<<
>>

§ 3. Реализация и защита прав участников юридических лиц в постсоветский период

Статья 45 Конституции Российской Федерации закрешіяет за каждым возможность защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Однако буквальное прочтение Конституции РФ дает повод предположить, что возможность обладания основными правами является свойством лишь одного субъекта конституционно-правовых

отношений - человека.

Гражданин демократического государства обладает личной свободой, выражающейся в том числе в свободе выбора вада и характера предпринимательской деятельности. Экономический ссиект личной свободы неразрывно связан с правом на собственность и свободного владения, пользования и распоряжения ею.1 Однако Конституционный Суд РФ принимает жалобы не только ог граждан, но также и от юридических лиц, что подтверждает, в числе многих других, Постановление от 20 февраля 2001 г. № 3-П.[712] [713] [714] Это полностью соответствует положению ч. 1 ст. 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», дающему объединениям граждан право па обращение в КС РФ.” В подтверждение этому следует- привести слова Н.В. Витрука о том, что Конституционный Суд в своей практике «защищает нс только индивидуальные права человека и гражданина, но и коллективные права объединений граждан, муниципальных образований и населения городских, сельских поселений.[715]

В данном параграфе речь пойдет о правах и некоторых особо важных аспектах реализации и защиты этих прав, прежде всего, участников коммерческих организаций. Для каждого дееспособного гражданина ст. 34 Конституции РФ провозгласила возможность на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной нс запрещенной законом экономической деятельности. Ряд исследователей более детально подходит к изучению вопроса, составляющей свободы предпринимательской деятельности.

В частности, но мнению Г.Ф. Ручкиной, под свободой предпринимательской деятельности следует считать:

- свободу распоряжаться способностями к аруду, проявляющуюся в свободе выбора рода деятельности или профессии;

- свободу от недобросовестной конкуренции и монопольной деятельности;

- общую свободу совершать все, что не противоречит действующему законодательству.1

По мнению других специалистов, исследуемое право на свободное осуществление предпринимательской деятельности включает в себя право на выбор:

- любого вида и формы предпринимательства;

- любой сферы предпринимательской деятельности;

установленных законом организационно-правовых форм предпринимательской деятельности;

- создание новых форм предпринимательства.[716] [717]

Затрагивая вопросы свободы предпринимательской деятельности, правового статуса участника юридического лица мы, безусловно, полагаем, что гражданское законодательство осуществляет регулирование предпринимательской деятельности на основе метода юридического равенства сторон. Однако практика иногда вносит свои коррективы. По мнению 8.Л. Анисимова, в современной экономике очень многое зависит от взаимодействия коммерческих организаций. Он убежден, что при этом не всегда такое взаимодействие строится на основе равенства сторон участвующих в отношениях. Более того, в большинстве случаев взаимодействие происходит но принципу главенствования - подчинения, т.с. один субъект становится главенствующим, а другой подчиняющимся. Данный исследователь полагает, что такие отношения можно назвать отношениями зависимости, где воля одного хозяйствующего субъекта

формируегся другим субъектом. Формирование таких связей происходит различными, однако законными путями: через преимущественное участие в уставном капитале, посредством представительства в органах управления, а также посредством заключения договоров.1

Следует также отмерить, что сама экономическая cipepa предполагает конкуренцию между хозяйствующими субъектами, которая обязываег стороны к соперничеству и как следствие является источником конфликтов и правонарушений.

Гражданское законодательство, прежде всего, ориентировано на формирование и реализацию отношений, во многом определяемых свободным волеизъявлением их участников, особенно когда речь идет о договорных связях. Возможность и обеспечение создания и последующего функционирования такого существенного элемента общественных отношений, как отношения имущественного характера, - одна из задач гражданско-правового регулирования. Система имущественных отношений в обществе образуется из огромного числа действий субъектов гражданского оборота и иных юридических фактов.[718] [719] Исходя из этого можно сказать, что в сравнении с простым гражданином учрсдигсль юридического лица обладает специализированным корпоративным правовым статусом.

Созданию юридического лица предшествует разработка и подписание учредительного договора. К данной категории договоров можно применять общие правила о сделках и договорах.[720] После заключения учредительного договора с момента внесення записи в Единый государственный реестр юридических лиц о вновь созданном хозяйствующем субъекте, учредители приобретают осложненность отношений между собой. Данный договор будет первым локальным документом, распределяющим права и обязанности лиц

подписавших его, гак как учредители признали друг друга сособственниками.

