получают поддержки. В руководстве РКП(б) все отчетливее проявляется тенденция отхода от политики «военного коммунизма».

Неспокойная обстановка была в деревне. Как мы отмечали ранее,

особое недовольство крестьян вызывала продразверстка. Тем нс менее, в годі»! іражданской войны многомиллионная крестьянская масса в значительной своей части поддержала большевиков. Объясняется это тем, что многие крестьяне не хотели возвращения помещиков на свои земли. И пока сохранялась опасность реставрации старых порядков большинство крестьян, несмотря на все издевательства «военного коммунизма», отдало предпочтение большевикам перед сторонниками белого движения.

Однако с разгромом основных сил белого движения вооруженное сопротивление крестьян большевикам начинает возрастать. Во второй половине 1920 — начале 1921 гг. в России практически не было ни одной губернии, в которой крестьяне бы не восставали. Советский историк М.Н. Покровский, писал об этом времени: «Центр России был охвачен почти сплошным кольцом крестьянских восстаний от приднепровского Махно до приволжского Антонова»[474].

В разных концах страны (в Тамбовской губернии, в Поволжье, на Допу, Кубани) вспыхнули антиправительственные восстания крестьян. Самыми крупными из них были восстание в Тамбовской губернии («аигоиовщина»). С большей частью вооруженных выступлений крестьян карательные органы справлялись достаточно легко. Плохо вооруженные, нс обученные военному делу они уступали организованной военной силе. Но у крестьян был мощный потенциальный союзник — армия, которая состояла в основном из жителей деревни. Кронштадтские события подтвердили это. В марте 1921 года вспыхнуло восстание моряков в Кронштадте. Восстание крепости Кронштадт проходило под лозунгами «Власть советам, а не партиям», «Советы без коммунистов». 17 марта мятеж в Кронштадте был подавлен. Однако эти события в очередной раз показали большевикам, что необходимо сделать крутой поворот в сторону крестьянства. Один из видных большевиков Ларин иронизировал, что для некоторых товарищей

потребовался в 1921г. іром кронштадтских пушек, чтобы разъяснить им необходимость вступления на путь новой экономической политики[475].

Итак, в первые годы советской власти в России большевики в сфере экономики проводили политику «военного коммунизма», суть которой сводилась к ликвидации частной собственности, отмене товарно-денежных отношений, распределение продукции по карточкам, введении продразверстки и т.д.

Реализация марксистских идей правящей партией привела к национализации средств производст ва и, как ее следствие, к национализации труда рабочих и крестьян. В результате партия большевиков, ставшая монополистом в государственной власти, монополизировала и экономическую сферу. В стране установилась беспрецедентная в истории партийная монополия на владение народным хозяйством, при которой партия, а вернее, ее небольшая элитная часть, управляет экономикой, контролирует и распределяет богатства страны. Причем теоретически это обосновывалось необходимостью новых производственных отношений для добровольной или принудительной «переделки» «старых» людей и создания «новых» членов будущего коммунистического общества.

Следует отметить, что между экономическими и политическими преобразованиями, которые осуществлялись в годы «военного коммунизма» была прямая лої ическая связь. Ликвидация частной собственности, товарно- денежных отношений происходило путем насилия, установления диктатуры. Собственность отбиралась у частника, образуя единую государственную собственность. Отсутствие плюрализма собственности создавало предпосылки к усилению монополии в области политической.

В результате были созданы условия для директивного управления государством. В организационном отношении в сфере экономики это вылилось в создании гигантского государственного аппарата с

сосредоточением в нем функций и регулятора, и хозяйственника, и собственника. Коммерческим юридическим лицам в такой системе хозяйствования места не находилось.

<< | >>
Источник: РАССКАЗОВ ОЛЕГ ЛЕОНИДОВИЧ. ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА В СФЕРЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ (ХОЗЯЙСТВЕННОЙ) ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОМ ГОСУДАРСТВЕ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ИСТОРИКО - ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Краснодар - 2008. 2008

Еще по теме § 1. Политика «военного коммунизма» и се влияние на экономические отношения:

  1. § 2. Либерализации экономических отношений и влияние этого процесса на институт юридического лица в годы ноной экономической политики
  2. § 1. Переход от новой экономической политики к государственно- плановой экономике
  3. Глава IV. 'Эволюция роли коммерческих юридических лиц при изменениях в экономической политике большевиков (1917 г. - конец 20-х rr. XX века)
  4. Глава V. Эволюция предпринимательских отношений в период формирования и функционировании административно-командной системы в Советском государстве и ее влияние на хозяйственно- правовые идеи
  5. § 1. Генезис торговых (предпринимательских) отношений и место прообразов юридических лиц в этих отношениях
  6. 17. 3. Управление в экономической сфере
  7. Процессуальные отношения
  8. § 1. Особенности развития предпринимательских отношений в пореформенный период
  9. § 1. Правовое регулирование валютных отношений
  10. §1. Виды договорных отношений с клиентами
  11. 7 Правовое регулирование; отношений между кредитными организациями и их клиентами
  12. Виды административно-правовых отношений
  13. 4. 1. Понятие структура и особенности административно-правовых отношений
  14. Тема 6 Кредитные отношения
  15. 12. Валютные отношения и их правовое регулирования