Соответственно с момента приобретения юридическим лицом правосубъектности любое изменение или же расторжение учредительного договора будет оказывать влияние как на взаимоотношения между учредителями, так на отношения внутри субъекта гражданского оборота.1 Согласование воль учредителей юридического лица оформляется в виде принятия решений общим собранием определенного коммерческого образования. Данное обстоятельство позволяет утверждать, что акты общих собраний являются односторонними или многосторонними сделками, направленными на возникновение, изменение и прекращение правоотношений, оформленных учредительным договором.2 С появлением таких правоотношений возникают соответствующие права, способ защиты которых имеет свою специфику, которая заключается прежде всего в необходимости непосредственной привязки матсриально-праьового требования к учреди зольному договору как к акту, юридически оформляющему правоотношения между членами юридического лица.3

В данном параграфе исследовательский акцент ставится не на гражданина желающего заняться предпринимательской деятельностью, а внимание уделяется реализации и защите состоявшихся участников юридических лиц.

Правовое положение участников юридических лиц в последнее время становится одним из наиболее важных и актуальных вопросов в контексте урегулирования предпринимательских отношений. На сегодняшний день в основных нормативных актах, регламентирующих предпринимательское законодательство, есть нормы, защищающие права участников. Но следует отметить, что ни в Гражданском кодексе, ни в

' Козлова II.В. Правосубъектность юридического лица по российскому гражданскому праву. Дне. докг. юрид. наук. М., 2004 г., С. 243-244.

2 Смадъяров Расторжение учредительного договора по соглашению сторон /

«Юридический мир», 2007 г., № 6.

^Соломкин Я.Д., Смадъяров И.Б. Защита нарушенных прав учредителя (участника) .'/ «Российский судья», 2007 г., № 6.

специальных законах нет специальной главы, посвященной правам участников и порядку реализации и их защите. В связи с этим обстоятельством рассмотрим подробнее процесс реализации и защиты прав участников юридических лиц.

Отмстим, что институт защиты гражданских прав является важнейшим институтом теории гражданского и гражданского процессуального права. Более того, без понимания сущности данного института крайне сложно разобраться в характере и особенностях гражданско-правовых последствий и других вопросах, возникающих в связи с защитой гражданских прав и интересов.[721]

Одним из основных начал іражданского законодательства является обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебная защита. В частности, ст. 1 ГК РФ установила, что гражданское законодательство основывается на признании равенства, участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Развитие предпринимательских отношений за последнее время поставило целый ряд вопросов, связанных с необходимостью упорядочивания и введение деятельности хозяйствующих еубъектов в правовое русло.

Одни из них - это реализация права участника коммерческих образований на судебную защиту. Защита прав участника юридического лица посредством судебных инстанций на сегодняшний день является основным средством защиты. Качество норм и институтов предпринимательского права, т. е. их способность урегулировать отношения в определенной сфере каждодневно проверяется правоприменительной практикой. 3 нашем случае, это судебно - арбитражная практика разрешения споров, как правило, возникающих из финансово­хозяйственной деятельности юридических лиц.

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод о том, что в последнее время участники активнее начинают защищать свои права посредством судебных инстанций. Если же на начальном этапе становления предпринимательских отношений общепринято было обращаться к государству, в лице различных государственных органов, то в настоящее время стереотипы такого поведения постепенно исчезают. Прежде всего, это связано с реализацией положений нового предпринимательского законодательства. Его нормы не только расширили способы зашиты прав участников коммерческих организаций, но и активно стимулируют к защите своих прав посредством судебных инстанций. Вообще же зашита прав участников хозяйствующих субъектов в основном является сферой частноправовых интересов.

Право на судебную защиту закреплено в определенных статьях Конституции.1 Статья 46 Конституции гарантирует каждому гражданину судебную защиту его прав и свобод. Гражданский Кодекс (Ст. 11) конкретизирует это положение, уточняя, что защита нарушенных или оспоренных прав осуществляется в соответствии с подведомственностью дел, установленным процессуальным законодательством, в арбитражном или третейском суде.

В судах общей юрисдикции также могут рассматриваться споры как имущественного характера, так и неимущественного. Например, ими могут рассматриваться деда, связанные с отказом держателя реестра от внесения записи в реестр акционеров или с отказом выплаты объявленных дивидендов.

Важную роль в защите прав участников юридических лиц играют третейские суды, которые по праву считаются наиболее демократично формируемыми органами правосудия.[722] [723] Сущность разбирательства дел третейскими судами не вызывает споров в юридической литературе, она состоит в том, что

спорящие стороны доверяют разрешение конфликта третьим лицам? Положительные моменты в рассмотрении и разрешении дел третейскими судами заключаются, прежде всего, в экономичности, конфиденциальности, максимальном удобстве для сторон в смысле мест и времени рассмотрения споров[724] [725] [726]. Для передачи спора на разрешение третейского суда необходимо наличие двух условий: подведомственность такого спора арбитражному суду и наличие договора между сторонами о передаче дела в третейский суд.

В зависимости от тою, кто обращается за защитой прав, юридическое лицо или гражданин, определяется подведомственность суда. Институт подведомственности является одним из важнейших процессуальных институтов. Именно он определяет круг дел, который в соответствии с действующим законодательством может являться предметом рассмотрения той или иной системы судов. Необоснованный отказ в принятии иска, прекращение конкретной судебной инстанцией дела в связи с сю неподведомствен ностыо являются нарушением конституционного права на судебную защиту?

Самое большое количество споров с вовлечением участников коммерческих организаций рассматривается в арбитражных судах. Согласно ст. 27 АПК РФ[727] арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. Арбитражные суды рассматривают подведомственные им споры с участием российских юридических лиц, граждан России, а также иностранных организаций,

международных организаций, иностранных іраждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую деятельность, организаций с иностранными инвестициями, если иное нс предусмотрено международными отношениями РФ.

Мы уже отмечали, что формирующееся новое законодательство стимулирует защиту своих прав посредством судебных инстанций. Это непосредственно отражает статистика, которая свидетельствует об увеличении количества дел, связанных с защитой своих прав в суде. Однако наряду с положительными тенденциями в этой сфере можно отмстить и негативные. Участники (обладатели определенной доли, пакета акций, иной части, свидетельствующей о возможности выступать на правах если не собственника, то совладельца) коммерческих организащгй вступают с оріанизацией в затяжные судебные процессы. Такие иски носят иногда вымогательский характер и мешают стабильной предпринимательской деятельности любого хозяйствующего субъекта. Отмечая схожие тенденции у себя на родине, немецкий правовед У. Зайберт пишет: «Мелкому акционеру представляется влиятельный правовой статус. Этот статус, с одной стороны, считается существенным достижением в области защиты интересов меньшинства, а с другой же стороны, выступает как источник злоупотреблений и вымогательных исков. В этом вопросе необходимо найти компромисс между защитой мелких акционеров и интересами большинства и общества в целом».[728]

В последние два десятилетия в России происходят существенные изменения, целенаправленно осуществляемые в экономике, имеющие целью расширение возможностей хозяйствования и реализации предпринимательского потенциала посредством использования различных форм хозяйствования коммерческих организаций. В середине 1992 года

началась массовая приватизация государственных и муниципальных предприятий. К 1998 году было образовано около 2.6 млн. юридических лиц с различными организационно-правовыми формами. Появившаяся многочисленная армия сособствсн ников различных хозяйствующих субъектов в своем подавляющем большинстве нс представляла себе ни своих прав, ни механизмов их реализации. Наиболее плачевной страницей истории развития предпринимательского хозяйствования стали знаменитые финансовые «пирамиды».1 Это приводило к тому, что простые граждане теряли деньги, а вместе с тем веру в новые формы ведения предпринимательской деятельности и во все то повое, что было связано с лх появлением и развитием.[729] [730]

На «смену» финансовым пирамидам пришло такое явление как недружественный захват хозяйствующих субъектов. Рост криминала в предпринимательской сфере достиг точки,[731] которая позволяет специалистам утверждать, что эти явления представляет реальную угрозу национальной безопасности России.[732] Другие исследователи отмечают, что в последнее время рейдерство опустилось на уровень малых и средних коммерческих организаций. Недружественные захваты, поглощения не обрастают такими громкими скандалами, какие были, когда боролись «монстры». Однако и на среднем уровне рейдерство, как явление сугубо негативное, сегодня имеет опасные масштабы и тенденции к росту.[733] Важнейшей причиной такого негативного явления является неспособность законодателя на нормативном

уровне обеспечить безопасность создания и последующей деятельности коммерческих организаций. Вероятно, законодателю следует «подтянуть» нормы российского материального права, регулирующие права и обязанности акционеров, к соответствующим нормам цивилизованных стран, что позволит решить, наконец, проблему незаконных поглощений.

Как нам представляется, отечественный законодатель, используя зарубежный опыт, воспринимает нс все его положительные моменты. Так, законодательство ряда европейских стран обязывает определять выкупную цену посредством назначения экспертной оценки, которая в последствии проверяется несколькими аудиторами. У нас же существует другая практика. В свое время глава комитета по собственное'™ Госдумы В. Плескачевский отмечал: «Что касается справедливой цены, то мы "вбили" в Закон нейтральный вариант, где механизм продажи при участии оценщика - эго механизм оферты, не более того. То есть если вы считаете, что акция стоит дороже, и нс ковыряете в носу, то можете выложить в суде свои аргументы в пользу своей стоимости, с помощью своего оценщика, разумеется».’ Из этого можно сделать несложный вывод: возможности и права на защиту своих имущественных и неимущественных прав предоставляется непосредственно акционеру. Отечественный законодатель не посчитал нужным нормативно обеспечить независимую гарантированную оценку активов, вынужденно продаваемых миноритарным акционером.

Увеличению числа корпоративных конфликтов способствует активное использование самими рейдерами отрицательного зарубежного опыта и приспосабливания его к российским условиям, и создание в конечном итоге своего собственного, наиболее продуктивного. Последний может быть представлен в разработке великого множества схем захвата. По мнению специалистов, самыми распространенными схемами захвата являются скупка акций, ведение двойного реестра ценных бумаг, организация двойного менеджмента, производство судебных решений, спровоцированные чаще

всего миноритарными акционерами. На практике возможно использование сразу несколько схем. В качестве примера может послужить следующая ситуация - реализация судебной защиты миноритарного владельца ценных бумаг, что в последствии влечет - посредством применения судебных решений - восстановление нарушенного права и появление абсолютно нового реестра; смена менеджмента компании, которая выступала целью рейдера; обвинения «старого» реестродержателя в недобросовестности с инициированием против него судебных процессов и пр.1

Представители законодательной ветви власти нс отрицают слабость отечественного корпоративного законодательства. В частности, В. Плескачевский объясняет эту ситуацию относительно коротким сроком существования норм предпринимательского права, указывая на невозможность за столь короткий период создать полноценную правовую защиту собственника. Но основную причину он видит в хилой адаптации менталитета - после десятка лет главенствования социалистического государства отечественные собственники пока не до конца понимают, что защита своей собственности, своего имущества - прежде всего их непосредственная обязанность.[734] [735]

Наличие определенного ряда причин рассмотренных выше способствует если нс росту, то достаточно «стабильному» существованию в корпоративном секторе рейдерства. Обороняющая сторона от

недружественного поглощения и корпоративного шантажа, как правило, обращается за защитой своего нарушенного права в судебные инстанции. В большинстве случаев в качестве истца вступает и нападающая инстанция, которая' всеми средствами, включая судебную систему, расшатывает положение жертвы. Рейдеры в основу предмета своих исковых заявлений закладывают нарушение процедурні,їх вопросов в деятельности

акционерного общества. Например, нарушение процедуры созыва общего собрания, проведения голосования, заседания совета директоров и т.д.

В независимости от предмета иска обороняющейся стороне следует тщательно проанализировать предъявляемые требования. Все без исключения обстоятельства, имеющие отношение к делу, необходимо уточнять у противоположной стороны еще на предварительной стадии судебного процесса. Если в процессе появляются новые документы, следует ходатайствовать о переносе слушания дела для соответствующего ознакомления. Детальному анализу следует подвергать факты, информацию, иные сведения, на которых такие требования основываются, а также в обязательном порядке необходимо провести проверку документов на предмет их подлинности. На предмет подлинности следует проверять перевод документа, составленного на иностранном языке. Для этого предоставленною документа следует привлечь независимого эксперта.

Обороняющейся стороне следует самостоятельно следить за законностью ведения судебного процесса. В противном случае, несоблюдение определенной процедуры судебных заседаний может сдать основанием для отмены судебных актов суда первой инстанции вышестоящими судами. Вообще целесообразно в общении с представителями государственных органов, суда обеспечить режим открытости и гласности. Подобный режим будет существенным препятствием для представителей власти на пути принятия необоснованных решений.

По нашему мнению, борьба с рейдерством, как крайне негативным явлением, требует общих усилий. Для этого должны быть скоординированы действия таких государственных органов как милиция, прокуратура и суды. В настоящее время в юридической литературе не представляется какого-либо определенного проекта, плана иного документа, затрагивающего организацию согласованной работы перечисленных структур. По нашему мнению, борьба с псдружсстпспными поглощениями н корпоративным

шантажом требует постоянного законодательного обновления. Это обновление должно осуществляться с учетом отечественной правоприменительной практики, а также с использованием положительного зарубежного опыта. Следует отметить, что в последнее время достигнуты определенные успехи в вопросе уменьшения, а также предотвращения числа корпоративных конфликтов. Основным инструментарием достижения подобных успехов является внесение изменений и дополнений в действующее гражданское законодательство. При оценке законодательства и соответствующем механизме его реализации весьма важным является уяснение системы составляющих его норм, сфере их действия и внутренней согласованности.’ Как нам представляется, более положительных результатов можно добиться, если усовершенствовать законодательство во всех основных отраслях - в комплексе, которые, гак или иначе, имеют отношение к проблеме корпоративных конфликтов.

Для совершенствования реализации и защиты прав участников юридических лиц следует изменить уголовное и административное законодательство. Целесообразно в УК РФ добавить новые статьи, которые содержали бы ответственность за захват имущества, активов, денежных средств юридического лица. Также необходимо предусмотреть ответственность за корпоративный шантаж по отношению к учредителям юридического лица со стороны рейдеров - владельцев небольших пакетов акций (или же долей). В связи с этим следует дополнить ст. 159 УК РФ отдельным пунктом с указанными нововведениями. В ст. 327 следует ввести ответственность за подделку, использование или (и) сбыт документов, создание которых нацелено на установление контроля или организации корпоративною шантажа юридического лица. Как нам представляется, будет однозначно разумным шагом но внедрению в нормы законодательства

1 Ибатуллнпа Э.А. Роль права в регулировании предпринимательских отношении / «История и современность в контексте реализации уголовной и уголовио-исполннтслыюй политики России». Материалы моклу зо вехой иаучпо-практпчссхой конференции. Краснодар, 200S г., С. 63.

ответственности за ведение двойкою реестра. Представляется, что внесение нововведений в функционирутощее законодательство значительно «оздоровит» практику взаимоотношений как между хозяйствующими субъектами, так и внутри юридического лица.

В рамках исследования зан.иты нрав участников юридического лица посредством судебных инстанции целесообразно уделить внимание самим искам и процессам соответствующим им. В юридической литературе принято подразделять исковые заявления на прямые, групповые и косвенные.

Под прямым иском понимается предъявление требования участника юридического лица от своего имени в случае, если ущерб причинен именно ему. Данная категория дел направлена на защиту истцом собственных интересов. В этом случае истец является непосредственным выгодоприобретателем по судебному решению.

В качестве примера рассмотрим дело о выплате дивидентов В.Н. Карпову, которое рассматривалось в арбитражном суде Алтайского края. В.Н. Карпов обратился в данный суд с иском к ОАО «Белоярский мачтопропиточный завод» о взыскании 19000 руб. дивидендов, указывая на то, что является владельцем 38 акций ответчика, но которым ему нс выплачивались объявленные решением общего собрания общества от 06.05.2002г. дивиденды. Решением от 25.10.2002г. суд исковые требования удовлетворил. Он признал не соответствующей закону статью 11.2 устава ОАО «Белоярский мачтопропиточный завод» и при определении срока выплаты дивидендов применил статью 42 ФЗ РФ «Об акционерных обществах».

Постановлением апелляционной инстанции от 28.01.2003г. решение было отменено, в удовлетворении иска отказано. Апелляционный суд посчитал неправильными выводы суда первой инстанции о недействительности пункта 11.2 Устава общества, признал данный пункт соответствующим ФЗ РФ «Об акционерных обществах». В суде

апелляционной инстанции ответчик сослался на отсутствие оснований для

выплаты дивидендов Карпову, поскольку статьей 11.2 Устава общества предусмотрен срок выплаты дивидендов в три года.

Таким образом, оценивая действия ответчика, суд первой и апелляционной инстанций разошлись во мнении при определении срока, в течение которого дивиденды должны быть выплачены. Кассационная инстанция приняла постановление, в котором поддержало решение суда первой инстанции. В данном постанов,пении отмечалось, что в силу статьи 42 ФЗ РФ «Об акционерных обществах» решение о выплате дивидендов, размере годового дивиденда и форме его выплаты но акциям каждой категории (типа) принимается общим собранием. Срок и порядок выплаты дивидендов определяются уставом общества или решением общего собрания о выплате годовых дивидендов. В случае, если уставом общества срок выплаты дивидендов не определен, срок их выплаты нс должен превышать 60 дней со дня принятия решения о выплате годовых дивидендов. Согласно статье 42 ФЗ РФ «Об акционерных обществах» выплата объявленных дивидендов является обязанностью общества, это обязательство должно быть конкретизировано указанием срока - даты его исполнения. Вывод суда первой инстанции является правильным еще и потому, что исходя из смысла статьи 42 ФЗ РФ «Об акционерных обществах» годовые дивиденды начисляются и выплачиваются по итогам финансового года и должны выплачиваться в году, следующем за отчетным. В этой связи срок выплаты годовых дивидендов может определяться днями, месяцами, но никак не

годами.

В связи с этим кассационная коллегия постановила, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению в силе, а постановление суда апелляционной инстанции - отмене, как принятое при неправильном применении упомянутых выше норм материального права[736].

Следующим видом исков, которые подлежат нашему рассмотрению, являются фупповые (коллективные, о защите неопределенного круга лиц) иски. Примером группового иска являются дела о банкротстве. В соответст вии с ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)»1 дело о банкротстве может быть возбуждено любым кредитором при наличии определенных условий.

Групповые иски в силу своей специфики вносят существенный вклад в защиту прав участников юридического лица. Эго связано со следующими обстоятельствами. Во - первых, по делам юридических лиц с большим количеством участников, поступившим на рассмотрение в судебные инстанции, возможно довольно большое количество потерпевших. Привлечение их всех в качестве истцов затруднительно, а в некоторых случаях и невозможно. Во - вторых, требования и их правовые основания у потерпевших участников одинаковые и ответчик по делу один и тот же. В треп,их, все истцы по ходу рассмотрения дела доказывают одинаковые факты? Соответственно, ущемленные права защищаются в рамках одного процесса, так как требования однотипные, решения распространяются на всех пострадавших. Можно дополнить, что в этом случае защищались бы не только частно - правовые интересы (в нашем случае тггересы группы участников), но и публичные (пресекалась бы противоправная деятельность определенною юридического лица). Следует отметить некоторые особенности дел по рассмотрению исков в защиту неопределенного круга лиц. Дела, связанные с требованием о возмещении морального вреда, носят сугубо индивидуальный харакгер и соответственно требуют разрешения в отдельных процессах. В силу этого неуместно рассматривать такие дела в.рамках группового иска.

Следующим видом исков являются косвенные (производные или же классические). Возникновение косвенных исков обусловлено, прежде всею, развитием различных организационно-правовых форм юридического лица. Взамен единоличною собственника предприятия появляется определенное [737] [738]

количество участников. Управление доверялось менеджерам, которые, в свою очередь, часто действуют нс в интересах хозяйствующего субъекта. Это стало одной из причин проявления косвенных исков - как средства правового воздействия участников на менеджеров хозяйствующего субъекта.

Косвенный иск происходит из английской практики. На современном этапе косвенные иски получили развитие в США, Великобритании, Франции и ряде других государсгв. В США посредством предъявления косвенных исков в суд обеспечивается гражданско-правовая ответственность менеджеров корпорации за действия, которыми они причинили ущерб.

В соответствии с правилом 23.1 Правил гражданского судопроизводства в федерал иных районных судах допускается рассмотрение косвенных исков, поданных акционерами, с целью принудить директоров корпорации действовать определенным образом от имени корпорации прошв третьего лица, а также с целью возмещения ущерба корпорации, причиненного директорами, нарушившими своидоверительные обязанности.

Для предъявления косвенного иска в суд в США акционер обязан выполнить определенные условия. Во - первых, во время происхождения событий, которые он обжалует в суде, он долей являться акционером. Для предъявления иска необходимо владение каким - либо количеством акций Если же он нс являлся акционером во время развития событий, то право на акции от другого акционера должно перейти к нему не путем передачи, а по закону (например, ио наследству). Во - вторых, в обязанность истца, в ряде штагов, входит оплата залога. Такое требование вводится с целью оплаты возможных расходов ответчика, связанных с делом?

По акционерному законодательству ФРГ члены правления, которые нарушают свои обязанности, должны возместить обществу возникший вследствие этого ущерб. Бремя доказывания о правомерности действий правления общества, возлагается на членов правления, к которым непосредственно предъявляется требование в определенной процессуальной

форме. Право предъявления требование к правлению или же к конкретным членам закреплено за органами акционерного общества. Непосредственное предъявление искового заявления е суд возможно после одобрения такового на общем собрании акционеров общества. По акционерному законодательству ФРГ акционеры фактически лишены права предъявления подобного рода исков в суд.

В соответствии с акционерным законодательством Франции, а именно ст. 245 раздела 9 Закона «О торговых товариществах», за акционером (акционерами) закрепляется право как в индивидуальном, так и в коллективном порядке предъявлять требования с целью привлечения к ответственности администраторов. Для предъявления иска в суд не требуется и даже запрещается рассмотрение требования на общем собрании акционеров. Истцы вправе потребовать возмещения в полном объеме ущерба, нанесенного обществу. Схожие правовые положения отражены в акционерном законодательстве и судебной практике Великобритании и многих других стран.

Следует отмети л,, что при тащите своих прав ио данному виду исков выгода будет косвенная, так как защита осуществляется не прямо, а опосредованно. Иск предъявляется о защите прав юридического лица. В случае положительного решения судебной инстанции но рассматриваемому дет.у, как правило, возрастает рыночная стоимость активов юридического лица. Это объясняется необходимостью возмещением убытков и, как следствие, ростом активов юридического лица.

В заключении следует отметить, что дня реализации и защиты нрав участников юридических лиц в пашем государстве следует сделать еще иного. В первую очередь необходимо совершенствовать корпоративное законодательство, в котором нужно учитывать права всех без исключения участников юридического лица и не оставлять «лазеек» в законодательстве в свою очередь недобросовестный игрокам. Однако и сами участники корпоративных учреждений должны знать свои права и понимать, что их

защита, защита своей собственности, своего имущества - прежде всего их непосредственная обязанность.

463

<< | >>
Источник: РАССКАЗОВ ОЛЕГ ЛЕОНИДОВИЧ. ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА В СФЕРЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ (ХОЗЯЙСТВЕННОЙ) ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОМ ГОСУДАРСТВЕ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ИСТОРИКО - ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Краснодар - 2008. 2008

Еще по теме § 3. Реализация и защита прав участников юридических лиц в постсоветский период:

  1. Защита прав адвоката
  2. Представительство по делам о защите прав и законных интересов группы лиц
  3. Защита прав адвокатами в механизме правоохранительной деятельности при заключении брака
  4. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЛИЧНОСТИ, ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ АВИАПРОИСШЕСТВИЙ
  5. Применение адвокатами медиативных процедур как средств защиты семейных прав при расторжении брака
  6. ОБРАЩЕНИЕ К УПОЛНОМОЧЕННОМУ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ КАК ИНСТРУМЕНТ ЗАЩИТЫ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, ВОЗБУЖДЕННЫМ В ОТНОШЕНИИ СУБЪЕКТОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  7. СОЦИАЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ АДВОКАТУРЫ КАК РЕАЛИЗАЦИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА НА КВАЛИФИЦИРОВАННУЮ ЮРИДИЧЕСКУЮ ПОМОЩЬ
  8. Административная ответственность юридических лиц
  9. § 2. Формирование правовых основ участия юридических лиц в предпринимательской деятельности
  10. § 1. Становление и развитие коммерческих юридических лиц